Linkuri accesibilitate

Роман Михэеш: «Если бы переговоры ДПМ и блока ACUM состоялись, то Демпартия проявила бы щедрость»


Роман Михэеш

Спустя свыше месяца после выборов парламента Республики Молдова переговоры по формированию будущей парламентской коалиции зашли в тупик. Президент Игорь Додон заявил, что досрочные выборы, по его мнению, – один из наиболее вероятных сценариев. Политолог Роман Михэеш считает, что досрочные выборы выгодны для Демпартии.

Роман Михэеш: Ситуацию, которая сложилась на данный момент в связи с переговорами по созданию парламентского большинства, можно оценить как тупиковую. Потому что, с одной стороны, было приглашение Демпартии блоку ACUM, которое отклонили; затем Партия социалистов выдвинула аналогичное предложение ACUM – изначально его тоже отвергли, ну, а третья попытка последовала уже со стороны блока ACUM к независимым депутатам, то есть, к депутатам в целом, не к партиям.

Демпартия открыта и к коалиции с блоком ACUM, которая мне представляется более естественной

Иными словами, три предложения – и ни одно не принято. Кроме того, президент Игорь Додон провел две встречи в своей резиденции, которые тоже не принесли результатов.

Свободная Европа: И он отказался быть посредником и предоставил партиям самим принять решение.

Роман Михэеш: Совершенно верно. В этих условиях мяч опять на стороне поля политических партий – трех наиболее крупных политформирований, прошедших в парламент. В блоке ACUM есть две точки зрения: одна, озвученная г-ном Попушоем, состоит в том, что блок готов предложить Партии социалистов совместно проголосовать за пакет антиолигархических законов. Однако, вступать в коалицию с ПСРМ для формирования правительства блок не намерен.

Вторую точку зрения подтвердил на днях г-н Нэстасе, который сказал, что он не видит проблемы в том, если блок ACUM вместе с социалистами договорятся и по формированию правительства. Так что внутри блока ACUM – два мнения.

Демпартия открыта и к коалиции с блоком ACUM, которая мне представляется более естественной, потому что, как бы там ни было, у обеих этих политических сил – проевропейский электорат. Необходимо сказать предельно ясно и четко, что на этих выборах – как и на июльских выборах 2009 года, и ноябрьских 2010 года, а также на парламентских выборах 2014-го – победу одержал проевропейский и прорумынский электорат.

Додон и Гречаная зависят от Кремля – пусть не на все 100%, но на 50% точно

У Демпартии – 30 мандатов в законодательном органе, а у блока ACUM – 26 депутатов. Иными словами, минимум 56 мандатов относятся к электорату, который проголосовал за продолжение курса на европейскую интеграцию, курса на выполнение Соглашения об ассоциации. Но политики, увы, иногда игнорируют волю народа.

Свободная Европа: В таком случае что же делать?

Роман Михэеш: Необходимо продолжать дискуссии. Кстати, на следующей неделе дискуссии получат дополнительный импульс, так как время уже пошло, и если в течение трех месяцев после первого заседания парламент не принимает законов, не избирает спикера и не проводит заседания – это первый мотив для президента по роспуску парламента.

Второй повод наступает в случае, если законодательный орган не выразил вотума доверия правительству в 45-дневный срок после внесения предложения, и только после отклонения предложения не менее двух раз.

Я жду возвращения г-на Додона из Москвы, потому что понятно, что он поехал туда вместе с Зинаидой Гречаной за инструкциями, за указаниями, что они намерены проконсультироваться с кремлевскими лидерами. Додон и Гречаная зависят от Кремля – пусть не на все 100%, но на 50% точно.

Свободная Европа: Для них так важно, чего хочет Кремль?

Роман Михэеш: Кремль, кстати, изложил свою позицию устами некоторых российских журналистов, в частности, на телеканале «Россия 1» в передаче Дмитрия Киселева, который довольно прозрачно предостерег г-на Додона от альянса с ДПМ и, в частности, с Владом Плахотнюком.

Расклад ясный. Додон и Гречаная начали свою карьеру в составе Партии коммунистов, и в 2008 году, когда Зинаида Гречаная была премьером, а Игорь Додон – министром экономики, они были в Москве – и согласовали контракт на поставку газа. Оттуда, по моему мнению, и тянется их сотрудничество с Кремлем, «Газпромом» и со всеми экономическими субъектами, аффилированными Кремлю.

Тот контракт, по оценкам экспертов, был заключен не в пользу Молдовы – в определенное время мы платили за газ более высокую цену, чем даже Германия!.. Так что оттуда и исходят сотрудничество и уступки, которые Додон и Гречаная сделали Кремлю. Потом Кремль, я думаю, отблагодарил их тем, что весь электорат Воронина, электорат коммунистов достался Партии социалистов, которой руководят Додон и Гречаная. Все это не случайно.

Свободная Европа: Но вместе с тем, Игорь Додон и Зинаида Гречаная дали себя убедить – и они же поддержали кандидатуру г-на Тимофти на пост президента?..

Роман Михэеш: Это так. Но, согласно заявлению Усатого, а также других политиков и экспертов, Москва одобрила тот выбор. Помню, что и Валерий Пасат, и Ренато Усатый каким-то образом поспособствовали тому, чтобы голосование состоялось.

Тогда в этой игре участвовал и Влад Филат – в обеспечении поддержки г-ну Тимофти, который потом, став президентом, оказался более близким к Либерально-демократической партии и Филату. А потом Филат, Усатый и другие, – в частности, Усатый – сделал ряд заявлений, которые говорят о том, что Москва не имела ничего против того, чтобы Додон поддержал кандидатуру г-на Тимофти.

С 2008 года и по сегодняшний день г-н Додон не сделал ничего, что рассердило бы Москву, а некоторые эксперты утверждают, что и финансовые ресурсы, которые поступают на счета Партии социалистов, и медиаресурсы партия получила тоже не без помощи Кремля. Возьмем хотя бы канал НТВ-Молдова, который принадлежит «Газпрому», но управляет им Игорь Додоон – люди Игоря Додона.

Свободная Европа: Г-н Михэеш, а без поддержки демократов Игорь Додон стал бы президентом?

Роман Михэеш: На эту тему есть много спекуляций. Одни говорят, что ему помогли и демократы – или, как минимум, некоторые из демократов. Я могу допустить, что часть электората Демпартии проголосовала за Додона. Но не очень большая, скажем так...

Свободная Европа: Ряд представителей ДПМ призывали избирателей проголосовать за Игоря Додона?

Роман Михэеш: Константин Ботнарь предоставил перехват или что-то в этом роде, но запись признана компьютерным трюком... Демократы выступили с заявлением о фальсификации, и это заявление не было оспорено...

Свободная Европа: Тем не менее, об этом говорили и главы местных администраций – что они получили указание проголосовать за Игоря Додона на президентских выборах.

Роман Михэеш: Я допускаю, что часть Демпартии – не думаю, что большая, может, треть, или того меньше, – поддержала Игоря Додона на выборах, но далеко не вся партия! Поддержка Майи Санду была слишком заметной, сопоставимой с результатами Игоря Додона, и она проиграла только за счет голосов по Гагаузии и Приднестровью, там голосовали за Игоря Додона – один процент из Приднестровья и два процента из Гагузии.

Без этих двух регионов у нее было абсолютное равенство с Игорем Додоном, а это значит, что основная часть электората демократов проголосовала за Майю Санду. Проблема Майи Санду состоит в том, что она отклонила прямую поддержку ДПМ, не захотела встречаться с лидерами ДПМ – ни с Марианом Лупу, ни с Владимиром Плахотнюком, ни с кем, даже с Андрианом Канду. Она заявила: «Я не нуждаюсь вашей поддержке. Если хотят за меня проголосовать – хорошо, а на нет и суда нет». Тем самым она допустила очень серьезную тактическую ошибку. Но смотрите, что было недавно – Майя Санду отправилась к Додону в его резиденцию, признала его легитимность несмотря на то, что Игорь Додон и его партия всячески ее очерняли.

Возможно, вы так и не договоритесь, но вы обязаны хотя бы посмотреть, в чем суть предложений

Свободная Европа: Так и г-н Плахотнюк был у президента…

Роман Михэеш: Но мы же сейчас говорим о том, что Майя Санду отказалась встречаться с лидерами Демпартии и отклонила поддержку избирателей Демпартии, что должна была это сделать тогда, в 2016 году. А сейчас, когда ей предлагают должность премьера в миноритарном правительстве, она пошла к Додону. Налицо субъективная, крайне негативная и категоричная позиция по отношению к Демпартии.

Кроме того, есть и отдельные лидеры гражданского общества, в какой-то степени симпатизирующие блоку ACUM – многие из них этого и не скрывают, которые открыто призывают блок к ситуативной коалиции с социалистами, и такой вариант поддерживают сами лидеры блока. Но это серьезная ошибка! Электорат Блока не стал бы за них голосовать, если бы избиратели знали, что они готовы пойти на альянс с антирумынскими и антиевропейскими социалистами!..

Свободная Европа: Вы считаете, что если блок ACUM пойдет на альянс с Демпартией, то ДПМ не поступит с ним так же, как и с другими политформированиями, бывшими партнерами демократов по правящему альянсу? Которых практически выдавили с политической сцены?

Роман Михэеш: Понимаю эти опасения, они обсуждались в публичном пространстве, но ведь существуют технологии ведения переговоров, технологии гарантирования переговоров – и альянсов. Я сказал блоку ACUM, когда участвовал в телепередачах: «Перед своим электоратом, который направил вас в парламент, вы обязаны, как минимум, общаться с ДПМ, обязаны сесть за стол переговоров.

Возможно, вы так и не договоритесь ни о чем, но вы обязаны хотя бы посмотреть, в чем суть их предложений, вы должны изложить свою позицию, доказать, что вы не манипулировали своим электоратом с самого начала в пользу каких-то олигархов, имена которых у всех на устах – Филат, Цопа и Платон, которые хотят отомстить Владу Плахотнюку за их незавидную участь, – одни сидят за решеткой, другие – за границей.

Если за вами не стоят эти люди, которые жаждут мести, то докажите, что вы – независимые политики, и хотя бы посмотрите предложение Плахотнюка. Но если…

Плахотнюк сказал на встрече у президента: «Мы предлагаем им не только должность премьер-министра, мы можем предложить им гораздо больше должностей, о которых они даже и не мечтают». Почему бы не прислушаться и не обсудить это предложение? По моему мнению, это серьезная ошибка.

Свободная Европа: Но потом представители той же Демпартии заявили, что у них 26 мандатов, а потому они вправе претендовать и на должность спикера, и на пост премьера.

Роман Михэеш: Я так понимаю, что блок ACUM исполнил некий популистский маневр, потребовав себе и кресло спикера, и должность премьера, – для того, чтобы обеспечить себе поле для переговоров, да?

Свободная Европа: И г-н Плахотнюк заявил, что готов дать больше того, что они потребовали?

Роман Михэеш: Я не исключаю, что если бы переговоры между ДПМ и блоком ACUM состоялись, то Демпартия проявила бы щедрость в отношении блока и уступила бы им не только контроль над правительством – потому что премьер-министр контролирует кабмин, это должно быть ясно всем, и у премьера очень широкие и очень важные полномочия в парламентской республике, особенно в такой, как Республика Молдова. Я думаю, ДПМ доверила бы блоку и ряд стратегических министерств – таких, как минфин, минюст, минэкономики и пр.

ДПМ готова предложить блоку ACUM очень широкий спектр полномочий, чтобы блок включился…

Через Партию социалистов к власти в Молдове придут Путин, Кремль и российские спецслужбы

Свободная Европа: А силовые структуры Демократическая партия тоже готова уступить?

Роман Михэеш: Публичной информации на этот счет со стороны ДПМ нет, так что говорить об этом не могу. Но я считаю, что ДПМ согласилась бы обсуждать и пересмотр ряда законов, которые касаются качества юстиции, и даже участь отдельных чиновников, возглавляющих эти институты.

В общем, по моему мнению, ошибка блока ACUM в следующем: они категорически против ДПМ, они не допускают даже возможности обсуждения с ними за одним столом каких-то вопросов или проведения какие-либо консультаций. И того же они требуют и от социалистов, которые, по сути, являются их идеологическим и геополитическим антиподом! Есть в этом некая извращенная логика, которую я не понимаю: если ДПМ готова дать тебе то, что ты требуешь – пусть и в общих чертах, процентов на 70, то зачем идти к социалистам и требовать того, что они заведомо не в состоянии им предоставить?..

Свободная Европа: Вопрос же в том, насколько искренни демократы, когда выступают с подобными заявлениями…

Роман Михэеш: Очень правильно. В этом случае надо идти и договариваться, надо обсуждать, требовать от демократов официального документа – о том, например, что они поддерживают следующий расклад: Майя Санду – премьер, Андрей Нэстасе – министр юстиции, Игорь Мунтяну – министр иностранных дел. Я говорю это гипотетически...

В ПСРМ образовалось два лагеря: одна группировка выступает за альянс с демократами, другая – нет

Документ с соответствующими подписями, где должности прописаны конкретно, а не в общем и целом... И потом с этим документом можно выйти к общественности и сказать: «При всех наших оговорках по поводу Демпартии – посмотрите: они приняли наши условия, пусть и не все, потому что в политике так не бывает, чтобы получить все 100%. Но 70% наших условий они приняли, так что мы можем идти с ними».

Подобный подход я считаю нормальным. Но если они наотрез, даже вызывающе отказываются от всякого общения с ДПМ, то это наводит на мысль о каких-то скрытых целях, это свидетельствует о заинтересованности каких-то лиц, которые профинансировали блок и помогли ему пройти в парламент, оплачивая их выступления на телевидении, оплачивая приглашенных экспертов... Не говоря уж о том, что такое поведение просто не к лицу, ведь блок прошел в парламент благодаря поддержке проевропейских и прорумынских избирателей.

Из числа депутатов блока ACUM семь выступают за объединение с Румынией, а унионистские партии в парламент не попали. Но Бэсеску, как известно, призвал унионистов Республики Молдова проголосовать именно за блок, и те так и сделали, потому что Бэсеску – авторитет.

Таким образом, и у Марии Чобану, которая позиционирует себя как унионистку, и у Кирилла Моцпана, считающего себя унионистом, и у Октавиана Цыку, который причисляет себя к унионистам, и у других представителей блока есть определенные обязательства перед электоратом, выступающим за унирю.

Как будут смотреть Октавиан Цыку или Мария Чобану, к примеру, в глаза избирателям, если вместе с социалистами они проголосуют за правительство, контролируемое Кремлем и российскими спецслужбами?! Это большая проблема, и мы обязаны понять одну вещь: через Партию социалистов к власти в Республике Молдова придут Путин, Кремль и российские спецслужбы! И строить какие-то иллюзии на этот счет просто наивно.

Свободная Европа: Если поначалу все политические игроки определенно высказывались против досрочных выборов, то сейчас акценты немного сменились, и, похоже, почти все c подобным сценарием готовы смириться?

Роман Михэеш: Да, как раз накануне я заметил, что немного изменилась риторика президента, который сказал, что досрочные выборы – вопрос как бы решенный, по его мнению, процентов на 60, а возможность формирования коалиции расценивается на 40%... Я допускаю, что социалистам заказано участие в правящем альянсе вместе с ДПМ, но, в то же время, и коалиция с блоком ACUM для них равна самоубийству.

ACUM позиционировал себя на этих выборах как блок правой ориентации, в их предвыборной программе фигурировало и объединение с Румынией, и противодействие кремлевской пропаганде, и евроинтеграция, и внесение в 2023 году заявки на статус кандидата в члены ЕС. Следовательно, блок целиком несовместим с позицией социалистов и тем, что ПСРМ обещала своему электорату – например, денонсация Соглашения об ассоциации!..

Я против досрочных выборов. Я вижу в них если не катастрофу, то уж точно большую проблему

Они обещали сближение с Россией, обещали объявить вне закона унионистов и запретить унионистские партии... Поэтому идеология социалистов и идеология блока ACUM просто несовместимы. Кому-то из них придется уступить – и предать свой электорат, чтобы подобная коалиция стала возможной.

Свободная Европа: А как вы думаете, дело может дойти и до внеочередных выборов?

Роман Михэеш: Сейчас – да, потому что, с одной стороны, никто не хочет вступать в альянс с Демпартией. Хотя социалисты по1ка не дали ответа, и только на следующей неделе у них пройдет республиканский совет… Но судя по заявлениям Игоря Додона о том, что вопрос о досрочных выборах решен на 60%, я не исключаю, что социалисты отклонят предложение демократов.

Мне известно, что в Партии социалистов образовалось два лагеря: одна группировка выступает за альянс с демократами, другая – нет. Не исключено, что в определенный момент эти лагеря могут разделиться на две фракции, на две политические группировки. Как когда-то поступил и сам Игорь Додон…

Свободная Европа: Есть в этом смысле какое-то подписанное соглашение [в ПСРМ]?

Роман Михэеш: К слову, о соглашениях: выступая в прямом эфире г-н Воронин показал подписи Додона и Гречаной под соглашением образца 2011 года. В соответствии с этими договоренностями, они обязались не покидать фракцию коммунистов. Так что подобные соглашения – чисто символические, не стоят и ломаного гроша. Они же лишены юридической силы, а потому любые соглашения и договоренности, подписанные в ходе предвыборной кампании…

Свободная Европа: Как тогда быть с перебежчиками? Игорь Додон же сказал, что он не намерен признавать парламентское большинство, если оно будет сформировано с помощью перебежчиков…

Роман Михэеш: Да, он это говорил, но существует постановление Конституционного суда – о том, что если удастся создать парламентское большинство, подтвержденное соответствующими подписями, и если это большинство предложит кандидатуру премьер-министра, то глава государства обязан выдвинуть его кандидатом на пост премьера.

Конечно, Додон может проигнорировать это предписание, но его решение аннулирует Конституционный суд. Иными словами, мы уже не находимся в состоянии правового вакуума.

Ситуация предельно ясна. Если не удастся сформировать большинство – г-н Додон может предложить любую кандидатуру на должность премьера. Но если большинство сформировано – любое большинство, из партий, из депутатов, неважно, – то президент обязан выдвинуть кандидатом в премьеры именно того, кого предложит эта коалиция.

Досрочные выборы выигрышны лишь для Демпартии

Свободная Европа: Допустим, вариант с двумя лагерями – если они действительно образовались в Партии социалистов, и если они решатся на развод – мог бы спасти ситуацию. Может быть долгосрочным и надежным участие одного из этих сегментов ПСРМ в составе правящей коалиции с Демпартией?

Роман Михэеш: Да, с той точки зрения… Коль скоро Игорь Додон и Зинаида Гречаная в некоторой степени зависимы от Кремля – и не могут пойти на союз ни с блоком ACUM, ни с ДПМ, а олигархи не позволяют блоку ACUM вступать в альянс с демократами, единственный выход – в том, чтобы Демпартия предложила депутатам обеих фракций, или депутатам парламента в целом, примкнуть к своей программе.

Иначе говоря, Демпартии следует, с моей точки зрения, сделать то, чего не сделал блок ACUM: пригласить – притом обязательно открыто, гласно и предельно прозрачно! – депутатов к сотрудничеству. А перед тем опубликовать программу правления, чтобы депутаты знали, на что идут, и могли сделать осознанный выбор. Нужно сказать им: «Вот – наша программа, она предусматривает увеличение пенсий, увеличение зарплат, хорошие отношения с Европой, хорошие отношения с Россией, и т.д. Кто из депутатов поддержит эту программу и кандидата Х на должность премьера или спикера – милости просим к нам, приходите в такой-то кабинет парламента».

Свободная Европа: Вы считаете, что в итоге наберется 50+1?

Роман Михэеш: Не знаю, не могу знать, однако, это решение – на крайний случай. А иначе мы окажемся в замкнутом кругу. Я, например, против досрочных выборов. Я вижу в них если не катастрофу, то уж точно большую проблему для Республики Молдова, ведь это снова выбьет нас из колеи на несколько месяцев. Начнется тотальная политическая война всех против всех, никто не будет думать про экономику, думать о блоке социальных проблем, о европейской интеграции...

В предвыборной кампании партии заняты исключительно групповыми и партийными интересами, и это губительно для граждан, для общества, для Молдовы. Политики должны проявить ответственность, должны искать компромиссы – и сформировать правительство!..

А если ни одна формула не сработает, включая вариант с независимыми депутатами, то в этом случае досрочные выборы действительно можно будет провести одновременно с местными, чтобы избежать лишних расходов, это неплохая идея. Тогда на проведение парламентских выборов не придется тратить слишком крупную сумму денег.

Свободная Европа: Есть опасения, связанные с чрезмерным использованием админресурса, что означает, что не все политические игроки будут находиться в равных условиях.

Роман Михэеш: Не вижу, каким таким образом Демпартия смогла бы использовать админресурс – в условиях, когда у правительства полномочия ограничены, и кабмин почти не в состоянии получать помощь из-за рубежа, а парламент не работает… Если выборы будут проводиться по действующей системе – смешанной, то, конечно, мы получим вариант, практически равный сегодняшней ситуации – с разницей в два-три процента, не более. Серьезных изменений ждать не стоит.

Представьте, что блок ACUM вступает в альянс с социалистами – они автоматом лишатся как минимум 2/3 электората

Свободная Европа: Как вы считаете, а можно вернуться к предыдущей избирательной системе – пропорциональной?

Роман Михэеш: Я вижу два сценария для досрочных выборов. Первый: парламент не работает в течение трех месяцев – и все остается как есть, просто повторяется голосование, скажем, осенью – в сентябре-октябре-ноябре, одновременно с местными выборами.

А если будет избран спикер парламента – если Додон вернется из Москвы и примет игру блока ACUM, и они вместе назначают спикера, меняют все законодательство о выборах, пересматривают ряд законов о судебной системе, как это предлагает блок ACUM, отправляют в отставку некоторых руководителей контрольных и силовых ведомств…

Свободная Европа: ЦИК, совет по телевидению и радио, СИБ?

Роман Михэеш: Да, глав ЦИКа, совета, СИБа, Национального комитета по неподкупности и других структур... Сторонником этого сценария – пересмотреть все законодательство – является блок ACUM и, в частности, Андрей Нэстасе. Это предполагает голосование за кандидатуру спикера вместе с социалистами, и Андрей Нэстасе предлагает на эту должность себя...

С другой стороны, социалисты пока не определились. Им приходится выбирать из трех вариантов. Первый – вступать или нет в коалицию с демократами, второй – идти на досрочные выборы, и здесь вырисовываются две формулы – досрочные выборы по варианту блока ACUM, с избранием спикера и принятием пакета антиолигархических законов, или же по наиболее простой формуле – парламент бездействует в течение 90 дней.

Посмотрим, какое решение примут социалисты. Но какой бы сценарий они ни выбрали, необходимо рассмотреть все нюансы и взвесить все последствия. С моей точки зрения, досрочные выборы выигрышны лишь для Демпартии, потому что она действительно располагает определенной структурой, в состав ДПМ входят много руководителей местных администраций, много председателей районов, так что в случае досрочных выборов Демпартия в проигрыше не будет. Напротив, она может рассчитывать на более высокий результат.

Я знаю многих унионистов, это горячие ребята, которые настроены определенно и решительно против Додона и социалистов

А вот социалисты сильно потеряют, потому что их электорат не простит им заигрываний с блоком ACUM: до выборов они друг друга поливали грязью, а после начали друг с другом кокетничать. Социалисты не любят подобных вещей, поэтому оценка электората будет жесткой.

С демократами они идеологически совместимы, обе эти партии – про-Молдова, выступают за независимость, следовательно, между социалистами и демократами не такие уж большие расхождения. С другой стороны, идеологическое расстояние между социалистами и блоком ACUM огромное! Представьте на минуту, что блок ACUM вступает в альянс с социалистами – да они автоматом за неделю лишатся как минимум 2/3 своего электората. По модели Юрие Рошки, который в 2005 году дал Воронину «золотой голос»... Минимум – две трети электората!

Свободная Европа: А в случае коалиции ДПМ-ПСРМ кто проигрывает?

Роман Михэеш: Коалиция ДПМ-ПСРМ не столь жесткая для игроков, потому что идеологически составляющие совместимые. Проблема в том, что…

Свободная Европа: Но ведь в любом случае, кто-то выигрывает, а кто-то наоборот?

Роман Михэеш: Согласен. Здесь надо посмотреть, какие отношения сложатся между ПСРМ и Демократической партией – как на среднесрочный период, так и в долгосрочной перспективе, увидеть, как они будут развиваться. Эффективность правления станет играть значимую роль в этой коалиции. А вот в коалиции ACUM плюс ПСРМ значение имеют идеологические аспекты, которые дадут о себе знать незамедлительно!

Представьте себе, в Республике Молдова 20% или, возможно, 25% граждан являются сторонниками унионизма. Их много. Они голосовали за блок ACUM. Если блок ACUM пойдет на формальный или неформальный альянс с социалистами, то данный сегмент электората в тот же час отвернется от блока – буквально на второй день.

Я лично знаю многих унионистов, это горячие ребята, которые настроены определенно и решительно против Додона и социалистов. Они не допускают никаких уступок, никакого сотрудничества с этой партией, они считают ПСРМ прокремлевской и подконтрольной российским спецслужбам.

У Андрея Нэстасе – более центристский, скажем так, электорат, и его партия – не правой ориентации, она центристская, и потому может позволить себе более широкие маневры на молдавском политическом поле. Напротив, партия Майи Санду – это прямой потомок либеральных демократов. Майя Санду даже работала министром от ЛДПМ, а та шла на выборы под лозунгом «Без Воронина, без коммунистов!». Не надо об этом забывать: это партия с предельно четкой антикоммунистической и проевропейской биографией.

XS
SM
MD
LG