Linkuri accesibilitate

Анжела Грэмадэ: «Политическая игра ПСРМ и блока ACUM немного инфантильна»


Анжела Грэмадэ

Конституционный суд рассмотрел запрос трех независимых депутатов по поводу легитимности проведения досрочных выборов на основе прежней избирательной системы – пропорциональной. КС заявил, что если выборы состоятся, то только по той же формуле, по которой прошли очередные выборы, – на базе смешанной системы. Некоторые эксперты считают, что авторы обращения действовали в интересах Демпартии, которая выступает за досрочные выборы. Между тем, попытки блока ACUM договориться с Партией социалистов зашли в тупик. Точка зрения румынского эксперта, главы ассоциации «Эксперты по безопасности и глобальным вопросам» Анжелы Грэмадэ.

Свободная Европа: Как объяснить молчание ДПМ?

Анжела Грэмадэ: Демократическая партия всегда придерживалась более спокойного дискурса, чем остальные формирования. Это часть ее стратегии.

Свободная Европа: Несмотря на то, что аппетиты у нее самые большие?

Анжела Грэмадэ: Совершенно верно. ДПМ хочет больше всех.

Свободная Европа: Ее желание – власть, удержаться у власти.

Анжела Грэмадэ: Остаться у власти, продолжать управлять внутренними и внешними делами Республики Молдова, потому что все политформирования, которые проходили через парламент, в момент утраты каких-то ключевых позиций и руководящих должностей в госучреждениях несут и экономические потери. Для ДПМ – это стратегия и тактика.

Нэстасе рассчитывает на то, что в недрах ПСРМ созревает мощное молодое крыло

Свободная Европа: Но никто не желает идти на переговоры с демократами Владимира Плахотнюка. Почему? Социалисты решительно заявили, что не пойдут на коалицию с демократами – об этом сказали и представители фракции, и неформальный лидер партии Игорь Додон. Депутаты блока ACUM тоже заявили, что коалиции с Демпартией не будет. На что же рассчитывают демократы?

Анжела Грэмадэ: Первое: у Демпартии большой опыт выстраивания политического дискурса в свою пользу. Второе: в распоряжении ДПМ имеются ресурсы, как человеческие, так и финансовые, которых нет у других партий, потому что Демпартия продолжает управлять бюджетом страны – я имею в виду правительство, которое еще функционирует.

И тут следует отметить один немаловажный фактор: Демпартия поднаторела в искусстве вести дела на втором плане, тогда как остальные, в стремлении быть максимально открытыми, в желании разыграть политическую карту как можно более артистично, упускают из виду основной момент: необходимость точной формулировки целей. Я имею в виду формулировку и озвучивание целей не в публичном пространстве, а в рамках самих политических формирований, потому что это не дело – выходить к остальным конкурентам и заявлять: «Мы сядем с вами за стол переговоров лишь в том случае, если ваш лидер покинет публичное пространство!»

Свободная Европа: Вы говорите о требовании, чтобы Владимир Плахотнюк ушел с поста председателя Демпартии?

Анжела Грэмадэ: Вот именно! Не думаю, что найдется хоть одно государство, где по требованию оппозиции лидер политического формирования отказался бы от руководства собственной партией! Поэтому мне представляется немного инфантильной та игра, которую сейчас ведут и ПСРМ, и блок ACUM.

Свободная Европа: Депутаты ACUM предложили известный пакет законопроектов по деолигархизации страны. И тут возникает вопрос: готовы ли социалисты принять предложение блока ACUM? А если разногласия слишком велики, то зачем вообще переговоры между социалистами и блоком ACUM?

Анжела Грэмадэ: С одной стороны, социалисты зависимы от Демпартии. С другой, деолигархизация Республики Молдова предполагает перемены и в рамках самой ПСРМ, и внедрение европейских ценностей, демократических принципов. Не думаю, что в Партии социалистов все к этому готовы.

Кроме того, я вижу серьезные политические амбиции со стороны молодого крыла ПСРМ, которое в ближайшем или немного более отдаленном будущем обязательно попытается как-то избавиться от политического дискурса г-на Додона. Г-н Додон придерживается крайне эгоистичного дискурса, с помощью которого подгребает жар под институт президента. И он по-прежнему – неофициальный лидер политформирования, что мне представляется некорректным по отношению к его коллегам. Такой же опыт пережил и Влад Филат в рамках Либерально-демократической партии.

Все уверены, что депутаты партии «Шор» и три независимых депутата больше находятся под влиянием Демпартии, нежели ПСРМ

С моей точки зрения, внутри ПСРМ последует попытка со стороны отдельных членов партии отмежеваться от официальной риторики ПСРМ, попытка сформировать или подсказать новые механизмы, новые диалоговые платформы с блоком ACUM, с членами двух политформирований, составивших блок ACUM, а также заявить о себе перед Демпартией, так как они более независимы, чем г-н Додон или остальные лидеры.

Свободная Европа: Но если между социалистами и демократами больше точек соприкосновения, то почему они тянут с созданием коалиции?

Анжела Грэмадэ: Потому что политика содержит в себе элементы спектакля. И если рождение коалиции – формальной или неформальной – проходит особенно трудно и болезненно, даже драматично, если видна острая борьба – пусть всего лишь на публику, – то конечная формула либо вызывает у избирателей больше доверия, либо порождает отвращение, причем настолько сильное, что люди не будут протестовать по поводу конечной формулы. А просто примут итоговый вариант как данность – и попытаются жить параллельно, не пересекаясь с теми, кто формирует политическую элиту.

Свободная Европа: И если, предположим, этим двум формированиям удастся прийти к общему знаменателю, если они договорятся о совместном правлении, Молдова сможет с облегчением вздохнуть?

Анжела Грэмадэ: Нет, легче точно не будет. Но для оппозиционных партий, которые прошли в парламент, это возможность крепко встать на ноги, развивать свои институты и имеющиеся в распоряжении инструменты. Парламентская работа позволит этим политформированиям понять, что означает политическая система, какими рычагами они располагают. Понять, что гражданский протест и гражданская активность полезны и даже необходимы, но граждане не для этого делегировали их в парламент. Им придется понять, что статус конструктивной оппозиции в парламенте открывает широкие возможности.

Говоря о конструктивной оппозиции, я имею в виду, что можно выступать с прекрасными инициативами в парламенте, еще – можно развернуть пропаганду среди коллег, потому что я уверена, что хороший закон и демократы, и социалисты не смогут до бесконечности откладывать в долгий ящик!

Кризис наступит после 22 или 23 мая. Вот тогда посмотрим, что предпримет г-н Додон

Свободная Европа: Если коалицию сформируют демократы и социалисты, то есть, Плахотнюк с Додоном, как воспримут это рядовые граждане?

Анжела Грэмадэ: Не думаю, что ситуация будет отличаться о той, что наблюдалась под занавес мандата парламента предыдущего созыва – в смысле взаимодействия этих двух политформирований...

Свободная Европа: Социалистов и демократов?

Анжела Грэмадэ: ...по определенным вопросам. Это взаимодействие электорат то ли поддержал, то ли просто не понял сути происходящего. Я имею в виду принятую парламентом смешанную систему выборов. Поэтому коалиция в ином формате – скажем, блок ACUM и ДПМ, или блок ACUM и социалисты – выглядит менее вероятной, чем коалиция между ПСРМ и Демпартией.

Свободная Европа: И г-н Плахотнюк согласился бы на коалицию с социалистами?

Анжела Грэмадэ: Это коалиция по расчету, ею легко управлять, она более или менее предсказуема на краткосрочный период – в смысле развития политических процессов в Республике Молдова. Да, такой вариант вряд ли понравится внешним партнерам, да, внешнее финансирование, скорее всего, в обозримом будущем разблокировано не будет. Но ДПМ снова может оказаться на шаг впереди социалистов и заявить об отказе от известной синтагмы или концепта «про-Молдова», который демократы так и не смогли представить убедительно и аргументировано.

Свободная Европа: Глава Делегации ЕС в Кишиневе Петер Михалко сказал, что внешние партнеры готовы сотрудничать с любым правительством, которое будет сформировано в Республике Молдова, за исключением тех игроков, которые фигурируют в отчете Kroll...

Анжела Грэмадэ: Более чем прозрачный намек в адрес ДПМ и ПСРМ. Причем – в адрес ДПМ намеков больше, так как все уверены, что те депутаты, которые прошли в парламент по списку партии «Шор», а также три независимых депутата больше находятся под влиянием Демпартии, нежели Партии социалистов.

Свободная Европа: А почему тогда Демпартия устами своих представителей говорит, что коалиция с блоком ACUM для нее более предпочтительна?

Анжела Грэмадэ: Потому что это будет положительно воспринято внешними партнерами.

Свободная Европа: Это единственный аргумент?

Анжела Грэмадэ: Да, это игра – политическая игра. Мы все понимаем, что неприязнь блока ACUM к Демпартии объясняется нежеланием выстраивать какие-либо мосты. Да, в публичном пространстве звучали заявления отдельных лидеров блока о том, что в ДПМ есть люди, которые больше не желают зависеть от прихоти одного конкретного человека, в данном случае – г-на Плахотнюка. Но эти слова ничем не подтверждены, и эти люди, похоже, напуганы сложившейся ситуацией и необходимостью вести переговоры с остальными формированиями, вести постоянную борьбу, в которой уже видится характер личного противостояния между Плахотнюком и Нэстасе... Все это говорит о том, что оппозиция к этому не готова, и именно на этом демократы и строят сейчас свои расчеты.

Рейтинг ПСРМ пошел немного на спад, и партия прекрасно понимает, что досрочные выборы ей невыгодны

Свободная Европа: Да, но если Демпартия заявляет, что предпочла бы коалицию с блоком ACUM, это воспринимается больше как попытка дискредитации блока, а не как искреннее желание протянуть партнерам руку...

Анжела Грэмадэ: А я о чем говорю?! Эта политическая игра ради дискредитации.

Свободная Европа: С другой стороны, диалог между социалистами и блоком ACUM тоже не выглядит искренним. Г-н Нэстасе заявлял, что его кредит доверия Игорю Додону равен нулю, а социалисты, в свою очередь, говорят, что им не о чем договариваться с блоком, который смотрит в сторону Румынии...

Анжела Грэмадэ: Я думаю, г-н Нэстасе рассчитывает именно на то, что в недрах ПСРМ созревает мощное молодое крыло, и у его представителей не сегодня-завтра проявятся собственные политические амбиции. И они менее зависимы от тех экономических благ, которые может обеспечить тесное сотрудничество с Демпартией.

Свободная Европа: Но ведь раскол в ПСРМ больше устраивает того же Влада Плахотнюка, которому легче будет сформировать парламентское большинство с частью депутатов?

Анжела Грэмадэ: Зависит от того, насколько сильным окажется молодое крыло ПСРМ, которое не захочет больше находиться в тени г-на Додона, у которого есть определенный иммунитет к политическому дискурсу г-на Додона...

Свободная Европа: Когда же, по вашему мнению, может проясниться ситуация?

Анжела Грэмадэ: Не знаю, можно ли говорить о кризисной ситуации в Республике Молдова. Неопределенность – да, кризис – скорее, нет. По закону, впереди еще целый месяц!

Одно можно сказать довольно точно: либо мы мобилизуемся и формируем новую власть, либо – досрочные выборы. Думаю, кризис наступит после 22 или 23 мая, когда истечет отведенный законом срок. Вот тогда посмотрим, что предпримет г-н Додон, и как он будет действовать.

Свободная Европа: Почему именно г-н Додон?

Анжела Грэмадэ: Потому что именно ему придется взять на себя ответственность за роспуск парламента. А роспуск парламента совсем не означает, что он сможет рассчитывать на ту же поддержку избирателей на следующих парламентских выборах.

Свободная Европа: Кроме того, его мысли заняты и будущими президентскими выборами, он же не скрывает, что намерен бороться и за второй президентский срок.

Анжела Грэмадэ: Совершенно верно. Рейтинг ПСРМ пошел немного на спад, и партия прекрасно понимает эту игру, понимает, что досрочные выборы ей невыгодны. Этим и объясняются попытки Додона избежать того кризиса, о котором в Кишиневе все уже говорят.

XS
SM
MD
LG