Linkuri accesibilitate

Стелла Жантуан: «Додон проиграл драматически. Разница в 15% — это трагедия для политика»


Свободная Европа: О молдавской политике и перспективах развития беседуем сегодня с бывшим депутатом парламента, экспертом Стеллой Жантуан. Здравствуйте!

Стелла Жантуан: Здравствуйте!

Свободная Европа: Что у нас происходит, можем ли мы говорить о том, что есть неформальная коалиция между Игорем Додоном и Иланом Шором?

Стелла Жантуан: О том, что формируется и готовится коалиция между Иланом Шором, группой перебежчиков, контролируемых Владом Плахотнюком, и Игорем Додоном — мы говорили об этом месяца три. И сейчас на пленарных заседаниях, которые прошли после длительной паузы во время президентской предвыборной кампании, мы увидели, что де-факто эта коалиция просто легитимизировалась в какой-то форме. Хотя они отрицают и говорят о том, что нет формальной коалиции, а это просто голосуют за законопроекты, нужные на данный момент обществу и экономики Республики Молдова.

На самом деле, те действия, что мы увидели в парламенте, говорят о банальном разделе мест в парламенте и политических рычагов. Кроме того, очень быстрое голосование в нарушение регламента парламента — а это является очень тяжким парламентским «преступлением».

Свободная Европа: Процедуры все нарушены…

Стелла Жантуан: Процедуры все нарушены. Бюджет принять сразу в трех чтениях в течение одного часа, без того, чтобы вносить какие-то поправки или хотя бы обсуждать это. Без обсуждений! Просто поднимали руки в трех чтениях. Хотя по процедуре принимается в первом чтении, потом в течение двух недель вносят поправки. Они быстренько это все проголосовали. Понятно, что эта коалиция имеет свои экономические интересы, которые она заложила в этот бюджет, мы не можем его назвать социальным бюджетом о котором они говорят, так как там есть достаточно большие подводные камни, которые просто проводят через бюджет на следующий год бизнес-интересы многих депутатов этой неформальной новой коалиции.

Что касается социальной составляющей, о которой они говорят, — какие-то космические пенсии, которые они повышают, инвестиции в здравоохранение в ситуации пандемии — все это просто не подпитано никакими финансовыми средствами.

Мы знаем, что Международный валютный фонд обещал практически полмиллиона в период пандемии и для поддержки бюджета сейчас вынес на мертвую линию это соглашение, то есть никакого подписания с этим правительством не светит. А это деньги, которые они могли бы заложить в бюджет, чтобы реализовать обещанные социальные проекта.

И второй момент — то, что никак не поступит в Республику Молдова вожделенный кредит в 200 млн из Российской Федерации. Мы слышим только о том, что они все договариваются, что с премьер-министром России Мишустиным говорят по телефону, но, к сожалению, этот кредит так и не дошел.

То есть, когда ты делаешь бюджет на следующий год, если ты на самом деле вкладываешь какие-то социальные затраты, и это социально ориентированный бюджет о котором они говорят, и инвестиционный, то там должны быть указаны очень четко источники средств для его покрытия. Ничего этого нет и правительство не может ответить на эти вопросы.

Свободная Европа: А зачем, на ваш взгляд, понадобились законопроекты о переподчинении СИБа, закон о русском языке и разрешение на российскую пропаганду?

Стелла Жантуан: Это вообще очень инфантильная с точки зрения политического действия ситуация. Они как бы не идут единым пакетом.

Проект о переподчинении СИБ аргументировал совершенно по-детски Богдан Цырдя, когда говорил: вот так вам и надо, вы говорили, что Игорь Додон ничего не делает, а мы сейчас отберем у вас СИБ и вы посмотрите, как сложно что-то делать, когда нет полномочий, вы докажите, что не имея полномочий, что-то сможете сделать. Как политический аргумент — это просто смешно! И так рассуждает партия, которая формирует коалицию, или рассуждает о будущем Республики Молдова. СИБ, конечно, им нужен потому что это один из информационных инструментов, хотя СИБ был лишен очень многих полномочий, в том числе одной из основных компетенций — следствия, еще со времен правления Плахотнюка. СИБ сейчас единственное, что делает — собирает информацию, и предоставляет ее по требованию государственных чиновников, которые имеют право на государственные секреты или руководству страны.

Здесь я вижу принципиальную позицию, которую заняла оппозиция, они опротестовали этот закон в Конституционном суде. И вчера по решению КС этот закон приостановлен, и кроме того, Игорь Додон не имеет права промульгировать законы — на что было рассчитано, кстати, в случае принятия бюджетов, о которых мы говорили, на промульгацию их пока Игорь Додон исполняет обязанности президента. Но КС постановил, что Игорь Додон так как исполняет обязанности президента, не имеет права промульгировать законы.

