Linkuri accesibilitate

Александру Постика: «Безнаказанность. Этот принцип —  суть сепаратистских режимов»


Европейский суд по правам человека удовлетворил очередной иск против Российской Федерации по фактам нарушения прав человека в Приднестровье. На этот раз заявителем выступил Илие Казак, бывший работник налоговой инспекции Бендер, который десять лет назад был задержан сотрудниками спецслужб региона по обвинению в «государственной измене и шпионаже в пользу Республики Молдова». Молодого человека приговорили к 14 годам лишения свободы, но примерно через год освободили. ЕСПЧ констатировал, что в отношении Илие Казака применялись пытки и бесчеловечное обращение, а также было нарушено его право на свободу, безопасность и на справедливый суд. Обсуждаем тему с директором программ Ассоциации Promo-LEX, адвокатом Александру Постика.

Александру Постика: Речь идет о бывшем работнике налоговой инспекции города Тигина/Бендеры. Его похитили в апреле 2010 года и обвинили в шпионаже в пользу Молдовы. Вы наверняка помните, что на тот момент в производстве было сразу два дела — примерно в одно и то же время. Дело журналиста Эрнеста Варданяна и налогового инспектора Илие Казака.

И вот, по результату поверхностных судебных слушаний, без соблюдения элементарных прав Казака приговорили к 14 годам лишения свободы. Усилиями его родных, гражданского общества, журналистов, которые оказывали давление на власти, через год так называемый «лидер Приднестровья» его помиловал.

За время содержания в тюрьме ему не оказывалась медицинская помощь. Как вам известно, на тот момент мы обращались в международные организации, в том числе в ОБСЕ, представители которой посетили Илие Казака и установили, что ему действительно не оказывалась медицинская помощь.

В конце концов, 7 января Европейский суд вынес решение, в котором установлено нарушение права, предусмотренного ст. 3, а именно права не подвергаться пыткам, констатированы также нарушение прав на свободу и личную неприкосновенность, на справедливое судебное разбирательство, а также права видеться с семьей.

Свободная Европа: Сколько подобных вердиктов, связанных с тираспольским режимом, уже вынес ЕСПЧ? И какие права человека чаще всего нарушаются в Приднестровье?

Александру Постика: Дело Казака показательно для любого, кто по несчастью угодил в руки сотрудников так называемых спецслужб Приднестровья, кто предстал перед нелегитимной суднбной инстанцией, которая не имеет права выносить судебные решения. Там, как правило, налицо нарушение, и не одного права, а целого набора: и права на справедливый суд, и на ведение расследования, и прав на свободу и безопасность, и права не подвергаться пыткам — эти положения [Всеобщей декларации прав человека] наиболее часто нарушаются в Приднестровье.

За нарушения, которые допускаются в Приднестровье, несут ответственность как Республика Молдова, так и Россия

Осужденных содержат в бесчеловечных условиях, унижающих человеческое достоинство, нередко им преднамеренно отказывают в предоставлении медпомощи, хотя диагноз обязывает это делать...

Свободная Европа: А как реагирует Российская Федерация на подобные вердикты ЕСПЧ? Платит или нет компенсации? И если да, то что, в конце концов, это меняет?

Александру Постика: Когда в 2010 году был подан иск в Европейский суд, интереса получить материальную компенсацию не было, потому что первостепенной была безопасность заключенного, а именно возможности апелляции, которые имеются для того, чтобы добиться освобождения этого человека.

На тот момент, да и сегодня тоже, единственная возможность оказать какое-то давление и довести до всеобщего сведения беззакония, которые творятся в Приднестровье, — это обратиться в Европейский суд по правам человека, который наделен мандатом констатировать нарушение или соблюдение определенных прав человека.

Первая задача в таких случаях — безопасность человека, а потом уже и сама констатация. И уже наберется более 60 дел, по которым установлен факт нарушения прав. В конечном счете, это реабилитационная мера — когда ЕСПЧ выносит определение о нарушении прав человека. А третья цель, разумеется, — это компенсации, которые должны выплатить либо Республика Молдова, либо Российская Федерация.

На ваш вопрос о том, как реагирует Российская Федерация на подобные решения ЕСПЧ, я могу сказать, что Россия полностью отрицает свою причастность. Не признала она причастность и к делу о молдавских школах в Приднестровье, которое расценено как «политически мотивированное». Да и все остальные решения ЕСПЧ, последовавшие затем, Россия тоже игнорирует, никак на них не реагирует. Иными словами, официальная точка зрения вообще не существует, есть лишь определенные заявления в прессе, в том числе на уровне МИД или минюста.

Свободная Европа: Практически Россию можно заставить признать свою вину и компенсировать вред?

Александру Постика: Разумеется, теоретически это возможно, и есть уже три дела, по которым Россия выплатила компенсации, другие аналогичные дела в списке ожидания. Но, так или иначе, я считаю, что любой приговор состоит из двух элементов: собственно, компенсация, а также констатация допущенных нарушений. И Российская Федерация не может отрицать вынесенные уже определения.

Почему Молдова должна нести ответственность за действия Тирасполя? Да потому что она виновна в бездействии своих госструктур!

Свободная Европа: В большинстве случаев по фактам нарушения прав человека в Приднестровье, дошедших до ЕСПЧ, виновной признается Россия. Значит ли это, что Республика Молдова, ее конституционные власти лишены каких-либо рычагов, каких-либо возможностей положить конец несправедливостям?

Александру Постика: Начнем с того, что во всех вынесенных до настоящего момента определениях Европейский суд предельно ясно и решительно, безо всяких сомнений, отмечал, что за нарушения, которые допускаются в Приднестровье, несут ответственность как Республика Молдова, так и Россия. Сам факт, что Российскую Федерацию признали виновной и обязали выплатить компенсацию, не освобождает Республику Молдова от обязательств по отношению к пострадавшему, то есть, она обязана предпринять конкретные и эффективные меры для облегчения его участи.

Что касается Илие Казака. Тут суд констатировал, что на тот момент — речь идет о периоде 2010-2011 гг. — Республика Молдова сделала все, что было в ее силах, а именно: довела этот случай до сведения международной общественности, обеспечила семье определенные выплаты, в том числе по уголовному расследованию, начатому по данному делу. Именно по этим соображениям Республика Молдова в этом деле не была признана виновной. Но если бы Молдова проявила пассивность или безразличие — что выражается в невмешательстве, в сотрудничестве с так называемыми силовыми структурами Приднестровья, — то можно не сомневаться, что Молдова так же была бы признана виновной в нарушении этих прав.

Кстати, именно так произошло в трех случаях: Кишиневу вменили сотрудничество с так называемыми силовыми структурами Приднестровья, а кроме того, еще и бездействие в том, что касается защиты этих лиц...

Свободная Европа: Что же получается, г-н Постика? Приднестровские силовики совершают беззакония на территории, которую официальный Кишинев не контролирует, а вина за это возлагается на Республику Молдова. Немного странная ситуация, разве нет?

Александру Постика: Ничего странного я тут не вижу. Начнем с этих самых «структур», которые являются точной копией, отражением органов власти Российской Федерации. Итак, чтобы всем было ясно: при рассмотрении дел о нарушении прав человека в Приднестровье неоднократно было обращение внимание на то, что существуют отношения субординации, подчинения российским органам власти.

Теперь что касается Республики Молдова... Вот вы спросили, почему Молдова должна нести ответственность за последствия действий, предпринятых тираспольской администрацией. Да потому, что она виновна в бездействии своих госструктур!

Не надо забывать, что система правосудия, которая существует в Республике Молдова, распространяется на всю территорию страны, включая и Приднестровье, — она должна там функционировать...

У Молдовы есть прокуратура, следственные органы, в том числе, Служба информации и безопасности, которые должны обеспечивать безопасность всех лиц, находящихся на территории страны. Поэтому каждый раз, когда имело место нарушение прав человека, и когда в отношении Республики Молдова выносились обвинительное заключение, осуждалось именно бездействие, отсутствие оперативности и реакции со стороны конституционных органов, которые обязаны были принять соответствующие меры.

Свободная Европа: На переговорах в формате «5+2» Кишинев часто поднимает вопрос о соблюдении прав человека в Приднестровье. Можно ли говорить о каком-то прогрессе, или формат остается неэффективным?

Александру Постика: Даже если и высказываются определенные замечания по поводу соблюдения прав человека, претензии формулируются, по моему мнению, недостаточно убедительно. У властей Республики Молдова масса аргументов, которые можно и нужно активно использовать, а не ограничиваться общими фразами о том, что необходимо обеспечить соблюдение прав определенных категорий лиц в Приднестровье...

Роль Молдовы —напоминать любому, кто посмеет совершить преступление, — расплата неизбежна

Взять хотя бы определения того же Европейского суда по правам человека, вынесенные по результатам рассмотрения свыше 60 дел — это очень хорошие инструменты, но, увы, молдавские власти их используют недостаточно. И здесь следовало бы обратиться не только к переговорному процессу по Приднестровью, но, скорее, надо ставить вопрос напрямую перед «патронами», то есть, перед Российской Федерацией. Но такой подход Кишинев не использует — и никогда его не применял.

Свободная Европа: Кто и какие меры должны предпринять для того, чтобы состояние дел улучшилось, и статистика нарушений прав человека пошла на убыль? Разве не достаточно того, что у нас есть пророссийский президент, который периодически встречается и с тираспольскими лидерами, и со своим российским визави?

Александру Постика: Это два вопроса, на которые я отвечу по очереди. Что касается пророссийского президента, то ранее мы выступали с заявлениями. Вот, в рамках последнего визита г-на Додона в Российскую Федерацию мы даже обратились к нему с призывом поднять, в частности, вопрос о несоблюдении постановлений ЕСПЧ в отношении России. Не знаю, услышал ли г-н президент наш призыв — во всяком случае, ответа мы не получили.

Второй момент — безнаказанность. Именно этот принцип — суть сепаратистских режимов. Поэтому сегодня они не несут никакой ответственности за то, что происходит в регионе. Когда Республика Молдова предпримет действия и продемонстрирует, что она накажет любую агрессию в отношении своих граждан или любого лица, которое находится на территории Республики Молдова, я думаю, ситуация изменится. А так — сплошная безнаказанность и вседозволенность.

Бюро по реинтеграции обязано установить все подробности дела

Взять хотя бы те же заявления о закрытии уголовных дел, которые с такой легкостью озвучивают отдельные политики, даже если это не в входит в их компетенцию — это уже можно рассматривать как сдачу позиций. Поэтому, по моему мнению, неясно, в какие рамки может вписаться отказ преследовать и привлекать к ответственности человека, который сознательно совершил преступление.

И здесь мы говорим не о политических делах. В деле Илие Казака обвинялись не Шевчук или Штански. Есть конкретные люди, которые отказывали ему в оказании медицинской помощи, которые подвергли пыткам гражданина Республики Молдова. Вот этих людей и следует привлечь к ответственности, они должны понести наказание.

Роль Республики Молдова состоит в том, чтобы каждый раз напоминать любому, кто посмеет совершить преступление, — напоминать, что расплата неизбежна.

Свободная Европа: Буквально на днях произошел аналогичный случай. В конце 2019 года тираспольские силовики похитили молодого человека, который в 2015 году сбежал в Кишинев из так называемой приднестровской армии. Семья сообщила об его исчезновении, а Promo-LEX заявила, что есть все основания предполагать, что его похитили приднестровские спецслужбы. Ваши предположения подтвердились?

Александру Постика: Да, подтвердились. У нас есть заявления родственников, которые подтвердили, что его удерживают в изоляторе в Тирасполе. Сейчас мы ждем информацию о содержании обвинения.

Положение задержанного достаточно уязвимо, учитывая, что два-три года назад он был героем фильма Свободной Европы, в котором подробно рассказал о том, что с ним происходило во время службы в приднестровской армии. Поэтому я считаю, что это не тот случай, когда компетентным органам, их руководству можно отделываться выражением негодования или комментариями в фейсбуке. Нужно в срочном порядке предпринимать меры.

Бюро по реинтеграции обязано выяснить все обстоятельства, установить все подробности дела и довести их до сведения общественности, учитывая, что доступ ассоциации Promo-LEX на левый берег Днестра запрещен, и у независимого адвоката практически нет никакой возможности попасть на территорию региона.

Vezi comentarii (1)

Acest forum a fost închis
XS
SM
MD
LG