Linkuri accesibilitate

Думитру Мынзэрарь: «Россия использует коррупцию для усиления своего контроля»


Думитру Мынзэрарь

В очередном исследовании проблем российской гибридной агрессии бывший госсекретарь министерства обороны Молдовы, исследователь Мичиганского университета Думитру Мынзэрарь изучает методы воздействия Кремля на Запад и постсоветское пространство. Интересы России остались прежними и в отношении Молдовы, уверен эксперт, а блок ACUM, по его мнению, допустил ошибку, предоставив социалистам возможность контроля в сфере безопасности.

Думитру Мынзэрарь: В Республике Молдова ударный механизм российской гибридной агрессии состоит из двух составных частей. Во-первых, это усиление влияния на граждан страны с помощью манипулирования экономическими условиями их жизни.

Что это значит? Поскольку Россия может очень сильно повлиять на состояние экономики Республики Молдова, она в состоянии спровоцировать серьезные экономические потери Молдовы и, соответственно, ее граждан. Ну, а как она это делает – всем прекрасно известно: посредством целенаправленных эмбарго, введения запретов и ограничений для определенных производителей на экспорт в Россию. Своими действиями Москва как бы говорит: «Посмотрите, если они к нам лояльны – мы позволяем им поставлять свой товар на наш рынок. А если партии, которые вы поддерживаете, настроены против нас, – мы запрещаем вести с нами торговлю».

Иными словами, это экономический шантаж со стороны России, которая может оказывать давление на экономические условия Республики Молдова, и, следовательно, на доходы многих молдавских граждан. То есть, что у России есть возможности влияния и на их предпочтения.

Свободная Европа: Но после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС и Договора о свободной торговле около 70% молдавского экспорта идет в страны Евросоюза! Вы не думаете, что механизмы давления со стороны России сегодня уже ослабли? С природным газом – да, зависимость стопроцентная. Но в плане торговли, наверное, рычаги влияния все же не столь сильны…

Думитру Мынзэрарь: Но ведь, тем не менее, значительная часть молдавской сельхозпродукции по-прежнему ориентирована на российский рынок. Причины тут разные: то ли производители не сумели адаптироваться к более жестким требованиям Евросоюза, то ли завоевать нишу им оказалось значительно труднее.

Сами подумайте, у фермера, например, есть тонна фруктов, которые ему хотелось бы продать в Европе, но для него это очень дорого, и куда проще отдать товар заготовительным компаниям, которые скупают продукцию по селам и занимаются оптовыми поставками в Россию. Естественно, при таком раскладе фермер несет потери.

Просто Демпартия не хотела делить свое влияние с Россией, не хотела зависеть от российских политиков

Другой момент – психологический. Поскольку у России есть широкий доступ и серьезное влияние на медийный рынок Молдовы, она может внушать гражданам идею о том, что проблемы с экспортом напрямую зависят от властей. «Уж такое вот у вас правительство!.. И именно потому – столько проблем в торговых отношениях», – именно эту идею настойчиво продвигает Россия. Как это влияет на восприятия со стороны населения – второй серьезный нюанс, который я анализирую в своем исследование.

Иными словами, говоря в целом, давление российской гибридной агрессии в Республике Молдова осуществляется в рамках двух стратегий: первая – влияние восприятий, вторая – влияние предпочтений. Предпочтения касаются изменения физической среды вокруг нас, экономической среды, всего, что сказывается на нашем поведении.

Следовательно, если мы за интеграцию с Евросоюзом – так как наше восприятие подсказывает, что по милости России мы терпим лишь убытки! – то можно сконцентрировать усилия в этом направлении, европейском. А второй рычаг –предпочтения – это манипулирование в чистом виде!

Представьте себе, когда один человек врет другому и пытается убедить собеседника, он же, в конечном счете, влияет на все его поведение. Именно таким образом Россия манипулирует восприятиями: насыщает информационное пространство фальшивками, которые убеждают население в каких-то ложных предпосылках. А поскольку граждане верят фейкам, они пересматривают свое поведение и голосуют, например, за пророссийские партии.

Свободная Европа: Давайте остановимся на сегодняшней ситуации. Сейчас, что ни говори, она уже немного другая. Россия сыграла значимую роль в смене власти в Молдове, и надо признать, что некоторые эксперты видят в этом благоприятный фактор. Или, как минимум, часть населения готова поверить, что Россия, наконец, выбрала роль положительного героя, который способствует оздоровлению политической жизни в Республике Молдова. Я не права?

Думитру Мынзэрарь: Действительно, последние действия России, которая через своего политика Дмитрия Козака вынудила Партию социалистов вступить в коалицию с блоком ACUM, могут повлиять на наше восприятие и привести к мысли, что РФ хочет ликвидировать коррупцию в Республике Молдова. Но давайте проведем критический анализ. Российская Федерация пользуется существующими коррупционными условиями, а точнее – положительным трендом уровня коррупции в самых разных странах, я привожу в своем исследовании конкретные примеры...

