Linkuri accesibilitate

«Очень возможно, что Плахотнюк предстанет в роли спасителя Молдовы — спасителя от Додона»


Владимир Сокор — о современной политике и вызовах Республики Молдова

Политический аналитик Джеймстаунского фонда Владимир Сокор.— о парламентских выборах в Молдове, тактике власти и стратегии оппозиции, о Приднестровье, России и западных партнерах.

Владимир Сокор: Пока Молдова не выбрала конкретного направления. По всей видимости, нет консенсуса в вопросе о политической, экономической, социальной и даже культурной ориентации государства и общества.

Свободная Европа: Но речь не только о геополитике. Многие в Молдове считают, что страна находится на грани пропасти.

Владимир Сокор: Именно об этом я и говорю. Население явно разделено по геополитическому признаку. Это происходит в значительной степени благодаря российской пропаганде, но также и действующей власти, которая потеряла всякое доверие со стороны граждан, причем – любых политических взглядов.

Действующей власти не верит никто – ни проевропейская часть населения Молдовы, ни пророссийская; у власти нет в стране реальной политической базы. Единственная ее основа – это контроль силовых структур, карательных и так называемых правоохранительных органов, которые, по сути, охраняют саму власть.

Свободная Европа: И эта власть 24 февраля вновь попытается убедить гражданина проголосовать за нее. В чем состоит интерес власти, почему выгодно удерживание страны на краю пропасти?

Владимир Сокор: Власть привела страну на край пропасти еще несколько лет назад, и у нее своя корысть и своя выгода. Власть рассматривает Молдову не как государство, не как свод институтов, не как общество ответственных граждан, а просто как территорию, которую можно как угодно эксплуатировать, рассматривает страну как зону – именно в том смысле, в котором этот термин используется в российском криминальном лексиконе.

Республика Молдова деградировала, она скатилась с уровня государства до уровня «зоны», где те, кто ее контролируют, творят все что в голову взбредет.

Свободная Европа: А как вы считаете, граждане Молдовы бросят страну на произвол судьбы?

Владимир Сокор: У граждан есть шанс – февральские выборы, когда они могут изменить направление развития Республики Молдова. Этот шанс есть. Но, увы, Плахотнюк располагает не только политическими средствами, но я бы сказал, что и физическими, не говоря уже о финансовых рычагах, чтобы повлиять на исход голосования. И очень возможно, что мы окажемся в сложной ситуации, когда партия Додона получит большинство на выборах, а г-н Плахотнюк вновь предстанет в роли спасителя Молдовы – спасителя от г-на Додона.

Интерес власти сводится к тому, чтобы сохранить свои позиции любой ценой и продолжать обогащаться, выжимая все соки из этой территории, а заодно и из населения. Это интерес номер один. Все остальные соображения подчинены именно ему – сохранить власть и обогащаться.

Свободная Европа: А наши партнеры по развитию не могут указать руководителям государства на то, что те поступают плохо?

Владимир Сокор: Конечно, партнеры по развитию постоянно указывают на это официальному Кишиневу, но они попали в собственную ловушку. Слишком долго они баловали эту власть своим вниманием. Я всегда говорил, что группировка вокруг Плахотнюка не ориентирована на Европу, не собирается проводить реформы. Я говорил об этом с 2011-2012 гг. И мои оценки подтвердились.

Россия ставит на Додона не для того, чтобы сделать Молдову сателлитом, а чтобы не дать ей продолжать движение в Европу

Слишком долгое время партнеры по развитию брали молдавскую власть на поруки, терпели и даже поддерживали ее, пока не поняли – увы, слишком поздно, – что ошиблись. В публичном дискурсе автоматом используются такие выражения, как «европейский курс», «отклонения от демократии» и т.д. Но в действительности демократией и не пахнет, ее давно в Молдове не существует. Бесполезно говорить о кренах, отклонениях или о продолжении европейского курса. Все это иллюзии!

Свободная Европа: Приведу слова посла США Джеймса Петтита, который говорил, что «процесс европейской интеграции замедлился». Еще он отмечал, что «европейский вектор развития – единственно приемлемый для Республики Молдова». Кто может вернуть гражданам веру в евроинтеграцию?

Владимир Сокор: Не вижу, кто мог бы вернуть веру людям. Решения о политике государства принимает власть. Население не может принимать решения, это исключительно прерогатива власти, а то, что делает власть в последние годы, все больше и больше отдаляет Молдову от Европы.

Свободная Европа: Ну а Россия готова принять Молдову в свои объятия?

Владимир Сокор: Не думаю. Прежде всего, потому, что Республика Молдова не является для России приоритетом. У России другие заботы. Другое дело, если бы Украина утратила свою независимость, или же если в Украине придет к власти лояльное России правительство, – тогда ситуация бы изменилась. Но пока Украина сохраняет – и она делает это достаточно решительно – свою независимость, у России нет прямого доступа к Молдове.

Кроме того, у России нет и необходимых ресурсов, чтобы содержать Молдову в том случае, если она станет ее сателлитом. Так что Республика Молдова на данный момент не является приоритетом для РФ, и у России нет ресурсов, чтобы ассимилировать Молдову.

Свободная Европа: Почему же тогда Владимир Путин в 12-й или 13-й раз принимает Игоря Додона в Кремле? Вот и сейчас в октябре глава молдавского государства в очередной раз собирается в Москву.

Владимир Сокор: Россия делает множество предвыборных авансов Игорю Додону. Россия не поддерживает отношений с г-ном Плахотнюком. Даже если последнему и хотелось бы наладить контакты с Россией – а я уверен, что это именно так, – путь в Москву ему заказан.

Россия ставит на Игоря Додона не для того, чтобы сделать Республику Молдова своим сателлитом, а чтобы не дать ей спокойно продолжать движение в Европу. Именно к этому сводится политическая задача России в отношении Молдовы. Не завоевать ее, не превратить в сателлит, а не дать ей выбраться из болота – и все больше отдалять от Европы. Россия хочет быть уверенной в том, что Молдова никогда не сможет возобновить свой европейский курс. Поэтому Россия и делает столько предвыборных подарков Додону – приглашения в Москву, визит патриарха Кирилла...

Свободная Европа: Да, но он не приехал на Всемирный конгресс семей. У вас есть какое-то объяснение этому?

Владимир Сокор: Нет у меня объяснения, но знаю, что визит патриарха РПЦ в Республику Молдова запланирован. Знаю, что также обсуждается возможность и его визита в Тирасполь. Думаю, что именно это т могло стать причиной переноса визита патриарха Кирилла. А кроме того, Конгресс семей – это, разумеется, подарок Москвы. Американская организация, которая провела этот конгресс в Кишиневе, тесно работает с Россией.

Свободная Европа: Одна из идей российской пропаганды – как в самой России, так и за ее пределами – состоит в том, что ЕС посягает на нравственные и христианские ценности, разрушает традиционную семью. А Игорь Додон нередко этой идеей спекулирует…

Владимир Сокор: Совершенно верно. Путинская Россия взяла на себя роль поборника консерватизма в глазах западного мира. Таким образом, она очень искусно спекулирует на расколе, который происходит в западном обществе, на поляризации между консерваторами и либералами.

Термину «либерал» на Западе сегодня придается иной смысл, отличный от традиционного. Термин «либерал» конфискован левыми партиями. Россия помогает им посредством пропаганды, это инверсия традиционной политики Москвы, которая в течение многих десятилетий пыталась примазаться к западному левому крылу.

А сегодня г-н Путин сделал разворот на 180 градусов, он ищет политических союзников на Западе на правом консервативном фланге, и многие консервативные группировки попадаются на эту наживку.

Свободная Европа: Игорю Додону хотелось бы, по примеру России, запретить в Молдове пропаганду, противоречащую семейным ценностям...

Владимир Сокор: Разумеется, это явная политическая диверсия, но надо признать, что и сторонники закона о недискриминации считают, по моему мнению, что они слишком демонстративны, слишком резки, что они необоснованно и вызывающе раздражают определенную часть общества. Я думаю, эту проблему можно решить деликатно, используя такт и дипломатию с обеих сторон.

Москва хочет, чтобы в Молдове продолжалась стагнация, продолжался застой

Свободная Европа: Сейчас и в Румынии говорят о необходимости референдума по пересмотру Конституции, с вопросом что считать семьей? Плебисцит может состояться в начале октября. Вы об этом что думаете?

Владимир Сокор: Для политиков эта ниша свободна, и было бы удивительно, если бы политики, которые всегда зависят от голосов избирателей, не побежали ее занимать.

Свободная Европа: К другому: как вы оцениваете недавнюю высылку турецких преподавателей из Республики Молдова? Евросоюз заявил, что решение Кишинева выдать семерых турецких граждан, учителей сети частных лицеев, вызывает много вопросов.

Владимир Сокор: Однозначно, это решение не вписывается в нормы международного права. В Европе аналогичным образом поступило только Косово. Кстати, международный статус Косово как государства не определен. Я не знаю, какие секретные договоренности были между Службой информации и безопасности Молдовы и турецкими спецслужбами. Несомненно, какие-то договоренности существовали, но, в то же время, следует отметить, насколько импульсивны, сиюминутны и неподготовлены были действия СИБ. Очевидно, что это было незапланированное, импульсивное, а значит – непрофессиональное поведение.

Свободная Европа: Вы допускаете, что это было сделано по требованию Эрдогана?

Владимир Сокор: Вне всякого сомнения! Иначе просто и быть не может.

Свободная Европа: А зачем это Эрдогану?

Владимир Сокор: Не знаю, это какие-то закулисные игры, мне неведомые.

Свободная Европа: Некоторые эксперты склонны полагать, что и в Кишиневе может установиться режим, схожий с турецким.

Владимир Сокор: Ситуация в этих странах очень отличается. Общество в Молдове настолько расколото между сегментами населения по самым разным векторам, включая культурный, идентитарный – далеко не только по геополитическим предпочтениям!..

Свободная Европа: Сторонники России, Румынии, Европы, а еще государственники…

Владимир Сокор: Да, совершенно верно. Власть практически не контролирует с этой точки зрения население. Можно заметить несколько элементарных вещей. Во-первых, у власти нет никакой политической базы и никакой поддержки со стороны пророссийской, русскоязычной части общества, которая испытывает ностальгию по Советскому Союзу. И эта часть включает не только русских, украинцев и т.д., но и молдаван, граждан, которые считают себя молдаванами. Власть не имеет с ними никаких связей. Это электорат Додона.

С другой стороны, и проевропейская, прорумынская часть населения в основном выступает против действующей власти. Опросы показывают, что власть пользуется доверием лишь у 10% населения, а г-н Плахотнюк лидирует в антирейтинге. Иными словами, власть не контролирует общество, власть не может к нему достучаться. Несмотря на то, что власть удерживает монополию в СМИ, она не влияет на общество, кроме как через силовые и карательные органы. Правда, в Республике Молдова довольно своеобразный менталитет, когда население молчит и подчиняется – здесь очень прижился принцип «повинную голову меч не сечет», «вода проходит, а камни остаются» и т.д.

Иными словами, в Молдове не только нет консенсуса, но нет и эффективного контроля со стороны власти. Так что г-ну Плахотнюку очень трудно будет установить здесь режим, схожий с тем, что установлен сейчас в Турции.

Свободная Европа: Кто, по вашему мнению, победит на выборах – Игорь Додон или Влад Плахотнюк? Партия социалистов или Демократическая партия?

Владимир Сокор: Думаю, мы можем оказаться в такой ситуации, когда после выборов г-н Плахотнюк опять попытается выступить в роли спасителя Республики Молдова. И тогда, возможно, г-н Плахотнюк поставит нас перед выбором – либо принять результаты, подтасованные его политическим аппаратом на местах (а такая возможность у него есть), либо настаивать на достоверных результатах, которые выведут на первое место г-на Додона!..

Оппозиция может выработать программу правления – и сформировать дееспособную и вызывающую доверие команду

Можно не сомневаться, что г-н Плахотнюк поставит нас перед этой дилеммой: либо согласиться на решающее влияние, даже ценой фальсификации выборов, со стороны политического аппарата г-на Плахотнюка, либо смириться с тем, что победа достанется Додону. Вот дилемма, к которой мы обязаны быть готовы.

Свободная Европа: Игорь Додон говорил, что если Партия социалистов не наберет большинства, ее сторонники выйдут на протесты.

Владимир Сокор: Я сомневаюсь в массовости и эффективности этих протестов. Не в характере сторонников г-на Додона ими заниматься, и я не думаю, что у Додона есть необходимые средства... И уж тем более я не считаю, что Москва станет его поощрять: Москва никоим образом не желает «малых революций» – ни в Молдове, ни в иных местах.

Революция, уличный переворот со стороны социалистов обяжет Москву взять на себя содержание Молдовы. А Москве это ни к чему, Москва хочет, чтобы в Молдове продолжалась стагнация, продолжался застой; и Москва, естественно, признательна г-ну Плахотнюку за то, что он свернул с европейского курса.

Свободная Европа: Вы считаете, что действующая власть распрощалась с европейской интеграцией?

Владимир Сокор: Действующая власть не заинтересована применять европейские нормы в Республике Молдова. Ее сила, ее возможность использовать ресурсы страны зависят от определенной формы правления, противоположной любой форме европейской власти. Все действия власти – во внешней политике или в геополитическом пространстве – нужно рассматривать в свете ее внутренних интересов. Именно ее внутренними интересами определяются те или иные действия внешнеполитического характера, поведение в отношении партнеров по развитию. Власть хочет удержать свои позиции любой ценой – и извлечь выгоду. И делает это мастерски!

Свободная Европа: А что же тогда может оппозиция, если власть всесильна?

Владимир Сокор: Не думаю, что власть всесильна, просто в ее руках управленческий аппарат. Власть опирается не на консенсус, а страна настолько разрознена, что власть неспособна контролировать все то, происходит в обществе.

Свободная Европа: Да, но она проводит реформу избирательной системы, признает недействительными результаты местных выборов в Кишиневе…

Владимир Сокор: Да. И она же легализует деньги, полученные незаконным путем. Власть идет на все эти действия, не имея на то согласие со стороны общества, не имея поддержки.

Серия встреч между Додоном и Красносельским входит в подарочный набор Москвы

Свободная Европа: Так что все же в состоянии сделать оппозиция?

Владимир Сокор: Оппозиция может в оставшиеся до выборов месяцы выработать вызывающую доверие программу правления – и сформировать дееспособную и вызывающую доверие команду, которая даст обществу надежду на то, что качественное и компетентное управление в стране возможно. Протестов недостаточно, у протестов – свой потенциал в определенных пределах, но эти пределы уже достигнуты.

Сейчас лидеры оппозиции должны предложить надежду и представить компетентную команду, должны предложить конкретные программы и идеи, должны показать обществу, что располагают кадровым потенциалом для руководства страной. Это большой вызов для оппозиции.

Еще хорошо бы прекратить нападки одной части оппозиции на другую. Я имею в виду несколько кишиневских изданий прорумынской ориентации, которые постоянно нападают на оппозицию, призывают унионистский электорат не голосовать за оппозицию. Я думаю, этому надо положить конец.

Свободная Европа: Г-н Сокор, как вы оцениваете дальнейшие отношения между Кишиневом и Тирасполем? Дала что-то новое недавняя встреча Игоря Додона и Вадима Красносельского? Как эти переговоры выглядели с точки зрения наших внешних партнеров?

Владимир Сокор: Встреча в Кондрице, за которой незамедлительно последовала поездка Красносельского в Москву, не принесла ничего нового, за исключением небольших нюансов. Один такой нюанс состоит в возвращении г-на Додона в процесс политического диалога между Кишиневом и Тирасполем. Г-на Додона вытеснили оттуда, и вот он вернулся.

Молдове предложат федерализацию? Нет, предложат что-то другое, под другой этикеткой, предложат особый статус

Вскоре после прихода к власти г-н Красносельский вместе со своим политическим патроном, главой компании «Шериф» Гушаном инициировали прямой диалог с г-ном Плахотнюком. Проблематику приднестровского урегулирования изъяли из рук Додона и передали в руки Плахотнюка. Додона исключили из процесса диалога между Кишиневом и Тирасполем. А сейчас мы видим, что Додон вновь возвращается, и он возвращается довольно мощно, причем после достаточно длительного перерыва, который продлился около года.

Другой нюанс: на встрече в Кондрице г-н Додон ограничился тем, что поддержал Берлинский протокол 2016 года и восемь изложенных в нем пунктов, значительная часть которых уже выполнена. Следовательно, позиция Додона идентична позиции Плахотнюка и подведомственного ему правительства. Выполнение Берлинского протокола, реализация восьми пунктов, из которых четыре или пять предполагают передачу определенных атрибутов полусуверенитета от Кишинева Тирасполю, означает постепенную суверенизацию Приднестровья, мелкими шагами. В этом суть Берлинского протокола, а позиция г-на Додона, выраженная в Кондрице в диалоге с г-ном Красносельским, в точности совпадает с позицией правительства Плахотнюка.

И третий нюанс: эта серия встреч между Додоном и Красносельским входит в подарочный набор Москвы г-ну Додону по случаю предстоящих парламентских выборов. Вот такие вот три новых момента.

Свободная Европа: Италия, председательствующая в ОБСЕ, назначила нового главу миссии ОБСЕ в Молдове. Им стал немецкий дипломат Клаус Нойкирх. Впервые за последние два десятилетия, если я не ошибаюсь, миссию ОБСЕ в Кишиневе возглавляет не американский дипломат. Вы связываете с этим назначением какие-то особые ожидания?

Владимир Сокор: Я разделяю тревогу, выраженную Анатолом Цэрану несколько дней назад в интервью вашей радиостанции. Г-н Нойкирх в значительной степени будет представлять интересы Германии, а не ОБСЕ. У ОБСЕ нет интересов, у ОБСЕ нет политики, нет главы, ОБСЕ всего лишь площадка для дискуссий между членами организации.

Г-н Нойкирх не будет представлять ОБСЕ, он станет выражать точку зрения официального Берлина. Германия много лет поощряла федерализацию Республики Молдова. Министерство иностранных дел и другие ведомства германского правительства советовали Молдове согласиться на федерализацию. Канцлер Меркель заключила Мезебергское соглашение с тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым, которое подразумевало федерализацию – как первую составляющую более широкой европейской архитектуры безопасности.

Г-н Нойкирх работал в миссии ОБСЕ в Республике Молдова в период, когда миссия во главе с американским дипломатом Уильямом Хиллом открыто продвигала федерализацию Республики Молдова. Следовательно, это плохой знак.

Свободная Европа: Сейчас в Молдове ждут визита Дмитрия Козака, автора плана федерализации, отклоненного Владимиром Ворониным. Как вы считаете, Кремль попытается еще раз продвинуть этот план?

Владимир Сокор: Наивно ждать, что Россия откопает «план Козака», он уже давно похоронен. Россия наверняка выйдет – когда именно, неизвестно, но обязательно выйдет – с другими предложениями. Новый вариант федерализации будет назван «особым статусом», слова «федерализация» не будет. Это будет «особый статус».

Свободная Европа: А какое значение у элементов этого статуса?

Владимир Сокор: Разумеется, у элементов свое значение. И здесь мы должны оценивать риски предельно реалистично, чтобы суметь защититься. Вот несколько ошибочных предположений, которые мы не должны разделять. Первое ошибочное предположение – что Молдове предложат федерализацию. Нет, предложат что-то другое, под другой этикеткой, предложат особый статус.

Второе неверное предположение – что этот проект будет иметь драматический характер, аналогичный тому, как задумывалась федерализация в 2003 году: план будет положен на стол, и нас застигнут врасплох. Нет, все будет не так. План будет продвигаться в рамках политики малых шагов, которая уже ведется, и, разумеется, Россия через г-на Козака попытается присоединиться именно к этой тактике: малыми шагами – к особому статусу, малыми шагами к постепенной суверенизации Приднестровья путем предоставления элементов суверенитета.

Не думаю, что администрация Трампа присоединится к России, как в свое время сделала администрация Обамы

Третье ошибочное предположение – что Россия попытается навязать такую формулу урегулирования в одиночку, от своего имени. Разумеется, она этого не сделает. Напротив, она попытается провести федерализацию с помощью и при поддержке ряда западных правительств, включая немецкое. Именно этого следует ожидать, – что Россия выступит вместе с несколькими европейскими столицами и предложит элементы особого статуса и малые шаги в этом направлении. Эта политика уже дает о себе знать, начиная с 2016 года, когда немецкое председательство в ОБСЕ устами тогдашнего министра иностранных дел Германии г-на Штайнмайера, уже ставшего президентом ФРГ, вместе с американскими и европейскими наблюдателями навязали через Берлинский протокол известные восемь пунктов – и малые шаги к суверенизации Приднестровья.

Эту модель продвигали вместе и российская, и немецкая дипломатия через ОБСЕ, плюс еще и американская дипломатия... Евросоюз играл пассивную роль, активная досталась немцам, россиянам и американцам. C 2016 года и далее, с тех пор как был навязан Берлинский протокол, мы боремся с его последствиями; «боремся», возможно, сказано слишком громко, потому что официальный Кишинев полностью его одобрил и принял к исполнению.

Когда я говорю «боремся», я имею в виду гражданское общество и проевропейскую часть общественности Республики Молдова. И сегодня дают о себе знать последствия Берлинского протокола, который внедряется шаг за шагом – малыми шагами. Следовательно, это был консенсус между российской, немецкой дипломатией и администрацией Обамы в Вашингтоне. К счастью, администрация Обамы уже не находится у власти, и я не думаю, что администрация Трампа будет следовать ее примеру – и присоединится к России, как в свое время сделала администрация Обамы.

Vezi comentarii (1)

Acest forum a fost închis
XS
SM
MD
LG