Linkuri accesibilitate

Юлиан Кифу: «Дипломатия в стиле „селфи“ — это изоляция Молдовы»


Игорь Додон и Эммануэль Макрон, Париж

Глава бухарестского Центра по предотвращению конфликтов, аналитик Юлиан Кифу заявил в интервью Свободной Европе, что идее Игоря Додона по поводу необходимости «объединить Европу от Лиссабона до Владивостока» уже исполнилось около полувека, и сегодня никто на международном уровне подобные планы не поддерживает.

У Франции, по словам Кифу, позиция совсем иная, — и официальный Париж, напротив, крайне обеспокоен экспортом настолько абсурдной идеи, появившейся еще в прошлом тысячелетии, а также попытками каким-либо образом навязать ее г-ну Макрону. Румынский аналитик полагает, что тезис Додона в действительности скрывает намерения по исключению влияния США на европейскую политику. А Игорь Додон, говорит Юлиан Кифу, хочет стать игроком международного уровня, однако, его аппелирования к европейским лидерам — и, в частности, к Эммануэлю Макрону — лишь усиливают степень его личной политической изоляции, а также изоляции и Молдовы в целом.

Свободная Европа: Итак, объединенная Европа — от Владивостока до Лиссабона, такую идею предлагает президент Игорь Додон, и, в частности, об этом он говорил на мюнхенской конференции. Идея не нова, но в то же время недостаточно ясна, по крайней мере, в Республике Молдова. В чем ее суть, по-вашему?

Юлиан Кифу: Идея Европы от Лиссабона до Владивостока — это идея голлистов еще с 1968-го года, еще с тех пор, когда обсуждался выход Франции из структур НАТО. На данный момент ее никто не поддерживает, ни в Европейском союзе, ни среди участников Североатлантического альянса. И та самая Франция, о которой говорил г-н Додон, мол, что это французская идея, что «мы поддерживаем Францию» и т. п. — так вот, у Франции никаких подобных инициатив нет, и даже напротив, я думаю, что она крайне обеспокоена намерениями экспортировать из прошлого тысячелетия настолько абсурдной идеи — ей около 50 лет! — и попытками каким-либо образом навязать ее президенту Эммануэлю Макрону. У Макрона есть и собственные взгляды, есть и нюансы в отношениях с теми или иными странами-союзниками, с партнерами по ЕС и с коллегами по НАТО. И он никогда не обсуждал подобную идею.

А чтобы окончательно закрыть этот вопрос, скажу следующее: Эммануэль Макрон выступал в Сорбонне, затем выступал в Военной школе, а дней десять назад была речь в Мюнхене, и в разных вариантах он повторял тезис о том, что идеи всегда необходимо проверять, изучать... В конце концов, у всех может возникнуть какая угодно идея, и — да, ее можно и обсудить, и обсуждать, но все же интересы союзников и партнеров учитывают имеющиеся реалии, и любые инициативы в итоге сводятся к тому, с чем готовы согласиться остальные.

Давайте еще раз уточним: Европа от Лиссабона до Владивостока означает ни что иное, как исключение Соединенных Штатов из европейской политики. И тогда вместо трансатлантических отношений у нас возникают евразийские... В европейской, скажем так, версии, — здесь же есть и леваки, и популисты, которые согласились бы с подобным вариантом.

Игорь Додон сам плодит ненужные проблемы, стараясь выбраться из тени, которая вполне может превратиться в зону полнейшей изоляции

С другой стороны, если мы опять обратимся к заявлениям Эммануэля Макрона, мы увидим, что его позиции по отношению к Российской Федерации в точности совпадают с тональностью и контекстом итоговой декларации варшавского саммита НАТО. В текст этого документа вошла целая серия обвинений в адрес Российской Федерации, а также и ряд предупреждений со стороны всех стран-членов НАТО, — и потому итоговая декларация схожа с прокурорскими выводами.

Примерно те же выводы воспроизводит в своих выступлениях и Эммануэль Макрон, — с поправкой на различия в акцентах и нюансах. И это несмотря на то, что сам он предполагает, что в будущем Россия будет заинтересована соблюдать обязательства, что Кремль пойдет навстречу западной демократии, и что в перспективе уважительные отношения России и Евросоюза будут восстановлены.

Если же вернуться в Мюнхен, то Эммануэль Макрон также говорит нам, что альтернативы трансатлантическим отношениям не существует. Однако, по его мнению, защита европейского пространства, являющаяся первоочередной задачей, означает также и определенную независимость, автономию, оперативное реагирование стран ЕС. Дело в том, что Евросоюз может принять решение об участии в определенных военных операциях и без НАТО — и в этом, по сути, и заключается базис европейского участия в Североатлантическом альянсе. В общем, проблема не в том, что, мол, «Соединенные Штаты окажутся не у дел!» — главное, что подобный проект фундаментально противоречит трансатлантическим отношениям.

А Игорь Додон... Он сам плодит ненужные проблемы, стараясь как-то выбраться из тени, которая вполне может превратиться в зону полнейшей изоляции!.. Кроме того, его антирумынские поступки, его желание отмечать и 23 февраля, и 9 мая по лекалам России, не приносят стране ничего. Напротив, мы приближаемся к тому, что к Молдове могут утратить интерес вообще все государства, включая страны с минимальным вниманием наблюдающие за нашими событиями.

Даже с президентом Румынии он лишь пересекся в кулуарах Генассамблеи ООН, сфотографировался в коридоре...

Боже упаси, чтобы даже Румынию перестало интересовать то, что происходит на левом берегу Прута, потому что дружба с Виктором Орбаном никак не поможет, и он не станет трамплином для того, чтобы сблизиться с Брюсселем или перелететь через океан. Да и сам Виктор Орбан — в числе политиков, от которых стараются держатся подальше, сейчас вот остракизм виден на уровне ЕС и НАТО. Он находится в ситуации, когда его каждый день критикует собственные сторонники, — так что его игры в демократию и манеры поведения когда-нибудь доведут его до точки.

Главное отличие между Виктором Орбаном с его Венгрией и Республикой Молдова заключается в том, что Венгрия, как и любое другое государство Евросоюза, довольно грамотно ведет экономическую политику, развивается, страна в состоянии выполнять свои обязательства перед населением, — а вот Молдова от этого весьма далека, и уж тем более — в условиях сохранения автаркического режима в Кишиневе, который окажется в гордом одиночестве.

Я говорю и о серьезной разнице, и о большой проблеме, и я думаю, что стало бы крупной ошибкой жонглировать подобными идеями и инициативами на международном рынке, попутно приписывая аналогичные устремления европейским лидерам, с которыми вы даже не разговаривали, а лишь фотографировались в кулуарах...

Не знаю, встречали ли вы фото с Эммануэлем Макроном в Иерусалиме или в Мюнхене, на которой он хотя бы смотрел в объектив, я уж не говорю о том, что была организована встреча! У нас есть исключительно дипломатия в стиле селфи, причем и тут — никудышная, которая способствует изоляции и президента Республики Молдова и, следовательно, всей страны.

Я думаю, что в этом кроется главная драма в поведении человека, который реально ощущает себя в изоляции, чувствует себя отвергнутым, коль скоро с ним никто не разговаривает. Здесь видна даже некоторая доля отчаяния, хотя это уже вопрос о личных проблемах, связанных c комплексом неполноценности... Все это вредит государству, ведь вы не вправе демонстрировать собственную слабость и уязвимость.

Для организации встреч, дискуссий в кулуарах международной конференции, для проведения солидного международного форума нужно договариваться заранее, есть правила, стороны согласовывают условия. А тут даже с президентом Румынии он всего лишь пересекся в кулуарах Генассамблеи ООН, сфотографировался в коридоре... Лидер соседнего государства согласился перекинуться парой слов, но это же отнюдь не уровень официальной встречи!

Свободная Европа: Если я правильно вас поняла, то вы считаете ошибочным этот дискурс. А что вы думаете о роли России во всей этой истории?

Юлиан Кифу: Тут сразу несколько уровней взаимодействия. С одной стороны, есть обязательства Игоря Додона, которые он взял на себя от имени Республики Молдова. Властям Молдовы и, в частности, парламенту стоит проанализировать этот вопрос и выяснить, каковы полномочия Игоря Додона относительно принятия обязательств от имени государства. Подобным мандатом парламент его не наделял, а кроме того, я внимательно изучил Конституцию Республики Молдова и пришел к выводу, что даже те полномочия, которые были установлены законом, неконституционны.

В Молдове президент — это глава государства, и у президента Республики Молдова нет полномочий исполнительной ветви власти ни в области проведения внешней политики, ни в сферах безопасности или обороны. Получается, что было присвоение полномочий — довольно сомнительное.

Молдова совершенно не та проблема, которая по-настоящему волнует Кремль

Теперь давайте рассмотрим отношения с Российской Федерацией. Там два важных момента: во-первых, существуют прямые обязательства. А во-вторых, Российская Федерация сейчас занята чрезвычайно глубоким процессом собственной трансформации, и происходящие изменения имеют первостепенную важность. Речь идет о выстраивании нового конституционного пространства и нового баланса ветвей власти. Меняется объем полномочий — нынешнего и будущего президента, власть, по сути, делится на три части — между главой государства, спикером парламента и Госдумой, или лидером правящей партии, а также премьер-министром.

Иными словами, меняются сами основы, и одновременно должна сохраниться власть Владимира Путина над всеми тремя ветвями. Путин, покидая сферу прямого управления, пытается стать неким балансовым центром между остальными структурами. Это своеобразный вариант Назарбаева, при котором нынешний глава российского государства в состоянии беспрепятственно влиять на полномочия и политику любых сил.

В Российской Федерации — реальные, фундаментальные изменения, там изучаются разные варианты и модели. И одновременно Россия пытается закрыться, уйти в изоляцию, в том числе, и обеспечив тотальный контроль Интернета. Россия занята калибровкой баланса ветвей власти — и тут уж ни у кого в РФ нет времени на то, чтобы вести разговоры с Игорем Додоном!..

Широко обсуждаемое обещание по поводу кредита на 500 млн долларов — это ложь, и особенно, если учесть, что и сама Российская Федерация одалживает у Китая 100 млн долларов, а экономический рост в прошлом году по официальным данным составил 0,3%!

Все станет ясно уже в апреле, ну, а в конце года — уже на уровне Центробанка (а это — официальная позиция РФ!) мы услышим, что у России нет времени на мелкие игры, у нее масса своих собственных приключений, куда более важных и приносящих гораздо больше дивидендов. Там и Сирия, и Ливия, и частные военные компании, и Центральноафриканская Республика, и еще с десяток инвестиций по африканскому направлению, — словом, проблем хватает, да еще полно и внутренних флуктуаций.

После ритуальных визитов в НАТО, в ЕС и ООН мы видим либо игнорирование, либо полнейшее отторжение. Не думаю, что это идет на пользу Молдове и Додону

Учитывая сложившуюся конъюнктуру, Республика Молдова совершенно не та проблема, которая по-настоящему волнует Кремль!.. Ушел Сурков, пришел на новую и чрезвычайно важную должность Козак, который был вице-премьером, а стал замглавы администрации президента. Не знаю, кстати, насколько кадровые перемещения Козака повлияют на успехи дипломатия... Глядя на последние события на Донбассе, где вновь идут вооруженные столкновения, становится очевидным, что Российская Федерация после ухода Суркова ничуть не изменила ни свою политику, ни методы. Демонстративно нарушается режим линий отвода войск, — это намек президенту Зеленскому, который не готов уступать еще больше...

Я не думаю, что сейчас Российская Федерация захочет брать на содержание еще и Республику Молдова, поддерживать ее экономику и покрывать платежный дефицит. Конечно, если предложить очевидные выгоды — федерализацию, если говорить прямо, то подобный вариант встретят с распростертыми объятиями. Но все же, я не думаю, что сегодня Российская Федерация — наш партнер.

А потому варианты проведения сбалансированной политики, восстановления связей с Россией, которые продвигает Партия социалистов, — тихий ужас, включая и ту «Европу от Лиссабона до Владивостока». Я повторяю, этому тезису уже 50 лет, сегодня он бесполезен, и тут очевиден глубоко антиамериканский настрой и попытки влезть в дела Запада. Ну, а для подобных игр Молдова слишком мала! И такое поведение только усугубляет изоляцию.

Посмотрим, что будет дальше, но я уверен, что Молдове лучше бы заниматься своими делами. И так уже с вами перестали общаться два соседних государства! И после всех этих ритуальных визитов в НАТО, в ЕС и ООН мы видим либо игнорирование, либо полнейшее отторжение. Не думаю, что это идет на пользу ни всей Молдове, ни лично Игорю Додону.

XS
SM
MD
LG