Linkuri accesibilitate

«Восстановить веру людей. Иначе в стране останутся только парламент и Игорь Додон»


Ион Стурза

Экс-премьер Ион Стурза — о возможном уходе Влада Плахотнюка из политики и негласном консенсусе РФ и США по Молдове

Чем ближе роспуск парламента, тем более конструктивными станут дискуссии между парламентскими партиями, – считает президент Игорь Додон. Глава государства уверен, что Партия социалистов и партии блока ACUM находятся в оппозиции к правящей Демпартии, а потому им следует объединить усилия. По словам президента, если до 21 июня депутаты не примут ни одного закона и не утвердят правительство, то последует роспуск парламента. В свою очередь, бывший премьер Ион Стурза полагает, что блок ACUM должен продолжить переговоры с фракцией ПСРМ. Впрочем, игнорировать диалог с демократами тоже не следует.

Свободная Европа: Около восьми недель уже прошло после парламентских выборов, а неопределенность все еще сохраняется. Почему так трудно идут переговоры по формированию правящей коалиции?

Ион Стурза: Увы, полученный результат, скорее, лишь способствует дезинтеграции политического класса, а вовсе не его консолидации. Еше помогает и «качество» политического класса Молдовы, и целый букет проблем, накопившихся за последние годы в плане человеческого общения.

Разумеется, не последним компонентом уравнения выступает Демпартия, которая в Молдове всегда была некрупной, но крайне важной фигурой при формировании альянсов. Но сегодня, похоже, вообще никто не желает вступать с ДПМ в коалицию.

Свободная Европа: А сама Демпартия понимает, что сейчас у нее нет союзников, на которых она могла бы рассчитывать?

Ион Стурза: Демпартия переоценила свои шансы на получение высокого результата на выборах, пусть даже голосование и прошло по смешанной системе. С другой стороны, ДПМ недооценила давление со стороны общества и внешних партнеров, которые выступают против коалиции с Демпартией.

Демократам понравилось управлять страной единолично, и в силу подобной самонадеянности они решили, что обойдутся и впредь собственными силами Поэтому они не стали выстраивать особых стратегий на случай появления каких-либо проблем после выборов.

Свободная Европа: Вы отлично знаете характер и привычки Демпартии. Говорят даже, что вы все еще являетесь членом ДПМ. Это вобще так или нет?

Ион Стурза: Нет, я давно уже вышел из рядов ДПМ. Это лишь плод чьих-то фантазий. Я расстался с партией сразу же после выборов 2001 года.

Свободная Европа: Чего добивается сейчас г-н Плахотнюк? Ведь именно он решает, что будет дальше…

Ион Стурза: Думаю, он хочет продолжить управлять так, как управлял в течение последних 5-6 лет – без внутренней или внешней оппозиции, самостоятельно решая и за юстицию, и за парламент, и за правительство. И в сфере бизнеса тоже! Статус верховного правителя Республики Молдова был для него чревычайно удобен. Но сейчас уравнение усложнилось, у нас в парламенте три отдельные группы, и у них – разные повестки, разные спонсоры и разные интересы. Так что для Демпартии ситуация стала куда сложнее.

В Кишиневе очень много домыслов, анализов и комментариев, порою – искусственно выстроенных, на мой взгляд, но факт остается фактом – в Молдове присутствует сильная неопределенность в отношении Демпартии, в отношении команды Демпартии – если ее можно назвать командой ДПМ. Скорее, это команда Плахотнюка.

Внешние партнеры примут любой вариант коалиции – по возможности, с минимальным участием партии «Шор»

Свободная Европа: И г-н Плахотнюк решил посмотреть, чем же завершится диалог между депутатами блока ACUM и социалистами?

Ион Стурза: Нет, я думаю, что они действуют, и что у них есть канал связи с ПСРМ – это единственная более или менее реальная возможность сегодня создать коалицию. Есть и запасной вариант – мощные «индивидуальные инвестиции» в депутатов парламента. Хотя я не уверен, что в Демпартии царит спокойствие, или что хотя бы есть понимание того, как будут развиваться события.

Свободная Европа: Позицию социалистов нередко озвучивает глава государства Игорь Додон. По его словам, если ПСРМ не поддержит идею миноритарного правительства, то досрочные выборы неизбежны. Что это – шантаж, страх? Как понимать это его заявление?

Ион Стурза: Я думаю, это бравада – и не более. Никто не хочет досрочных выборов. Очевидно, что их результаты серьезным образом не изменятся. Возможно, кто-то мечтает укрепить свои позиции, и прежде всего это относится к Демпартии. Но это далеко еще не факт. Досрочные выборы осенью, одновременно с местными, могут опрокинуть расклад, полученный в феврале. Поэтому вряд ли кто-то хочет досрочных выборов, хотя, конечно, осталось очень мало времени, чтобы создать хоть сколько-нибудь жизнеспособную коалицию и начать формировать руководящих органов парламента и правительства.

И опять же, прессинг, под который попала Партия социалистов со стороны своего главного спонсора – России. Это не голословные утверждения, это реальность, и даже если неформальный лидер ПСРМ Игорь Додон по разным причинам – в силу какой-то уязвимости перед Демпартией, шантажа, или просто потому, что ему комфортнее с Демпартией – захотел бы создать альянс с ДПМ, его зависимость от твердой позиции Москвы не позволяет сегодня сформировать подобную коалицию.

Свободная Европа: Владу Плахотнюку хотелось бы улучшить отношения с Кремлем?

Ион Стурза: Да он-то был бы не против, но давайте скажем честно – я это знаю и по собственному опыту: если кто-либо попал в опалу Кремля, шансов на реабилитацию у него практически нет. В частности, мы в этом убедились еще в 2006 году, после отказа Воронина подписать «меморандум Козака». Все его попытки, многочисленные и очень настойчивые, завершались полным провалом.

Из того, что знаю сам, в том числе из многочисленных дискуссий, скажем так, на «восточном фронте», я могу сказать так: никаких шансов сгладить углы нет, и надеяться на это нечего – после унижений, которые пришлось испытать высокопоставленным российским чиновникам и, в частности, г-ну Путину.

В общем, на Додона действительно сильно давят – никаких коалиций с Плахотнюком! Именно с г-ном Плахотнюком, не с Демпартией, это надо подчеркнуть отдельно.

Свободная Европа: Бывший президент Румынии Траян Бэсеску посоветовал блоку ACUM «перевести Плахотнюка в оппозицию» и вступить в коалицию с социалистами, чтобы помешать Додону подарить Молдову Москве. Как вы считаете, стоит ли прислушиваться к такому совету?

Ион Стурза: Молдаване должны сами разобраться с домашними проблемами, а не ждать советов со стороны. Да, г-н Бэсеску из тех политиков, которые цинично и последовательно продвигали свои политические интересы, и он прекрасно знает, как вести подобную игру. Очевидно, что конъюнктурный альянс, который изменил бы и политический ландшафт в Кишиневе, и нравы молдавской политики – это именно то, что в Кишиневе буквально напрашивается.

С таком подходом, уверен, многие бы согласились, но тщеславие, отсутствие опыта, отсутствие понимания того, что настоящая политика немного отличается от выдуманной, не позволит политическим игрокам, прежде всего, ACUM, согласиться на коалицию или поддержать тактику малых шагов – ради достижения поставленной цели по уничтожению олигархической системы, по ее демонтажу, по восстановлению функциональности госучреждений и т.д. Все зависит от того, как видят ситуацию и ее решение кишиневские политики. А вовсе не кто-то со стороны!

Москва категорически против коалиции социалистов и Додона с Плахотнюком – не с ДПМ, а именно с Плахотнюком

Свободная Европа: Представим себе ситуацию: вы – депутат блока ACUM, вы ведете диалог с Гречаной, Додоном и остальными депутатами-социалистами. Чем могли бы завершиться ваши дискуссии?

Ион Стурза: Я никогда и ни в какой форме не собирался идти в молдавскую политику – но я это в свое время сделал.

Сделал это в 1998-м, когда был создан альянс. Тогда у меня были переговоры и дискуссии и с г-ном Ворониным, и с Партией коммунистов, и с Народным фронтом, и с партиями справа. В итоге был создан глубоко искусственный на тот момент альянс с Юрие Рошкой, Валериу Матеем и Мирчей Снегуром. Многие считали, что более естественной была бы коалиция с Ворониным, но у нас были свои убеждения, свое видение положения дел – и мы сформировали тогда именно тот альянс.

Разумеется, у политики всегда есть какие-то грани возможного – я говорю про настоящую политику. Но если это не политика, а какой-то балет, какие-то пируэты – это другое дело. Возможно, диалог не лишний – в том числе, и с Демпартией, почему бы и нет? Обсуждать можно, но только если это будет честно и прозрачно. Например, спросить напрямик: согласны ли они с тем, что г-н Плахотнюк должен полностью уйти из политики? Или – с созданием переходного правительства. Любой вопрос можно обсуждать, было бы желание.

Свободная Европа: И все-таки, все разговоры о возможном альянсе между блоком ACUM и социалистами – не капкан ли это, искусно кем-то расставленный? Не окажутся ли проевропейские депутаты «полезными идиотами» Москвы?

Ион Стурза: Все это игра воображения. Нужно посмотреть, какие интересы преследует Россия в Республике Молдова, в чем состоит интерес США или Евросоюза. Приведу простой пример: в последнее время очень широко освещаются встречи главы государства – в Москве или с послом Российской Федерации. В то же время, Игорь Додон встречался в этом году девять раз с послом США, пытаясь убедить его в том, что социалисты не так уж опасны для Запада, как пытаются их представить в СМИ.

Есть какие-то субъективные интерпретации, мнения экспертного сообщества, нередко даже мнения представителей гражданского общества или активистов – и есть политические реалии.

Я не исключаю молчаливого соглашения между Российской Федерацией и США по Республике Молдова. Никто не заинтересован в том, чтобы в Молдове начались беспорядки и хаос. Но проблема – в том, что происходит с Владом Плахотнюком, какова его роль, на что он претендует после выборов – эта проблема остается у всех.

А Российская Федерация… Хочу еще раз подчеркнуть, что Москва категорически против любой коалиции социалистов и лично г-на Додона с Плахотнюком – не с Демпартией, а именно с Плахотнюком. В Москве сегодня это доминанта.

Соединенные Штаты – да, в Республике Молдова США малозаметны, их больше заботят проекты в сфере недвижимости, нежели молдавская политика. Но опять же, и США не видят особых проблем в коалиции любого порядка, в том числе, и между ДПМ и Партией социалистов. Честно говоря, и присутствие в Кишиневе Евросоюза тоже не сильно-то ощущается... Например, с послом ЕС президент Додон встречался лишь дважды, то есть, в несколько раз реже, чем с послами США или Российской Федерации.

Есть корпорация, которой управляет один человек, от капризов, настроения и здоровья которого сегодня зависит почти все

Ну, а Румынии в этом уравнении вообще почти нет места, за исключением отдельных аналитиков или оплачиваемых консультантов по линии Демпартии. Иными словами, я хочу сказать, что внешние партнеры примут любой вариант коалиции в Кишиневе – по возможности, с минимальным участием партии «Шор».

Свободная Европа: Г-н Плахотнюк знает, что сейчас не может рассчитывать на симпатию ни Востока, ни на поддержку Запада. Тем не менее, вы говорите, что блоку ACUM не помешал бы диалог и с Демпартией. А представители блока напоминают, что все, кто после 2009 года садились в одну лодку с ДПМ, потом жертвовали собственным политическим будущим.

Ион Стурза: Это так, и потому совершенно естественно избегать любых отношений с Плахотнюком. Это знают и его партнеры по бизнесу, это знают и партнеры в политике. В этом они совершено правы. Но уравнение без Плахотнюка...

Свободная Европа: Вы хотите сказать – как же без Плахотнюка? Разве можно без него, ведь он по-прежнему координирует все, что происходит в Молдове?

Ион Стурза: Вот именно. Но знаете, как бывает? Кот из дома – мыши в пляс. И Молдова не исключение. До тех пор, пока нет четкого сигнала с чьей-либо стороны, они еще союзники. Но как только кто-то проявит слабость, или если изменится конфигурация, то вы увидите – все сезонные политики в Молдове быстро переметнутся к другим хозяевам, к другим важным игрокам. Это я так, в порядке гипотезы…

Свободная Европа: А г-н Плахотнюк готов согласиться на роль фигуры без власти?

Ион Стурза: Я это сказал в порядке гипотезы, довольно абсурдной – что г-н Плахотнюк уходит в отставку с поста председателя партии и уединяется на каком-то острове в Тихом океане или поближе к Дубаю, где сегодня находится центр его бизнеса. Это гипотеза – и гипотеза почти с нулевыми шансами.

Есть предположение, что между Блоком ACUM и ПСРМ будет создано техническое правительство на определенный период – полтора-два года, чтобы управлять насущными проблемами, иметь в парламенте конъюнктурный альянс – и начинать шаг за шагом реализовывать программу по разрушению олигархии в Молдове. Думаю, первым бенефициаром такой конъюнктуры станет как раз г-н Додон, который чувствовал себя крайне неуютно и скованно при исполнении обязанностей главы государства в определенные моменты, действительно, неприятные моменты – и даже тягостные.

Свободная Европа: Как вы считаете, г-н Додон не стремится занять место Плахотнюка?

Ион Стурза: Не думаю, что г-н Додон способен заменить Плахотнюка, хотя кто знает?.. Ведь мы тоже считали, что Влад Филат не может стать Ворониным-2, но он это попытался проделать. Пока не появился более сильный монстр.

Нет, не думаю, что он способен, он не настолько самодостаточный в своем проявлении, он так и останется репрезентативной фигурой в реконструированном турками дворце. Честно говоря, у него нет ни интеллектуальных, ни организаторских способностей, чтобы стать настоящим национальным лидером.

Свободная Европа: Значит, вы считаете, что блок ACUM, в конечном счете, может временно договориться с социалистами?

Ион Стурза: Да, ситуативная коалиция с четкой политической повесткой под общим названием «Возвращение к нормальной жизни». Проблема в Республике Молдова – не в том, что одни представляют сегмент справа, другие слева, что больше пророссийских сторонников или больше проевропейцев. Проблема в том, что сегодня нет государства, государственные учреждения не работают для граждан, для экономики, нет программы будущего, а есть корпорация, которой управляет один человек, управляет так, как он считает нужным, от капризов, настроения и здоровья которого сегодня зависит почти все.

Так быть не должно, и этому надо положить конец. Разумеется, если мы хотим иметь государство.

Экономическая конъюнктура ухудшается, эйфория с поступлениями в бюджет может закончиться во второй половине года

Свободная Европа: Сопредседатель блока ACUM Андрей Нэстасе сказал, что его кредит доверия Игорю Додону равен нулю. В свою очередь, Игорь Додон посоветовал г-ну Нэстасе распрощаться с мечтой о кресле спикера. Как можно выстроить ситуативную коалицию при таком фоне?

Ион Стурза: Ну, знаете, как бывает с заявлениями... Кстати, я считаю г-на Нэстасе самым здравомыслящим во всем этом уравнении, хотя не исключаю, что он устал – и физически, и эмоционально. И Додон, в конечном счете, должен прислушаться к оценкам, советам и рекомендациям, которые исходят как из самой Молдовы, так и от внешних партнеров относительно того, как создать определенную политическую формулу.

Свободная Европа: Кто, по-вашему, достоин стать спикером, а кто – премьером?

Ион Стурза: Это не так уж и важно. Разумеется, это должны быть не символические фигуры, а люди, способные организовать работу парламента и правительства, хорошие организаторы. Но это может быть кто угодно! Честно говоря, мы всегда зацикливаемся на именах и личностях, но история каждый раз демонстрирует, что и не такие уж заметные люди в публичном пространстве могут успешно заниматься делами и правительства, и парламента.

Свободная Европа: Г-н Додон сказал, что только Зинаида Гречаная может быть спикером.

Ион Стурза: Это лишь заявления, потому что до тех пор, пока они не приступили всерьез к переговорам – скажу в скобках, может, им тоже необходим посредник, более рациональный и взвешенный арбитр, который мог бы направить их диалог, – трудно сказать, где заканчиваются реальные заявления и начинаются нереальные.

Свободная Европа: Арбитр должен прийти извне?

Ион Стурза: Как один из вариантов – да, это возможно. Арбитр со стороны всегда играл важную роль. Вспомните, в молдавскую проблематику были вовлечены и народные европейцы, и Бухарест, в определенные моменты и Москва. Возможет и такой вариант, но… не знаю... Хотелось бы верить, что и в Кишиневе не полностью перевелись честность и интеллигентность, и что найдутся люди, которые помогут прояснить ситуацию. Времени в обрез, остался месяц-полтора, после чего глава государства по Конституции обязан распустить парламент. Выборы могут прийтись на конец года, а это означает государство без управления – или под временным управлением – в течение года с лишним!

Экономическая конъюнктура – и не только в Республике Молдова – ухудшается, эйфория с поступлениями в бюджет, которые наблюдаются сегодня и худо-бедно покрывают предвыборные обещания Демпартии, может закончиться во второй половине года.

Так что 2-3 миллиарда, которые должны поступить от внешних партнеров, совсем не помешали бы Молдове!.. Но самое главное – надо как-то попытаться восстановить веру людей в собственное будущее в Молдове. Иначе недалек тот день, когда в стране останутся только парламент и Игорь Додон.

XS
SM
MD
LG