Linkuri accesibilitate

Штефан Глигор: «Республика Молдова — это лишь прикрытие огромной контрабандной операции!»


Штефан Глигор

Интервью с председателем «Партии перемен» Штефаном Глигором о победителях и проигравших на досрочных парламентских выборах 11 июля. По мнению Глигора, победа партии «Действие и солидарность» стала историческим результатом, который влечет за собой огромную ответственность.

Свободная Европа: Как вы объясняете то, что не смогли преодолеть пятипроцентный порог и пройти в парламент?

Штефан Глигор: Это голосование позволило провести решающую черту, прояснить положение дел. И мы это понимали. Эти выборы были, скорее направлены против, чем в поддержку режима и системы. Мы видели это на местах, ощущали это. Однако для нас было важно донести наш посыл, показать нашу команду, показать, что мы знаем, что нам нужно делать, показать разницу. Одновременно мы хотели воспользоваться электоральной платформой, возможностью встретиться лицом к лицу со ставленниками Плахотнюка, которые возрождаются в молдавской политике, а также с людьми Вячеслава Платона, которые вновь выходят, участвуют и будут заниматься политикой в Республике Молдова. Нам было важно показать им их место, столкнуться с ними лицом к лицу. И, к сожалению, кроме нас это больше никто не сделал.

Я не видел большого желания других партий называть вещи своими именами, что-то уяснить. Не видели мы этого и со стороны PAS, которая предпочла покинуть площадку на канале «Молдова 1», несмотря на то, что туда постарались прийти 20-30 человек. Мне это показалось неправильным. Есть преступники, которые хотят заниматься политикой. И у нас должны быть люди, которые могли бы им противостоять и заставить себя уважать.

Мы воспользовались этой кампанией, чтобы пообщаться с людьми, чтобы съездить на места, ознакомиться с ситуацией, понять проблемы и решения, которые предлагают люди на местах. Все это имеет чисто практическое значение. У каждого региона есть своя специфика. И мы воспользовались этой кампанией, в том числе, чтобы показать, что мы представляем собой политический проект с независимой политической идентичностью.

Эти выборы были футбольным матчем двух команд

Нам пытались навязать различные ярлыки: «проект-сателлит, который выйдет из гонки» и так далее. Мы понимали, что результат будет очень скромным из-за поляризации электората. Эти выборы были футбольным матчем двух команд или, скорее, двух концепций, одной из которых было желание очиститься от всего того, что нас разъедало как общество и государство. И этого удалось добиться.

Мы понимали, что не сможем переманить на свою сторону электорат PAS. Мы очень корректно излагали свой политический посыл, не спекулировали на посылах PAS, как это делала Платформа DA, Вася Костюк, PACE, Кику, PUN, AUR. Все эти проекты, по сути, отбирали голоса электората PAS. Я уверен, что те, кто проголосовали за нас, прежде всего, как бы мало их ни было, это люди, которые предпочитают отдавать свои голоса обдуманно, осознанно, а не по принципу «полезности». Да, полезный голос – сегодня это явление в Молдове, которое, на самом деле, помогло нам избавиться от режима. В то же время, повторяю, мы попытались провести максимально корректную кампанию, нанести удар сателлитам и представителям организованной преступности, которые зачастую занимались политикой на деньги организованной преступности, пытались это делать, красть голоса и вводить людей в заблуждение. Думаю, наша деятельность и наша позиция открыли многим людям глаза.

Свободная Европа: Самые большие ожидания граждан Республики Молдова связаны сейчас с реформой юстиции. Считаете ли вы, что у людей, работающих внутри этой системы, должно возникнуть чувство, что впредь они должны поступать не так, как раньше?

Штефан Глигор: Думаю, работники этой системы попытаются сделать все возможное, чтобы подстроиться под PAS. Они уже предпринимают эти попытки и, к сожалению, в некоторых случаях, у них может получиться. В апреле-мае у нас был эпизод, связанный с СИБ, когда Есауленко направил в адрес г-жи Санду предложение выдвинуть прокурора Виорела Морарь на пост заместителя директора СИБ. То назначение было отложено. Думаю, обращение было отклонено, так как речь идет о прокуроре, входившем в группу прокуроров Мораря, который преследовал людей незаконно. И с этими людьми нам еще нужно будет разобраться. Это простой пример того, как система пытается возродиться. И если мы позволим этим людям проникнуть в состав новой власти, нового парламентского большинства, то все правление будет скомпрометировано, произойдет саботаж доверия к власти.

Коллегам по PAS я бы, в первую очередь, посоветовал быть очень осторожными в том, что касается людей, которые служили режиму Плахотнюка, так как они приложат все усилия для того, чтобы подстроиться под новую власть. Более того, по мнению лидеров PAS, тех, кто говорит о юстиции, мало. Решение проблем в юстиции они видят не так, как мы. Это может привести к большому количеству разочарований и задержек.

Свободная Европа: И все-таки, начало, скорее всего, будет положено после внешнего тестирования системы?

Штефан Глигор: Нет, началом должен быть ясный посыл для тех, кто служил режиму и рушил жизни.

Свободная Европа: То есть они должны покинуть систему?

Мы были и остаемся самым коррумпированным государством в регионе

Штефан Глигор: Конечно, да. Все эти прокуратуры, о которых мы столько говорили, Прокуратура по борьбе с коррупцией, которая работает в тандеме с НЦБК, Прокуратура по борьбе с организованной коррупцией – все они не имеют никакого смысла, они абсолютно дискредитированы, являются инструментами в руках Плахотнюка, уничтожившего экономику и политику. Все их нужно ликвидировать. Сама по себе ликвидация их будет очень сильным месседжем для системы, которая смеется над политиками. За последние два года сменились пять правительств и пять министров экономики. Работники системы, которые обслуживали систему, в особенности организованная преступная группа Плахотнюка – это лишь часть, это всего лишь ключевые лица, которые зачастую смеются над нашими политиками, лишенными опыта и знаний об этой системе. И тогда мы рискуем проколоться, так как попросту не знаем, что делать. С помощью мер, которые не соответствуют уровню сложности проблем, мы пытаемся решать то, что не можем решить. Проблемы следует трактовать напрямую.

Мы были и остаемся самым коррумпированным государством в регионе. Сейчас созданы все предпосылки, чтобы очистить институты власти, чтобы навести порядок, высказать свою позицию. Если власти не выступят с жестким пакетом мер в отношении органов уголовного преследования, которые уничтожили политическую конкуренцию, которые на протяжении десятилетий сознательно и незаконно сажали людей в тюрьмы, поломали тысячи судеб, малых и средних предприятий; которые были ответственны за миллиарды, если не сотни миллиардов евро (людям кажется, что это большая сумма, но она не большая, так как были прямые и непрямые инвестиции в страну). Есть люди, которые так и не вернулись домой и больше не занимаются бизнесом. Речь идет о больших суммах денег. Источником власти Плахотнюка была система уголовного преследования. Если она сумеет склониться перед новой властью, то у Республики Молдова не будет будущего!

Свободная Европа: Вам прекрасно известна оценка деятельности генерального прокурора. Сейчас в публичном пространстве много обсуждается вопрос о том, должен ли г-н Стояногло уйти или остаться в системе. Как вы считаете, какая судьба ждет генерального прокурора?

Штефан Глигор: В Республике Молдова генеральный прокурор – самый защищенный человек, даже более чем президент Республики Молдова, чем депутаты, чем любой другой чиновник. И мои претензии к закону 2016 года, который был подготовлен, в том числе, при поддержке и экспертизе партнеров по развитию и гражданского общества, заключались в том, что этот закон был принят именно для того, чтобы защищать этот криминальный и коррумпированный режим. Прежде чем защищать эту систему, ее нужно очистить. Сейчас генеральный прокурор может покинуть свой пост только при определенных условиях и по решению Высшего совета прокуроров, а роль президента в этой процедуре является формальностью.

Свободная Европа: Но решение может быть и личным. Решение может принять сам г-н Стояногло?

Штефан Глигор: Да. Есть два пути. Самый реальный и возможный – это чтобы он сам подал в отставку.

Свободная Европа: Но он может сказать, что у него нет причин подавать в отставку?

Штефан Глигор: Он может сказать, что у него нет причин подавать в отставку. Поэтому, если кто-то хочет отправить его в отставку или для этого есть основания, Высший совет прокуроров может инициировать эту процедуру. А учитывая нынешний состав Высшего совета прокуроров, у меня большие сомнения, что они это сделают. В результате, мы приходим к долгосрочной игре, которая называется «внешнее оценивание». А этот процесс растянется на месяцы, годы!

Свободная Европа: Это знак для системы, что эта оценка, рано или поздно, должно принести результаты?

Штефан Глигор: Рано или поздно это даст результаты, но внешнее оценивание предполагает создание комиссии из неподкупных людей, которые способны оценить и выдержать давление, отказаться от взятки, остаться честными. Это не простой процесс. На создание этой комиссии уйдут месяцы, если не полгода, после чего она должна будет начать работу. А это предполагает слушания, документирование, сотрудничество с Национальным агентством по неподкупности, которое не функционально. Это предполагает и соблюдение процедуры оспаривания, чтобы соблюдались права человека. Либо следует создать особую инстанцию. А в этом случае посмотрим, будет ли это соответствовать Конституции. Либо в рамках существующих судебных инстанций нужно будет уполномочить один из судейских составов, чтобы они рассматривали оспаривания. Поэтому я и мои коллеги настояли на более простых формулах. Особые прокуратуры созданы на основе Закона о прокуратуре, который предполагает возможность создания особой прокуратуры. Эти прокуратуры можно распустить на основе законы. А для этого необходимо не более 51 голоса, простого парламентского большинства. Соответственно, таков, скорее всего, путь: подождать полгода без этих дискредитировавших себя институтов, которые продолжают брать взятки, преследовать людей и исполнять политические указания.

Во время этой кампании я указал на ряд случаев по участию НЦБК в мониторинге приднестровского сегмента и прикрытию председателя Дубоссарского района Филипова в процессе подкупа и организованной перевозки людей с левобережья Днестра, на чем его ловили и ранее. В таком случае, чего еще ждать от этих институтов? Сколько лет уже НЦБК, Прокуратура по борьбе с коррупцией и Прокуратура по борьбе с организованной преступностью изучает дело о «ландромате» и дело о краже миллиарда?

Свободная Европа: Но есть мнение, что после прихода новой власти, ситуация может измениться к лучшему, так как внутри системы достаточно людей, понимающих, что они могут показать реальное положение дел.

Штефан Глигор: Г-жа Валентина, недостаточно быть прокурором и быть компетентным. Нужно еще быть смелым! Если такие люди в тот период, когда наше государство проходило через самые тяжелые испытания, через социально-экономическую и моральную катастрофу, стояли в стороне, прятались, вы верите в их смелость сейчас, когда гражданское общество, СМИ, журналисты, оппозиционные политики, диаспора сделали возможными эти перемены, хотя они, прокуроры должны были противостоять организованной преступности, доказывать свою смелость, рисковать своей головой. Ведь мы платим им за это, а они прятались! И вы действительно надеетесь на таких людей?! Сейчас я говорю серьезно!

Свободная Европа: Я верю политикам, которые говорят, что после смены власти может измениться и отношение компетентных органов, которые станут смелее.

Цель реформы юстиции состоит в том, чтобы придать ей настоящую независимость, усадить в кресла компетентных, честных и смелых людей!

Штефан Глигор: Никакое отношение не изменится. Это называется склонить голову перед новой властью. Эту ошибку допустили грузины. Когда к власти пришел Саакашвили и его команда, они не сумели добиться больших результатов в юстиции. Почему? Потому что юстиция склонила перед ними голову и сказала: «Будет сделано!» И выполняла все до тех пор, пока народ их терпел. А когда народ – и даже не народ, а олигарх с огромными деньгами, который сумел мобилизовать общество против них – подвел черту, то система красиво подняла головку вверх и сказала: «Сейчас мы и тебя обслужим». Эта система привыкла прислуживать. Цель не в том, чтобы подчинить себе систему, чтобы она сегодня делала то, что тебе кажется правильным. Цель реформы юстиции состоит в том, чтобы придать ей настоящую независимость, усадить в кресла компетентных и смелых людей. Компетентных, честных и смелых! Если из этих трех компонентов нет хотя бы одного, то нужно забыть о реформе юстиции!

Целью этого парламентского большинства является не подчинить или заставить работать в публичных интересах, как нам кажется верным, и как это считает PAS, например. Цель состоит в том, чтобы поддержать эту систему, сделать ее функциональной и вернуть ей независимость.

Свободная Европа: Вы, как смелый человек, видите свое место в этой системе, чтобы попытаться изменить ситуацию?

Штефан Глигор: Если вы говорите о прокуратуре, то я не могу быть прокурором. Закон изменился.

Свободная Европа: В одном из правовых учреждений.

Штефан Глигор: В каком именно правовом учреждении?

Свободная Европа: Вы лучше знаете свои способности, возможности, знания, призвание, склонности! Вы знаете, где смогли бы добиться результатов.

Штефан Глигор: Мое призвание – называть вещи своими именами, когда многие люди избегают это делать. У меня есть способность учиться и применять свои знания. Однако способность, которую я считаю в себе самой ценной, это то, что меня нельзя подкупить, продать, заставить, что на меня нельзя надавить и повлиять. В Республике Молдова это редкое качество, пусть это и звучит недостаточно скромно с моей стороны.

Свободная Европа: Представители PAS говорят, что хотели бы привлечь людей, не входящих в состав их партии, только если те откажутся от своей партийной принадлежности и станут частью команды для достижения единой цели.

Штефан Глигор: Нет, они сформулировали это иначе. Они сказали, что те, кто будут частью правящей команды, должны будут разделять политические идеи этой команды.

Свободная Европа: Вы тоже поняли, что они должны обязательно быть членами партии?

Штефан Глигор: Не членами партии, но представителями и носителями идей PAS.

Свободная Европа: Вы считаете, этот подход неправилен?

Штефан Глигор: Нет, он неправилен. Объясню, почему.

Свободная Европа: Как было бы правильно, на ваш взгляд?

Штефан Глигор: Любое парламентское большинство должно радоваться, когда человека, прекрасно знающего свою сферу, неважно какую, в любом государстве мира или в Республике Молдова, который способен, смел и обладает необходимыми качествами, можно убедить отказаться от дохода в 25 тысяч евро где-то за рубежом, либо оставить свою практику в Республике Молдова, и занять место в молдавском правительстве на зарплату в 12-13 тысяч леев, что ниже прожиточного минимума для человека с семьей и детьми.

Свободная Европа: Вы даете понять, что слишком мало людей пойдет на такую жертву?

Штефан Глигор: Будет очень мало таких, которые станут заглядывать в рот PAS и делать, как они хотят, а не как считают те, кого они привлекут в качестве специалистов. Когда ты привлекаешь специалиста, ты делаешь это, потому что у него есть знания, которых у тебя нет.

Свободная Европа: Но его нужно финансово мотивировать через зарплату.

Штефан Глигор: Финансовая сторона – это другое дело, так как люди, которые займут эти должности, сделают это не ради денег. В то же время у Республики Молдова сегодня нет возможности удовлетворять их нужды. Они придут, когда их идеи совпадут с целью парламентского большинства. Когда ты привлекаешь в свою команду человека, который прилагает усилия; когда его идеи совпадают с этой целью; который живет по убеждениям, ты не может потребовать от него отказаться от своей политической принадлежности и стать частью проекта PAS или правительственной команды PAS, принять цвета PAS. Ты создаешь технократическое правительство, а политическая расцветка тебя не интересует. Тебя интересует то, что они могут дать в своей экспертной области и не продаются ли они. Потому что будут попытки подкупить, дать взятку абсолютному большинству…

Свободная Европа: Кто это попробует сделать?

Штефан Глигор: «Шериф», Приднестровье, русские, секретные службы, многие попытаются это сделать. И уже попытались! Хочу вас заверить, что людей, которые не поддались подкупу, единицы в этой стране! И таких людей следует задействовать и дать им возможность работать! Достаточно ли у PAS политической зрелости, чтобы это понять? Посмотрим. По крайне мере, я был свидетелем нескольких обнадеживающих эпизодов, когда люди Плахотнюка и Мораря (я не делаю между ними разницы) попытались проникнуть в систему, предоставлять услуги новой власти, предвосхитив тем самым великий поворот, который произошел 11 июля. Надеюсь, что речь идет о великом повороте. Поэтому мы должны быть бдительными.

Свободная Европа: Поговорим о метаморфозах, которые в настоящее время происходят внутри системы. Начали отказывать сервера в некоторых государственных учреждениях. Что все это значит?

Штефан Глигор: А именно в Счетной палате и на таможне.

Свободная Европа: Да, в двух учреждениях.

Штефан Глигор: Я очень надеюсь, что речь не идет об устранении следов и доказательств, связанных с контрабандой. Позавчера мы видели, что в Араде правовые органы Румынии провели обыски.

Свободная Европа: DIICOT – Управление по борьбе с организованной преступности и терроризмом.

Штефан Глигор: Было задержано много людей, связанных с контрабандой сигарет. Я знал об этой базе в Араде еще с 2020 года. У меня была информация, что осенью 2020, когда правительство Санду сменилось на правительство Кику, «Шерифу» вновь были выданы лицензии на импорт и экспорт сигарет. Была вновь начата контрабанда сигарет. Всего за один месяц с небольшим в Арад выехали 45 грузовиков. Там находилась база по разгрузке. Согласно источникам, цена была демпинговой: примерно на 80 евро за коробку дешевле, чем сигареты, которые контрабандным путем поступают из Украины. Общая цена составляла 680 евро. Мы уже давно об этом знали. И мы знаем, что это все те, кто находились рядом с ПСРМ, рядом с Додоном.

Республика Молдова — это лишь прикрытие огромной контрабандной операции! Я говорил об этом десятки раз! И я считаю, что этот отказ системы может быть связан с обысками в Араде, потому что они должны были стереть следы. Потому что, если в Араде есть эти следы, если там есть данные о грузовиках, которые по фальшивым документам везли в Румынию сигареты, перейдя границу Республики Молдова, то румынские власти могут задать нашей власти вопрос: как это сотни грузовиков и контейнеров пересекли границу по поддельным документам? Конечно, DIICOT должен задать вопросы румынской таможне и пограничной полиции: чем они занимались все эти годы? Потому что этот канал контрабанды работал с 2010-2011 годов и до сих пор на серьезном уровне. И сейчас, возможно, проходит небольшая операция по ликвидации следов на таможне и в других местах.

Свободная Европа: Какие вызовы, на ваш взгляд, ожидают новое руководство в следующие полгода?

Штефан Глигор: Все является вызовом. Ожидания огромны. Я считаю, что PAS осознает, что 52-53% людей, которые за них проголосовали, являются ненормально высоким контингентом для классической структуры электората Республики Молдова. Это протестный голос, включительно против коррумпированной системы. И главным ожиданием является наведение порядка, жесткая очистка.

Свободная Европа: В поле зрения PAS, и они этого не скрывают, как приоритет, находится конфискация незаконного имущества. Они предлагают изменить Конституцию. Для этого им нужно еще четыре депутатских голоса, которые будут признаны Конституционным судом. Найдутся ли голоса для изменения Конституции, чтобы узаконить конфискацию незаконного имущества?

Штефан Глигор: Конечно же, нет.

Свободная Европа: Почему?

Штефан Глигор: Откуда взять четыре голоса? От коммунистов, которые обладают таким имуществом? От социалистов, которые обладают таким имуществом? Додон не может объяснить происхождение вещей, которые он носит! Вы действительно думаете, что его люди проголосуют за подобное? У PAS был такой шанс до выборов, когда существовали две гипотетические стратегии достижения парламентского большинства. Я общался с одним из представителей PAS, очень известным человеком, и сказал ему следующее: «У вас была историческая возможность создать единый, широкий фронт, поглотить абсолютно всё и создать дополнительную мотивацию для людей выйти на выборы». В диаспоре более 50 тысяч человек, которые участвовали в президентских выборах, не проголосовали на парламентских выборах.

Свободная Европа: Что было – понятно. Посмотрим, что последует?

Нужно задействовать все, что есть здорового в этом обществе, внутри страны и за ее пределами, чтобы попытаться поставить все на рельсы

Штефан Глигор: Ничего не последует. Они сформулировали это обещание и попробуют его исполнить. Не думаю, что они найдут голоса. На этом все и остановится. Но ведь красиво звучит: «конфискация имущества». Сложнее это сделать. Имущество конфискует инстанция, а не депутаты. А когда судебная инстанция оставляет желать лучшего? Апелляционная палата Кишинева – один из самых неэффективных и перегруженных судов в стране. Почти 60-70% всех дел в Республике Молдова рассматриваются здесь. Почему? Потому что в Кишиневе сконцентрированы все экономические агенты. И здесь большее число споров. А когда Апелляционная палата, когда Высшая судебная палата не работают, то на что надеяться?

Нужно навести порядок в судебной системе, в системе уголовного преследования, так как конфискация имущества проводится включительно через возбуждение следственного дела. Когда у тебя целый ряд органов, которые не работают, которые коррумпированы и не способны нормально функционировать, нужно навести порядок на всех уровнях. И в данном случае нужно задействовать все, что есть здорового в этом обществе, внутри страны и за ее пределами, чтобы попытаться поставить все на рельсы.

Свободная Европа: Именно на это и намекают: человеческие ресурсы в большой цене, хотя у PAS 63 депутатских голоса.

Будут два препятствия: отсутствие политической зрелости и отсутствие парламентского конституционного большинства

Штефан Глигор: Не знаю, найдут ли они эти ресурсы через объявления типа: «Вышлите ваше резюме по такому-то электронному адресу». У PAS было пять лет, чтобы создать базу данных человеческих ресурсов. Они не являются молодой партией, как моя, которая существует всего 3-4 месяца. Им нужно было подумать об этих вещах. Разумеется, у них должна была быть база человеческих ресурсов, людей, с которыми нужно было вести переговоры, обсуждать какие-то вещи. Будут два больших препятствия: отсутствие политической зрелости и отсутствие парламентского конституционного большинства. При конституционном большинстве ситуация могла развиваться быстрее.

Свободная Европа: Но и сейчас многому можно научиться сходу.

Штефан Глигор: Можно.

Свободная Европа: Вам хорошо известно, что когда ты приходишь к власти, все не так, как когда ты был в оппозиции. Когда ты в оппозиции, ты больше критикуешь. Когда ты у власти, ты можешь и должен показывать результаты. У граждан, как вы говорите, есть ожидания, иногда даже завышенные. Но много людей ждут повышения пенсий и зарплат, деньги для которых можно найти в результате этой борьбы с коррупцией и несправедливостью.

Штефан Глигор: Я с вами согласен. В чем ваш вопрос?

Свободная Европа: Какие еще реформы вы считаете приоритетными после реформы юстиции?

Штефан Глигор: Г-жа Валентина, не существует такого понятия, как «после реформы». Реформа юстиции будет продолжаться, пока будет существовать общество, так как мы будем постоянно недовольны результатами этой власти. Я часто говорил о том, что мы занимаем 136 место в мире по уровню независимости судей.

Свободная Европа: Г-н Глигор, но ведь должно быть какое-то начало.

Штефан Глигор: Оно должно быть, но я его не вижу. Это будет, когда у нас появится министр юстиции, который возьмет на себя ответственность за политики по реформе юстиции, который положит на стол конкретный план реформы юстиции. Это план я еще не видел. Правительство Санду тогда ушло, но предварительная концепция реформы, ее черновик, был представлен в министерство юстиции за неделю до отставки правительства. Надеюсь, что у PAS есть ясное представление о том, что они хотят сделать. Насколько понимаю, они хотят сохранить институты, которые у нас есть, или реорганизовать их во что-то иное, наподобие румынского DNA. Я не раз об этом говорил. В такие вещи я не верю. Думаю, мы ничего не добьемся. Думаю, мы получим ту же систему, примерно с теми же людьми, которые будут служить новой власти, и которая сразу же после смены руководства начнет служить тем, кто получит большинство. Не думаю, что начнут проводиться по-настоящему глубокие реформы, но надеюсь, что я ошибаюсь. Параллельно с этой реформой речь идет и об оздоровлении экономики. Если мы не оздоровим экономику, если не откажемся от популистских, бредовых заявлений, если не начнем структурных перемен…

Свободная Европа: Сколько времени потребуется на первые результаты? Вы можете назвать примерный период?

Штефан Глигор: Вообще, результаты начнут появляться, если будут правильный подход и стратегия. Если у нас не будет правильного стратегического подхода, то мы ничего не получим! Вы спрашиваете меня, когда начнут появляться первые результаты, хотя я еще не знаю, что они собираются делать. Из предвыборной кампании PAS я почти ничего не понял. Я понял, что будут пенсии в 2000 леев. А это означает плюс 4 миллиарда к дефициту в 10 миллиардов. Не знаю, известно ли вам, что более половины бюджета уходит на выплату пенсии и социальные выплаты. Более половины!

Свободная Европа: Они объяснили и сказали, что найдут ресурсы.

Штефан Глигор: Я считаю, что пополнять свои ресурсы из внешних фондов является ошибкой. Нужно научиться приводить свою экономику в равновесие, структурно менять вещи, связанные с налогообложением и деловой средой, особенно с малым бизнесом; создавать стимулирующие для малого бизнеса фискальные политики; убеждать людей возвращаться в села, открывать свое дело, чтобы поднять фискальную базу местной публичной власти. Обо всем этом мы говорили во время предвыборной кампании, но люди этим не интересовались. Если мы добьемся структурных изменений параметров нашей экономики, то мы получим только повышение внешнего долга и закрепление состояния нашего плохого функционирования, если не сказать иначе.

Свободная Европа: Административно-территориальная реформа должна фигурировать в повестке?

У нас парламент решает, в каком селе отремонтировать дорогу и провести водопровод. Это хронический кретинизм.

Штефан Глигор: Наш партия (сейчас я говорю от имени «Партии перемен») не поддерживает проведение административно-территориальной реформы сейчас. На первом этапе следует обеспечить децентрализацию и налоговую автономию. Мы должны устранить зависимость мэрий от Кишинева. У нас парламент решает, в каком селе отремонтировать дорогу и провести водопровод. Это хронический кретинизм. Мы должны, наконец, оставить в покое наши мэрии, отдать им 100% налогов от физических лиц, а также 15-25% налогов, которые юридические лица будут выплачивать напрямую в местный бюджет, чтобы мэр видел, сколько денег у них собирается. Следует понять, какие из наших сел обладают фискальной базой для выживания, для настоящей автономии. Во скольких селах живет достаточно людей и достаточно экономических агентов, чтобы село действительно работало в автономном режиме, а местная публичная администрация обладала финансовой и институциональной дееспособностью, чтобы выполнять данные людям обещания: водопроводы, канализация, сбор мусора, дороги и иная инфраструктура.

Через год или два, когда мы увидим, как все это работает, после децентрализации, мы можем предоставить автономию. Направить налоги в местные бюджеты можно будет на втором этапе. Я вас заверяю, что мэры и советники будут первыми, кто поднимут этот вопрос.

Свободная Европа: Это должно произойти после местных выборов? Именно это вы имеете в виду?

Штефан Глигор: Местные выборы не имеют никакого отношения к тому, о чем я сейчас говорю.

Свободная Европа: Связь тут прямая, поскольку…

Штефан Глигор: Я говорю, что мы должны перевернуть этот стул и поставить его на ноги. Вот, о чем я говорю! Забудьте про выборы, это не важно. Подумайте о логической структуре. О том, как все работает в нормальных государствах. В нормальных государствах смотрят, при каких мэриях достаточно резидентов и экономических агентов, чтобы сформировать бюджет. Там, где бюджет достаточен, чтобы исполнять обязательства перед гражданами, там и должны быть мэрии.

Свободная Европа: Понятно.

Штефан Глигор: Там, где бюджет недостаточен, где села вынуждены выживать и восстанавливаться, там мэрий нет. Эти села включаются в более широкие сообщества и повышают фискальную базу и фискальную мощность тех единиц, которые способны к выживанию. А центр должен вмешиваться для создания компенсирующих механизмов, когда какие-либо мэрии собирают недостаточно денег. После этого, через два года, следует подумать об оптимизации: о том, какие мэрии следует закрыть или слить с другими, чтобы создать более сильные образования. И все это после 30 лет свинства, идиотизма, политического шантажа местной публичной администрации! Ведь именно так все и было! Почему не было сделано то, о чем я сейчас говорил? Почему им не дали финансовую, имущественную и административную автономию? Потому что политикам из нашего парламента нужно было душить этих мэров на парламентских выборах и заставлять их давать результат!

Свободная Европа: Чтобы обеспечить голоса.

Штефан Глигор: Чтобы обеспечить голоса! Но с этим следует покончить!

Свободная Европа: Коротко, да или нет: если правящая власть сделает вам предложение стать частью ее команды, вы согласитесь или нет?

Штефан Глигор: Г-жа Валентина, это очень общий вопрос. Есть некоторые сферы, в которых я могу быть полезен. Есть сферы, в которых я не могу быть полезен. Многое зависит от подхода. Если подход будет таким же легкомысленным, каким мы его видим, что нужно будет отказаться от нашей политической идентичности и стать частью PAS, думаю, мало кто примет всерьез этих людей. Их цель состоит в том, чтобы создать цельное, способное правительство, которое не станет торговать интересами граждан. Им нужны люди, которых у нас почти не было. И это очень сложно. Надеюсь, что у них все получится, потому что общество приложило огромное усилие, и было бы жаль упускать этот шанс.

Свободная Европа: Большое спасибо за эту беседу. Ждем вас и в следующий раз.

Штефан Глигор: С радостью.

XS
SM
MD
LG