В отношении законов о российской пропаганде и закона о русском языке — ситуация более интересная. Я считаю ее популистской, мобилизующей русскоязычный электорат для того, чтобы набрать очки в случае досрочных выборов. У Игоря Додона и ПСРМ было достаточно времени пока они контролировали и парламент, и правительство, и президентуру, когда они могли отменить эти законопроекты, которые были отменены при правительстве Влада Плахотнюка. Но за эти полтора года ничего не происходило — ни правительство Кику, ни парламентское большинство, основой которого является ПСРМ, партия чьим неформальным лидером является Игорь Додон, ничего для этого не сделали. То есть они не переголосовали за отмену отмены этих законов, хорошо сидели себе, и вот сейчас, когда Игорь Додон проиграл выборы и по всем социологическим расчетам мы видим, что голосование на президентских выборах было против Додона, и он прежде всего потерял русскоязычного избирателя, и они решили принять в спешке эти законы, чтобы элементарно подготовиться к досрочным выборам, мобилизовать свой русскоязычный электорат.

Свободная Европа: 24 декабря у нас должен появиться новый президент уже официально. Что вы думаете о будущей политической карьере Игоря Додона?

Стелла Жантуан: Здесь тоже интересный такой момент. Если мы сделаем сейчас маленькую ретроспективу событий — того, что происходило и как Игорь Додон просто драматически проиграл эти выборы — все-таки разница в 15 процентов это трагедия для политика, который претендовал на второй мандат. Я думаю, что скоро Игорь Додон станет просто физическим лицом, он не возглавляет Партию социалистов, он не имеет никакой государственной должности, разве что он придет на подмогу в офис ПСРМ, чтобы помогать партии, фракции и в этом помогать Зинаиде Петровне Гречаной, которая и является официальным председателем этой партии.

И если вернутся к ретроспективе — когда Игорь Додон проиграл выборы, в ту же ночь он напомнил всей стране, что он де-факто является лидером ПСРМ, и что собирается вернуться к руководству этой партии, и даже должно было собраться политбюро, где Игорю Додону сделали бы официальное предложение вернуться в качестве лидера. На этом политическом бюро должно было быть принято решение о съезде, они сначала говорили, что съезд должен быть 18 декабря. В это время Игорь Додон сделал интересное заявление, что он говорил с премьер-министром России и с президентом Путиным о том, что он 23 декабря совершит визит в Россию. Потом мы видим, что выборы председателя партии с 18 декабря перенесли на после 23-го, а теперь, по последней информации, вообще на 30 декабря.

В качестве кого Игорь Додон может выехать на встречу с президентом Путиным или премьер-министром Мишустиным, и обсуждать ту повестку, о которой он говорил — стратегические отношения между Российской Федерацией и Республикой Молдова, дальнейшие планы и различные экономические аспекты, включая российский кредит в 200 млн евро.

У Игоря Додона достаточно щепетильная ситуация, я думаю, что он на грани того, чтобы он проиграл не только выборы, но и может потерять сейчас даже и руководство партией.

Свободная Европа: Что насчет российской поддержки — не потеряет ли он ее? Говорят некоторые эксперты, что очень разочарован Кремль.

Стелла Жантуан: Я думаю, что он уже потерял эту поддержку. И мы это наблюдали даже во время предвыборной кампании — Игорь Додон все стучался в ворота Кремля, но через Пескова передавали сообщения о том, что у президента Путина нет никаких планов встречаться с Игорем Додоном. И очень долго Кремль заявлял о том, что никаких встреч между Додоном и Путиным состояться не может. И все не шел этот российский кредит, на который рассчитывал Додон в своей предвыборной кампании.

Все свои выигрыши — и на президентских выборах, и ПСРМ на парламентских выборах — все это произошло исключительно благодаря фотографиям с Владимиром Путиным. И тут Кремль этого ресурса его просто лишил накануне второго мандата Игоря Додона.

Единственное, чего ему удалось добиться в последнюю неделю — принять участие в онлайн-конференции, которая длилась максимум три минуты, и ничего такого, что мог бы потом вынести для своего избирателя Додон, ничего такого не прозвучало.

Уже тогда было понятно, что Кремль отозвал свою поддержку Игоря Додона, и мы видим, что ничего в отношениях между Додоном и Кремлем не происходит.

И даже в ситуации с его перевыборами в качестве лидера партии. Для Кремля Игорь Додон сейчас является просто физическим лицом, и почему с каким-то физическим лицом, пусть и с бывшим президентом, должен встречаться премьер-министр Российской Федерации или президент и обсуждать какие-то планы на перспективу.

Даже если Игоря Додона сейчас выберут председателем партии, тогда, по всем протоколам, Игорь Додон должен встречаться с лидером партии «Единая Россия» или любой другой партии, с которой он захочет встречаться.

Свободная Европа: Что скажете о Майе Санду? Первые ее заявления не разочаровали вас?

Стелла Жантуан: Я думаю, Майя Санду сделала очень неплохие свои первые заявления, и это очень большие изменения в ее политическом росте и мировоззрении. Сейчас Майя Санду уже совсем другой политик, нежели Майя Санду со своим политическим дискурсом в 2016 году. И не только потому, что Майя Санду строила свое обращение и на русском языке, то есть она обращалась и к русскоязычному населению. Те приоритеты и те задачи, которые она озвучила в качестве президента, — они адекватны компетенциям президента, там нет никаких сказочных электоральных или популистских обещаний. Идея о том, что она хочет стать президентом объединенного молдавского общества — это то, что обещал Додон, и наоборот работал все эти четыре года на разделение общества!..

Пока, конечно, рано говорить о том, как будут развиваться события, но, на мой взгляд, политические шаги, которые сейчас предпринимает Майя Санду, достаточно правильные.

Свободная Европа: В фейсбуке видел такую реакцию — встречается избранный президент с митрополитом Владимиром, сообщает об этом, но фотографии не постит.

Стелла Жантуан: Это другой политический стиль. Игорь Додон, который представлял ПСРМ, партию, в основе которой социал-демократическая доктрина, состоящую в социалистическом интернационале и вдруг превратившаяся в какую-то клерикальную партию, Игорь Додон постоянно говорил о каких-то наших традициях. Но четыре года он все время твердил — ни шагу назад от наших традиций, и так и не озвучил — какие же у нас традиции?

Для Игоря Додона было очень важно, и это был его, скажем так, политический стиль — документировать каждый свой шаг, каждую встречу. Он встречался с Владимиром Путиным — обязательно должен был запостить какие-то фотографии. Встречался с патриархом Кириллом — должен был обязательно запостить фотографии.

У нового президента Майи Санду совершенно другой стиль, она не эталирует свои встречи. Она встречается как президент, для того, чтобы наладить отношения, навести мосты, и обеспечить преемственность власти. Церковь, у нас многие может забыли, это часть гражданского общества. Поэтому Майя Санду встречается и с митрополитом Молдовы, и с лидерами оппозиционных партий парламентских и внепарламентских. Это нормально.

Свободная Европа: А что делает, на ваш взгляд, Влад Плахотнюк? Как-то тих он, незаметен…

Стелла Жантуан: Он тих и незаметен, и это вызывает большую настороженность. Влад Плахотнюк все-таки присутствует в молдавской политике. Он — азартный игрок, и он просто так из игры, которую сам затеял еще в 2016 году под названием «президентские выборы в нарушение Конституции», выйти ему очень сложно.

Тем более, все, что происходит в парламенте, с этим парламентским большинством, — авторство этого приписать только Илану Шору с точки зрения политического креатива было бы несправедливо. Это всегда была тема Влада Плахотнюка — создавать определённые инструменты в виде каких-то политических групп, ситуаций и ставить в эту ситуацию своего оппонента. Когда на наших глазах начала рушиться Демократическая партия, и все перешли в партию Pro Moldova во главе с его близким, соратником и практически родственник Адрианом Канду, я думаю, в этот проект вкладывалось достаточно много, но Влад Плахотнюк понял, как прагматичный бизнесмен, что это не совсем оправдывает вложенные средства.

И поэтому они переиграли эту ситуацию с партией «Шор», понимали, что будет сложной новая коалиция, и будет сложно встроить туда и Адриана Канду, и Илана Шора, и Игоря Додона... Тогда они создали так называемую фракцию «независимых», назвали ее Pentru Moldova — даже поленились покреативить, — и немного иначе: взяли просто перевели Pro Moldova, Pentru Moldova, и создали некую такую фракцию «независимых» депутатов. Заметьте, их было только 5 человек, а на первом заседании мы видим, что фракция «Шор», в которой около 10 человек, говорит о том, что фракция «Шор» перестает существовать в парламенте и она присоединяется к этой группе Pentru Moldova. Видимо, они еще не встроились в эту игру, очень часто они себя выдают. Например, г-н Уланов, представитель фракции, он забывает, что он уже от другой группы — Pentru Moldova — и все время говорит про фракцию «Шор».

Когда избирались новые органы парламента, уже при новой коалиции, отводилось новое место для этой новой группы Pentru Moldova, и опять представитель партии «Шор» забыл о том, что все они в одной группе, поднял руку и сказал: «Еще один человек от фракции «Шор». То есть они еще к этой политической игре не привыкли, но они должны будут отыграть этот тайм до конца. И посмотрим, что вообще из этого получится.

Вообще, идея была такая — Игорь Додон, который говорил о том, что Шор его заклятый враг, что Шор должен сидеть в тюрьме, и ко всему еще наши партнеры по развитию знают, что Шор осужден первой инстанцией в деле о краже миллиарда, и он основной обвиняемый по этому делу, у этого человека сейчас откладываются бесконечно суды, во время предвыборной кампании шли какие-то договоренности о формировании новой коалиции.

Сейчас идея этой группы Pentru Moldova — просто отмыть в общественном сознании, восприятии само название партии «Шор», чтобы оно звучало более выгодно для формирования новой коалиции и Додона никто не обвинял бы в том, что он эту коалицию сделал с главным обвиняемым по делу о краже миллиарда.

Свободная Европа: Идут у нас протесты, основное требование — роспуск парламента. За последние десять лет, насколько я помню, не было ни одного у нас парламента в отношении которого не звучали бы аналогичные требования — досрочных выборов, роспуска депутатского корпуса. Вы что думаете, получится дойти до досрочных выборов, действительно такие исчадия ада сидят в парламенте у нас сегодня?

Стелла Жантуан: Как раз именно то, что вот эти исчадия ада, о которых вы говорите, они достаточно сейчас сильны — с точки зрения тех политических позиций, которые они сейчас имеют в парламенте.

Во-первых, у них есть большинство. Даже если они его не формализировали, большинство есть. Поэтому они могут поддержать любое правительство, диктовать любые условия.

На самом деле, даже согласно действующей Конституции, не так легко спровоцировать досрочные выборы. И думаю, что попытки отдельных политических партий оппозиционных выдвигать какие-то планы — «мы это спровоцируем через отставку [премьер-министра Иона] Кику — это скажем так политическая детскость, и может быть даже политической ловушкой для партии PAS, которую возглавляет Майя Санду, для платформы DA, для других оппозиционных партий.

Партии, которые себя объявили в оппозиции к этой новой коалиции, у них в общем где-то 40 с чем-то мандатов, а 54, плюс еще независимые депутаты — у них будет 56 голосов. Этого достаточно, чтобы выбрать новое правительство, чтобы проголосовать за законопроекты, которые им нужны.

Отставка [правительства] Кику не решит проблему с досрочными выборами. В период пандемии, когда финансовой поддержки бюджета нет, они бюджет приняли в трех чтениях, то есть этот бюджет они могут просто скинуть на новое правительство, чтобы снять с себя всякую ответственность. Так как у нас есть такая вилочка скажем конституционная, есть даже постановление КС о том, что выдвигать премьера в случае отставки правительства может лишь оформившаяся официально коалиция в парламенте. Минимум 51 депутат должны написать, что они являются членами новой мажоритарной коалиции. И они предлагают президенту свою кандидатуру премьер-министра, президент может отклонить ее два раза. Но если нет оформившейся официально коалиции, то что сейчас утверждают партия «Шор» и ПСРМ, то тогда кандидатуру предлагает президент. Президент тоже может два-три раза предложить кандидатуру, если фракции ее отвергают, только в этом случае может быть распущен парламент и назначены досрочные выборы.

Но так как новая коалиция не собирается идти на досрочные выборы, потому что они приняли очень выгодный для себя бюджет, туда включены все их экономические интересы. Досрочные выборы в скором времени им просто невыгодны, потому что прекрасно понимают, что социалисты не наберут 37 мандатов после такого провала на президентских выборах. Поэтому им нужно как-то потянуть со временем. Снять с себя ответственность за пандемию и экономические последствия, они могут проголосовать за любую кандидатуру, которую представит новый президент.

Таким образом, они могут создавать постоянное противостояние. Кандидатура президента может быть поддержана этой всей новой коалицией Шора-ПСРМ, но при поддержке законопроектов правительства — они могут устраивать шоу на каждом заседании парламента и тем самым торпедируя любые решения нового правительства, которое будет сформировано по инициативе президента Майи Санду. И набирать очки для досрочных выборов.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG