Linkuri accesibilitate

Главбух обвиняет. Допрос основного свидетеля по делу «Седьмой студии»


Нина Маясляева

В Мещанском районном суде начался допрос главного свидетеля обвинения – бывшего главного бухгалтера "Седьмой студии" Нины Масляевой.

Радио Свобода продолжает серию репортажей с процесса против Кирилла Серебренникова, Алексея Малобродского и Юрия Итина. Предыдущие репортажи читайте по этим ссылкам: 1, 2, 3, 4, 5, 6.

Масляева заключила сделку со следствием, её дело выделено в отдельное производство. В своих показаниях она обвинила руководство "Седьмой студии" – режиссёра Кирилла Серебренникова, генерального продюсера Алексея Малобродского и генерального директора Юрия Итина в том, что проект "Платформа" задумывался для хищения государственных денег, а в совершении преступления принимала активное участие на тот момент директор Департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Министерства культуры Софья Апфельбаум. Согласно версии следствия, из бюджета были похищены 133 из 216 млн рублей, выделенных в 2011–2014 годах на "Платформу".

Нина Масляева
Нина Масляева

Нине Масляевой 59 лет, она жалуется на диабет и плохое самочувствие, ответы на вопросы прокуратуры она зачитывала с телефона, на что обратил внимание адвокат Кирилла Серебренникова Дмитрий Харитонов, однако судья Ирина Аккуратова не придала этому значения. По словам Масляевой, у неё два высших образования, одно – финансово-экономическое. С 2000 по 2009 год она работала главным бухгалтером Брянского театра драмы им. А.К. Толстого, однако в 2009 году в театре прошла аудиторская проверка, в результате которой её обвинили в хищении 30 тыс. рублей. Советский районный суд Брянска приговорил её к полутора годам условно по ст. 160 УК (Присвоение или растрата). По словам Масляевой, она этих денег не присваивала, а руководство театра "перевело на неё стрелки".

Осенью 2010 года она устроилась на работу в московский театр "Модерн". На тот момент у неё ещё не была погашена судимость, поэтому главбухом она работать не могла, её взяли на должность заместителя художественного руководителя по экономическим вопросам. По словам Масляевой, в то время в "Модерне" также проходила финансовая проверка, из которой театр "вышел с честью". Масляева вместе с замом худрука по общим вопросам Юрием Итиным принимала в этом активное участие. Впрочем, художественного руководителя "Модерна" Светлану Врагову всё же уволили со скандалом в 2016 году – за финансовые нарушения. Проработав в "Модерне" всего полгода, Масляева по рекомендации Итина приходит в "Седьмую студию", снова главбухом. Сейчас она до сих пор числится главным бухгалтером московского театра "У Никитских ворот".

На платформу с багажом

Рассказывая о том, как она начинала работать на "Платформе", Масляева вспоминает, что Юрий Итин в июне 2011 года организовал встречу с Кириллом Серебренниковым и Алексеем Малобродским – прямо в театре "Модерн". На ней обсуждали проект и говорили, что все присутствующие могут на нём "неплохо заработать". Вроде бы даже это говорил сам Кирилл Серебренников, обсуждая грядущий государственный грант. В его получении никто не сомневался: Софья Апфельбаум, "хорошая знакомая" Юрия Итина в Министерстве культуры, должна была помочь с торгами. Тот же Итин в "приватной беседе" рассказал Масляевой, что Апфельбаум "возили в Санкт-Петербург", "селили в гостинице и кормили", она не сомневается в её материальной заинтересованности. Другие подсудимые это отрицают. Как удалось узнать Радио Свобода, следователи даже ездили в Петербург и показывали фотографию Апфельбаум в гостиницах, но так ничего и не нашли: Апфельбаум часто бывала в Питере, но ни одна её командировка не совпала с поездками руководства "Седьмой студии".

Вообще, как рассказывала на допросе в суде сама Апфельбаум, она не имела полномочий влиять на исход торгов, более того, весь её отдел спешно выполнял поручение президента Медведева, который дал старт "Платформе". Кстати, о поручении президента Масляева, по её словам, узнала только после ареста.

На той же встрече, по словам главбуха, обсуждалось, что на проект нужно будет много наличных денег. Масляеву попросили "найти надёжных людей", которые смогут в этом помочь.

Масляева со всем согласилась, тем более что зарплату дали такую же, как в "Модерне", – 150 тыс. рублей, а схема обналичивания средств была ей знакома. Она только попросила помощников и, получив добро на это, взяла на работу своих знакомых Элеонору Филимонову и Ларису Войкину. Последняя работала с ней и в Брянске, и в "Модерне".

Деньги поначалу снимались с карты Альфа-банка, выпущенной на имя Масляевой и привязанной к счёту "Седьмой студии", а после в схеме якобы появились допрошенные в предыдущих заседаниях специалисты по "обналу" Валерий Педченко, Дмитрий Дорошенко и Валерий Синельников, которого Педченко назвал любовником Масляевой. С Синельниковым Масляева знакома с начала 2000-х, он тогда был директором петербургского Театра Сатиры на Васильевском и приезжал с гастролями в Брянск, впоследствии Синельников проработал полгода в театре "Модерн" на должности директора по гастролям. Валерий Педченко также оказывал "Модерну" "юридические услуги" (у него в какое-то время был адвокатский статус). Дмитрий Дорошенко, осуждённый за незаконные банковские операции, был давним знакомым и бизнес-партнёром Педченко. По словам Масляевой, Синельников на личной встрече с Итиным договорился, что будет брать себе 9% от суммы (то же рассказал в своём допросе и сам Синельников), однако он "слукавил" и забирал все 12%. Любопытно, что несмотря на чистосердечные признания в организации схем по "обналу", дел против кого бы то ни было из партнёров Масляевой возбуждено не было.

Валерий Синельников, свидетель по делу "Седьмой студии", друг Нины Масляевой
Валерий Синельников, свидетель по делу "Седьмой студии", друг Нины Масляевой

Деньги снимались с карты, обналичивались через подставные фирмы Педченко или ИП "Синельников" и привозились в офис "Седьмой студии", где убирались в сейф. Всего, по словам Масляевой, за время существования "Платформы" было обналичено порядка 120 млн рублей.

Я просто встала и ушла. Сказала: "Поищите у себя"

Впрочем, глабвух настаивает: сама она только помогала обналичивать деньги, которые сдавала Войкиной, и больше до них не касалась: её задачей было ведение "белой" бухгалтерии. Войкина вместе с продюсером Екатериной Вороновой (находится в розыске, бежала за границу) информировали обо всех операциях Юрия Итина, который должен был ставить в известность Серебренникова и Малобродского. Когда генеральным продюсером вместо Малобродского стала Воронова, она сама была всё время на связи с худруком Серебренниковым, информируя его об остатке денег на счёте и в сейфе. Помимо обнала и "белой" бухгалтерии Масляева, по её словам, составляла липовые отчёты для Минкульта – чтобы отчитаться за полученные бюджетные средства. Всё, конечно, не только по согласию, но по распоряжению руководства компании: Серебренникова, Итина, Малобродского и впоследствии Вороновой.

Опять подставили

Адвокат Ирина Повереннова (слева) и Софья Апфельбаум
Адвокат Ирина Повереннова (слева) и Софья Апфельбаум

В 2014 году между Масляевой и новым генеральным продюсером Вороновой произошёл конфликт. Масляева уволилась, более того, "Седьмая студия" якобы заняла у неё полтора миллиона рублей, которые ей так и не вернули, потому что посчитали, что "она их должна". В суде главбух рассказала свою версию знаменитого совещания в кабинете Кирилла Серебренникова в 2015 году, где её обвинили в хищении пяти миллионов рублей. "Там на полу лежала необъятная куча документов. Просто горой, – говорит Масляева. – Там стояло человек десять во главе с Кириллом Серебренниковым и каким-то его адвокатом. Они говорят: "Мы разбираем вашу деятельность". Я говорю: "Извините, это не моя деятельность". Я просто встала и ушла. Сказала: "Поищите у себя". Нина Масляева убеждена: её специально взяли на работу с судимостью, о которой она предупреждала Итина: "Чтобы если вдруг что-то пойдёт не так, то всю ответственность они переложат на меня. Так оно и случилось".

Отвечая на вопросы защитников, Нина Масляева призналась, что многого в бухгалтерии "Седьмой студии" не знала, несмотря на то что была главным бухгалтером. Сколько человек работало в штате, каков был фонд заработной платы, какие были зарплаты у руководства, актёров и технических работников, сколько тратилось на спектакли – на все эти вопросы Нина Масляева ответить не смогла: не знала, не занималась этим, не помнила. "Спросите об этом у Войкиной и Вороновой", – то и дело отвечала она, когда речь заходила о наличных деньгах.

Впрочем, если достоверно узнать о содержании приватных бесед Масляевой и Итина затруднительно, то полное неучастие главного бухгалтера в финансовой жизни компании вызывает сомнения. Адвокат Юрия Итина Дмитрий Лысенко зачитал часть переписки между Масляевой и её коллегой Элеонорой Филимоновой, в которой есть абсолютно все отчёты и за "чёрную" кассу, и за "белую", зарплатные ведомости и штатное расписание. Любопытно, что переписка датируется уже октябрём 2011 года, хотя Филимонова, по словам самой Масляевой, пришла в "Седьмую студию" только летом 2012-го. На вопрос адвоката Лысенко, что это за письма, Масляева ответила, что не помнит, но могла обращаться к Филимоновой за помощью, даже когда она не работала в "Седьмой студии", потому что знала её как хорошего аудитора.

Кирилл Серебренников
Кирилл Серебренников

На однотипных и порой не всегда чётких вопросах адвокатов Масляева начала путаться и пригрозила упасть в обморок, но всё же не упала, а продолжала настаивать: она к обналиченным деньгам отношения не имела, на что они тратились, не знала, но предполагает, что часть из них тратилась не по назначению, тем более, по её словам, она дважды ездила оплачивать кредит Кирилла Серебренникова – якобы из денег компании. Впрочем, Масляева несколько раз повторила, что все зарплаты выплачивались "в конвертах" именно из обналиченных денег – потому что Минкульт ограничил зарплатный фонд тремя миллионами рублей в год, чего, разумеется, не хватало.

В конце дня Нина Масляева пожаловалась на головную боль и плохое самочувствие, заседание было отложено до 28 января.

XS
SM
MD
LG