Linkuri accesibilitate

Анатолий Голя: «Без ДПМ правящая коалиция практически невозможна»


Анатолий Голя

Кто сформирует парламентское большинство, и насколько реальны досрочные выборы

Окончательные итоги парламентских выборов станут известны после их утверждения Конституционным судом. Будущие депутаты-социалисты обещают стать сильной фракцией в будущем законодательном органе. Но ПСРМ, у которой больше всего мандатов – 35, не может сформировать правительство самостоятельно. О поствыборных сценариях размышляет журналист, аналитик и политический обозреватель Анатолий Голя.

Свободная Европа: Мы зашли в тупик. А какой вы видите развязку?

Анатолий Голя: Преждевременно говорить о тупике и о том, что последует, потому что результаты только-только представлены в Конституционный суд, и КС еще не высказал своей точки зрения.

Из опыта прошлых выборов мы знаем, что создание коалиций –процесс долгий, сложный и достаточно неоднозначный, и что развязка наступит гораздо позже, когда струна будет натянута так, что еще чуть-чуть – и лопнет, и когда ожидания людей на пределе... Только тогда и наступает развязка. Сценарий не предусматривает создание коалиций в быстром темпе и без проблем, на второй день после выборов.

Свободная Европа: Приглашение на переговоры по формированию правящего альянса Демпартия направила блоку ACUM, однако представители блока его не приняли и заявили, что ни на какой диалог они не пойдут ни с Плахотнюком, ни с Додоном, ни, тем более, с партией Илана Шора…

Анатолий Голя: ДПМ, как правящая партия, обязана проявлять инициативу – это первое; второе: она должна показать, что блок ACUM не способен создавать альянсы, не способен реагировать на протянутую руку. Это примерно то же самое, что случилось на президентских выборах 2016 года, когда Мариан Лупу сошел с дистанции помимо своей воли, так как ему пришлось подчиниться лидеру партии Владу Плахотнюку. Демпария тогда много спекулировала на том, что это была рука, протянутая Майе Санду, которая, в свою очередь, назвала этот жест «отравленным яблоком» – и отвергла.

Примерно такой же сценарий вырисовывается и сегодня, последуют и другие заявления со стороны Демпартии. Кое-кто говорил, что возможно предложение занять кресло премьера и другие заманчивые инициативы…

Свободная Европа: Кстати, Демпартия действительно готова поддержать кандидатуру Майи Санду на пост премьер-министра на каких-то конкретных условиях?

Анатолий Голя: Нет, разумеется. Демпартия прекрасно знает, что блок ACUM отвергнет любую коалицию с демократами – это в принципе неприемлемый сценарий. И те, и другие, если бы имели в виду вариант какой-то коалиции после выборов, должны были «попридержать коней» в ходе предвыборной кампании, снизить накал страстей на телеканалах, которые они курируют, удержаться от резких и намеренных движений, которые сегодня вообще представляются ненужными и даже неверными, как, например, расследование с фондом Open Dialog, которое явно притянуто за уши, - да и другие обвинения в адрес лидеров ACUM. Тогда, по сути, были сожжены мосты к переговорам после выборов. И сейчас осталось разве что посыпать голову пеплом и делать соответствующие выводы.

Партнеры по развитию не допустят, чтобы Илан Шор – главный фигурант отчета Kroll – пришел к власти. Ему придется быть в оппозиции

Свободная Европа: Отдельные комментаторы считают, что, несмотря ни на что, Демпартия остается ядром будущего парламентского большинства, и говорят о бедах, которые спровоцирует блок ACUM, если откажется брать на себя ответственность за управление страной – и уступит «трон» социалистам. Вы считаете, что ПСРМ готова идти на коалицию с ДПМ?

Анатолий Голя: Самая благоприятная позиция – у Демпартии, ее место – центр политической сцены – открывает более широкое поле для маневров, это во-первых. А во-вторых, позволяет демократам быть более гибкими и не разочаровывать собственный электорат. И, в-третьих, что самое главное: без Демпартии правящая коалиция практически невозможна, потому что в условиях Республики Молдова коалиция не может быть широкой, она может быть либо левоцентристской, либо правоцентристской. И тот, и другой вариант невозможен без ДПМ.

И здесь у меня снова возникает ощущение дежавю, это чувство часто меня посещает в молдавской политике... Я имею в виду сценарий 2010 года, когда намечался альянс левых сил, и в Кишинев приехал председатель Госдумы Серей Нарышкин для благословления этой коалиции между коммунистами и Демпартией, но в последний момент была создана правоцентристская коалиция – Альянс за европейскую интеграцию.

Сейчас возможен противоположный сценарий – ведутся переговоры на правом фланге, а в итоге коалиция будет создана на левом.

Свободная Европа: Но социалисты подписали декларацию, в которой заверили, что все 35 депутатов держатся сообща, а если на них попытаются оказать давление, они сложат мандаты.

Анатолий Голя: В молдавской политике бывали и не такие заявления!.. Думаю, некоторые депутаты готовы клясться на Библии, на Коране и на уставе партии, да даже вены готовы себе перерезать и расписаться кровью, - но потом они поступят ровным счетом наоборот. Известны примеры, когда депутаты на коленях вымаливали прощения у лидера партии и клялись, что не перейдут в другую партию, а потом через 15 минут отключат телефон – и все, упорхнули в другую фракцию. Много странных вещей у нас происходит!..

Разумеется, как я говорил, нереально надеяться на создание коалиции ad-hoc, немедленно. Более того, я считаю, что после этих выборов некоторые варианты просто исключены. Первое: исключен подкуп депутатов, как происходило в прежнем парламенте – практически исключен переход депутатов из одной фракции в другую путем переманивания, шантажа, подкупа и т.д., потому что это уже неактуально, и подобные действия вряд ли станут терпеть партнеры по развитию, с которыми нам предстоит восстанавливать отношения.

Второе: разговоры о том, что Илан Шор и его партия уже практически вступили в правящую коалицию с Демпартией, преждевременны, потому что партнеры по развитию не допустят, чтобы Илан Шор – главный фигурант отчета Kroll – пришел к власти. Ему придется быть в оппозиции.

И третье: я думаю, что вообще не будет коалиции как таковой, по примеру Альянса за евроинтеграцию, – я помню тот день, 8 августа 2009 года, когда в агентстве ИНФОТАГ лидеры четырех партий подписали соответствующую декларацию, которая хранится где-то в моем архиве. Сейчас, думаю, никаких подобных деклараций не последует. Не знаю, что это будет, как это будет, – немного завуалированная коалиция или альянс, или поддержка правительства национального спасения, или кабинета национального единства, или национального примирения – единственно лишь ради того, чтобы показать избирателям, что ни в какую коалицию они не вступили, что они патриоты и спасли страну от нестабильности, нищеты и разных бед, неминуемых в случае досрочных выборов.

Поэтому все действия сегодня направлены на то, чтобы натянуть струну до предела, довести, если хотите, до белого каления избирателей, дать политическим наблюдателям и комментаторам пищу для разных прогнозов, чем, кстати, мы и занимаемся – а в конечном счете кто-то появится на белом коне – или черном мерседесе. И – спасет нацию от всех бед, от всех несчастий, которые ее ожидали ее в случае досрочных выборов!

Игорь Додон – единственный человек, который принимает решения в Партии социалистов

Свободная Европа: И вы считаете, что г-н Плахотнюк готов отказаться от статуса «спасителя нации»?

Анатолий Голя: Да ничего подобного. Г-н Плахотнюк, вероятно, и будет «спасителем нации». Но в такой конфигурации премьер-министром не будет ни Влад Плахотнюк, ни Павел Филип, ни Зинаида Гречаная и ни Андриан Канду, разумеется. Наверное, эта должность достанется человеку более профессиональному, в большей степени технократу.

Свободная Европа: Я спрашивала вице-председателя ДПМ Владимира Чеботаря о том, готовы ли демократы принять компромиссную фигуру премьера-технократа, и он ответил, что ему вообще неизвестны такие примеры в истории, когда приходит технократ, который не является политиком, не является чьим-то сторонником, и спасает…

Анатолий Голя: Здесь я должен признать правоту г-на Чеботаря, потому что и правительство Филипа вначале было правительством технократов. Помните заявления Павла Филипа о том, что правительство будет держаться в стороне от политики и от выборов? И что мы увидели в избирательной кампании? Более половины членов кабмина, почти что каждый второй министр баллотировался в качестве кандидата, а все остальные – госсекретари, технократы, чиновники – самым активнейшим образом занимались кампанией.

Да, я тоже не верю в технократов, потому что каждому правительству необходима политическая поддержка. Управление берут на себя партии, которые прошли в парламент и сформировали правительство, и когда я говорю, что это будет не партийный лидер, я имею в виду, что это будет профессионал, авторитетный экономист, юрист, финансист…

Свободная Европа: Которого найдет опять же Демпартия…

Анатолий Голя: Да, это так. И социалисты его примут.

Свободная Европа: И все же... Если переговоры между ДПМ и ПСРМ, которая известна как пророссийская партия, окажутся успешными, то как, по вашему мнению, отнесется к этому Москва?

Анатолий Голя: У нас нет пророссийских партий, есть же партии «проМолдова»... Когда был провозглашен четвертый путь развития Республики Молдова и концепция «проМолдова», еще тогда мы заявили, что это, по сути, протянутая социалистам рука – и прицел на формирование коалиции после парламентских выборов.

Свободная Европа: Значит, Москва благосклонно воспримет коалицию ДПМ-ПСРМ?

Анатолий Голя: Москва попытается противиться, опираясь на обещания Игоря Додона о том, что Партия социалистов получит большинство в новом парламенте. Но поскольку этого не произошло, ей придется смириться, или… Даже не знаю – спровоцировать досрочные выборы, которые не сильно изменят конфигурацию, полученную в результате выборов уже состоявшихся?..

И Москва оказалась в очень непростой ситуации, и социалисты тоже, потому что очень многие говорят, что все, кто вступил в явную или не совсем явную коалицию с Демпартией, ушли в историю, и такая же участь может ждать социалистов. А Игорь Додон, который еще не определился окончательно, является ли он политическим игроком в рамках Партии социалистов, или же находится над схваткой – потому что он постоянно в этом смысле выступает с противоречивыми заявлениями – и Игорь Додон тоже проиграет в свете грядущих президентских выборов, до которых остается менее двух лет.

После досрочных выборов ситуация не изменится радикально

Свободная Европа: А какую роль играет Игорь Додон сейчас?

Анатолий Голя: Он сейчас играет роль, которую играл все эти два года – президента Партии социалистов или электората Партии социалистов, главного, кто принимает решения в ПСРМ. И сколько бы он ни говорил – «я не участвовал в выборах, не приплетайте мне эту политическую борьбу» – эти заявления неоднократно опровергались им самим.

Он – единственный человек, который принимает решения в Партии социалистов, и что бы там ни случилось, Игорь Додон берет на себя ответственность за решения фракции Партии социалистов со всеми вытекающими последствиями для предстоящих президентских выборов. Если выиграет Партия социалистов – выиграет и Игорь Додон, но я не думаю, что они могут рассчитывать на большой успех. Так что он очень сильно рискует в перспективе предстоящих выборов главы государства.

Свободная Европа: В любом случае, именно он подпишет указ о выдвижении премьер-министра?

Анатолий Голя: Да, подпишет. Думаю, он сделает это не сразу, тут тоже возможны какие-то интересные сценарии. В молдавской политике после 2009 года простых и предсказуемых сценариев не бывало. Они должны быть максимально закрученными, головоломными, чтобы тогда, когда что-то, наконец, прояснится, избиратели вздохнули с облегчением – и чтобы развязка устраивала как можно больше людей.

Свободная Европа: Но избиратели ждут исполнения обещаний, время-то идет…

Анатолий Голя: Избиратели должны привыкнуть к тому, что говорил Бисмарк: «Никогда не врут так много, как перед выборами, во время войны и после рыбалки». Они должны уже бы понять, что то, что было обещано во время избирательной кампании, после выборов не исполнится.

Свободная Европа: Досрочные выборы вы исключаете?

Анатолий Голя: Нет, отнюдь! Нельзя исключить ни одного сценария. Да, я исключаю коалицию между блоком ACUM и Демпартией. А в остальном – не исключен ни один сценарий, – и с переманиванием депутатов, и подкупом… Правда, эти сценарии менее вероятные.

Самый реальный, на мой взгляд, вариант – это создание правительства Демпартии при поддержке депутатов Партии социалистов, возможно, не всех 35, а 30, 20 или сколько потребуется для большинства. Вероятность этого сценария – 60-70%, остальные не дотягивают и до 50%, однако нельзя исключить ни одного. К возможному варианту я отношу и досрочные выборы, – но это маловероятно. Здесь возникает вопрос: кто выиграет – и кто проиграет? Разумеется, проиграем все мы, граждане, страна, бюджет… Ну, а насчет партий – посмотрим, какие из них окажутся в выигрыше, а кто проиграет.

Одно несомненно: и после досрочных выборов ситуация не изменится радикально, и ни одна партия не сможет претендовать на парламентское большинство. В остальном же – 2, 3, 5 мандатов в ту или другую сторону не имеют такого уж большого значения, и политики, думаю, это учитывают.

XS
SM
MD
LG