Linkuri accesibilitate

Милитаризация и нищета. Почему вновь стреляют в Донбассе


Украинские военные на позициях в районе Авдеевки (Донецкая область)

Возле поселка Шумы под Горловкой в пятницу 26 марта погибли четверо украинских бойцов, двое ранены, еще двое контужены. Такие потери связаны с кратким, но мощным огневым налетом во время работы украинской группы по разминированию. Среди погибших – подполковник Сергей Коваль из 143-го центра разминирования, а также три солдата 10-й горно-пехотной бригады ВСУ. Неделю назад на том же участке погибли двое бойцов той же 10-й бригады.

В самопровозглашенных республиках Донбасса все как в России – потери военных строго засекречены, но, например, 21 февраля 2021 года под той же Горловкой хорошо информированный бывший главный командир "ДНР" на этом направлении Игорь Безлер сообщал о 20 погибших в одном бою, Игорь Стрелков в те же сроки – о семи погибших и семи раненых в рядах "народной милиции ДНР".

С начала нынешнего года говорить о сохраняющемся режиме прекращения огня в Донбассе всерьез получается только у политиков и дипломатов. Украина с начала года потеряла 22 бойца, из которых 9 – только в марте. Такие потери говорят скорее об эскалации. 30 марта Верховная Рада Украины обратилась к властям России из-за обострения на Донбассе, потребовав немедленно прекратить боевые действия. За этот документ проголосовали 308 депутатов украинского парламента.

Боевая позиция украинской армии. Авдеевка, 26 июня 2016 года
Боевая позиция украинской армии. Авдеевка, 26 июня 2016 года

Пропагандисты в Москве и Донецке все это время уверенно и методично говорят о грядущей большой войне, "решительном" наступлении ВСУ, концентрации Украиной сил и средств в Донбассе. Явная подготовка населения к вооруженному конфликту – главный фактор нестабильности в регионе по той простой причине, что никакого широко анонсированного в Донецке на 15 марта "наступления" не планировалось и не могло случиться физически.

Донбасс живет в условиях затянувшейся весны, снег в Донецке и Макеевке чистили еще 24 марта, раскисшие пашни вокруг городов смогут преодолеть разве что танки, а до того момента, когда зелень надежно скроет технику в посадках вдоль дорог и полей, должны пройти еще недели. В этих краях просто не воюют ранней весной – за семь лет вооруженного конфликта это надежно выучили даже местные домохозяйки, которые на этот раз проигнорировали пропаганду и не стали закупать продукты впрок.

Сейчас идут бои на южном фланге под Мариуполем, а самое ожесточенное противостояние – в степи среди терриконов между Торецком и Горловкой. Боевые действия в нынешних условиях – это стрельба тяжелым пехотным вооружением по разведанным и пристрелянным позициям противника, минирование, работа снайперских пар и, иногда, чаще в ночное время, короткие огневые налеты с использованием минометов калибра 120 мм и тяжелой артиллерии.

Украинская армия время от времени производит плановые ротации бригад – отсюда любительские видео с продвижением техники на железнодорожных платформах. Но никакой концентрации сил и средств для наступления нет – в условиях густонаселенной Донецкой области незаметно это сделать просто невозможно.

По обе стороны линии фронта очень хорошо знают противника, вплоть до повадок и привычек конкретных командиров рот и тактики отдельных батальонов. На стороне "ДНР" вросшие в землю несменяемые контрактные недоукомплектованные части – редкая цепочка взводных опорных пунктов, где чаще всего сидит по пять-шесть дежурных бойцов. С февраля позади этой цепочки стали возводить вторую линию обороны, ввели режим радиомолчания, массированно заработали станции радиоэлектронной борьбы – в Вооруженных силах Украины это характеризуют как "противник максимально закрылся". При этом все понимают, что собственными силами никакого массированного наступления два сформированных по российским лекалам мотострелковых корпуса "народной милиции" произвести не смогут. Максимум – попытка локального показательного прорыва с целью взятия отдельного населенного пункта. Но чем это заканчивается, когда действуешь против организованной армии, всем стратегам в Донецке показала еще неудачная попытка захвата Марьинки в июне 2015 года.

Украинцы же наступать не хотят – в ВСУ исходят из того, что развернутая в Ростовской области 8-я гвардейская армия РФ сможет прийти на помощь самопровозглашенным республикам Донбасса в течении максимум трех суток. В Украине давно исходят из реалий российско-украинского конфликта, а не локальной "борьбы с сепаратистами".

Учения подконтрольных России вооруженных формирований неподалеку от Горловки. Январь 2020 года
Учения подконтрольных России вооруженных формирований неподалеку от Горловки. Январь 2020 года

Таким образом в Донбассе и сохранялся похожий на нынешний кровавый паритет, который, как оказалось, совсем ненадолго сменился эффективным режимом прекращения огня в июле 2020 года.

А терпеть уже нет ни сил, ни ресурсов

В Донецке на 1 апреля обещают большой прорыв – снова начнет работу Донецкий металлургический завод (ДМЗ). По словам главы "ДНР" Дениса Пушилина, на заводе частный инвестор запустит целую доменную печь – одну штуку. ДМЗ и перед войной переживал не лучшие времена в своей истории, на нем работали две доменные печи, но заводской гудок был по-прежнему одним из символов Донецка. Гудок замолчал при "ДНР".

Теперь начинается очередная экономическая "революция". Местный частный инвестор получил в бесплатное пользование два металлургических завода, три шахты с коксующимся углем и Енакиевский коксохимпром. Причем ранее, еще в январе, от своих двух "филиалов" – коксохимического предприятия в Енакиево и ДМЗ – официально, с объявлениями в прессе, отказалось зарегистрированное в Южной Осетии ЗАО "Внешторгсервис", контролирующее внушительную часть экономики неподконтрольных Киеву территорий Донбасса.

Невооруженным взглядом видно, что под "частного инвестора" консолидировали еще одну версию классической технологической цепочки Донбасса "уголь-кокс-металл", но без криворожской руды и близкого места отгрузки продукции на экспорт – Мариупольского порта. Впрочем, донецкая цепочка в нынешних условиях как раз вполне законченная – тот же ранее переданный "инвестору" Юзовский металлургический завод (ЮМЗ) всегда традиционно работал на металлоломе. А обычный чугун имеет сбыт и в России, куда его везут по железной дороге.

Металлолом же в "ДНР" – стратегический источник живых денег, жестко контролируемый руководством "республики" наряду с другими абсолютно надежными источниками наличных: похоронным бизнесом, продуктовыми рынками, поставкой бензина, мяса и лекарств. Ровно, как и могилы, которые в "ДНР" на законодательном уровне можно копать только "государству". Вывозить металлом в Россию (больше некуда) всегда можно было только одному уполномоченному предприятию, принимать металлолом на металлургические заводы в Донецке тоже можно только одному традиционному посреднику. Так что в цепочке уголь-кокс-металл местные власти четко просматриваются в качестве как минимум бенефициара поставки сырья.

В Донецке власти забрали под свой контроль кладбища и рынки, объединили весь связанный с ними бизнес в ГП (государственные предприятия), запретили уличную торговлю, а частникам – любую связанную с похоронами предпринимательскую деятельность. ГП вместе с отобранными у собственников отелями объединили в корпорацию под веселым названием "Донецкие технологии". И получили еще один источник денег в "народной республике".

Но при пристальном внимании обнаруживается, например, что недвижимость премиум-класса, которую в Донецке принято связывать с семьей Януковичей, стоит который год нетронутой. Обширный бизнес торговой марки "Геркулес" не только не "национализирован", но и невероятными для самопровозглашенной республики темпами развивается. Торговые марки "Геркулес" и "Добрыня" принадлежали бизнесмену Игорю Андрееву, его в Донецке относили к "боксерам" – группе предпринимателей, создавшей известную украинскую промоутерскую компанию Union Boxing Promotion. Игорь Андреев был председателем ее наблюдательного совета. Предприятия, связанные с "боксерами", в Донецке ни в 2014, ни в 2017 годах не отбирали и не приставили к ним внешнее управление. Они все время продолжали работать, а Игорь Андреев имеет возможность жить в родном городе.

"Геркулес" – это еще довоенное производство молочных продуктов и полуфабрикатов всеукраинского масштаба. В стагнирующем "ДНР" такому крупному игроку тесновато, и компания начала расти куда возможно – запустила свою сеть фаст-фудов "Пельмени", а потом большую сеть супермаркетов, тоже с простым названием – "Молоко". Чтобы понять, насколько это по меркам Донецка масштабно и необычно, достаточно сказать, что этот процесс родил целую серию местных анекдотов.

– Купили дочке домик для Барби, распаковали, а там на первом этаже – "Молоко"!

– Объявление в интернете: "Ищем в Донецке, Макеевке, Енакиево под аренду торговые площади от 200 тыс. м2…". Первый комментарий: "Молоко" – это опять вы?!"

Один из магазинов торговой сети "Молоко" в Донецке
Один из магазинов торговой сети "Молоко" в Донецке

Говорят, что по образованию Игорь Андреев – металлург. И вот ему как "местному инвестору" взяли и якобы отдали завод, с которого в 1869 году начался город Донецк, а также шахтоуправление "Донбасс" и коксохимическое производство. Если верить телеграмм-каналу бывшего главы Совета безопасности "ДНР" и бригады "Восток" Александра Ходаковского, то новая технологическая цепочка и все ее предприятия, как и ЗАО "Внешторгсервис", освобождена от всех налогов.

Людей на предприятиях собирали, и, не объясняя, что будет с многомесячной задолженностью по заработной плате и накопившимися с марта 2017 года долгами по отчислениям в социальные фонды, пообещали запустить предприятия и даже платить зарплату, что очень много по местным меркам. ДМЗ ничего не производит около года, на заводе платили очень небольшие деньги персоналу и жестко пресекали попытки сдачи металлолома. В таких условиях востребованные квалифицированные специалисты обычно уезжали работать на металлургический комбинат в Липецке или дальше, а восстановить без них потом какую-то работу завода очень трудно.

Корреспондент Радио Свобода поговорил с предпринимателями из Макеевки, связанными со специфической местной торговлей коксом и металлоломом: они настроены очень скептически. Один из них, Сергей, характеризует происходящее так: "Мало ли что они по телевизору соврут? Металлолом сейчас стоит на закупке по 4,7 рубля за килограмм, на заводе на пару рублей больше, но чужих даже не подпускают. Был бы спрос, было бы хотя бы 15 рублей – в такой бизнес побежали бы все! У нас рядом станция, где, когда заводы работают, гоняют составы с коксом, чугуном, коксующимся углем. Так сейчас там ржавые рельсы, им минимум полгода нужно, чтобы заржаветь без дела! А коксом мы бы и сейчас немножко поторговали… схема-то простая: у народа работы нет, народ ворует и нам несет, сдает тоннами. Так вот сейчас люди голодные, а ни кокса, ни чугуна на "железке" просто нет! Пусть хоть что-то запустят!"

Работа ЗАО "Внешторгсервис" с 2017 года привела к вымыванию с предприятий оборотных средств и буквально повсеместному накоплению долгов по зарплате на всех крупных промышленных предприятиях и шахтах, что стало угрожать самому существованию производственного комплекса Донбасса – люди бегут, регламентных работ и текущего ремонта нет больше трех лет. Ситуация стала вопиющей. Попытка переложить эти проблемы на местное своеобразное государственно-частное партнерство – очень новый опыт. В Донецке пошли слухи, что под новый холдинг от ЗАО "Внешторгсервис" могут передать и совсем еще недавно вполне рентабельный Енакиевский металлургический завод.

С нового года, одновременно с войной, в "ДНР" нарастает еще один тренд. Во-первых, уже плановое очередное повышение заработных плат бюджетникам с 1 января обернулось скорее их снижением: из-за того, что одновременно с повышением ставок уменьшились доплаты за "напряжённый труд". Заработные платы в бюджете уже поднимали в среднем на 20% с 1 июля и 1 января, и тогда никакой "экономии" не было. Сейчас появилась.

Филиал местного банка в Донецке
Филиал местного банка в Донецке

С 1 февраля в "ДНР" поднялись цены на коммунальные услуги, с апреля собираются поднимать цены на проезд в общественном транспорте, а в пятницу 26 марта "правительство ДНР" объявило на своем официальном сайте, что исключительно для того, чтобы оказать "стимулирующее воздействие на население Донецкой Народной Республики в части отказа от вредных привычек", повышаются акцизы на алкоголь и табачные изделия. Степень подорожания водки и сигарет пока неизвестна – эти товары производятся на месте и стоят недорого: раньше около 70 рублей за поллитровую бутылку водки, сейчас пока еще 120 рублей, а стоимость местных сигарет не очень хорошего качества и вовсе начиналась с 20 рублей за пачку.

Зарплаты у бюджетников не выросли, у металлургов и шахтеров они по-прежнему выдаются не полностью и частями, а цены вдруг на все растут. Люди в Донецке, к примеру, смотрят российские телеканалы и слышат о том, что решением правительства РФ цены на растительное масло и сахар зафиксированы на уровне 110 рублей за литр и 46 – за килограмм сахара. В "ДНР" же цены масла подскочили до 135 рублей, на сахар – до 51 и продолжают расти. Растут цены на бензин, газ, глухо закрыта линия КПВВ и прекращена контрабанда дешевых украинских продуктов…

Народ пока безмолвствует, но нищета, вдруг обнаружившаяся "экономия Россией денег на "ДНР" и рост цен обсуждаются на кухнях Донецка гораздо активнее, чем объявляемая в Москве будущая война. Ее все равно до лета быть не может.

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG