Linkuri accesibilitate

«Путин сегодня — это Лукашенко». Виктор Шендерович о протестах в России


Виктор Шендерович об акции 23 января
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:06:05 0:00

К митингам в поддержку политика Алексея Навального 23 января присоединились и российские знаменитости. Среди тех, кто вышел на митинги, были писатель Дмитрий Быков, журналист Сергей Пархоменко.

На Пушкинскую площадь вышел и писатель, журналист Виктор Шендерович. В интервью Настоящему Времени он рассказал, можно ли еще провести грань между протестными акциями за Навального и против Путина.

«Путин сегодня — это Лукашенко»
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:06:05 0:00

За Навального или против Путина

Естественно, так сказать, выходили люди, скажем так, не только за Навального. Навальный стал символом борьбы с путинским режимом. Сейчас уже очевидно, что спор о том, кто лидер российской оппозиции, вне зависимости от того, как относиться лучше-хуже к Навальному, это уже устаревший спор. Навальный символизирует российский протест сегодня против Путина. И выходившие выходили, конечно, с ясным посылом против Путина. Это то, что называется "достал". По совокупности: кто-то выходил по принципиальным соображениям, кого-то больше вытолкнула на улицу, скажем, буквально оккупация, так сказать, удержание власти и нелегитимность, кто-то – после истории с попыткой убийства, кто-то – после истории с дворцом.

Но по совокупности он надоел. Это совершенно очевидно, что у него нет никакой поддержки. И Путин сегодня – это, так сказать, уже Лукашенко, Лукашенко-лайт. Это совершенно очевидно, что он пошел по этому пути, и уже обратной дороги нет. Для меня, разумеется, ничего нового в истории с дворцом не было. В истории с попыткой убийства Навального это была ясная новая черта, нечто новое. То, что он попался, не то, что он убийца, это я знал и многие знали. Но то, что он попался, это доказательно, это было новым. Для кого-то это, для кого-то то – это не так важно.

О числе участников протестов

Самое сильное положительное впечатление – это, конечно, количество вышедших, человеческий портрет вышедших. Там в толпе, разумеется, были провокаторы и просто всегда есть какие-то менее адекватные люди, есть и провокаторы, их было некоторое количество, но основная масса с большим отрывом – это нормальные люди с нормальными глазами, люди, которым надоело путинское всевластие. И ясный посыл был именно этот, и размах, и то, что это не только Москва, потому что раньше Москва была, собственно говоря, главным местом протеста, и протест был либеральным политическим протестом.

Это был протест со всей очевидностью общероссийский, и Москва занимала какое-то место в этом протесте. Но мы отсчитываем не от Праги и не от Парижа, где вышел бы миллион, в аналогичном случае вышло бы несколько миллионов. Мы отсчитываем от наших традиций, от прошлых митингов протеста. Совершенно очевидно, что пошла новая волна протеста. Совершенно очевидно, что это принципиально довольно не разовое явление. Ясно, что эта молодежь никуда не денется. Те двадцатилетние, которые вышли, многие из них вышли в первый раз и явно не в последний.

Жесткие задержания на митингах вызывали ответную реакцию. В Москве протестующие периодически отбивали задержанных, а в Екатеринбурге, да и в других городах России закидывали полицию снежками.

О действиях полиции

Ничего нового в полицейском насилии нет после лета 2019 года. Смешно говорить о новизне. Что будет? Будет повышение жесткости со стороны власти. Будут новые дела и задержания, и суды над теми, кто вышел на улицу. Власть будет пытаться демонстрировать жесткость, пытаться запугать. Это совершенно очевидно, никакого другого инструмента у нее нет. У них нет никаких вариантов в этой игре. Они, как и Лукашенко, будут действовать по лукашенковской схеме: только жестче, еще жестче, чтобы, как им кажется, положить лицом. Но полагаю, что через какое-то время это может сыграть и против них. Но что это будет за время и когда это случится и в Беларуси, и в России сказать трудно. Ближайшее время, я полагаю, будет очень жестким и очень малоприятным. Гораздо более важный вопрос, что проблему полицейским насилием, собственно задержаниями, жесткачом и судами, власть надеется сбить этот вал. Не думаю, что это ей удастся.

О Путине и его избирателе

Возвращение к прошлому, к прошлым взаимоотношениям Путина и общества, каким-то таким более сложным, и прошлым иллюзиям – этого точно уже не будет. Вы знаете, главное отличие: еще год назад и много лет подряд скандировали "Путин – вор!", вчера скандировали "он убийца", местоимения было достаточно, уже не надо объяснять кто. Это довольно серьезное изменение, и я полагаю, что уже движения назад, возвращения к какому-то Путину, который как-то обольстил на первых порах российское общество, возвращения туда уже не будет.

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG