Linkuri accesibilitate

Штефан Глигор: «Если мы не сможем найти 55 неподкупных людей — страну надо закрывать!»


Президент Игорь Додон в ходе выступления на заседании Парламентской ассамблеи Совета Европы заявил, что геополитика не должна делить Республику Молдова: «Для меня реальная угроза госбезопасности — не геополитика, а коррупция», — отметил глава государства. «Необходимо продолжать реформы», — сказал Додон, подчеркнув, что приоритетами нынешнего молдавского правительства являются реформа юстиции и борьба с коррупцией. Гражданский активист и адвокат Штефан Глигор расценил выступление Игоря Додона скептично — по его мнению, всерьез бороться с коррупцией президент не намерен.

Штефан Глигор: Г-н Додон прав, но, в то же время, он как-то позабыл рассказать Совету Европы о своей собственной роли в истории молдавской коррупции, о том, каковы его личные заслуги в предотвращении коррупции и борьбе с нею — за свою более чем 10-летнюю политическую карьеру.

Он же был вернейшим партнером самого коррумпированного человека в политической и социально-экономической истории Республики Молдова — г-на Плахотнюка, который выдаивал из страны деньги, причем вместе со всеми своими родственниками, соратниками и приближенными. Ну, а те сегодня стали коллегами и партнерами по коалиции г-на Додона!.. И никто из них не был привлечен к уголовной ответственности за все преступления, совершенные ими за последние 10 лет.

Так что для г-на Додона, одновременно с разговорами о коррупции, неплохо было бы поговорить и о его позициях, и о роли его парламентской фракции Партии социалистов, которую он неофициально контролирует. Сейчас социалисты руководят страной вместе с узурпаторами — с внушительной частью Демократической партии. Именно социалисты и демократы отправили в отставку правительство Санду, которое пользовалось поддержкой Европейского союза, Соединенных Штатов и международного сообщества. А нынешний кабинет министров не поддерживает почти никто, за исключением двух-трех государств.

Свободная Европа: Еще президент рассказал на заседании ПАСЕ о том, что власти заняты продвижением реформы системы правосудия, а также о намерениях генерального прокурора относительно борьбы с коррупцией.

Штефан Глигор: Этот человек каждую неделю нарушает нормы Конституции, и за одно только это должен быть уволен!.. Он не имеет права рассуждать о деятельности генпрокурора, поскольку прокуратура, как часть судебной ветви власти, является автономной и независимой структурой — и у г-на Додона нет абсолютно никаких прав, никаких полномочий относительно принятия кадровых решений — официальных или неофициальных — в прокуратуре. Ну, или, по крайней мере, их быть не должно...

Свободная Европа: А кто сегодня и может, и должен всерьез бороться с коррупцией в Молдове, коль скоро мы — на первых строчках рейтингов государств с высоким уровнем коррупции?

Штефан Глигор: Граждане Республики Молдова! Я доверяю исключительно им. Ни в одном госучреждении нет честных сотрудников с необходимым уровнем профессиональной подготовки для того, чтобы бороться с коррупцией.

Свободная Европа: И что реально могут сделать граждане для борьбы с этим злом?

Штефан Глигор: Дождавшись парламентских выборов, гражданин обязан положить конец нашему разгулу коррупционеров. У нас настоящий коррупционный аттракцион, который высасывает все соки из страны и паразитирует на народе.

У нас полно депутатов, прокуроров и судей, которые не в состоянии объяснить происхождение своих активов

Необходима активность гражданского общества на горизонтальном уровне, чтобы ко дню проведения досрочных выборов мы, наконец, осознали, что существует лишь две категории политиков — неподкупные и коррумпированные. И, конечно, граждане должны сделать выбор в пользу честных политиков, не обращая внимание на их политическую окраску, — это выбор между неподкупностью и всеми теми, кому ее не хватает.

Свободная Европа: Как, по-вашему, помочь избирателям научиться различать политиков честных — и коррумпированных?

Штефан Глигор: Мы пытаемся научить людей пользоваться альтернативной точкой зрения, различать аргументированные, внятные заявления на общем фоне лицемерия и вранья, которые распространяют два-три теле- и радиоканала, принадлежащие социалистам и Плахотнюку, скрывающемуся от правосудия. А вот на следующем этапе, в свете грядущих парламентских выборов, нам предстоит отыскать и более практичные способы взаимодействия с нашим обществом. В чем именно они будут состоять? Мы об этом сейчас как раз размышляем, и вскоре мы намерены представить результаты.

Свободная Европа: А вообще, у нас в стране хватает честных людей, за которых могут проголосовать избиратели и доверить власть?

Штефан Глигор: Знаете, если мы сегодня во всей нашей Молдове не сможем найти 55 неподкупных граждан, за которых стоило бы проголосовать, доверить мандаты депутатов парламента, если мы согласились бы с тем, что у нас нет всего 55 человек из 2,7-2,8 млн, кто там еще остался, это значит, что страну надо закрывать!

Но я все же уверен, что необходимый минимум честных людей в обществе у нас есть, и мы сделаем все возможное для того, чтобы их найти — и уж на этот-то раз не ошибиться!

Свободная Европа: Если спросить наших граждан прямо: «Вы давали взятки ради решения личных проблем?» — весьма немногие признают, что да, давали. Остальные будут говорить, что даже не пытались подкупать чиновников и госслужащих, к которым они обращались по тем или иным вопросам... Как вы оцениваете восприятие коррупции в Молдове со стороны общества?

Штефан Глигор: Коррупция является эндемическим феноменом, и все мы являемся частью коррупционной цепи. Но ведь серьезные изменения начинаются с малого. Нам нужно, чтобы хоть небольшое число честных и смелых граждан показали нам достойный пример, — а потом уж за ними последуют и все остальные, последуют добровольно — все те, кто нынче являются частью реальности, которой вряд ли стоит гордиться.

Однако, реальность можно и поменять: мы вполне способны достичь чего-то иного, мы в состоянии построить цивилизованное процветающее общество, в котором закон и порядок пользуются всеобщим уважением.
Дорожная карта у нас есть!.. Да, безусловно, нет смысла обманывать ни себя, ни друг друга — это весьма нелегкий путь. Однако, маршрут вполне реален.

Разделение общества у нас катастрофическое, а это явный признак того, что такая система должна быть демонтирована

Свободная Европа: Когда гражданина спрашивают о коррупции, он начинает рассказывать о том, что, мол, государство у нас коррумпированое, что политики и госчиновники коррумпированы, но тут приходит политик, зовет на выборы — и гражданин охотно берет электоральные подачки... А ведь и это можно считать политической коррупцией.

Штефан Глигор: Разумеется, и это, вне всяких сомнений, уголовное преступление.

Свободная Европа: Но тот же гражданин, критикующий коррупцию, с готовностью позволяет политикам себя подкупить...

Штефан Глигор: Это все части одной коррупционной цепи... Другой вопрос — что делает тот гражданин, оказавшись перед урной для голосования, кому именно он отдает свой голос. Дело в том, что если посмотреть, сколько денег было потрачено на парламентских выборах в феврале прошлого года, то вы могли бы уверовать, что больше половины голосов куплено. Но вышло-то совсем не так!

С помощью так называемых благотворительных фондов, получающих деньги из непонятных, теневых источников сумели «купить» наиболее уязвимых людей — и что тут я могу сказать? — мне сложно их судить...

Я знаю уровни нашей нищеты — бывая в селах, посещая социально-неблагополучные семьи, я видел реальную жизнь, и бывает, что реалии просто ужасают. Тысячи детей у нас растут без обоих родителей, в кошмарных условиях, никто не обеспечивает им право на получение образования, право на получение регулярного здорового питания, еще вопрос — одежда, еще проблема — да просто жить в тепле!.. Самые элементарные вещи!

Смысл существования любого общества — воспитание будущих поколений, которые унаследуют страну, но, к сожалению, мы так и не смогли решить эту задачу. Зато у нас есть президент, купающийся в роскоши, у нас полно депутатов, прокуроров и судей, которые не в состоянии объяснить происхождение своих активов, и никто не интересуется, нормально ли они себя чувствуют...

Разделение общества у нас катастрофическое, а это явный признак того, что систему нужно не ретушировать — такая система должна быть демонтирована, а после отстроена заново, меньших масштабов и более эффективная. Я говорю сейчас и о госаппарате, и о судебной системе, а также об исполнительной и законодательной ветвях власти.

На контрабанде заработаны миллиарды евро

Свободная Европа: Вы говорите о контрастах между бедными и богатыми людьми — вы имеете в виду тех, кто незаконно получил свои капиталы? И как вы считаете, можно ли подвергать конфискации богатства, нажитые нечестным путем?

Штефан Глигор: Сегодня мне вообще все не нравится! У меня глубокое чувство неприязни в отношении всей структуры власти, включая нынешний состав мажоритарного большинства в парламенте. Это насквозь лживые, лицемерные люди, которые десятилетиями занимали свои посты. В нынешнем парламенте новичков не так уж и много...
С другой стороны, у нас слабая оппозиция, и эти слабости мы все видели на протяжении пяти месяцев правления, и мы не замалчивать проблему, делать вид, что мы «не заметили» уязвимостей.

Еще мы должны повысить нашу гражданскую осведомленность, быть более смелыми, проявлять инициативу и общественную активность, и помогать нашей оппозиции расти и становиться сильнее.
Да, наша оппозиция еще слаба, и нам нужно сделать что-то для привлечения как можно большего числа хороших, честных людей, у которых есть свое мнение по поводу дальнейшего развития политики в Республике Молдова.

Свободная Европа: Возвращаясь к индексам восприятия коррупции и месту Молдовы в этих рейтингах — что вы думаете о том, как воспринимается наша страна внешним миром?

Штефан Глигор: Все понимают, что это очень коррумпированное государство с чрезвычайно коррумпированными политиками, которые имитируют общественную деятельность, а на деле заняты незаконным личным обогащением. Госаппарат Республики Молдова, таможня, пограничная полиция, министерство внутренних дел, прокуратура, Национальный центр по борьбе с коррупцией и многие другие учреждения являются структурами, которые позволяют существовать огромному числу самых разных схем по извлечению незаконной прибыли.

Молдова была неким хабом — региональным центром международной контрабанды сигарет, спирта, янтаря, черных и цветных металлов, продуктов питания, бытовой техники... Контрабандные схемы создавались в течение двух десятилетий, а за последние пять-семь лет их еще и отличнейшим образом улучшили и оптимизировали Плахотнюк и его команда. На контрабанде заработаны миллиарды евро. И это прекрасно иллюстрирует причину того, почему человек, который формально живет на зарплату, на которую можно купить пару тапок, вдруг столь активен на политическом поприще.

Они прикрываются работой «ради благо людей», одновременно занимаясь враньем обществу и зарабатыванием денег. Подобных деятелей надо смести на свалку истории, а на их место должны прийти честные люди, обладающие иммунитетом в отношении денег и нетерпимостью к незаконным доходам. Во власть должны прийти те, кто выступает за исторические перемены, кто способен привести страну к процветанию, кто сможет утвердить здесь правовую дисциплину, создать систему власти, работающую в соответствии с законом и занимающуюся исключительно интересами — и уважением интересов! — граждан.

У нас не реформа, а контрреформа, направленная на политическое подчинение последних островков независимости судебной системы

Свободная Европа: Сейчас разрабатывается концепция реальной реформы системы юстиции...

Штефан Глигор: Реформа будет работать и сможет пользоваться доверием общества лишь тогда, когда ее внедряют по-настоящему независимые люди. В нынешнем парламентском большинстве — два партнера, и это они должны утвердить пакет поправок в законодательство, чтобы реформа правосудия стартовала, — и этим заняты г-н Андриан Канду, г-н Никифорчук, г-н Сырбу... Кто у нас там еще?.. Таким образом, те, у кого сегодня есть 66 депутатских мандатов, проводят реформу юстиции — демократы и их старинные партнеры социалисты.

Порассуждаем с точки зрения логики: парламент принимает поправки, а это значит, что значительная часть фракции Демпартии тут же окажется под подозрением в соучастии в узурпации власти. И вы думаете, что все эти люди в парламенте, примут реформу, заслуживающую доверия, реформу, которая предоставит истинную независимость судьям и прокурорам? Ведь большая часть этих людей рискует попасть в тюрьму. Суть реформы — профессиональная независимость сотрудников системы, принцип политического невмешательства, неподкупность...

В общем, те люди, которые должны голосовать за реформу, не в состоянии решиться на нее просто с точки зрения логики, это первое. И второе: сама концепция реформы на 100% политическая, она предполагает оценку работы судей. И тут вопрос в том, кто занимается этой оценкой? Словом, у нас не реформа, а контрреформа, направленная на политическое подчинение последних островков независимости судебной системы.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG