Linkuri accesibilitate

Чешские «белоленточники». Почему пражане вышли на улицы


Одна из антиправительственных акций протеста в Праге

Самую крупную демонстрацию со времен «бархатной революции» 1989 года, покончившей с коммунистическим режимом, запланировали на вечер 4 июня в Праге члены гражданской инициативы «Миллион минут для демократии» (Milion chvilek pro demokracii). Две недели назад на аналогичную акцию пришли, по разным данным, от 50 до 70 тысяч человек – по пражским меркам это очень много. Акции протеста против политики премьер-министра Чехии Андрея Бабиша продолжаются и в других городах страны уже несколько месяцев. Что это – вторая «бархатная революция»?

Инициатива «Миллион минут», созданная в прошлом году группой в основном студенческих активистов, называет в качестве целей своей деятельности «поддержку и развитие демократической культуры, гражданской активности и общественного диалога». Всему этому, по мнению участников группы, противоречит политика президента Чехии Милоша Земана и премьер-министра Андрея Бабиша. «Миллион минут» организует еженедельные акции протеста в Праге и других городах страны. Число людей, выходящих на демонстрации, с каждой неделей растет, ситуацию обсуждает парламент страны, хотя сам премьер Бабиш отмахивается от демонстрантов, советуя им, «если им что-то не нравится, основать свою политическую партию».

Сбор протестующих координируется через социальные сети:

​Массовость демонстрациям придало недавнее назначение новым министром юстиции Марии Бенешовой, которую общественность подозревает в том, что она будет тормозить уже почти законченное расследование финансовых махинаций, связанных с фирмами, которыми Бабиш владел в бытность бизнесменом. ​

​Нынешнюю политическую ситуацию в Чехии и ее неожиданное сходство с недавней российской историей в интервью Радио Свобода комментирует обозреватель пражской газеты «Право» Александр Митрофанов.

– С точки зрения социологической – кто эти люди, выходящие на площади в Праге и других чешских городах? У этого движения есть какие-то аналоги?

– Если говорить о первых демонстрациях – они ведь в целом длятся уже несколько месяцев, – то их социальный состав напоминал акции протеста в Москве в 2011-12 годах. Тогда, как мы помним, протестовали представители средних слоев, так называемого «креативного класса», которых оскорбляло то, что творится в высших эшелонах российской власти. Это схоже с теми эмоциями, которые испытывают чешские демонстранты, протестующие против политики премьер-министра Бабиша и президента Земана. Это протест против политического стиля, который, по мнению демонстрантов, основан на потакании самым низменным инстинктам толпы и подачкам этой толпе – во имя сохранения и упрочения своей власти. Да, в основном это городской средний класс, хотя постепенно социальная база этих протестов расширяется.

Это протест против политического стиля, который основан на потакании инстинктам толпы и подачкам этой толпе

– Что известно об организаторах демонстраций – инициативе «Миллион минут для демократии»?

– Их «фронтменом» является студент Микулаш Минарж. Я с ним общался один раз. В принципе ядро этой инициативы составляют молодые люди, студенты. Исходя из личного общения и публичных выступлений этих людей, могу сделать вывод, что они весьма идеалистически настроены – то есть полагают, что массовые акции протеста способны изменить не только атмосферу в стране, но и расстановку политических сил.

– Вы сравнили чешские демонстрации с неуспешными «белоленточными» выступлениями в Москве и других городах России в начале этого десятилетия. В то же время во главе протестов в Чехии – студенты, а именно студенты, как мы помним, начали «бархатную революцию» 30 лет назад, и она победила. В этой связи – каковы, по вашему мнению, перспективы нынешнего протестного движения? Несмотря на всю его массовость, премьер Бабиш не обращает пока на них особого внимания.

– Да, ему до сих пор это было, как говорится, до лампочки. Вы говорите о массовости протеста – да, в абсолютных цифрах это так, это десятки тысяч демонстрантов, они способны заполнить большую часть или даже всю огромную Вацлавскую площадь в центре Праги. Но в сравнении с электоральной поддержкой господина Бабишам и его правящего движения ANO это мало. Потому что и опросы, и результаты всех выборов последнего времени показывают, что движение господина Бабиша сохраняет очень значительный отрыв от остальных политических партий. Поэтому мне кажется, что само по себе нынешнее протестное движение изменить ситуацию в верхах не может, однако может быть дополнительным фактором давления на власть.

Это тот тип сознания, когда власть воспринимается как барин

Потому что буквально на днях появилось новое обстоятельство: опубликованы результаты аудита Еврокомиссии, касающиеся премьера Чехии и обвиняющие его в конфликте интересов – как главы правительства, с одной стороны, и крупного бизнесмена – с другой. И если выводы аудита буду подтверждены, а это весьма вероятно, то возникнет ситуация, при которой господину Бабишу придется решать: либо расстаться со своими миллионами, но остаться в политике, либо расстаться с политикой, но сохранить миллионы. К этому надо прибавить, что Андрей Бабиш – премьер-подследственный: на нем висит подозрение в финансовых махинациях, связанных с получением одной из его фирм дотаций из бюджета Евросоюза. Поэтому Бабиш сейчас в более уязвимом положении, но это связано с совокупным эффектом демонстраций и аудита Еврокомиссии. Но к чему это всё приведет в итоге, пока сказать трудно.

Президент Чехии Милош Земан (справа) и премьер-министр Андрей Бабиш. Оба политика вызывают неприязнь демонстрантов, но многие избиратели голосуют за них
Президент Чехии Милош Земан (справа) и премьер-министр Андрей Бабиш. Оба политика вызывают неприязнь демонстрантов, но многие избиратели голосуют за них

– Эти события можно считать проявлением кризиса демократии в постсоциалистическом мире, о чем в последние годы много говорят?

– Можно взглянуть на эту ситуацию и более широко: у демократии в том виде, к которому мы привыкли, сейчас есть проблемы и, допустим, в США, которые привыкли считать себя форпостом демократии. Если говорить о постсоциалистическом мире, то да – политики типа господина Бабиша очень умело нащупали ту струну, которая играла важную роль в общественном сознании во времена коммунистического правления и, если судить по электоральным результатам, во многом сохраняется и сейчас. Это тот тип сознания, когда власть воспринимается как барин, который что-то творит там у себя наверху, но мы, население, в этом особенно не разбираемся, потому что «мы люди темные, академиев не кончали». Но если барина слушаться, то, глядишь, и нам перепадет что-то с его стола. Эта психология политически эксплуатируется великолепно, – считает политический обозреватель чешской газеты «Право» Александр Митрофанов.

XS
SM
MD
LG