Linkuri accesibilitate

Волков: «Попытки говорить с гопником языком компромисса обречены на провал»


Леонид Волков – об акции с сердечками и внешнем давлении на Путина

Руководитель штабов Алексея Навального Леонид Волков анонсировал протестную акцию в новом формате, которая пройдет 14 февраля.

Участникам из больших российских городов нужно будет вечером выйти во двор, включить на телефоне фонарик (или взять свечи, чтобы "делать из них сердечки"), постоять так минут 15, сделать фотографию и выложить в соцсети. "Любовь сильнее страха", – написал Волков у себя в соцсетях.

Корреспондент Настоящего Времени Евгения Котляр узнала у Волкова, как он реагирует на критику новой акции и чего оппозиционеры ждут от внешнеполитического давления на Кремль.

— Как вы будете оценивать эффективность акции 14 февраля?

— Мы ждем, что какое-то значительное количество людей (пока на берегу очень сложно сказать, какое именно) почувствует, что они не одни. Почувствуют преодоление той разобщенности, того страха, который Путин повсеместно пытается посеять.

Я могу представить, что где-то выйдет во двор совсем мало людей. Но даже если где-то выйдут два человека, для каждого из них это будет моментом большой радости. Окей, я не один. Со мной где-то совсем рядом есть человек, который схож со мной по взглядам. Это уже не так мало, как нам казалось. И это будет важным эмоциональным моментом и для одного, и для второго человека – таким образом в День всех влюбленных встретиться.

Ну а если где-то будет много людей, в каких-то дворах появятся какие-то соседские чаты, горизонтальные связи, какая-то самоорганизация. Может быть, они там вместе что-то запланируют. Если они вместе пойдут на следующий большой митинг, это вообще будет оглушительный успех.

— Можете уточнить – что именно и почему могут изменить люди, которые будут светить фонариками?

— Странно, что это не очень понятно. Любые такие акции меняют что-то. Смысл акции в том, что люди вовлекаются, приучаются к тому, что нет ничего плохого и неправильного в том, чтобы выходить на улицы, несмотря на то, что говорит пропаганда. Что там тебя встретят другие люди, хорошие и прекрасные, похожие на тебя. Дорога в тысячу миль, как известно, начинается с первого шага. Для очень многих людей, я надеюсь, 14 февраля станет первым шагом, самым коротким и маленьким шагом на улицу, который можно сделать. Из своего подъезда в свой двор. И тем не менее это будет значить, что они на пути к каким-то дальнейшим шагам. Это и будет результат.

Когда спрашивают, а что эта акция изменит, это же неправильная постановка вопроса. Она подспудно предполагает, что стоит провести акцию в каком-то волшебном формате – и все, и путинизм закончится. Но это не правда. Такого формата акций не существует. Нет ничего такого одного, что можно сделать – и Путина не станет. В любом случае преодоление путинизма – это очень и очень длинная, большая работа, которая будет состоять из десятков, если не из сотен, отдельных мероприятий. Уличных, интернетных, самых разных. И каждую конкретную акцию надо оценивать только с этих позиций – ведет ли она вперед, к победе. Которая, скорее всего, будет нескоро.

— Я когда работала у Мосгорсуда в день оглашения решения по Навальному – все близлежащие дворы были оцеплены ОМОНом… ОМОН и Росгвардию по дворам расставят, как думаете?

— Я думаю, что, если они на это пойдут, реально попытаются отправить ОМОН и Росгвардию во все московские дворы или во все дворы крупных городов, это очень поможет продвижению идеи нашей акции. Одного из важных наших месседжей, что у Путина вообще нет ничего за душой, кроме страха. Что страх и полицейское насилие – это единственная его повестка, которую он может предложить.

Знаете, нам иногда говорят: "Где у вас конструктивная повестка? Какой она будет, прекрасная Россия будущего?" На такой подсознательной презумпции, что у Путина положительная повестка есть. Ее давно уже нет. Но, если он будет готов отправить полицию и Росгвардию в каждый двор, это станет очевидным огромному количеству людей, которые просто проходят по дворам, по своим делам, гуляют с собакой или возвращаются с работы. Это тоже важно. Я думаю, что более крутой демонстрации тотального страха, который Путин испытывает перед людьми, чем отправка полиции по всем дворам, невозможно себе представить. Так что карты в руки.

— По России сейчас прокатилась волна флешмобов в поддержку Владимира Путина. Вы знаете, кто их устраивает и почему сейчас?

— Она не идет, ее уже закончили. И это не флешмобы, не надо ее так называть. Флешмоб – это когда люди спонтанно собираются. Когда людей сгоняют, да еще обманом, говоря, что мы тут будем записывать клип группы "Любэ", а потом говорят, что это была акция в поддержку Путина, это не называется флешмобом. Это называется нарушением статьи 143 Уголовного кодекса Российской Федерации, "Принуждение граждан к участию в массовых мероприятиях". По этой статье надо судить людей, которые все это организовывают (вернее, организовывали, потому что Кремлю это не понравилось, они решили всю эту фигню прекратить). Они не невинные обманщики, которые студентам что-то наплели, а самые настоящие преступники.

— Вы говорили про "почти полное разрушение ваших штабов". Что в регионах происходит с вашими соратниками?

— Я никогда не говорил про разрушение. Наша сеть штабов работала и продолжает работать даже в достаточно тяжелых условиях. Безусловно, у нас был период, когда больше двух третей координаторов одновременно были под арестом. Это была серьезная атака на наши штабы, и работать было сложно.

Нет ничего такого одного, что можно сделать – и Путина не станет. В любом случае преодоление путинизма – это очень и очень длинная, большая работа, которая будет состоять из десятков, если не из сотен, отдельных мероприятий

Сейчас наш чат для региональных координаторов как бы расцветает. Появляется человек за человеком. Еще один вышел с административного ареста, еще одна вышла с суток. Все радуются, поздравляют, морально поддерживают друг друга. Тоже показывают солидарность, что очень важно.

Мы потеряли на всей этой истории пару сотрудников и пару помещений. Опять надавили на арендодателей в паре регионов. Нас выгнали, но это привычная для нас история. Глобально с сетью все в порядке. Конечно, было тяжело. Конечно, у нас есть еще координаторы, которые сидят на сутках. Марина Евдокимова в Самаре, Алексей Шварц в Кургане, Сергей Бойко в Новосибирске все еще под арестом. Алексей Гречко в Екатеринбурге, с ним была совсем дикая история. Его приводом отправили в Москву и посадили на 15 суток за участие во встрече Алексея Навального во Внукове. На самолете отвезли в Москву под административный арест.

Сейчас мы работу сети восстановили в полном объеме.

— Визит представителя Евросоюза Жозепа Борреля в Россию многие его коллеги признали провалом. Вы сохраняете оптимизм относительно действий США и ЕС в вопросе освобождения Навального?

— Да, сохраняю, безусловно. Мы в курсе, с нами советуются. Мы участвуем в политическом процессе в Евросоюзе по обсуждению санкционных списков. Понятно, что не все люди, которых мы туда хотим включить, будут включены, но значительная часть. Это совершенно ясно.

Визит Борреля был ужасным провалом. Он именно так воспринимается в Европе. Он воспринимается как огромное унижение для европейской дипломатии. Это вполне однозначная и очень жесткая оценка, которая звучит из уст самых разных европейских политиков, самых разных политических партий.

В каком-то смысле это даже хорошо. Это показало еще раз, что попытки нормальных людей разговаривать с питерским гопником языком какого-то поиска компромисса заканчиваются провалом. Визит Борреля, при всей его провальности, еще раз продемонстрировал Европе, что с Путиным никакого нормального диалога быть не может. Что с ним нужно разговаривать предельно жестко на языке, который он понимает. А понимает он один язык, язык бабла, больше он ничего не понимает.

  • 17 января Алексей и Юлия Навальные вернулись в Россию из Германии, где они находились во время лечения Алексея после отравления веществом из группы "Новичок". После возвращения Навального задержали, а затем отправили в колонию на два года и восемь месяцев.
  • 23 января более чем в десятках городов России прошли митинги и шествия в поддержку Навального, который на тот момент находился под арестом. Акции протеста проходили также 31 января и 2 февраля. По итогам протестов по всей стране было задержано более 11 тысяч человек и заведено не менее 50 уголовных дел.
  • После митингов 23 января Следственный комитет завел "санитарное дело" против десяти сторонников Навального. По версии ведомства, организаторы несогласованной акции подвергли митингующих риску заражения коронавирусом. Максимальное наказание по статье — два года лишения свободы. Правозащитники из "Мемориала" признали политзаключенными всех фигурантов "санитарного дела".

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG