Linkuri accesibilitate

Василе Костюк: «Заранее поздравляю всех, кто хочет жить свободно в нашей стране»


Василе Костюк

Свободная Европа продолжает представлять политических конкурентов, участвующих в предвыборной гонке. Лидер партии «Демократия дома» («Democrația Acasă») Василе Костюк — про Россию и Румынию, кандидатов, избирателей и будущий парламент.

Свободная Европа: Что поставлено на карту на этих выборах?

Василе Костюк: Это геополитический выбор, чрезвычайно важный! А если кто этого не понимает, то через четыре года будет еще хуже, будет еще меньше людей и возможностей радикально изменить ситуацию.

Впервые за 30 лет у правых, с точки зрения геополитики, политиков есть уникальный, серьезный шанс сформировать большинство — и проевропейское прорумынское правительство, не прибегая к голосам центристов, левоцентристов, Усатого или Додона. Я в этом глубоко убежден. Судя по разговорам с избирателями, и несмотря на то, что многие боятся выражать свое мнение (слишком многие знают, что на деле означает наш государственный механизм), но, тем не менее, люди готовы массово проголосовать за изменения.

Впервые за 30 лет у правых политиков есть серьезный шанс сформировать большинство — и проевропейское прорумынское правительство.

Это голосование не столько за Европу, не столько за определенного персонажа, сколько против воров, захвативших это государство на 30 лет. И на президентских выборах это было замечательным образом продемонстрировано!..

Свободная Европа: Вы с самого начала говорите, что это геополитическая ставка. Почему?

Василе Костюк: Потому что у нас есть шанс, в перспективе трех или четырех лет, перезапустить двигатели и уйти из зоны экономического и медийного влияния Российской Федерации. У нас есть этот шанс.

Свободная Европа: Что вы обещаете избирателям, и насколько реалистичны обещания, данные в ходе избирательной кампании? Большинство граждан, имеющих право голоса, говорят, что они обычно сильно разочарованы после голосования...

Василе Костюк: Вы знаете, г-жа Валентина, я закончил школу, но также я читаю книги — по политологии, психологии, сейчас читаю о психологии убеждения. Это все интересные вещи, которые помогают сформировать целостное представление о внутренних политических процессах, чтобы вы могли ориентироваться. И я могу вам точно сказать, что то, что мы делаем, стоит далеко от классического политического процесса или проекта, к которому все привыкли. Мы нетипичны, и у нас нетипичный месседж.

Разве вы видели, чтобы я где-то обещал, мол, мы увеличим пенсии, мы построим дорогу — нигде я такого не говорил, и говорить не буду! У нас есть Соглашение об ассоциации, есть очень ясные стратегии, разработанные с помощью европейцев, экспертов высочайшего уровня, стратегии превосходные. Но у нас никогда не было политической воли для их реализации.

И потому сейчас и в Кишиневе, и в селах, которые мы посещаем, мы говорим о политической воле, мы честно говорим о нашей способности сформировать большинство, необходимое для буквально конвейерного голосования по законопроектам, сближающих нас с ЕС, работы много, и нам ничего не надо изобретать — все готово, все продумано, велосипед уже изобретен, и колеса крутятся. Нам следует лишь убедить людей в том, что нам нужны их голоса для реализации этих проектов.

Оккупационная армия — один из наших политических приоритетов.

Во всех публичных заявлениях и моих коллег, и меня самого, которые выделяют нас и отличают нас от тех, кто находится рядом на нашем политическом сегменте, мы всегда и везде говорили о трех приоритетах: первый — это ликвидация, устранение, изгнание оккупационной армии, и неважно — сейчас или в следующем году. Оккупационная армия — один из наших политических приоритетов. И на всех уровнях, где мы будем присутствовать, по всему европейскому сообществу мы говорим: оккупационная армия должна покинуть нашу территорию, как и было сказано в резолюции ООН, как было сказано в 1999 году на саммите ОБСЕ в Стамбуле. Мы знаем, что это — оккупационная армия, и у нас есть тысяча аргументов, почему мы не можем развиваться вместе с оккупационной армией.

Во-вторых, наша энергетическая зависимость. Налицо экономический терроризм.

Во-вторых, наша энергетическая зависимость. Налицо экономический терроризм. Весь экономический процесс зависит от этого энергетического терроризма. Мы платим больше за электроэнергию, у нас газ дороже... Так что и здесь у нас хватает аргументов.

И третье: политическая пропаганда, пропаганда в СМИ и гибридная война. Мы находимся в эпицентре гибридной войны, которую ведет против нас Российская Федерация, это эпицентр невидимой войны, которую мы не осознаем. Мы бьем друг друга по головам — и не понимаем, почему. В опросах общественного мнения мы отвечаем, что, дескать, «мы голосуем за Путина как президента» — откуда все это?! А это значит, что с помощью телевидения нас окончательно оглупили. Между тем, страны Балтии и наши украинские соседи уже в этом разобрались и запретили пропагандистское телевидение.

Я покажу, откуда коррупция: она идет через оккупационную армию, через неконтролируемую территорию — кровоточащую рану!

Есть три основных политических приоритета, и я могу объяснить, почему они важны для рабочих мест, для экономики, для борьбы с коррупцией. И если кто-то хочет в этой кампании говорить о коррупции, то не надо вести речь о той сотне леев, что берет медик, — да, и это тоже коррупция, но мы говорим о крупной политической коррупции, которая приходит сюда с кульками нала, с мешками денег из Приднестровья, откуда вся контрабанда. Давайте вести предметный разговор, и я покажу, откуда коррупция: она идет через оккупационную армию, через неконтролируемую территорию (кровоточащую рану!..).

Сильная сторона партии «Демократия дома» — это фермеры и местные производители. Мы во всех селах говорим: местное производство должно быть экономическим приоритетом. Производителя нужно поддерживать, поощрять продавать здесь, дома, а вот когда мы перенасытим рынок местными продуктами, займемся экспортом и будем думать про экономические механизмы. Не про старого дедушку с ведром брынзы, а про экономические механизмы сотрудничества. В Кагуле фермеры объединяются, хранят сыры в хладохранилище, потом реализуют в сетях...

Не в супермаркете! Надо создавать сеть мелких магазинов, на углах улиц, чтобы было где продавать нашу продукцию: яйцо, мясо, сыр, картофель, — у нас есть все необходимое! Как только мы перенасытим наш рынок, мы можем сосредоточиться и на экспорте. И пока мы не сможем обеспечить людей нашим чесноком, а не китайским, мы не в состоянии обсуждать вопросы экономики.

Свободная Европа: Вы имеете в виду, что партийная доктрина вообще не имеет значения?

Доктрины людей совершенно не волнуют, — не волнует, насколько мы «народные», зеленые мы или синие...

Василе Костюк: Какая доктрина?! Говорить, что мы православные, либеральные консерваторы? Доктрины людей совершенно не волнуют, — не волнует, насколько мы «народные», зеленые мы или синие... Человеку сегодня нечего есть, у него нет денег на детсад, на школу, проезд, на медицину. А что, мне говорить: с точки зрения политических доктрин мы представляем европейскую народную доктрину?.. Вы знаете, какая будет реакция?

Мы могли бы транслировать мега-воодушевляющие послания, — заниматься тем, чем заняты некоторые наши кишиневские политики, но это адресовано крайне узкому сегменту нашего общества, потому что значительная часть элит, нашей интеллигенции, наших врачей, наших учителей, сознательных людей — они уехали! Остались только люди, с которыми нужно говорить жестко! Меня часто винят за образ этого чобана в кушме, да. Но я говорю с людьми на их языке, я объясняю, почему мы не можем продвигаться вперед, почему нет доступа на магазинные прилавки, почему нет доступа к услугам! И люди меня понимают.

Свободная Европа: Как вы считаете, каковы у вас шансы в этой кампании?

Василе Костюк: Думаю, будет электоральный сюрприз для многих из тех, кто — в кавычках — являются политологами, социологами, и так далее.

Свободная Европа: В социологические исследования вы не верите?

Василе Костюк: Некоторые люди боятся отвечать открыто и честно. Я разговаривал с ними, меня спрашивали: Василе, меня спросили, но я не хотел говорить честно, — потому что он не знает, что скажет начальник? «У меня работа», «магазин», что я отвечу?.. Пусть думают, что мы глупые, а вот на выборах мы им покажем!

Свободная Европа: На сколько мандатов вы рассчитываете?

Василе Костюк: Это одному Богу известно, — у нас нет доступа к госучреждениям, которые обязаны следить за корректным проведением выборов. Мы знаем, что они обманывают, мы знаем, что голоса воруют, мы знаем многое, но все же я верю в нашу способность голосовать — причем больше, чем они в состоянии украсть.

Уверен, что и на этот раз мы увидим политический феномен. В нашем геополитическом пространстве это впервые случилось в Киеве, когда пришел человек — вне политики, вне политической элиты, артист, и показал феноменальный результат. Хотя не будем вдаваться в подробности о том, что произошло после этого... И еще я видел, что было в Бухаресте, когда тяжеловесы, крупные политики, премьер-министр с партией не преодолели избирательный барьер.

Свободная Европа: Насколько легко вам было укомплектовывать избирательный список?

Василе Костюк: Это было непросто. Потому что зачастую многие из наших друзей и коллег не видят политического ландшафта и всех тех огромных проблем, которые существуют. Мы часто видим только мелочи: личную выгоду, должность депутата, должность министра или еще какой-то пост.

Да люди и себя ценят — говорят, что если бы не я, партии бы было, и потому я должен быть вторым или третьим в списке. А еще есть эмоциональный настрой... Но я уверен, что мы сможем преодолеть проблемы, потому что есть лишь одна проблема, особенно для нашего правого сегмента.

У левого электората — если поставить во главе списка коррумпированного человека, или человека с серьезными проблемами с неподкупностью, так сказать, — проблем нет. Вернули Додона, поймали Фуркулицэ с деньгами — нет проблем!

А на правом фланге — другой электорат, чуть выше, культурней, мудрее, и если приходит тот, в отношении кого есть подозрения, то наши сразу отводят глаза. Вот почему во многих случаях наша логика заключалась в том, что лучше внести в первую десятку семь неизвестных людей, образованных, культурных, смелых, которые никогда ни в чем не были замешаны, чем получить спектакль, — когда второй, третий или четвертый в списке всю свою жизнь пробыли министрами, депутатами или мэрами!

Свободная Европа: Сколько у вас кандидатов, и насколько легко их всех было найти?

Василе Костюк: Кандидатов — 101. Я их всех нашел. Но и сейчас желающих еще много. Люди говорят: я тоже хочу баллотироваться. Но — нет, кандидатов не может быть больше ста.

Свободная Европа: Голосование избирателей из Приднестровья и голосование диаспоры — некоторые оценивают их одинаково. Что думаете вы — и о голосовании граждан из Приднестровья, и о том, что почти миллион человек голосуют за рубежом?

Василе Костюк: Моя мама живет в Приднестровье, как я могу противиться ее основополагающему праву?

Свободная Европа: А что она говорит, она пойдет на выборы?

Василе Костюк: Нет, потому что надо стоять в очереди, а она уже в возрасте... Но у меня нет туда доступа, — чтобы люди узнали, что я сделал. Правда, есть интернет...

Свободная Европа: А что вы думаете об участии приднестровцев в голосовании?

Голоса покупаются, а вы не можете ни наказывать их, ни блокировать их.

Василе Костюк: Граждане не информированы, я не могу с ними общаться, и мы не можем контролировать процесс скупки голосов, а ведь мы знаем, что значительная часть пришедших избирателей голосовали организованно — и это хорошо оплачивалось теми, кто в Кишиневе, у кого есть политические интересы. Хотя это грубое нарушение Кодекса о выборах и Конституции, нашего Основного закона.

Голоса покупаются, а вы не можете ни наказывать их, ни блокировать их. И посмотрите: на последних выборах за наш европейский курс проголосовали 24 процента жителей Приднестровья. А в Гагаузии — всего 3 процента. И это в Гагаузии, где инвестиции на душу населения, я думаю, в три или четыре раза больше, чем в любом селе Молдовы. И все равно смотрят на Путина. Они голосуют с коррумпированными до мозга костей — и твердят: «Мы — с Россией!»

Свободная Европа: Какое решение вы видите в процессе приднестровского урегулирования?

Василе Костюк: Без главных международных политических игроков добиться этого практически невозможно, но если бы в Кишиневе была политическая воля, мы могли бы в гораздо большей степени сблизить берега. Я сейчас могу сказать лишь следующее: если бы я завтра стал премьер-министром — или лицом, принимающим решения, то я бы тратил те 600 миллионов евро, которые теоретически могут появиться, я бы взял миллиард долларов от Евросоюза, от банков, чтобы создать в нашей стране десять парков с солнечными батареями, — для того, чтобы снизить энергетическую зависимость от Приднестровья и от Российской Федерации вдвое, за три года. Я бы перестал финансировать Приднестровье. Часть денег останется здесь, а это очень важно, г-жа Валентина, потому что мы, по большей части, спонсируем тираспольский режим.

У россиян есть известная фраза, которую Медведев произнес в Крыму — «денег нет, но вы держитесь». И честно вам скажу, понемногу, но жители Приднестровья начинают смотреть если и не в Европу, то на Республику Молдова — другими глазами.

Я говорил с одной женщиной из Токуза, там что-то вроде рынка... И она по-русски заявила, что действительно хочет реинтеграции — мол, все, мы больше не хотим независимости, — и она понимает, что 70% продукции Приднестровья идет на экспорт в Европу.

Свободная Европа: Какова будет конфигурация следующего законодательного органа, если граждане, имеющие право голоса, проживающие в Приднестровье, будут активно участвовать в этих выборах?

Василе Костюк: Не думаю, что их будет много.

Свободная Европа: Я спрашиваю о конфигурации следующего парламента.

Василе Костюк: Это уже давно обсуждается, что есть какие-то сценарии, позволяющие проголосовать гражданам из Приднестровья, а их несколько сотен тысяч... Но сколько — никто не знает. По прежней статистике их было много, а сейчас осталось мало, — как и в Молдове.

Свободная Европа: Судя по оценкам, там проживает более 400 тыс. человек.

Василе Костюк: Их около 250 тыс., но я не знаю, заинтересованы ли они в голосовании.

«Параллельные электораты» Молдовы
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:37:30 0:00

Свободная Европа: Давайте также проанализируем поствыборные сценарии: что будет в Республике Молдова, если к власти придут прозападные силы, и что произойдет, если победят партии с провосточными взглядами?

Василе Костюк: Граждане должны понять, что эти провосточные, пропутинские, прокремлевские силы создадут серьезные проблемы для социально-экономического и политического развития. Для тех, кто стоит за левыми партиями, а также за Усатым и Шором (не знаю, есть ли еще Шор, но есть, безусловно, Додон и Воронин), — так вот, для них важен статус-кво Республики Молдова — своего рода болото, своего рода вонючая лужа, без экономической развития, но зато с медленной деградацией.

Даже не хочу представлять того, что после 11 июля 2-3 левые партии смогут составить большинство. Это будет катастрофа!

Когда общество все поймет и поверит правым партиям, у которых другие взгляды, другие мысли — и есть поддержка европейцев, здесь случатся феноменальные события!

Далее. Люди должны понимать, что европейцы сказали: мы даем деньги, но при условии — голосовать за партии, которым мы доверяем, которые не должны воровать деньги, которые обязуются инвестировать в инфраструктуру, в дороги и экономическое развитие. Поэтому я даже не хочу представлять того, что после 11 июля 2-3 левые партии, которые получат доступ в парламент, смогут составить большинство.

Теоретически, это будет катастрофа — если три левые партии, Шор, Воронин и Додон (отец и сын!), а также Усатый сформируют коалицию. Это катастрофа!

Ну, или снова появятся правые партии, которые финансируются Москвой!.. Тут еще хуже. Мы должны все вместе, без учета кампании, не забывать о гибридной войне, об элементах пропаганды и гибридной войны.

Свободная Европа: Общество глубоко поляризовано. Как можно общество объединить?

Василе Костюк: Да, ситуация такова, и что мы можем сказать людям?

Несколько компаний, приближенных к Додону... Они ежегодно привозят в Республику Молдова агропродовольственной продукции на сумму более одного миллиарда долларов. Это морковь, картофель, и т.д. Только в прошлом году по официальной статистике таможни завезли 46 тыс. тонн картофеля, который поступил в сети супермаркетов. А у наших фермеров картошка осталась в поле. Мы должны говорить об этом людям, потому что им удалось поляризовать общество, как вы говорите, но поляризация не столь велика, думаю, соотношение — 30 на 70...

Свободная Европа: Может ли быть у нас единая национальная идея?

Расширение ЕС может произойти только после ликвидации границы на Пруту

Василе Костюк: На данный момент политики убедили нас, что европейская интеграция — это национальная идея, которая освободит нас от тисков российских оккупантов, но к европейской интеграции я добавлю и то, что расширение ЕС может произойти только после ликвидации границы на Пруту.

Свободная Европа: Мы возвращаемся к солидарности молдавского общества...

Василе Костюк: Солидарность может быть только на основе национальной идеи. Да, европейская интеграция является панацеей от всех наших проблем, но я тут добавлю, что эта панацея может быть хороша лишь в том случае, если мы, молдаване, научимся поддерживать друг друга, проявлять солидарность, покупать друг у друга, а не китайские товары, потому что это — рабочие места и налоги, прямые и косвенные.

Свободная Европа: Что вы будете делать, если не пройдете в парламент?

Мы будем в будущем парламенте! До встречи 12-го июля!

Василе Костюк: Жизнь на этом не заканчивается, борьба будет продолжаться. Если кто-то думает, что бойцы не нужны, тот ошибается.

Свободная Европа: Большое спасибо за дискуссию, успехов вам.

Василе Костюк: Мы будем присутствовать в будущем парламенте! До встречи 12-го июля — и заранее поздравляю всех, кто хочет жить свободно в нашей стране!

XS
SM
MD
LG