Linkuri accesibilitate

Брексит стал резиновым. Часть 2


Приняв на саммите 10 апреля заявление по Великобритании, Евросоюз особо подчеркнул недопустимость того, «чтобы это дальнейшее продление [срока выхода] нарушило нормальное функционирование Союза и его институтов». При этом уточняется, что королевство будет оставаться государством-членом ЕС со всеми его правами и обязанностями до новой даты выхода, но сохранит за собой право в любое время отозвать уведомление о выходе.

Издание Newsru.com пишет, что, если Британия останется в составе ЕС к дате проведения выборов в Европейский парламент и не ратифицирует соглашение о выходе до 22 мая, она будет обязана провести выборы в Европейский парламент в соответствии с законодательством Евросоюза. С другой стороны, 9 апреля Палата общин обязала госпожу Мэй добиваться отсрочки Brexit и запретила выход без «сделки». Сама хозяйка Даунинг-стрит, 10, обещала приложить все усилия, чтобы Великобритания покинула Евросоюз до 30 июня.

Правда, до этого Тереза Мэй пообещала депутатам от Консервативной партии уйти в отставку до 22 мая, если Палата общин с их помощью утвердит соглашение о выходе из ЕС. Но всё больше оппонентов Мэй внутри партии открыто говорят о необходимости сместить ее примерно до конца мая и летом провести выборы нового лидера, напоминает Русская служба ВВС.

В то же время премьер-министр продолжает стремиться к осуществлению быстрого выхода из ЕС, который не потребовал бы участия в выборах в Европейский парламент. «Однако единственный шанс для этого – быстро достичь компромисса с лейбористами и обеспечить поддержку ими соглашения с ЕС, что даст большинство в Палате общин. Пока начавшиеся переговоры пробуксовывают», - констатирует российский политолог Александр Ивахник в Телеграмм-канале Bunin&Co.

Между тем, экономист швейцарского частного банка Julius Bär Дэвид Мейер полагает, что перенос сроков выхода снимает риски «жесткого» Брексита, но не сокращает экономическую неопределенность и не снижает вероятности политического кризиса в Лондоне с возможной сменой премьер-министра.

А в компании ING скептически смотрят на перспективу достижения соглашения, считая, что отставка Терезы Мэй может произойти перед партийной конференцией консерваторов в сентябре и «почти наверняка до декабря, когда оппозиционные члены партии смогут снова поставить вопрос о доверии ей». При этом ей на смену может прийти еще больший евроскептик, для которого выход из ЕС без сделки окажется приемлемым, сообщает газета «Коммерсант».

Аналитики считают наилучшим выходом образование постоянного таможенного союза – некоей необязывающей части соглашения, создающей базу для будущих торговых отношений. Однако на практике выход из тупика вряд ли будет найден до 31 октября, полагают в ING. Наконец, аналитики Moody’s отмечают, что Великобритания и ЕС своим решением об отсрочке продемонстрировали, что хотят избежать негативного сценария выхода без «сделки». Эксперты уверены, что неопределенность продолжит негативно влиять на экономику и сдерживать инвестиции, пишет «Ъ».

Об экономическом ущербе от несостоявшегося Брексита сообщает агентство Bloomberg, которое провело серьезное исследование о том, как британские компании тратят миллионы фунтов для принятия мер на случай непредвиденных обстоятельств. Уточняется, что многие организации из различных отраслей уже готовятся к наихудшему сценарию, то есть к выходу без «сделки».​ Как пишет РБК со ссылкой на это исследование, расходы только шести крупных британских фирм составили 348 млн. фунтов (455 млн. евро).

Но это экономика – а что же политика? Никто не может гарантировать самой Британии и Евросоюзу, что в срок до 31 октября в Лондоне произойдут необходимые изменения не ради изменений, а ради стабилизации ситуации. Даже если там пройдут досрочные парламентские выборы, они либо мало что изменят, либо, наоборот, приведут к власти лейбористов, которые и вовсе добьются отмены Брексита и это вызовет недовольство сторонников «свободы» Великобритании. Отставка Терезы Мэй может упростить задачу, но нельзя исключать прихода еще более радикального сторонника Брексита.

Газета «Московский комсомолец» обратилась к доценту кафедры Европейского права МГИМО Николаю Топорнину, который, помимо прочего, доступно объяснил, почему Евросоюз постоянно идет на уступки Британии. Если состоится выход «без сделки», тогда Лондон скажет, что никому ничего не должен и лишит Евросоюз внушительных отступных в размере 50 млрд. евро (бюджет всего ЕС на 2019 год – 164 млрд.).

Однако и это не меняет сути проблемы. «Сделку Мэй можно выносить на голосование [в Палате общин] сколько угодно, но каждый раз она не будет набирать необходимого числа голосов. Оппозиционные партии требуют внесения изменений в это соглашение. Брюссель на это не идет. Но есть возможность ратифицировать политическую декларацию. Это дополнение к соглашению, его проще дописать, адаптировать. А для внесения изменений в текст самого соглашения потребуется опять ратификация всеми странами ЕС. Это долгий, сложный процесс, европейцы на это не пойдут», - описывает эксперт этот бесконечный триллер. Единственный пункт, который Николаю Топорнину представляется понятным, - это то, и консерваторы, и лейбористы поняли: «сделка» всё же должна быть.

Ну, а мы, наученные горьким опытом непрерывного бесполезного наблюдения за этим поднадоевшим процессом, очевидно, скажем: никто ничего никому не должен. Или все-таки мы близки к развязке?

Часть 1

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG