Linkuri accesibilitate

Не виноватая я! В Китае отменяют «перевоспитание» проституток


Массированная полицейская облава в подпольных борделях в китайском городе Дунгуань в провинции Гуандун, считающемся "столицей развлечений"

Китайская англоязычная газета China Daily, издаваемая Отделом пропаганды ЦК КПК, накануне Нового года написала, что власти страны готовятся отменить традиционные наказания и "исправительные лагеря" для проституток и их клиентов. Однако о полной декриминализации проституции, которой в КНР занимаются, по некоторым данным, до 20 миллионов женщин, речи пока не идет. Как меняется в стремительно модернизирующемся Китае отношение правящей коммунистической элиты и населения вообще к платным секс-услугам – и к интимной жизни в целом?

Юридический комитет Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) представил на проходящей сейчас в Пекине сессии китайского парламента специальный доклад по этой теме, в котором говорится, что существующие нормы противоречат Конституции КНР, гарантирующей защиту прав человека. До сих пор в Китае находятся в силе инструкции, принятые в 1990 году Госсоветом страны, согласно которым и проститутки, и уличенные в покупке секс-услуг граждане могут быть лишены свободы на срок от полугода до двух лет, а также привлечены к "курсам перевоспитания" и исправительным работам на неопределенный срок. При этом деятельность существующих в КНР многочисленных трудовых исправительных лагерей четко законом не регулируется.

Когда в 1949 году в Китае после гражданской войны к власти пришли коммунисты, началась целая серия политико-общественных кампаний по искоренению проституции и торговли женщинами, которая ранее фактически регулировалась и поддерживалась разными правителями на протяжении целых эпох. Выражение "продажа весны" (так иносказательно называлась торговля своим телом в дореволюционном Китае) существует в китайском языке не одно тысячелетие.

По официальным данным, к началу 1960-х годов ни одной проститутки в КНР не осталось. Однако в 1980-х годах она внезапно появилась в китайских городах, причем практически везде. В результате в 1984 году в Шанхае открылось первое исправительное учреждение для "падших женщин". В 1988 году в стране специально для проституток существовали уже целых 68 трудовых лагерей. О проституции как большой социальной проблеме заговорили в китайской прессе и на уровне руководства КПК в начале 1990-х годов, вместе с началом очередной кампании по борьбе с "возрождающимися буржуазными пороками".

К началу 21-го века проституция в Китае стала масштабным подпольным бизнесом, с огромным количеством вовлеченных в него людей и колоссальным финансовым оборотом – регулируемым организованной преступностью, тесно связанной с коррумпированными высшими партийными чиновниками.

Еще одна полицейская облава в подпольном борделе в городе Дунгуань
Еще одна полицейская облава в подпольном борделе в городе Дунгуань

О проституции в КНР написаны сотни статей и книг, в которых эта тема анализируется самым подробным образом – с описаниями типов сексуальных услуг, мест, где они оказываются (особенного внимания заслуживают местные караоке-клубы), и ценами (от 10 до 10 тысяч юаней, то есть от 1,5 до 1500 долларов). Проститутками в Китае сегодня, в отличие от 80-х годов, занимаются далеко не только бедные молодые женщины из сельской глубинки, но и образованные городские девушки из богатых семей, а также иностранки, которым требуются большие дополнительные деньги.

Чжу Чжэнфу, вице-президент Всекитайской ассоциации юристов, на этой неделе заявил на сессии ВСНП, что наказания, ограничивающие свободу граждан, должны регулироваться именно законами, а не инструкциями. Поправки, предложенные Юридическим комитетом ВСНП, должны быть приняты в последний день сессии – 29 декабря.

Речь в любом случае не идет о декриминализации проституции в Китае, отмечает в интервью Радио Свобода китаист Вита Спивак:

– В Китае всего много – территории, населения, денег. Значит, там много и проституток, и всевозможных заведений, где предлагают сексуальные услуги?

– Они не бросаются в глаза очень сильно. Все это есть, да, но присутствует обычно в полускрытом формате. Когда все об этом знают, но никто об этом не говорит. Места знать надо, как говорится, специальные, чтобы непосредственно посетить бордель, фактический или замаскированный, или специальные интернет-сайты.

– Вы отметили, что "все об этом говорят". А кто говорит, как говорят? Китайские бизнесмены, у которых, судя по тому, что пишут, чаще всего принято, в том числе именно так, проводить совместный досуг?

Походы во все эти "караоке-бары" и "музыкальные сауны" являются показателем, грубо говоря, твоего статуса​

– В Китае к проституткам ходят вовсе не только бизнесмены. В принципе, да, пользование платными секс-услугами, походы во все эти "караоке-бары" и "музыкальные сауны" являются показателем, грубо говоря, твоего статуса, а также считаются хорошим способом впечатлить своего западного бизнес-партнера, например. Когда ты приезжаешь учиться в КНР, если ты молодая девушка с европейской внешностью, то варианты так вот заработать находятся быстро, они существуют. Обычно в так называемых "караоке-клубах", где тебе предлагают поработать "хостес", очень аккуратно предлагают. В принципе, сразу понятно, с какой целью к тебе обращаются, потому что ты "женщина с западным лицом". Большинство отказываются, разумеется.

– И сколько денег вам предлагали, например?

– Мне лично не предлагали. Но у меня есть знакомые, которые просто случайно сглупили и на что-то там согласились, по наивности. В общем, потом убегали они оттуда очень быстро.

– Китай – страна традиционной многотысячелетней морали, с одной стороны, с другой – управляемая до сих пор коммунистами и с третьей – переживающая стремительный экономический взлет, то есть общий рост доходов большинства населения. Как эти три фактора сочетаются и как влияют на рынок сексуальных услуг в КНР?

– В Китае общественно-половая мораль, понятия супружеской измены, приемлемость покупки секса – когда речь идет о мужчинах, конечно, – вообще очень специфические, очень сильно отличающиеся от российских, к примеру. Многоженство в Китае существовало всегда, и иметь до четырех жен считалось совершенно нормальным делом для состоятельного мужчины. Была старшая жена и младшие. Есть об этом фильмы, "Подними красный фонарь", например, можно посмотреть. Там как раз рассказывается история четвертой молодой жены в доме богача. Так продолжалось до самого конца Китайской империи, до начала ХХ века. У последнего китайского императора Пу И, как известно, было как минимум две жены. Конечно, сейчас больше приняты моногамные отношения.

И проституция в Китае процветала и существовала с начала времен. А сегодня руководящие коммунистические кадры, в общем-то, и являются основными потребителями этих услуг, потому что это наиболее богатые представители населения, чаще всего. Например, в Китае сейчас очень заметен этакий "антиобраз" коррумпированного чиновника, его очень активно порицают, на волне общей массовой антикоррупционной кампании. Так вот неоднократно "грязное белье" многих высших чиновников стирали прямо на глазах общественности, в телеэфире, и подчеркнуто рассказывали о том, что они в том числе пользовались услугами проституток, включая иностранных, и демонстрировали эти фотографии их девушек. Блондинок этакой типичной славянской внешности. Что является показателем их распущенности, коррупции, которая их проела.

Неоднократно "грязное белье" многих высших чиновников стирали прямо на глазах общественности

– Со времен Мао Цзэдуна и до наших дней КПК официально активно боролась с этими "чуждыми вредоносными элементами и нравами", в том числе и в такой тонкой сфере, как секс и отношения полов. Сначала объявили, что проституцию вроде бы под корень ликвидировали. Потом, в 80-х годах, она вновь появилась и стала заметна невооруженным глазом. И тогда начали создаваться эти "лагеря перевоспитания" вновь, и была введена ответственность, что очень интересно, и для покупателей секс-услуг, для клиентов. Почему вообще никаких результатов вся эта кампания в общем не принесла? Потому что за ее проведение днем были ответственны те, кто вечером ходил в бордель?

– Да, именно. Контроля особого за всем этим не было. Все бурно пошло в 1990-е годы, как раз в период взрывного экономического роста, который принес чиновникам очень много возможностей для развития своих коррупционных связей. Я хочу сразу оговориться, и сейчас не идет речь о том, что проституцию собираются декриминализовывать. Они собираются отменять это регулирование, которое предписывает отправлять людей в "лагеря перевоспитания", именно потому, что это нарушает права человека, и соблюдать Конституцию. Сейчас в КНР это большая часть государственной риторики в целом – что "у нас верховенство закона". До сих пор действовало на сей счет некое полупредписание полулегального свойства, которое применялось, естественно, избирательно.

– Понятно, что в такой стране, как Китай, в проститутки большинство девушек и сегодня подаются не от стремления поменьше работать и получать побольше денег и удовольствий, а просто от голода. В большинстве случаев это уроженки деревни, из самых социальных низов?

– Сегодня очень большой процент проституток – это даже не китаянки, а уроженки стран Юго-Восточной Азии. Еще более бедные. Из Вьетнама, Лаоса, Таиланда, Филиппин, Камбоджи. Вот они все едут "на север". Даже есть такое стереотипное и очень распространенное представление в Китае, что, мол, "вьетнамские женщины все продажны".

Облава на проституток в китайском городе Вэньчжоу
Облава на проституток в китайском городе Вэньчжоу

– Общественная мораль, представления о сексе, в том числе о продажном, сильно ли изменились в Китае в самые последние годы, в эру информационных технологий, в молодежной среде?

– Разговоры о сексе и отношениях полов – такая тема в Китае, которой практически не существует в широком общественном обсуждении, табуированная. Она всегда такой была, еще со времен Мао Цзэдуна, когда любые отношения полов, кроме как с целью репродукции, неким образом порицались, потому что это противоречило идеалам революции. Тогда руководителям государства совершенно не нужно было, чтобы люди думали о каких-то личных удовольствиях. И сейчас не очень это принято – проявлять как-то свои желания и мечты. Все существует, но в полном андерграунде, в крупных городах, Пекине, Шанхае, где много денег, где люди более образованны и где нравы посвободнее.

Руководителям государства совершенно не нужно было, чтобы люди думали о каких-то личных удовольствиях

Но если говорить про мелкие бедные города, там как-то люди до сих пор озабочены выживанием больше, чем сложностями рассуждений об отношениях полов. Так что отношение к сексу в КНР сегодня разное, наверное, в более урбанизированных территориях и менее урбанизированных, более богатых и более бедных. В городах серьезного экономического значения все приближено к понятиям западного мира – но есть важное отличие, что не принято об этом говорить.

Однако есть определенные перемены, появилось гражданское общество, какие-то его зачатки. Движение #Metoo, к примеру, тоже набирает обороты – и очень сильно подавляется государством, которое не заинтересовано в проявлении любой гражданской активности без его контроля. Но это тоже сейчас всплывает на поверхность, и в Китае, как ни странно, приобрело очень серьезные обороты.

– Сейчас можно себе представить китаянку, которая заявляет громогласно, обращается в правоохранительные органы, допустим, с заявлением о том, что ее шеф домогался, хватал, делал грязные намеки? Или это считается очень стыдным до сих пор и осуждаемым обществом и, скорее всего, китаянка так не поступит?

– Жаловаться на мужчин – именно это до сих пор очень стыдно в Китае и потому очень похоже на российские реалии. Например, в китайском языке, как и в русском, нет слова "харассмент". Это до сих пор очень закрытая тема, которая все активнее как-то вот булькает под крышкой, а тем временем цензоры в китайском интернете этот хештег #Metoo запрещают. Поэтому женщины изощряются всячески и используют другие иероглифы. Например, очень распространено выражение и сочетание иероглифов Mi Tu, "Рисовый заяц", потому что "ми" по-китайски "рис", а "ту" – "заяц". По-китайски девушки пишут так вот, чтобы эту тему суметь поддержать. Но, повторю, такие инициативы очень серьезно подавляются. В какое русло направлять это общественное возмущение, китайские власти не знают. Потому что открытые дискуссии они себе не могут позволить.

– На всех этих проблемах сказывается ли еще местная специфика? Во-первых, известный гендерный дисбаланс, то, что китайских мужчин значительно больше, чем женщин; и второе, то, что Китай – страна огромных масс внутренних мигрантов, мужчин и женщин? Когда, может быть, сотни миллионов человек работают вдали от дома, жен или мужей оставили далеко – и поэтому они могут искать связей на стороне, в том числе платных?

– Переехавшие из деревни в город рабочие, возможно, и тратят какую-то сумму из своей зарплаты на секс-услуги. Но их зарплаты мизерные обычно, поэтому в основном они отправляют деньги домой. И я не уверена, что именно благодаря этой вот трудовой миграции проституция в городах очень сильно подпитывается. Женщин не хватает, да, но не каждый мужчина в Китае может себе вообще позволить секс, хоть какой. Китайские женщины и девушки очень часто смотрят в первую очередь именно на финансовое положение потенциального партнера, мужа, любовника, это так. То есть если у тебя есть квартира, машина, работа, счет в банке, тогда за тебя пойду замуж, а если нет – то нет. Это наверняка имеет какое-то влияние на те вопросы, о которых мы говорим, но не думаю, что гендерный дисбаланс прямо как-то решающим образом влияет на объем рынка секс-услуг. А вот растущие доходы населения в целом – видимо, да, – рассказывает Вита Спивак.

XS
SM
MD
LG