Linkuri accesibilitate

Штефан Глигор: «Давайте уже взрослеть — и голосовать не только "против", но и "за"»


Штефан Глигор, лидер Партии перемен

В бюллетенях на досрочных парламентских выборах под номером 20 фигурирует Партия перемен. Лидер политформирования Штефан Глигор — о будущем парламенте и о том, что поставлено на карту.

Свободная Европа: Что на этих досрочных парламентских выборах главное?

Штефан Глигор: Ставка на этих выборах — развитие Республики Молдова, эволюция или деградация. В зависимости от того, как проголосует народ 11 июля, будет профессиональный, честный и смелый парламент, который осуществит необходимые нам реформы, — или нет.

Свободная Европа: Какие у вас предложения для избирателей?

Штефан Глигор: У нас есть программа развития Республики Молдова, которая является сутью нашего политического проекта. Это — главное, и это наш месседж избирателям.

Пора отложить в сторону все, что нас разделяет, все, что нас разобщает, — и сосредоточиться на повестке дня на следующие четыре года — или на восемь лет. Повестка требует радикальной очистки судебной сферы, системных и крайне важных реформ и изменений в экономике, а также налоговых стимулов и мер, направленных на то, чтобы экономика развивалась в легальном поле.

Мы формируем новую социальную политику и подход, отличный от всего того, что было ранее

Мы разрабатываем важные и очень профессиональные реформы в области общественного здравоохранения, потому что пандемия продемонстрировала нашу уязвимость и то, что нужно сделать, чтобы исправить хронические недостатки системы.

Мы формируем новую социальную политику и подход, отличный от всего того, что было ранее, — мы, как государство, к успеху еще не пришли, и мы мало проявляли заботу об уязвимых категориях граждан, — о несовершеннолетних детях, о пожилых людях, о людях с инвалидностью... Помимо этого, есть еще и наши ветераны, и некоторые из них находятся за чертой бедности, о чем порою никто не знает.

Мы разрабатываем новые подходы в области образования, относящиеся к развитию талантов наших детей, помощь им в поисках призвания. Для этого нужно поменять акценты, разработать новые учебные программы для дошкольного, школьного, университетского и постуниверситетского образования, — и необходимы дополнительные источники финансирования, чтобы профессия учителя вновь стала престижной.

Помимо этого, мы говорим о необходимости построения информационного общества. Первым условием является электронное управление, предоставление государственных услуг в цифровом формате, что позволит исключить прямой контакт граждан с госучреждениями. Таким образом мелкая коррупция станет невозможной, потому что она появляется тогда, когда гражданин видит неэффективные институты государства. Если у граждан через электронное правительство будет доступ к списку из 650 госуслуг через ноутбук или телефон, которые есть почти у каждого, если 80-90 процентов услуг будут оказываться в цифровом формате, тогда мы сможем справиться с мелкой коррупцией.

Информационное общество также предполагает реализацию других концепций, — речь идет об электронной демократии, о внедрении электронного голосования, что серьезно повлияет на коррупционную составляющую на выборах и обеспечит нашим гражданам беспрепятственный доступ к голосованию. Это обеспечит сбалансированность, укрепит демократию и улучшит процесс принятия решений.

Более того, электронная демократия может использоваться для оказания консультационных услуг гражданам по любым важным вопросам. Это тот же референдум, который вы можете организовать с помощью электронного голосования, но гораздо проще, надежнее и безопаснее.

Также мы говорим о концепции е-культуры, электронной системе в сферах здравоохранения, образования, о внедрении информационных технологий в науку и культуру. Мы уже добились больших успехов в этом направлении, но с 2013-2014-го годов процесс формирования электронного управления замедлился. И хотя мы стали седьмой страной в мире, утвердившей положение об электронной подписи, дальнейшее развитие затормозилось.

Свободная Европа: Какие у вас впечатления от встреч с избирателями, и что больше интересует избирателей — ваша предвыборная программа или же сам лидер партии, кандидаты в депутаты?

Штефан Глигор: Гражданам нужно правосудие, люди хотят справедливости. Республика Молдова — государство, в котором происходило столько всяких видов преступлений, — и уголовных, и прочих... В стране расхищались огромные суммы денег из банковской системы, из системы страхования, коррупционеры наживались на схемах контрабанды, на тендерах, на ремонте дорог, на поставках электроэнергии... Так что гражданин хочет правосудия.

Свободная Европа: Как убедить граждан проголосовать за вас?

Необходимо ликвидировать Национальный центр по борьбе с коррупцией, благодаря которому стали возможны и ландромат, и кража миллиарда

Штефан Глигор: Мы не популисты, это наш аргумент. Мы говорим открыто о том, насколько серьезны проблемы, каков их масштаб. Наш проект не популистский, мы понимаем проблемы и разрабатываем соответствующие решения. Так что основной наш месседж довольно прост: для начала мы должны провести радикальную очистку в сфере правосудия, ликвидировать госструктуры, которые не только покровительствовали, но и продолжают действовать в интересах организованной преступности.

Необходимо ликвидировать Национальный центр по борьбе с коррупцией, благодаря которому стали возможны и ландромат, и кража миллиарда; ликвидировать Антикоррупционную прокуратуру, которая работала в тандеме с НЦБК; ликвидировать Прокуратуру по борьбе с организованной преступностью и особым делам, которая занималась давлением и шантажом и бизнес-среды, и политиков, выполняя политические заказы Плахотнюка.

Уровень деградации настолько глубок, что людям нужна справедливость.

Кроме того, мы должны навести порядок в Генеральной прокуратуре, — нынче она служит интересам Вячеслава Платона, который занялся политикой, ходит по телестудиям, кичится псевдоморализмом, читает молдаванам лекции и учит нравственности. Уровень деградации настолько глубок, что людям нужна справедливость.

Мы обязаны защитить предпринимателей от произвола контролирующих органов

Другое большое направление — это отношение государства к гражданину. Государство препятствует развитию общества, — к сожалению, государственные институты мешают. Мы разрабатываем серию программ и очень четко говорим нашим гражданам: малый бизнес должен превалировать в структуре экономики, занимая долю как минимум 70%. А чтобы малый бизнес развивался, мы обязаны защитить предпринимателей от произвола контролирующих органов. Нужен пятилетний мораторий на любые проверки, и не только налоговые. Для предприятий малого бизнеса, работающих в сельской местности, мы предлагаем нулевую ставку налога на дивиденды и на прибыль.

Помогать нужно всем, но давайте сперва расставим верные акценты. Если мы хотим убедить остаться в стране тех, кто готов уехать, а также убедить тех, кто уехал, — вернуться, — для этого недостаточно разрешить им ввозить мебель и освободить от сбора за импорт автомобиля. Лучше научить людей грамотным инвестициям — и не в квартиру в секторе Чокана, а в свой родной город, чтобы они были готовы заняться семейным бизнесом, а государству надо стать для них партнером.

Свободная Европа: А что вы думаете о голосовании диаспоры и голосовании граждан, проживающих на левом берегу Днестра?

Штефан Глигор: Все граждане имеют право на свободное участие в голосовании, защищенном от коррупции: где бы они ни находились — на левом берегу Днестра, в Москве или Риме, в Канаде, или в Соединенных Штатах. Важно, как наши граждане голосуют, — манипулировали ли ими коррупционеры, или же они голосуют свободно?

Проблема всего нашего общества, касающаяся голосования на левом берегу Днестра, состоит в том, что избиратели, к сожалению, в основном подвозятся скопом, что им платят за голоса, хоть это и уголовно наказуемое занятие... В Республике Молдова, если не ошибаюсь, за это предусмотрена уголовная ответственность — и штраф или лишение свободы на срок до трех или пяти лет. Это — преступление!

Что же касается самого права граждан на участие в выборах, то государство обязано создать все необходимые условия для наших людей, где бы те ни находились. Так, судя по нашим расчетам, нужно 212 избирательных участков [за границей]. Мы учитывали подтвержденное число граждан в иностранных государствах, количество избирателей, пришедших на участки в ходе президентских выборов, а также тех, кто регистрировался ранее.

В общем, если учитывать рост показателей предварительной регистрации, — с 60 500 до более чем ста тысяч человек, и если принимать в расчет пропорциональный коэффициент, нужно 212 участков, а вовсе не 192 участка, о которых говорило министерство иностранных дел. Но дело в том, что и их не открыли, — за границей у нас на выборах будет всего 150 избирательных участка.

«Параллельные электораты» Молдовы
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:37:30 0:00

Свободная Европа: Если в голосовании на парламентских выборах 11 июля примут участие порядка трехсот тысяч граждан, представляющих диаспору, это означает примерно 20 мест в составе высшего законодательного органа. И некоторые эксперты считают голосование диаспоры главным фактором в процессе формировании следующего парламентского большинства и назначения нового правительства. Что думаете вы?

Штефан Глигор: Каждый голос, отданный свободно, без привязки к коррупции, одинаково важен, — вне зависимости от того, где именно голосуют люди, в диаспоре или на территории Республики Молдова.

Хочу вам сказать, что в 2020 году большинство наших людей не поддались шантажу и проголосовали против системы, — причем голосовали они предельно четко. Выборы выиграла не только диаспора, но и Республика Молдова. Вот почему мы должны проявлять уважение и к тем гражданам, которые находятся дома, и к тем, кто, к сожалению, уехал из-за прессинга, коррупции, плохих законов и нищеты.

Свободная Европа: Если вы попадете в парламент, с кем вы могли бы сформировать большинство?

Штефан Глигор: Мы не можем создавать парламентское большинство с теми партиями, которые способствовали узурпации власти, работали на организованную преступность, представляли интересы преступных группировок в парламенте, — с этими товарищами нам говорить не о чем.

В то же время, и тут очень важно проартикулировать: кто бы это ни был, — PAS, Платформа или кто-то другой — мы будем вести переговоры о большинстве, но не ради того, чтобы оно просто возникло. Мы готовы говорить о большинстве, занятого нужной повесткой дня, и мы готовы к коалиции только с теми, кто возьмет на себя обязательство перед гражданами изменить нынешнее положение дел, радикально очистить судебную систему, провести экономические реформы, которые принесут свободу.

Пока государство не в состоянии создать неподкупные институты, работающие по закону, у нас нет ни морального, ни юридического права собирать налоги с граждан.

Нужны реформы, которые защитят наших предпринимателей и граждан, желающих заниматься бизнесом, от злоупотреблений со стороны государства, в том числе, за счет введения тотального моратория на проверки со стороны государства. До тех пор, пока государство не в состоянии сформировать неподкупные институты, работающие по закону, у нас нет ни морального, ни юридического права собирать налоги с граждан, которых сознательно преследуют, — и никто, абсолютно никто ничего не делает, чтобы это прекратить!

Свободная Европа: Политическая жизнь Партии перемен пока недолгая, вы зарегистрировались недавно, пока самое начало пути. Но если вы посмотрите на результаты соцопросов, вы увидите, что шансов на прохождение в парламент у вас нет. Так а что же будет, если вы не попадете в парламент?

Штефан Глигор: Мы учитываем всю поступающую информацию. Я много лет изучал социологические инструменты, и они, в том числе, позволили нам вершить действительно важные дела, в том числе, выгнать Плахотнюка из страны, — как только мы убедили граждан в правильности наших намерений, — но, к сожалению, этот вариант пустили под откос неподготовленные политики, у которых нет никакого видения перспектив, за исключением их шаблонов.

Свободная Европа: А если назвать их по именам, этих политиков?

Штефан Глигор: Да на здоровье: я говорю про блок ACUM, который совершил колоссальную ошибку, сформировав коалицию с Партией социалистов.

Свободная Европа: Но ведь и вы тоже настаивали на появлении этой коалиции!

Мы — молодая партия, но с очень способной командой, которая не боится и действительно может действовать так, как считает нужным.

Штефан Глигор: Мы говорили о необходимости временной коалиции для организации досрочных выборов, а не для правления на три или четыре года. Какие структурные реформы вы можете провести, имея за спиной социалистическое большинство?! Что, вы предлагаете социалистам проголосовать за то, чтобы они сами, по своей воле, оказались в тюрьме? Это глупости.

Свободная Европа: Тогда спрошу вот о чем. Во что вы верите?

Штефан Глигор: Мы верим в труд, г-жа Валентина! Мы верим в то, что мы — молодая партия, но с очень способной командой, которая не боится и действительно может действовать так, как считает нужным.

Я верю, что у нас большое будущее, что у нас есть шансы, в том числе, и на этих выборах, что мы можем показать неожиданный, удивительный результат, — это зависит от того, как говорить с людьми, и как охватить как можно большее их число.

Сейчас наша миссия (в дополнении к месседжу о сплоченности на национальном уровне вокруг конкретной программы правления на последующие четыре или восемь лет) состоит в том, чтобы избежать принудительного голосования, саботажного голосования, — голосования разочарованных, которые предпочли бы сидеть по домам, нежели куда-либо идти. Мы — партия, которая выступает за появление корректного госуправления.

Свободная Европа: Почему в ходе нынешней кампании постоянно твердят о вручную управляемом голосовании по геополитическим критериям?

Штефан Глигор: Потому что люди предельно устали от системы. Потому что люди боятся.

И даже если их не убеждают месседжи, планы и качественный состав команды [электорального конкурента], люди предпочитают голосовать лишь бы не лишиться имеющегося минимума.

Они стараются себя убедить в том, что осколки режима Плахотнюка, Додона и Шора испарились. Но тут проблема в том, что нет уверенности, что те, кто пройдет в парламент, будут обладать необходимой волей для противостояния вызовам.

Мы идем своим путем. Это непросто. Да что там, это очень сложно. Но — так правильно.

Роль нашего проекта состоит в том, чтобы охватить колоссальный сегмент неопределившихся граждан, чтобы заполнить вакуум, оставленный Плахотнюком и Филатом в самом центре молдавской шахматной доски, — чтобы выступить с политическим предложением для тех регионов, где нет других неподкупных партий. А это около 12 районов на севере Молдовы, да еще и 10 районов в центре и на юге Молдовы.

У нас много территорий со слабыми представительствами других партий. Но легких путей мы не ищем, мы не спекулируем на месседжах PAS, как делают и Платформа DA, и Костюк, и Кику, и Кавкалюк, и AUR.

Мы идем своим путем. Это непросто. Да что там, это очень сложно. Но — так правильно.

Свободная Европа: Говорят и о том, что Партия перемен может выйти из предвыборной гонки...

Штефан Глигор: У меня сложилось впечатление, что это активисты PAS частенько распространяют подобную «идею». Хочу заверить: эта идея ложная. Мы не отказываемся от участия в кампании ни в чью-либо пользу.

Политический формат выборов и вся ответственность за его одностороннюю выраженность — за президентом Республики Молдова и PAS. Всего было два коалиционных варианта... Если говорить кратко о том, что происходит на политической арене, то стратегия левых на выборах проста — коалиция слева и разобщение правых сил. И вот, эта стратегия целиком реализована, мы видим около семи правых политических проектов, сателлитов, с агрессивными месседжами анти-PAS, которые рассчитывают получить голоса части электората PAS. А левоцентристская коалиция есть.

Свободная Европа: Складывается впечатление, что и вы также выступаете против PAS.

Штефан Глигор: Г-жа Урсу, давайте отличать фактологическую пропаганду и анализ пропаганды. Есть и ряд обстоятельств, и некоторые факты. А в общем... Как мне реагировать, когда я слышу в районах, что наши территориальные организации призывают отказаться от участия в гонке в пользу PAS?! Мы ведем кампанию корректно, и мы не реагируем на какие-либо атаки.

Повторяю, наш путь весьма нелегкий, и тут не работают ни партия «Действие и солидарность», ни Платформа DA. Мы не атакуем PAS, однако, мы призываем, в том числе, избирателей PAS не спекулировать на ложных месседжах и на том, в чем они не разбираются. Мы — политический проект, который готовился на протяжении годов!..

Мы понимаем, что нам, как обществу, потребуется четыре года на то, чтобы созреть и проголосовать не против системы, — и ведь тут отнюдь не футбольный матч, где играют две команды, — это страна, которой надо руководить. А если в настоящий момент голосование людей поляризовано из-за определенных страхов, от это вовсе не означает, что у тех, кто участвует в кампании, наличествуют самые лучшие программы и команды. У нас команда сплоченная, настроены на добро и смелость. Да и за минувшие годы мы как-то не бездельничали — разрабатывали сценарии и аргументировано защищали политические проекты, которые, в итоге, изменили судьбу Республики Молдова.

Свободная Европа: Сколько надо финансовых ресурсов для избирательной кампании?

Штефан Глигор: Это непростой вопрос, г-жа Урсу. У нас принцип таков: сколько у нас есть денег от пожертвований и перечислений — столько мы и тратим. Перед нами стоит простая задача. Денег не так уж много, и надо решить, как потратить их наиболее эффективно, чтобы охватить как можно большее число людей.

А что же касается других партий... Вы заметили большую разницу в том, какие расходы декларируются? И тут появляется дополнительный вопрос: а откуда эти деньги?

Свободная Европа: Но все же — что вы ответите на вопрос о том, откуда у вас деньги?

Штефан Глигор: Я считаю, что в этой кампании, как и во всех других избирательных кампаниях, объемы черного нала просто зашкаливают. Цены на рекламу никак не соответствуют уровню [Молдовы], а платить надо кэшем. Приведу пример: мне предлагали 62 билборда для разных районов Республики Молдова, и еще несколько в Кишиневе... По общей цене 25 тысяч евро!

Свободная Европа: И вы на подобные траты не решились?

Штефан Глигор: Ну, конечно! У нас просто нет таких денег. У нас несколько билбордов, но их мало. Мы выбрали самые дешевые, и мы разместили их там, где посчитали нужным, — тут, очевидно, все по-белому. Но для организации медийной кампании на национальном уровне необходимо триста рекламных щитов.

А теперь посчитайте: чтобы разместить рекламные щиты на дорогах, в селах, городах и муниципиях нужно более 100 тысяч евро!

Свободная Европа: Говорят и о том, что нынешние досрочные выборы вовсе не последние, и что затем последуют вторые внеочередные. Вы верите в подобный сценарий?

Штефан Глигор: Тут все зависит от того парламентского большинства, которое будет сформировано в парламенте. Например, если PAS получит большинство с 53-56 мандатами, то вот сценарий, о котором вы говорите...

Свободная Европа: PAS уязвима?

Штефан Глигор: Да, там уязвимость налицо. Я так понимаю, что они поменяли 3-4 человека из списка кандидатов. К сожалению, они подверглись жесткой атаке...

Свободная Европа: Как вы думаете, возможны ли смены политических траекторий внутри PAS?

Штефан Глигор: Я ничего об этом не знаю, однако, если вы спрашиваете меня о сценарии... Сценарий, который обсуждается сегодня, между Демократической партией, Шором, Андронаке и социалистами, состоит в том, что список PAS слаб, и что конкуренты могут разбить фракцию, дестабилизировать ситуацию на фоне всеобщего разочарования, вызванного неспособностью народа осуществить желаемые перемены. Так что конкуренты будут атаковать большинство, дестабилизировать его, чтобы опять окунуть страну в повторные досрочные парламентские выборы.

Об этом говорят те люди, которые зарабатывают сотни миллионов на контрабанде, схемах, тендерах, и т. д. Таков их план. Если же кто-то думает, что они просто-напросто согласятся отказаться от кормушки, которую называют Приднестровьем, а также второй, которую называют госаппаратом Республики Молдова, то вы глубоко ошибаетесь! Эти люди будут отчаянно защищать свои интересы.

И теперь вопрос в том, насколько силен список PAS на этих выборах? Я думаю, что риски у них есть. И вот как раз для того, чтобы их компенсировать, я и начал заниматься политикой. Я внес свою лепту в появление политического проекта, путь которого непрост, который не стремится уворовать голоса части избирателей партии «Действие и солидарность», но мы идем вперед!

Мы хотим убедить проголосовать колеблющихся избирателей, увеличить голосующий электорат с 1,5 млн до 1,6–1,7 млн, и в целом изменить баланс, преодолеть избирательный порог, сформировать профессиональное парламентское большинство и предложить четкие идеи и концепции реформ.

Выборы: новые партии и старые лица
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:40:15 0:00

Свободная Европа: И все же. Что вы будете делать, если не пройдете в парламент?

Штефан Глигор: Мы продолжим борьбу. Мы учимся. Мы многое осознали за последние годы, и я рад, что имею честь участвовать в этом политическом процессе вместе с отдельной медиа-платформой. Мы находимся в процессе взросления, мы научились бороться с системой, научились объединяться против кого-то, ну, а следующий этап — научиться объединяться за, ради концепций и ради идей!

Давайте уже, наконец, спустя 30 или 34 года, взрослеть! И голосовать не только против, но и за — голосовать за государственные программы, за их качество и за носителей новых идей. Сегодня мы голосуем по принципу воры против честных, но в следующем избирательном цикле мы будем голосовать так: честные граждане с более проигрышными идеями — против честных и смелых людей с идеями правильными.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG