Linkuri accesibilitate

Пандемия и злоупотребления властей Тирасполя


Конкурс «Воин содружества - 2020», Тирасполь

Добрый день, дорогие радиослушатели. У микрофона Александр Фрумусаки, в эфире Радио Свободная Европа и программа «Приднестровские диалоги». Сегодня в выпуске:

— Карантинный режим в приднестровском регионе продлевают до 1 декабря.
— Хотят или нет жители Приднестровья прививаться российской вакциной от коронавируса.
— Вероятные столпотворения на паромной переправе в Моловате — вследствие нового решения приднестровской администрации.
— 47 молодых людей — участников музыкальной вечеринки задержали приднестровские силовики и заставили подписать незаполненные протоколы. В организации вечеринки пытаются обвинить молодёжный центр «Априори». Свидетельства задержанных и комментарий адвоката.

Вначале, как обычно, краткий обзор главных событий минувшей недели.

***

Пандемия и злоупотребления властей Тирасполя
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:30:00 0:00
Link direct

Приднестровский лидер Вадим Красносельский призвал местный парламент продлить карантинный режим в регионе до 1 декабря. Срок ранее введенных ограничений истекает 30 сентября.

Президент Игорь Додон считает, что нужно приложить усилия для обеспечения свободы передвижения граждан, чтобы избиратели из приднестровского региона смогли проголосовать на президентских выборах в Молдове 1 ноября. Об этом Игорь Додон говорил в программе «Президент отвечает». На вопрос о том, будут ли признаны выборы состоявшимися, если жители Приднестровья не смогут проголосовать, Игорь Додон упомянул и риски, связанные с зарубежными избирательными участками. По его словам, Центральная избирательная комиссия собирается открыть за границей свыше двухсот участков для голосования, но в связи с пандемией COVID-19 власти других государств могут отказать в открытии такого количества участков. Додон считает, что выборы должны быть признаны состоявшимися, потому что в таких новых условиях выборы проходят во всем мире, — пишет агентство IPN.

Депутат от партии PAS Оазу Нантой предложил внести поправку в Кодекс о выборах, предусматривающую, что в государствах, которые нарушают статус нейтралитета Республики Молдова путем незаконного размещения военных сил на суверенной территории, возможно открытие только одного участка для голосования на выборах. Поправка касается избирательных участков в России, армия которой дислоцирована в приднестровском регионе. Оазу Нантой аргументирует свое предложение тем, что молдавские власти не в состоянии организовать свободные и честные выборы в стране, власти которой нарушают международное право и Конституцию Республики Молдова.

Вопреки эпидемиологическому и экономическому кризису, Тирасполь продолжает тратиться на менее приоритетные области. После обновления Екатерининского парка в Тирасполе Вадим Красносельский участвовал в торжественном открытии отремонтированного штаба вооруженных сил Приднестровья. Ремонт сделали за счет фонда капитальных вложений, которым управляет Красносельский. Обновление военной инфраструктуры и материальное обеспечение военных — один из приоритетов администрации региона.

Четыре случая заражения коронавирусом выявлены в Суворовском училище в Тирасполе, в котором учатся несколько сотен молодых людей. Две недели назад в училище начался новый учебный год.

На прошлой неделе в Приднестровье прошел конкурс «Воин содружества». Уже четвертый год его организует Оперативная группа российских войск, дислоцированная в Приднестровье. В конкурсе участвовали пять команд — представители силовых приднестровских структур и ОГРВ, соревновались они в семи дисциплинах. Начальник Оперативной группы российских войск Дмитрий Зеленков заявил, что главная цель соревнований была не определить лучших, а передать опыт.

Одна из лидеров белорусской оппозиции Светлана Тихановская потребовала пустить в Беларусь международную мониторинговую миссию, чтобы задокументировать факты нарушений, допущенных режимом Александра Лукашенко в отношении протестующих и журналистов во время протестов после выборов 9 августа. Тихановская выступила с видеообращением к Совету по правам человека ООН, она потребовала прекратить применение силы в отношении протестующих и провести новые честные и свободные выборы.

Светлана Тихановская
Светлана Тихановская

За день до этого Европарламент принял резолюцию по Беларуси, в которой отказывается признавать Лукашенко президентом страны с 5 ноября — когда истечет его нынешний президентский срок. Выборы 9 августа Европарламент тоже не признает, поскольку оппозиция и Запад считают их сфальсифицированными.

Соратники российского оппозиционного политика Алексея Навального заявили, что следы отравляющего вещества, которым отравили Навального, обнаружены на бутылке с водой в гостиничном номере, где он останавливался в Томске. Навальному стало плохо в самолете 20 августа, во время полета из Томска в Москву. Сейчас он лечится в Берлине, куда его перевезли по настоянию родных. Независимая лаборатория в Германии установила, что Навального отравили токсинов из группы «Новичок» — это боевое отравляющее вещество. Результаты анализов были подтверждены независимыми лабораториями во Франции и Швеции.

Отравление Навального: как развивались события
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:04:11 0:00

Директор ФБР Кристофер Рэй на слушаниях в Конгрессе США заявил, что Россия предпринимает усилия по вмешательству в американские выборы и пытается очернить кандидата от Демократической партии на пост президента США Джо Байдена. Глава ФБР добавил, что наибольшую обеспокоенность вызывает постоянная дезинформация, поскольку такая активность снижает доверие к результатам президентских выборов, которые состоятся 3 ноября. Борьба идет между нынешнем президентом-республиканцем Дональдом Трампом и демократом Джо Байденом. По большинству опросов Байден сейчас опережает Трампа в ключевых штатах.

Это был обзор главных событий минувшей недели, больше информации — на нашем сайте europalibera.org
***
Свободная Европа: Приднестровский лидер Вадим Красносельский предложил местному парламенту продлить карантинный режим до 1 декабря. Ранее введенные ограничения действуют до 30 сентября. Необходимость продления карантина Красносельский объяснил вероятным ростом числа заражений. Кроме того, по его распоряжению тираспольская лаборатория должна перейти на круглосуточный режим работы из-за постоянно растущего количество тестов.

Если у людей, вернувшихся из-за границы, выявят коронавирус, они должны будут сами оплатить лечение

Кишинев с сожалением отреагировал на инициативу продлить карантин на левом берегу Днестра. В сообщении Бюро по реинтеграции говорится, что «ситуацию с коронавирусом не стоит использовать в политических целях и в качестве оправдания нарушения прав человека».

Наш корреспондент в Тирасполе Сергей Урсул сообщает, что приднестровская администрация разрабатывает специальное приложение для телефонов, которое будут обязаны установить те, кто въезжает в регион. Это приложение позволит следить за перемещением людей и контролировать, как они соблюдают режим самоизоляции. Электронная система уже разработана и готова к применению .

Кроме того, Вадим Красносельский рассматривает и такую возможность: если у людей, вернувшихся из-за границы, будет выявлен коронавирус, они должны будут сами оплатить лечение в местных больницах. Такой принцип Вадим Красносельский считает «справедливым». По его словам, «государство, а значит каждый законопослушный и ответственный гражданин, не должны покрывать расходы на лечение тех, кто пренебрег безопасностью», — конец цитаты. Стоимость лечения должны подсчитать местные специалисты. Получается, жителям Приднестровья практически невозможно выбраться из региона, но если им это удастся, они рискуют немало заплатить из собственного кармана в случае заражения.

Многие жители Левобережья предпочитают обращаться к врачам на правом берегу Днестра, поскольку считают их более квалифицированными. В последнее время оперштаб, который выдает разрешения на выезд из региона, больше не принимает заявления на получение пропуска на лечение на правом берегу. Бюро по реинтеграции отмечает, что свыше 18 тысяч человек из приднестровского региона обслуживаются в медицинских центрах на правом берегу Днестра, и более 12 тысяч получают лекарства, компенсируемые за счет молдавского бюджета.

Другим своим решением Красносельский распорядился обеспечить 11 контрольных постов, установленных нелегально на административной границе в начале пандемии, электроэнергией и отоплением. Это стало сигналом того, что посты в ближайшее время никто не уберет; этот вопрос поднимал во время дискуссий и глава миссии ОБСЕ в Молдове Клаус Нойкирх.

Конкурс «Воин содружества - 2020», Тирасполь
Конкурс «Воин содружества - 2020», Тирасполь

На фоне всех ограничений в Тирасполе — в недавно обновленном Екатерининском парке, а также в Бендерской крепости — до конца ноября будут проходить еженедельные концерты и фестивали. На таких мероприятиях ношение маски, скорее, исключение из правил, а соблюдать социальную дистанцию практически невозможно.

Релевантные данные мы увидим только после вакцинации десятков тысяч добровольцев

И еще — приднестровская администрация обратилась к Москве с просьбой предоставить региону вакцину Спутник — V, произведенную в России. Московский аналитический центр Левада изучил отношение россиян к появлению новой антикоронавирусной вакцины российского производства. Один из вопросом социологов был таким: «Если вакцинация населения будет бесплатной и добровольной, не обязательной, готовы ли вы привиться этой вакциной от коронавируса?» Положительно ответили только 38 процентов участников опроса, большинство — 54 процента — не готовы делать такую прививку.

Российский врач Семен Гальперин, президент Лиги защиты врачей, отмечает, что хоть в России и традиционно сильное производство вакцин, проблема кроется в том, что антиковидная прививка Спутник не прошла клинических испытаний. Не опубликовано данных даже по результатам первых двух этапов испытаний, и никто не может точно сказать, насколько качественно они были проведены.

Третья фаза испытаний, в ходе которой изучают поведение антител, осуществляется только сейчас. «У нас нет подтверждений безвредности этой вакцины, и по главному вопросу — насколько эффективна российская вакцина — данных у нас тоже нет, — говорит Семен Гальперин. — Релевантные данные мы увидим только после вакцинации десятков тысяч добровольцев. В некоторых публикациях производитель вакцины обещает обширные клинические испытания, но как они будут происходить, учитывая, что вакцина разрешена к применению, неясно. С моей точки зрения пока нет достаточных оснований для включения этой вакцины в клиническую практику», — считает Семен Гальперин, президент российской Лиги защиты врачей.

***
Наши корреспонденты в Тирасполе и Бендерах спросили у прохожих на улицах — согласятся ли они поставить себе российскую вакцину против коронавируса, которую Тирасполь уже попросил у Москвы:

— Лучше — да, смотрите, что творится в мире, сколько людей умирает. Мы работаем, не хочется заразить родню, знаете, родственники, братья, сестры...
— Я не знаю, будет — так будет, не будет — так не будет. Как заболею, так сделаю.
— Буду ставить: как все, так и я.
— Я думаю, что всех заставят, конечно. Не будет прививки — не примут ни в школу, ни в садик.
— Нет, я не поставлю — ни платно, ни бесплатно. Не верю!
— Я не буду прививаться, я против этой вакцины. Организм должен адаптироваться сам, как-то вырабатывать антитела. Просто я не буду. И своим детям тоже не разрешу.
— Я никогда не ставила прививки от каких-либо вирусов — гриппа, свиного и птичьего. И не буду этого делать. Во-первых, все вирусы мутируют, а прививки всегда запаздывают. То есть, прививаются от прошлогоднего вируса люди, — зачем, если он уже другой? Я не буду верить тому, что нам предлагают сейчас.
— Я не знаю, что вам ответить. На данный момент я не знаю, как поступить дальше: одни говорят так, другие — иначе. Сейчас я пока не решила.
— Нет, мы не будем. И детям своим, и себе, потому что я не верю в это.
— Очень долго ждать результатов тестов, большие очереди — по 12 дней, когда возвращаешься — нет смысла, лучше посидеть в карантине и не платить эти деньги. Лучше б сделали подешевле тесты, по 200 рублей, больше бы людей их проходило, не было бы махинаций, не водили бы больных детей в школу и сады.

Свободная Европа: Это были мнения жителей Тирасполя и Бендер.

***
Свободная Европа: Государственное предприятие Bacul Molovata, управляющее паромной переправой, которая связывает несколько сел, подконтрольных Кишиневу, но находящихся на левом берегу Днестра, сообщило, что Тирасполь запретил транзит через приднестровский регион граждан Молдовы, зарегистрированных после третьего июня в селах Новая Моловата, Кочиеры, Роги и Коржова.

Игорь Додон (справа) и Вадим Красносельский в Кондрице
Игорь Додон (справа) и Вадим Красносельский в Кондрице

3 июня президент Игорь Додон и приднестровский лидер Вадим Красносельский по телефону договорились об упрощении передвижения жителей сел в Дубоссарском районе, которые на правый берег Днестра могли добраться только на пароме после того, как приднестровская администрация запретила наземное передвижение граждан Молдовы под предлогом борьбы с коронавирусом. В сообщении аппарата президента говорилось тогда, что «стороны единодушно высказались за упрощение взаимного перемещения граждан между двумя берегами Днестра». И было решено, что жители этих сел могут свободно пересекать административную границу.

Но в пятницу, 18 сентября, приднестровская администрация решила, что свободно пересекать границу смогут только граждане, зарегистрированные в этих селах до 3 июня — именно тогда состоялся разговор Додона и Красносельского. Тираспольские функционеры полагают, что люди используют это смягчение ограничений — регистрируются в селах, подчиняющихся Кишиневу, свободно ездят в Приднестровье и не сидят в карантине.

В публикации в фейсбуке предприятие Bacul Molovata предупреждает, что на переправе вероятно резкое увеличение количества пассажиров и автомобилей и просит граждан, «которым нужно добраться на левый берег реки, рассчитывать время с запасом, соблюдать спокойствие и очередь на паром». Предприятие обещает увеличить количество рейсов, чтобы все смогли добраться домой, — говорится в сообщении. В воскресенье реакции Кишинева на эти действия Тирасполя пока не последовало.

***
Несколько десятков вооруженных автоматами силовиков — сотрудников службы безопасности региона — ворвались на вечеринку, организованную молодыми людьми на заброшенной ферме в Приднестровье.

Лидеры «Априори» обвиняют власти в давлении и попытке закрыть неудобное НПО, а также свести к нулю критику режима

Жестко задержали 47 человек — к ним применили насилие, а после отвезли в отделение милиции в Бендерах. Там их били, запугивали, девушек раздевали до нижнего белья — под предлогом обыска, вынудили подписать незаполненные протоколы. У задержанных не было доступа к адвокатам, и они не могли связаться с родными.

Официально молодых людей обвинили в нарушении карантинного режима. Но главной целью нападок силовиков, вероятно, является центр «Априори» — довольно известная неправительственная организация. В эфире приднестровского телевидения прозвучала фраза о причастности молодежного центра к организации вечеринки. Лидеры «Априори» отрицают любую причастность и обвиняют власти в давлении и попытке закрыть неудобное НПО, а также свести к нулю критику режима, которая иногда еще раздается на левом берегу Днестра.

Вечеринка состоялась в ночь с 12 на 13 сентября, сюжет об этом появился в эфире местного телевидения 18 сентября. В нем прямо говорится о причастности к организации мероприятия Евгения Дунаева — главы центра «Априори». В репортаже подчеркивалось, что организация финансируется из-за рубежа — это довольно серьезное обвинение в Приднестровье, поскольку влечет уголовную ответственность, если организация не зарегистрирована «иностранным агентом».

В сюжете ситуацию комментирует один из сотрудником приднестровского МГБ, голос его изменен: «Изначально была получена оперативная информация о том, что одна из приднестровских НПО, финансируемая из-за рубежа, организует некое закрытое мероприятие с привлечением неформальной молодежи, в том числе несовершеннолетних».

Приднестровский адвокат и правозащитник Степан Поповский подчеркивает, что в этом сюжете ничего не говорится о том, что 47 молодых людей были задержаны незаконно, обращались с ними жестоко, избивали их люди в униформе без опознавательных знаков. В ходе спецоперации ни один из них не показал документов и не представился, никто не сообщил молодым людям причину их задержания. Молодых людей запихнули в автозаки и отвезли в отделение милиции в Бендерах, адвоката им не предоставили и вынудили подписать незаполненные протоколы.

Наш корреспондент в регионе Сергей Урсул поговорил с одним из задержанных молодых людей. По его словам, большинство ребят продержали в милиции всю ночь — с часу ночи до 9 утра. Первую девушку освободили в 5.30. Послушаем рассказ участника событий:

«Мы собрались на территории заброшенной фермы вечером 12 сентября, чтобы организовать рейв-вечеринку. Территорию огородили, расставили баки для сбора мусора. Приехали ребята, которые пишут электронную музыку, привезли аппаратуру, были и художники, дизайнеры — каждый показывал то, что он создает, придумывает. У меня перед этим был сложный день, я прилег на покрывало и уснул. Проснулся от того, что кто-то схватил меня за волосы и ткнул лицом в пыль. Как выяснилось позже, это были сотрудники СОБРА — специального отделения милиции. Они оскорбляли нас, обзывая матерными словами, били по рукам и ногам, наступали на кисти. Никто ничего не объяснял — „всем лежать и лицом в пол!“. Девушек стали обыскивать, раздевая их до нижнего белья. Потом нас погрузили в автозаки. Там, где должно быть по 3-5 человек, нас было по 20. И так мы лежа друг на друге ехали в отделение милиции города Бендеры. Никто не думал, что нужно соблюдать безопасную дистанцию, и вообще о том, что мы живые люди, — не вспоминали.

Когда нас туда привезли, стали допрашивать, ни одного сотрудника не было в масках. Оскорбления и удары летели в адрес того, кто осмелился попросить представиться и озвучить основания для задержания и такого обращения. Моим знакомым угрожали, что бросят их в подвал к клопам и бомжам, если они не подпишут протоколы, — один из протоколов был чистым, то есть, нас заставляли подписывать незаполненный документ, куда потом можно было вписать все, что угодно. Ближе к утру нас стали поочередно отпускать, сказали пойти в эпидцентр и оплатить штраф. А спустя неделю, 18 сентября, появился этот лживый сюжет на госканале, куда включили кадры и записи, которые совсем не относятся к нашей рейв-вечеринке».

На справедливость приднестровского суда не надеемся...

Это были свидетельства молодого человека, задержанного во время вечеринки.

В ответ на инсинуации, прозвучавшие в сюжете на приднестровском телеканале — о причастности центра «Априори», директор этой организации Евгений Дунаев в субботу в посте на фейсбуке и в публикации на официальном сайте «Априори» назвал происходящее «актом агрессии приднестровской администрации ко всему гражданскому обществу региона».

Евгений Дунаев
Евгений Дунаев

В заявлении центра «Априори» говорится следующее:

«Мы, члены общественной организации — информационно-правовой центр «Априори» — официально заявляем, что не имеем никакого отношения к организации вечеринки, которая прошла в ночь с 12 на 13 сентября в селе Гыска. Государственные СМИ Приднестровья прикладывают максимум усилий для того, чтоб сделать нас „организаторами“ этого мероприятия. Попытку очернения одной из ведущих приднестровских правозащитных организаций посредством информационной манипуляции считаем открытым актом агрессии со стороны государства по отношению ко всему приднестровскому гражданскому обществу. На справедливость приднестровского суда не надеемся, но иск об информации, порочащей деловую репутацию, направим.

Также считаем, что к задержанным молодым людям была применена неоправданная физическая сила, был нарушен ряд конституционных прав и свобод. Законных оснований для их задержания не было. С нашей стороны им будет оказана всесторонняя информационная и юридическая поддержка», — говорится в заявлении центра «Априори».

Наш корреспондент Сергей Урсул поговорил и с адвокатом Степаном Поповским. Совсем недавно он устроил одиночный пикет в центре Тирасполя с требованием освободить активиста Геннадия Чорбу и отправить в отставку главу местного МВД. Адвокат считает Чорбу политическим заключенным. Послушаем беседу Степана Поповского с нашим корреспондентом:

Степан Поповский: Что я могу сказать на данный момент? Известно, что в ночь с 12 на 13 число ребята проводили рейв-вечеринку, это такая модная сегодня среди молодежи тусовка, которая проводится где-то в отдаленности, в каких-то заброшенных местах. Они проводили такую вечеринку, в час ночи к ним ворвался ОМОН, очень грубо обошелся с ними, уложил их на землю. Ребята описывают, как с кем обращались... Очень нехорошо с ними обходились!..

Их запугивали тем, что спустят в подвал, оставят с зэками на ночь

После этого их обыскали. Девочек обыскивали практически на виду у всех ОМОНовцев, а их было много. Ребят было около 50 человек, и они говорят, что ОМОНовцев было значительно больше. Девочки слышали в свой адрес унизительные мерзкие шуточки, унижающие честь и достоинство. После этого всех, как селедку в бочке, упаковали в несколько машин, где не хватало места, не просто места, а не было возможности дышать. Одной из девушек даже становилось плохо.

Их довезли до бендерского УВД, там передали другим сотрудникам милиции, все собранные во время задержания вещи перетрусили. Всех их сразу поставили на так называемую растяжку: лицом к стенке, руки вверх, ноги в стороны на ширину плеч, и стоять длительное время. Разумеется, длительное время они так не могли стоять. Сделали снисхождение только для девочек. Мальчиков оставили, более того, не давали мальчикам воспользоваться туалетом. Описываются случаи, когда девушка попросилась в туалет, с ней пошел сотрудник милиции и наблюдал, как она справляет свои естественные надобности. Там было неуважительное отношение к ним, по именам не обращались, каждому дали «кличку», ну, не «кличку», прозвище — назовем так. Ребята писали, что разговаривали с ними только матом. Во время пребывания в милиции составляли протоколы об административном правонарушении, их принудили признать, что они нарушили карантинный режим. И тут же их принудили к тому, чтобы они добровольно раскаялись.

Интересный получился протокол: я признаю, что нарушил карантинный режим. И сразу раскаиваюсь в этом! Никто ребятам не представился — ни во время задержания, ни уже в бендерском УВД. Никто не назвал ни звания, ни фамилии. Милиция была в спортивных костюмах, невозможно даже определить, какие у них звания. Протоколы составлялись под давлением, ребята говорят, что были готовы тогда подписать все что угодно, находясь в тех условиях. Их запугивали тем, что спустят в подвал, оставят с зэками на ночь. Потом описывают какие-то странные допросы: отводили двух девочек в совсем другое здание, оказывается, по соседству есть там здание миротворческих сил, девочка описывает, что когда зашла во двор, она там видела, вероятно, из миротворческих сил одетого в молдавскую форму военнослужащего. Приводили в темный коридор, допрашивали отдельно в комнате, сначала унизительно обращались, потом, через время, ласково, хвалили фигуру, предлагали чуть ли не дружбу. Странный допрос, я бы сказал...

Свободная Европа: Что будет дальше с этими 47 ребятами, что с ними происходит сейчас?

Степан Поповский: После этого всем давали незаполненные формуляры протоколов доставления, чтобы они подписали. Все подписывали, только чтобы выйти из помещения. Тем ребятам, которые просили защитника, им досталось больше — парень снял побои на себе. Когда я в полседьмого утра явился — первый человек смог сообщить в полшестого — ее выпустили, посчитайте, сколько они там были: с часу ночи они были во власти сотрудников милиции, и в полшестого выпускают первую девушку. Она мне позвонила, я приехал, следователь держал парня, он меня увидел и сказал, что я его защитник, я подтвердил, попросил пустить — нет. Парня уводят, меня просят выйти, какой-то сержант пытается объяснить, по каким он законам работает. Оказывается, тот кодекс, что у меня в руках, — он не работает, у них что-то другое там работает. Меня не допустили к ним.

Унизительный обыск девушек на глазах у личного состава ОМОНа — это вообще очень трудно даже представить

А что происходило там? Когда заполняли протокол, ребят заставляли найти свой телефон в общей куче, разблокировать, убрать код, и как только они это делали, у ребят тут же отбирался телефон без их согласия, читалась вся переписка, смотрелись все фотографии, над некоторыми издевались. Ну, знаете, это уже превратилось в какое-то похабничество. Их выпустили, протоколов задержания нет. Нарушение карантинных норм сформулировано неправильно. Ни одна норма из постановления правительства № 209 не применима к ребятам.

Степан Поповский
Степан Поповский

Свободная Европа: На ваш взгляд, как адвоката, какие нарушения допущены?

Степан Поповский: Нарушено много. Право не быть подвергнутым жестокому, бесчеловечному либо унижающему достоинство обращению. Тут много описывается: и как СОБР положил их на землю, и как наступали им на кисти, и удары дубинками, и мат постоянный. Вот эта растяжка в УВД! Презумпция невиновности была нарушена, потому что ребятам не разъяснили их права, в том числе не свидетельствовать против себя. Это было сделано под сильным психологическим давлением, заставляли раскаиваться, соглашаться с теми нарушениями, которые им вменяются, дали подписывать незаполненный протокол. Нарушено право на уважение чести и достоинства и невмешательства в частную жизнь и личную семейную тайну.

Унизительный обыск девушек на глазах у личного состава ОМОНа — это вообще очень трудно мне даже представить. Доступ к информации, которая была в телефонах, это вообще предел. Право гарантировано конституцией, но они, наверное, не знакомы с этим правом. Право на свободу и личную неприкосновенность — ну, разумеется, задержали, свободу ограничили. Протоколов задержания нет. Неприкосновенность — парень говорит, что в автозаке их везли так, что он доставал лицом свои колени. Нарушено право на свободу выражения мнений, право на свободу собраний. Возможность собраться в кругу друзей — это и есть право на свободу собраний. Эта вечеринка — это, в принципе, было собрание, по конституционным нормам.

В сюжете говорили о наркотиках, о спиртном — ни одного протокола, который касался бы наркотиков или спиртного, нет!

И ребята что делали? Прослушивали там техномузыку. Но им этого не дали сделать, они даже не смогли пообщаться. Нарушено право на судебную защиту, поскольку не было права на защитника. И не допущен был защитник. Вот вам целый перечень. Может, не десяток, так восемь-девять конституционных норм открыто нарушены, тут даже не надо каких-то специальных познаний.

Свободная Европа: Какими будут ваши дальнейшие шаги? Как вы будете действовать? И можно ли в Приднестровье надеяться на справедливое правосудие? Центр «Априори» уже заявил, что обвинения в организации этой вечеринки — прямое злоупотребление и попытка закрыть общественную организацию.

Степан Поповский: Что делать? Разумеется, судебная защита. Сейчас дело, как я понял, направляется в суд, поскольку админкомиссия все-таки не может принять решение, исходя из так безграмотно составленных протоколов. Даже эти вещи не научились писать.

В отношении «Априори». Разумеется, о никаком «Априори» здесь речи быть не может вообще! Просто приднестровский телеканал — это журналистикой нельзя назвать, это можно назвать чем-то другим, пропагандой — они пропагандируют неприязненное отношение к некоммерческим организациям, скажем так, к гражданскому обществу. Я еще бы хотел отметить: в сюжете говорили о наркотиках, о спиртном — ни одного протокола, который касался бы наркотиков или спиртного, нет! Все 47 протоколов на 47 человек — нарушение карантинного режима. То есть, делайте выводы, зачем это все делается.

В целом, я могу сказать только одно — об этом говорила и Венецианская комиссия — карантинные меры, которые принимаются государствами, не должны ущемлять конвенционные, то есть, те права и свободы, которые гарантированы Европейской конвенцией по правам человека. Но в данном случае — здесь нет нарушения карантинных норм. Характер тех действий, которые сегодня власти совершают, если мы возьмем дело Ларисы Калик, Александра Самония, Геннадия Чорбы, сейчас эти ребята — это характер подавления права на свободу выражения и права на свободу собраний. Два основополагающих права, которые лежат в основе демократического общества. Об этом Европейский суд говорил не однажды, в каждом деле, касающемся свободы собраний, он это повторяет.

Свободная Европа: Это был приднестровский правозащитник, адвокат Степан Поповский.
***
Свободная Европа: Дорогие друзья, «Приднестровские диалоги» на этом завершаются, в студии был Александр Фрумусаки, я благодарю вас за внимание. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG