Linkuri accesibilitate

Ренато Усатый: «Додон ходит целовать иконы, а завтра-послезавтра расцелует и дерево...» (ВИДЕО)


Ренато Усатый

Первая часть интервью с мэром Бельц и кандидатом «Нашей партии» на пост президента Республики Молдова

Лидер «Нашей партии» Ренато Усатый дважды побеждал на выборах мэра Бельц. В 2020-м он претендует на пост президента Республики Молдова. ЦИК зарегистрировал его в качестве кандидата на выборах, которые состоятся 1 ноября.

Свободная Европа: Почему вы хотите занять пост президента?

Ренато Усатый: Чтобы кардинально изменить положение вещей в Республике Молдова — ради блага всех граждан

Renato Usatîi: R Moldova nu trebuie sa fie vasala Rusiei sau a altei țări
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 1:11:49 0:00

Свободная Европа: Что угрожает безопасности Республики Молдова?

Ренато Усатый: Сегодня главная опасность — это коррупция. Нас не уважают ни на Востоке, ни на Западе — до того, как вернуться в Молдову, я посещал самые разные европейские страны, а в Российской Федерации вообще жил около трех лет. И на всех наших первых лиц смотрят как на воров — это было и при Филате, и во время Плахотнюка, а теперь при Додоне. Вы думаете, россияне не знают, что делает Додон? Или европейцы не знали, что делал Филат? Все всё знали! Позиция у них такая: если сами молдаване себя не уважают, что ж... Они же видят, как у нас в Молдове голосуют — в обмен на газовые баллоны, в обмен на тушенку. Вон, Додон ходит целовать иконы, а завтра-послезавтра расцелует и дерево...

Раньше судьи ходили за конвертами к Сереже Яралову, сегодня большинство из них ходят к Додону

Свободная Европа: Как искоренить коррупцию?

Ренато Усатый: Когда я в 2015-м году стал мэром Бельц, кое кто ко мне пришел и заявил, что, мол, нам нужно встречаться в более широком кругу... А в этом кругу были и представители различных спецслужб Молдовы, и бывшие бандиты, которые стали заниматься бизнесом. И вот, они мне говорят: «Не трогай бельцкие рынки». Причем рынки у нас муниципальные, а не частные. Я их спрашиваю: «А если я ими займусь, то что тогда?»

И тут один показывает мне в телефоне новость — если не ошибаюсь, 2008 года, когда бывший директор Ассоциации рынков Бельц разговаривал с журналистом и заявил, что завтра во время пресс-конференции он назовет имена всех, кто зарабатывает капиталы на рынках, в том числе, и имена людей из правительства. Вечером этого человека застрелили из Калашникова. То есть, мне намекали на то, что может произойти.

Я им ответил так: «Ребята, я буду передвигаться на бронированном авто, а если надо, то достану и танк!» И что было потом в течение трех месяцев? Выручка на бельцких рынках выросла на 200%! А сейчас сравните — что такое сегодняшние рынки в Бельцах, и что такое — рынки Кишинева!

Свободная Европа: А где еще есть схемы, с которыми очень сложно бороться?

Ренато Усатый: Сейчас расскажу. Сегодня и в Бельцах, и по всей стране действует схема, связанная с нелегальными перевозками. И у меня нет рычагов для того, чтобы эту схему искоренить. Вы наверняка знаете, что в Бельцах сегодня есть сотни маршруток, и я уж не говорю о Кишиневе. А всего на национальном уровне у нас их вообще тысячи. Чтобы не платить за разрешения и авторизации, которые выдают мэрии, эти товарищи берут лицензии такси, а после ездят там, где хотят, и останавливаются там, где хотят, и работают столько, сколько хотят. Понимаете? Этим всем занимается ANTA.

Свободная Европа: Национальное агентство автотранспорта...

Ренато Усатый: Да, и эта схема уничтожает тех, кто на самом деле хотел бы покупать новые автобусы, чтобы улучшать ситуацию с транспортом.

Свободная Европа: И что, вы сможете легко победить коррупцией?

Ренато Усатый: Я это уже показывал.

Свободная Европа: А разве не система юстиции должна заниматься коррупцией и главными коррупционерами?

Ренато Усатый: Да, правильно, и потому я и говорю о необходимости люстрации некоторых судей, прокуроров и сотрудников МВД. Если они фигурировали в резонансных расследованиях, в делах, которые рассматривались в ЕСПЧ, то мы обязаны создать специальный фильтрационный механизм, — чтобы они вообще не приближались к каким-либо комиссиям. А то приходят, и начинается: «Это Плахотнюк нас заставлял, и только потому я фабриковал дела!..» Сегодня уже мы видим, что и отдельные прокуроры, и полицейские решили вдруг заняться политикой...

Как только Додон едет в Москву, тут же начинается — «только Россия нас спасет», «без вас мы не выживем»...

Мы можем говорить о реформах в образовании, в сфере правосудия, но коррупция — это то, что нас парализовало, и она же удерживает нас в этом состоянии паралича.

Свободная Европа: И все же, именно юстиция должна заниматься борьбой с коррупцией, искоренением коррупции...

Ренато Усатый: Совершенно верно, согласен с этим, но сегодня судьи меняют цвета, и если раньше судьи ходили за конвертами к Сереже Яралову, то сегодня большинство из них ходят к Додону. Плахотнюк до сих пор активно влияет на судебные процессы. Вон, Генпрокуратура пыталась арестовать его заграничные активы, вы видели, сколько дней длилось рассмотрение дела, а в итоге прокуратура получила отказ. У нас бывало, что за полчаса выписывались тысячи незаконных мандатов на арест, а тут ничего!..

Свободная Европа: Почему настолько тяжело идет реформа системы юстиции?

Ренато Усатый: Сейчас Плахотнюк уже не запугивает судей, как это было раньше, но я уверен, что он прислал сюда целый мешок денег — и сделал предложение привыкшим к подобному судьям, — знаете, на 10 тыс. евро, на 50 тыс., на 100 тыс. А когда Плахотнюку будет надо... Точных цифр я не знаю, но уверен, суммы там просто огромные.

Свободная Европа: И что, он все еще тратит в Республике Молдова деньги ради защиты своей чести и достоинства?

Ренато Усатый: А что, разве сегодня судьям перестали давать взятки? Вы думаете, что Плахотнюк...

Свободная Европа: Нет, я вот о чем вас спрашиваю: он же уехал за границу более года тому назад, и как тогда могут попадать в Молдову мешки, набитые деньгами?

Ренато Усатый: Я уверен, что часть средств и так находятся на территории Республики Молдова, и кроме того, сегодня большинство бизнесменов из окружения Плахотнюка ведут бизнес с Додоном. Вы правда считаете, что Плахотнюк не в состоянии увести себе процентов двадцать прибыли от Metalferos, — так, чтобы никто об этом не узнал?

Мы говорили об этой компании восемь лет подряд, а сегодня после расследования RISE уже все обсуждают об украденных примерно шестистах миллионах. Хотя никто при этом не упоминает о нанаше Додона, который и во времена Плахотнюка был там финансовым директором, и сегодня занимает ту же должность. Так о какой же борьбе с коррупцией тогда идет речь? Понимаете, Додон сегодня президент нулевой, и точно такие же — нулевые — у него шансы как у кандидата в президенты, потому что он столько лгал...

Мы должны думать не о том, что устроит Красносельского или «Шериф», надо искать формулы для жителей Приднестровья

Свободная Европа: Почему его поддерживает Россия, — если она его поддерживает?

Ренато Усатый: Додон согласился с тем, от чего отказался я, когда у меня начались проблемы в Российской Федерации, в 2018 году. То обыски, то попытки привлечь меня то к одному, то к другому уголовному делу... Те, кто находится за границей...

Свободная Европа: А от чего вы тогда отказались?

Ренато Усатый: Я отказался быть карманным политиком и выступать с определенными заявлениями. Вы разве не видите, что как только Додон едет в Москву, тут же начинается — «только Россия нас спасет», «без вас мы как государство не выживем»...

Свободная Европа: Мы обсуждали угрозы безопасности Республики Молдова, и вы говорили о коррупции. А приднестровская проблема — это угроза?

Ренато Усатый: Решить приднестровскую проблему сегодня можно, но я не согласен с теми методами, которые использовались все последние двадцать лет. Например: вот есть русскоязычные жители Бельц, которые не очень хорошо знают государственный язык. И как-то раз начался разговор про Унирю. Я говорю им — подождите, не спешите...

...Прошло четыре года. Был 2015-й, а сейчас мы в 2020-м. Я говорю: «Ну, что тут у вас»? — и только представьте, что слышу в ответ: «Нам надоело, нам нужны дороги, как у румын, нам нужна юстиция, как румын!..»

Знаете, что это значит? Это означает, что если жители Приднестровья увидят, что в Республике Молдова есть дороги, работает система правосудия, что у нас нет «кульков», что бизнес не разрушают, что нет рейдерских атак, — так они сами за сутки скинут и Красносельского, и [компанию] «Шериф».

Свободная Европа: «Шериф» просто так не уйдет...

Ренато Усатый: Г-жа Валентина, когда поднимется народ... Я не говорю о тех, кто в «Шерифе» зарабатывал деньги вместе с Плахотнюком, а теперь продолжает зарабатывать их вместе с Додоном. Я говорю о людях, о гражданах, ведь человек всегда хочет туда, где лучше, так ведь? И тогда, если...

Свободная Европа: Но там есть армия... Армия России.

Ренато Усатый: Есть. А что с российской армией?

Свободная Европа: Как вы решите проблему вывода российской армии?

Ренато Усатый: Существуют очень простые варианты. Когда-то из-за этого вопроса конфликтовал с Россией Воронин, потом был Филат, потом Плахотнюк... Однако, никто из них, заявлявших о необходимости вывода армии, не занимался решением элементарных вопросов! Я говорю о каналах для транспортировки запчастей для тех же танков... Определенные возможности есть, но только если ты действительно настроен решать проблему. Надо не выступать с бесполезными политическими декларациями, а действовать так, чтобы люди видели, что вы на самом деле хотите решить приднестровскую проблему.

На всех участках в России в выборах могут принять участие максимум 9 тыс. человек

Свободная Европа: Но существует переговорный формат «5+2», который и обсуждает подобные вопросы. Каким вы видите решение проблемы, и сколько времени на это потребуется?

Ренато Усатый: В первую очередь, мы должны что-то сделать с русским языком. Неважно, какой там будет статус приднестровского региона в составе Республики Молдова, — есть проблема, которая касается русского языка, потому что 90% граждан в Приднестровье не говорят на государственном языке. И им надо дать время — не знаю, пять лет, десять лет, это надо обсуждать, — в течение которого сохраняется обучение на русском языке. Это базовая проблема, и по-другому не получится. Мы должны думать не о том, что устроит Красносельского или компанию «Шериф», надо искать формулы, которые заинтересуют жителей приднестровского региона.

Свободная Европа: Там есть контрольно-пропускные посты и российская армия, у них своя валюта и склад боеприпасов в Кобасне... Проблем хватает!

Ренато Усатый: Да, проблемы есть, но только никто до сих пор не пытался их решать — действительно решать.

Свободная Европа: Так что, Приднестровье представляет угрозу для безопасности, независимости, суверенитета и целостности Республики Молдова?

Ренато Усатый: Я бы говорил иначе, — по большей части, эту опасность выдумали политики...

Свободная Европа: Я все еще хочу продолжить разговор об угрозах безопасности Молдовы...

Ренато Усатый: Если уж мы говорим именно об этом, то вот что я вам скажу: главная угроза национальной безопасности — это лидеры, которые руководили и руководят Республикой Молдова!

Почти всю свою жизнь я провел в Российской Федерации, и я много раз участвовал в самых разных дискуссиях и переговорах, — неважно, был там и Лупу, и Филат, когда-то — Урекян... Слушайте, до тех пор, пока лидеры из Кишинева будут приезжать и вести себя как какие-то котята, которые только и думают о том, что бы еще выпросить, сколько еще будет «кульков», — мы ни за что не решим ни одной проблемы!

Свободная Европа: Ренато Усатый будет политиком правых взглядов или левых? И куда он направит Республику Молдова?

Ренато Усатый: Ренато Усатый — как и любой политик, претендующий на пост президента Республики Молдова — должен идти по тому пути, который указывают граждане, — а не миллиарды на банковских счетах.

Свободная Европа: При этом, 50% граждан хотели бы, чтобы Молдова сблизилась с Востоком, и 50% — с Западом.

Ренато Усатый: Правильно, но как только мы прекратим все эти спекуляции, как только мы действительно начнем работать на благо Республики Молдова, все подобные разногласия просто испарятся.

Знаете, как я сумел объединить всех в Бельцах? Ведь только Усатый набирает по 63%, по 70% уже в первом туре! За меня голосуют русские, украинцы, молдаване, унионисты, — и голосуют они потому, что видят, что Усатый занимается делом.

В муниципальном совете у нас есть один представитель от Майи Санду, один советник от Андрея Нэстасе, один — от Шора, еще парочка этих, розовых... Значит, Усатый сделал все возможное для того, чтобы объединить людей — и работать сообща ради интересов города.

Додон был шокирован, когда получил от Приднестровья очень жесткий отказ в очень резких тонах

Свободная Европа: В последнее время вы пытаетесь привлечь побольше избирателей диаспоры...

Ренато Усатый: Что значит «вы пытаетесь»?! Объясните, пожалуйста, что вы имеете в виду.

Свободная Европа: Я видела, что вы организовываете в онлайне встречи с людьми из диаспоры, что вы адресуете им определенные месседжи... Кстати, в ходе предварительной регистрации граждан, желающих проголосовать на выборах на заграничных участках, как минимум в восемь раз увеличилось число заявок из России. Чем, по-вашему, можно объяснить подобный феномен?

Ренато Усатый: Объяснение этому феномену предельно простое. Возьмите любое европейское государство, и я вам покажу, сколько там человек хотят голосовать, и сколько зарегистрировались.

Свободная Европа: Как вы думаете, а сколько, ориентировочно, наших граждан, находящихся в Российской Федерации, примут участие в президентских выборах?

Ренато Усатый: В 2016-м и в 2019-м гг. я заметил одну вещь: на многих избирательных участках было не так уж много людей — по несколько сотен человек. В частности, я помню, что в Новосибирске — или в Кемерово? — пришло голосовать около 50 избирателей. И [Богдан] Цырдя тут же пишет в Facebook, что, мол, 80 процентов проголосовали за Додона! И не указывает, сколько же конкретно там было человек.

Свободная Европа: Так что вы думаете, сколько молдаван в России будут голосовать на выборах?

Ренато Усатый: Я вам скажу о том, сколько их может быть, а не сколько их нарисует Додон. Реально на всех избирательных участках, расположенных в Российской Федерации, в выборах могут принять участие до 9 тыс. человек. Максимум — девять тысяч. В 2019-м в ходе парламентских выборов — и в 2016-м, во время президентской кампании, проголосовали примерно 6 тыс. человек.

Свободная Европа: А сколько могут проголосовать избирателей из Приднестровья?

Ренато Усатый: Нынче их уже не будет. Знаете, вот здесь Додон говорит правду, — хотя это единственный раз, когда он не лжет! — он говорит, что не будет организовывать никаких автобусов, как это делал Плахотнюк. И не потому, конечно, что он этого не хочет. Дело в том, что у него был ряд конфликтов по поводу поставок электроэнергии, а также из-за других схем, — с «Шерифом» и Красносельским. В основном — с «Шерифом».

Там абсолютно новая схема, касающаяся как электроэнергии, так и природного газа

Свободная Европа: А в чем суть этих конфликтов?

Ренато Усатый: Они ему четко сказали, что не будет ни одного автобуса из Приднестровья. Додон в отчаянии поехал в Москву, умолял и упрашивал как-то надавить на Красносельского, образумить его, но в Москве ему заявили: «Разбирайтесь там между собой сами! А нас в это не втягивайте». В поддержке ему отказали. Что, разумеется, вовсе не означает, что он ее не хотел бы получить!.. Поэтому у нас уже не будет того, что было на предыдущих выборах, того, что готовил Додон.

В качестве примера могу опубликовать один документ, из мэрии города Резина, если не ошибаюсь. Там в домах культуры готовились открывать по четыре — по пять избирательных участков. Я имею в виду, летом готовились. И Додон был просто шокирован, когда получил от Приднестровья очень жесткий отказ, причем — высказанный в очень резких тонах. В общем, проблема — в том, что это они не хотят...

Свободная Европа: Вы говорили, что там были конфликты по поводу поставок электроэнергии.

Ренато Усатый: Да, а еще — и по поводу сигарет. И Додон их шантажирует. Например, две недели назад я опубликовал несколько документов о том, что в Одесском порту была арестована партия сигарет, и что компания-владелец сигарет, принадлежащая «Шерифу» обратилась в суд с иском о снятии ареста с товара. А Додон им присылает сообщения: «Сообщите, пожалуйста, когда следует аннулировать лицензию на экспорт сигарет, выданную этой компании, — сегодня или через неделю?»

Что это значит? То, что вы не сможете участвовать в судебном процессе в Украине, потому что у вас должна быть действующая лицензия. Если, например, Агентство публичных услуг аннулирует лицензию, они не смогут отсудить свои товары, задержанные в Одессе. Есть и другие рычаги, которыми пользуется Додон, он только это и умеет — указывать пальцем и раздавать указания...

Свободная Европа: Так а что с электроэнергией-то было?

Ренато Усатый: Было там кое-что и с энергетикой. Там абсолютно новая схема, касающаяся как электроэнергии, так и природного газа для «Молдова-Газ». Но об этом я расскажу чуть позже, мне нужно немного времени, чтобы подготовиться.

XS
SM
MD
LG