Linkuri accesibilitate

«Ты правда гомофоб?» Кампания в Украине против дискриминации


Фотография из серии "Мы были здесь" Антона Шебетко, посвященной геям, участвующим в боевых действиях в Донбассе

Евроинтеграция и преступления на почве ненависти

"Тю, а ты что, правда, этот… как его… гомофоб?" Билборды с такой надписью появились на улицах пяти городов в Восточной Украине. Запорожский благотворительный фонд "Гендер Z", организовавший эту кампанию, надеется, что это поможет привлечь внимание к дискриминации представителей ЛГБТ, так как в последние годы количество людей, негативно относящихся к ним, в украинском обществе увеличивается.

"Тема гомосексуальности остается табуированной даже вопреки тому, что Советский Союз распался 27 лет назад, – говорится в сообщении фонда "Гендер Z" о начале информационной кампании. – Политики и общественные деятели позволяют себе дискриминационные высказывания в адрес гомосексуальных людей, а по всей Украине продолжают совершать преступления на почве ненависти по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности".

Баннер информационной кампании в Запорожье
Баннер информационной кампании в Запорожье

Один из самых громких случаев нападения на геев произошел в сентябре этого года: Евгения Огурцова, возвращавшегося с друзьями из ночного клуба, три раза ударили ножом. Ранее после марша равенства в Киеве его участника Игоря Захарченко избили неизвестные. Игорь со своим партнером тогда решил бежать во Францию, опасаясь угроз. Полиция не расследовала этот случай как преступление, совершенное на почве ненависти и вражды, поэтому говорить о точной статистике, сколько таких нападений ежегодно происходит в Украине, невозможно.

Согласно самому масштабному социологическому исследованию, которое проводится уже более 10 лет, уровень неприятия представителей ЛГБТ в Украине постоянно увеличивается. В 2012 году 40,7 процента опрошенных European Social Survey заявили, что не согласны с утверждением о том, что геи и лесбиянки должны жить, как им захочется. Для сравнения: в 2004 году на этот вопрос утвердительно ответили в два раза меньше респондентов. В декабре 2014 года на вопрос, нужно ли в Украине принять закон о запрете дискриминации по сексуальному и половому признаку, положительно ответили только чуть более трети опрошенных.

Общественные организации отмечают, что украинские власти стараются замалчивать существующие проблемы. В Украине нет ни одной партии, которая бы отстаивала в своей программе права ЛГБТ. После Евромайдана был принят закон "О противодействии дискриминации", предусматривающий запрет трудовой дискриминации по сексуальному и половому признаку, но одновременно негативные настроения в обществе продолжают подогревать разнообразные праворадикальные организации, выступающие за традиционные ценности. Из-за продолжающейся войны к их действиям общество стало относиться более снисходительно. Это подтверждает и Дмитрий Калинин, сотрудник фонда "Гендер Z", организовавшего антигомофобную кампанию:

Дмитрий Калинин
Дмитрий Калинин

– В Украине существует ряд националистических организаций, которые открыто выступают против ЛГБТ-сообщества. В особенности они активны на западе страны. Даже когда в Киеве проводился Марш равенства, они собирали активистов со всей Украины, которые должны были помешать маршу состояться. Но, к счастью, полиция достойно ответила на это, поэтому акция прошла относительно спокойно, если можно вообще так об этом говорить. Националисты защищают семью, они считают, что ЛГБТ-сообщество является угрозой семейным отношениям, угрозой традициям, и пытаются этот месседж использовать для влияния на мнение граждан. Но мы понимаем, что это абсолютная неправда. ЛГБТ-сообщество никоим образом не пытается навредить образу семьи, потому что у нас такие же семьи, такие же желания любить и быть любимыми, даже растить детей. Поэтому все их месседжи мы считаем ничтожными, но, к сожалению, им удается манипулировать мнением граждан.

В вашем регионе эти организации активны? Они как-то вмешивались в вашу работу?

– В Запорожье они менее активны, чем, допустим, на западе страны или в Киеве, потому что мы находимся на востоке. Тем не менее, во время фестиваля равенства, который проводился в Запорожье, очень сильно избили двух девушек. Одна из версий – что это были активисты "Азова", праворадикальной организации, которая работает в Запорожье. Они эти утверждения отвергли, но полицией ничего не было сделано, не было попытки разобраться – на самом ли деле праворадикальные организации причастны к этому.

География вашей информационной кампании – это пять городов: Винница, Запорожье, Кропивницкий, Полтава и Херсон. Почему были выбраны именно эти города?

– Потому что информационные кампании проводят в основном столичные организации, либо киевские, либо всеукраинские. И чаще всего они выбирают крупные города – Львов, Одессу, Харьков. Там много ЛГБТ-активистов. Но мы – региональная организация, и мы решили, что было бы неплохо, чтобы дискуссия, которая ведется в больших городах, произошла и в городах поменьше. Мы хотели бы, чтобы люди включились в обсуждение этих тем.

Чем ваша информационная кампания отличается от тех, которые проводились в крупных городах?

– Мы говорим именно о гомофобии. Эта тема обсуждается не так часто, больше говорится о необходимости принятия. Мы здесь обсуждаем непосредственно гомофобию как что-то, что не может существовать в ХXI веке в современном мире и в современном обществе. Потому что гомофобия – это огромная проблема.

В больших городах Украины ЛГБТ-сообщество более-менее открыто, потому что там есть какие-то инициативы, там проще вообще жить. В маленьких городах все не так, поэтому люди думают, что ЛГБТ – это не про них, это про какую-то далекую столицу, где, из-за нечего делать, люди выходят на марши равенства. Например, в Кропивницком нет местной организации, люди из ЛГБТ-сообщества остаются закрытыми. Это замкнутый круг. Люди видят, что нет ЛГБТ-сообщества, и боятся что-то делать. Такая проблема довольно распространена в городах поменьше.

Вы уже сталкивались с реакцией на билборды, которые появились на улицах?

– Мы пока сталкивались только с тем, что выходили статьи о кампании в совсем не том свете, в котором нам хотелось бы, с неправильной лексикой. Мы рассылаем пресс-релизы, чтобы все правильно считывалось и было понято, но реакции пока нет никакой. В одном из городов повредили один из билбордов, но его уже переклеили.

Украина довольно далека от того, чтобы изменить законы так, как это сделали во многих странах Евросоюза. До сих пор гомофобные высказывания можно услышать, например, от депутатов парламента. Как вы видите происходящее?

– Ситуация оставляет желать лучшего. Но мы видим позитивные сдвиги. Мне кажется, сам факт проведения прайда в Киеве, изменения в Трудовом кодексе, устранившие дискриминацию... Это было важным сдвигом, так как сексуальная ориентация и гендерная идентичность были впервые включены в украинское законодательство. К сожалению, дальше ничего не продвигается, потому что есть большое сопротивление со стороны разных организаций, которые выступают за так называемые традиционные семейные ценности. Но мы считаем, что это дело времени, поскольку маленькие шаги уже делаются. Постепенно, возможно, что-то произойдет: не в этом созыве парламента, может быть, даже не в следующем. Но эта проблема все больше актуализируется и в контексте интеграции в Европейский союз. У нас есть перспектива и будущее, как мне кажется, – говорит Дмитрий Калинин.

Украинский фотограф Антон Шебетко сделал серию портретов геев и лесбиянок, которые служат на передовой. Он рассказывает, что с гомофобией сталкивались несколько героев его арт-проекта:

Антон Шебетко
Антон Шебетко

– Украина все еще гомофобное государство, гомофобия есть на всех уровнях в обществе, в том числе в армии. Мои герои присутствовали при определенных разговорах, вынуждены были реагировать на соответствующие шутки – смеяться, когда им было не смешно, но этого требовали обстоятельства. Девушки говорили о том, что пытались разговаривать на эти темы, объясняли, что так шутить неловко. Но с прямой гомофобией по отношению к себе они не сталкивались, так как большинство из них – не открытые геи. При этом несколько моих героев упоминали, что они испытывали определенный дискомфорт из-за этого. Виктору приходилось спасть с проститутками, чтобы парни из его батальона не подумали, что что-то с ним не так. Одного героя моей серии перевели служить в другое место после того, как он рассказал о себе сослуживцу. При этом настоящая причина не указывалась, потому что в Украине нет законодательства, которое регулировало бы, могут геи служить в армии или нет. Девушки рассказывали о мизогинии, но это уже вопрос того, как к женщинам относятся в армии. Понятно, что к женщинам в украинской армии все еще не относятся с пониманием. Говорится даже, что "доверить бабе автомат – опасно", что, конечно, абсурдно.

Фотография из серии "Мы были здесь" Антона Шебетко
Фотография из серии "Мы были здесь" Антона Шебетко

– Вашу выставку видели участники боевых действий, которые не принадлежат к ЛГБТ-комьюнити? Может, вы их сами пытались пригласить?

– Я позвал на открытие выставки героев и своих друзей. Насколько я знаю, выставку видели ветераны АТО, но я сам не был свидетелем их реакции на мои фотографии. Я наблюдал реакцию в соцсетях, и, хотя остается вопросом, насколько можно доверять информации из соцсетей, одни говорили, что вообще не видят проблемы в участии ЛГБТ в военных операциях, другие оставляли гомофобные комментарии. Но это было ожидаемо. Невозможно рассчитывать на то, что по щелчку из-за одной выставки что-то кардинально изменится. Если фотографии вызвали дискуссию – это уже хорошо. Если говорить об активистской составляющей, то цель отчасти была достигнута. Хотя я ставил перед собой и другие цели – мне хотелось поработать с этой темой и художественно ее осмыслить. Однако понятно, что в этом до сих пор есть активистская составляющая, поскольку этот проект об ЛГБТ в гомофобной стране, где идет война, к тому же речь идет о военных, – говорит фотограф Антон Шебетко.

XS
SM
MD
LG