Россия использует коррупцию в качестве стратегии для усиления своего контроля в этих государствах и, в частности, в Республике Молдова. Иными словами, Кремль намеренно создает коррупционные условия для того, чтобы заманить политиков и бизнес в ловушку, чтобы они оказались в полной зависимости от России, которая впоследствии сможет на них влиять.

Угрозы гибридной агрессии не понимают ни блок ACUM, ни правительство Майи Санду, ни зарубежные партнеры Молдовы

Таким образом, если рассматривать поддержку России в процессе создания коалиции между блоком ACUM и Партией социалистов, нам надо исходить именно из такой интерпретации интересов Кремля. Интересы России не изменились, просто Москва увидела определенные препятствия для своих намерений получить контроль над политикой Кишинева – тогда, когда у власти находилась Демократическая партия. Но это вовсе не заслуга Демпартии, и причины не связаны с ее неким «особым патриотизмом»!

Просто Демпартия не хотела делить свое влияние с Россией, не хотела зависеть от российских политиков. И во временной коалиции ACUM-ПСРМ Москва увидела шанс – возможности для того, чтобы лишить Демпартию контроля над госучреждениями и финансовыми потоками Республики Молдова. И, тем самым, укрепить собственные рычаги контроля в Молдове, в частности, благодаря тому, что Партия социалистов является ее доверенным лицом.

Вспомним обнародованную Демпартией видеозапись, на которой президент Додон признает, что он ежемесячно получает из России около 700 тыс. долларов «на поддержание» партии. Располагая таким доверенным лицом, точнее, собственным агентом влияния в Молдове, Россия рассчитывает на то, что в результате появления альянса ACUM и ПСРМ влияние социалистов вырастет. А в этом случае возрастет и влияние самой России.

Поддержку временной коалиции ACUM-ПСРМ со стороны Москвы можно рассматривать как «окно возможностей» для укрепления российского влияния в Молдове. Это не значит, что коалиция ACUM-ПСРМ представляет собой негативный фактор. Но это предостережение блоку ACUM, которому следует быть предельно внимательным к сотрудничеству с социалистами и не давать им слишком много рычагов для влияния на институты государства.

Свободная Европа: Так ведь блок ACUM уже передал социалистом немало «рычагов». Что об этом говорится в вашем исследовании?

Думитру Мынзэрарь: Некоторые решения блока ACUM усиливают потенциал социалистов, увеличивают их влияние на важнейшие государственные структуры Республики Молдова. Налицо крайне опасная тенденция: желание ПСРМ взять под контроль госструктуры, которые занимаются проблемами внешних агрессий. Это минобороны – как политическое руководство, так и военное – Генштаб. Это Служба информации и безопасности, это Бюро по реинтеграции, курирующее переговорный процесс по приднестровскому урегулированию. Таким образом, при внимательном анализе несложно заметить, что все государственные органы, задействованные в снижении последствий иностранной агрессии в отношении Молдовы, сегодня в руках социалистов – целиком или частично.

Глава государства, который не является независимым в своих решениях, не может контролировать органы нацбезопасности

Допускаю, что блок ACUM считает, что он в состоянии пресечь возможные попытки ПСРМ использовать эти институты в каких-либо корыстных целях. Во всяком случае, нет оснований обвинять блок ACUM в целенаправленной передаче социалистам контроля над этими госучреждениями. Скорее, я думаю, ACUM либо не понимает последствий своих действий, либо считает, что у него достаточно рычагов для того, чтобы пресечь возможные попытки социалистов использовать эти госинституты против интересов Республики Молдова.

Свободная Европа: Часть аналитиков склонна считать, что многое тут зависит от позиций Запада. «Многое» – в том смысле, что блок ACUM со временем получит достаточную власть в Республике Молдова и сможет определять политический курс страны. Что вы по этому поводу думаете?

Думитру Мынзэрарь: Анализируя действия партнеров по развитию Республики Молдова, необходимо принимать во внимание тот факт, что эту технологию конфликта, технологию гибридной агрессии не до конца понимают не только в самой Молдове, но и за рубежом.

Представьте ринг, на котором находятся два борца. Если один из них владеет приемами и техникой боя, о которых второй не имеет представления; то у него гораздо больше шансов одолеть противника. Точно так же действует и гибридная агрессия! О ней мало известно, угрозы гибридной агрессии до конца не понимают ни блок ACUM, ни правительство Майи Санду, ни многие зарубежные партнеры Молдовы. И потому они не видят особой опасности в передаче социалистам контроля над силовыми институтами.

Более того, уверенность наших западных партнеров подпитывают и политики блока ACUM, которые пытаются убедить их в том, что ничего серьезного не случилось. Да, говорят они, Служба информации и безопасности вернулась в подчинение Додона, но на пост директора СИБа мы назначили технократа. Но при этом ACUM не объясняет внешним партнерам, что поменялся сам механизм контроля Службы информации и безопасности со стороны главы государства, что президент получил право координировать работу СИБ, а это, по сути, значит – давать указания…

Свободная Европа: Справедливости ради надо бы вспомнить, что в этом случае речь идет о восстановлении предыдущей законодательной нормы, которую аннулировала Демпартия, желавшая ограничить полномочия президента.

Думитру Мынзэрарь: Раньше не был очевидным факт, что президент Додон получает финансирование из России! А сейчас это обстоятельство… По крайней мере, есть сомнения, есть какие-то факты, подтверждающие обвинения в адрес президента, есть видеодоказательство, на котором он лично это признал. Конечно, есть и презумпция невиновности, нельзя утверждать, что он виновен, пока это не доказано в суде. Но его признания на видео уже должны вызывать определенные сомнения, – а стоит ли давать ему контроль над СИБом? Потому глава государства, который не является независимым в своих решениях, не может контролировать органы национальной безопасности.

Если информация используется как средство манипуляции, то это следует рассматривать как общественное зло

Свободная Европа: Вернемся к другому механизму влияния или давления – поставки природного газа. Вы опасаетесь, что в ближайшее время Россия может вновь применить этот рычаг?

Думитру Мынзэрарь: Цены на природный газ уже сегодня довольно высоки, и этот фактор уже сказывается на благосостоянии граждан, которые в силу своих скромных доходов воспринимают счета за газ как непосильное, по сути, бремя для семейного бюджета. Более того, если провести параллель с другими европейскими государствами, то [в Европе] доля дохода, которая уходит на оплату электричества, отопления и других коммунальных услуг, значительно ниже, чем в Республике Молдова.

Таким образом, этот рычаг уже работает. И если Россия решит поднять или символически снизить тарифы, это не слишком скажется на потенциале российского влияния, потому что механизм уже используется, его лишь следует «подать» должным образом. Для России очень важно, чтобы этот факт – потенциал ее влияния – понимала максимально широкая аудитория, чтобы это проникло в мышление каждого гражданина.

Недавнее заявление президента Додона о необходимости пересмотра закона, который ограничивает доступ российских СМИ на информационный рынок Республики Молдова, несет в себе дополнительный элемент угрозы. Если мы это сделаем, или если будем неэффективно исполнять положения этого закона, то мы позволим России продолжать давление.

Сейчас у России тоже есть эти возможности, но Кремль не использует их на полную катушку, но если Россия получит более широкий доступ на медийный рынок Молдовы, то сможет преподносить гражданам Молдовы те или иные вопросы в благоприятном для себя свете. Например, заявит, что – да, вы испытываете серьезные экономические трудности, но виноват в этом, скажем, блок ACUM! А если вы на следующих парламентских выборах проголосуете за социалистов, то проблемы исчезнут. Это – вторая российская стратегия гибридной войны, которую она применяет в Молдове.

Я не знаю, насколько блок ACUM сейчас зависим от социалистов

Свободная Европа: Какие, по-вашему, нужны ответные меры для снижения масштабов российского влияния в Молдове?

Думитру Мынзэрарь: Думаю, для блока ACUM важно сохранить существующий закон, потому что не всегда в обязательном порядке нужно голосовать вместе с социалистами. Они могли бы проголосовать вместе с Демпартией за этот закон; для демократов это станет доказательством того, что они на самом деле – патриоты своей страны.

Надо признать, что здесь есть некоторые вопросы с точки зрения прав человека – речь идет о праве на выбор источников информации. И Россия, тут уж можно не сомневаться, будет виртуозно спекулировать на этом демократическом принципе. Однако, чтобы пресечь попытки эксплуатации Кремлем демократических ценностей, упор следует делать на праве доступа к объективной и достоверной информации. А если информация используется как средство манипуляции, используется для введения людей в заблуждение, то это следует рассматривать как общественное зло.

А потому долг государства – пресекать подобные шаги, пагубные для населения. Именно по этой причине закон следует пересмотреть, и довольно существенно, в плане применения определенных санкций за попытки манипулирования гражданами, что может серьезно навредить государству.

Свободная Европа: А к тем вопросам, которые, вроде бы, уже решены – я говорю о контроле социалистов над министерством обороны или Службой информации и безопасности – надо еще возвращаться? И – можно ли еще возвращаться?

Думитру Мынзэрарь: У меня нет ответа на этот вопрос, потому что я не знаю, насколько блок ACUM сейчас зависим от социалистов. Разумеется, сразу после создания коалиции между ACUM и ПСРМ наблюдалось тесное взаимодействие этих политформирований, были взаимные обещания и был очевиден интерес и с одной, и с другой стороны. Поэтому на данный момент, не зная сути интересов, нельзя говорить о необходимости пересмотра тех или иных решений.

Но, естественно, можно и нужно говорить о снижении рисков, о создании институциональных инициатив, направленных на укрепление возможностей правительства Санду следить за работой минобороны, СИБа и Бюро по реинтеграции – возможно, путем согласования каких-либо потенциально резонансных действий со стороны минобороны, руководства СИБа и т.д.

Следовательно, возможности для снижения рисков есть. Но только при условии создания специфических институциональных рычагов.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG