Linkuri accesibilitate

Игорь Додон: «Лучше досрочные выборы, чем заигрывания с ДПМ или партией „Шор“!» (ВИДЕО)


Президент Республики Молдова Игорь Додон и премьер-министр Майя Санду, Кишинев, 12 июня 2019 года

Вторая часть интервью президента Республики Молдова

Глава государства – о концессии аэропорта, переговорах с «Газпромом» и перспективах приднестровского урегулирования. Первую часть беседы корреспондента Свободной Европы Валентины Урсу и президента Игоря Додона читайте здесь.

Свободная Европа: Итак, давайте уточним: чем завершится ситуация вокруг Конституционного суда и его председателя – неясно, и как участники коалиции договорятся по местным выборам – тоже неизвестно. Так?

Игорь Додон: Нет, мы выступаем за то, чтобы…

Свободная Европа: Будет пакт о ненападении, который вы обещали?

Игорь Додон: Вы сейчас говорите о рисках для коалиции?

Свободная Европа: Конечно, ведь нужно определиться – будете вы участвовать в местных выборах вместе, или же нет.

Игорь Додон: Несколько недель назад я схематично обрисовал риски коалиции – и на 2019 год, и на 2020-й. А накануне показал мои выкладки Майе Санду. Вообще, я редко когда не думаю о том, что нас ждет, и как минимизировать риски.

Igor Dodon: „La momentul actual nu este o viziune comună; o să vedem cum mergem în continuare”
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:56:02 0:00

Свободная Европа: Поделитесь и с нами своими мыслями, нам тоже интересно.

Игорь Додон: О том, что будет дальше?

Свободная Европа: Давайте сначала – о рисках, а после – о том, что будет.

Игорь Додон: Есть, как минимум, 5-6 серьезных вызовов для коалиционной власти. Первый относится к консенсусу относительно реформ и, прежде всего, реформы системы правосудия. Со стороны социалистов сделано все возможное для того, чтобы компромисс был найден, и я думаю, что сейчас мы на том этапе, когда договориться у нас получится –компромисс будет найден, и мы перейдем к внедрению реформ. В ближайшее время мы должны представить программу и начать ее обсуждение, чтобы уже осенью появились новые законы. А ждать по три-четыре-пять или сколько-то там лет, чтобы получить всевозможные заключения и экспертизы, нельзя – нужны действия!

Свободная Европа: Вы говорили и о том, что у граждан может исчерпаться лимит терпения.

Игорь Додон: Конечно, но это лишь первый риск, и он вполне управляем. Второй напряженный момент касается вопросов о назначении руководителей ряда учреждений. Расхождения мы уже видели, – я говорю о Конституционном суде и Генеральной прокуратуре. Это второй риск, который так же надеемся преодолеть, и мы обязаны доказать собственную политическую зрелость.

Свободная Европа: Значит, никаких распределений портфелей не было?

Игорь Додон: Однозначно не было! Даже разговоров на эту тему не возникало, хотите верьте, хотите – нет, но… Даю вам слово – не было никаких распределений должностей.

Свободная Европа: Главное, чтобы вам поверили граждане...

Игорь Додон: Никакого распределения и не было, да оно и не могло быть! Я с самого начала высказался против любых секретных договоренностей – кого и куда назначать, и так далее… Мы проводим отборочные конкурсы, а после утверждаем лучших кандидатов. Еще на начальном этапе сотрудничества мы с Майей Санду заявили, что сделаем для этого все возможное, что мы не будем продвигать людей, связанных с партиями. Хотя идея состояла в том, что и в правительство мы не станем выдвигать членов партий. Дело в том, что мы предложили на министерские должности некоторых специалистов, и их кандидатуры отклонили именно потому, что речь зашла о партийной принадлежности. Но я не стану критиковать действия и решения партнеров… В общем, второй риск связан с распределением постов, и этот вопрос может стать бомбой для парламентского большинства.

Мы не должны считать, что все, кто состоял при прежней власти, – воры. Многие были вынуждены работать под угрозой уголовного дела

Третья группа рисков – экономические реформы, они в значительной степени обусловлены подписанными ранее программами, Меморандумом с МВФ, а также с некоторыми реформами социального плана. У наших внешних партнеров могут появиться вопросы и соображения, и они, возможно, не встретят единогласной поддержки в рамках правящей коалиции.

Четвертый риск касается энергетической сферы, этот весь экономический блок, связанный с тарифами, с доходной частью госбюджета и внешней помощью. Не думаю, что мы допустим какие-либо задолженности по выплатам, но риск все же существует, нужно его учитывать и действовать корректно.

Пятая группа – это геополитические риски. Здесь речь идет о геополитическом сражении между главными игроками. На нынешнем этапе у них общая позиция по Республике Молдова, но…

Свободная Европа: Но равновесие может и нарушиться?

Игорь Додон: А кто ж его знает? Правда, я не думаю, что в отношениях между Евросоюзом и Россией существуют подобные риски, мне кажется, что у них, как минимум, некоторая общность позиций по этому региону. Более проблематичной представляется геополитическая борьба между Российской Федерацией и Соединенным Штатами. Да, мы можем говорить, что это нас не волнует, что нас это не касается… Еще как касается! Их позиции могут оказать на нас серьезнейшее влияние, в том числе, влияние на парламентское большинство, на коалицию, и нам следует принимать в расчет и такой сценарий.

Как уменьшить геополитические риски? Премьер-министр должна побывать в России, я должен ездить на Запад, и все мы должны четко и внятно говорить нашим партнерам о приоритетах новой власти. Да, кто-то может поменять вектор, пересмотреть какие-то свои позиции, и так далее. Но мы, прежде всего, – представители власти.

На сентябрь уже есть предварительные договоренности по поводу моего официального визита в Брюссель, потом – Соединенные Штаты, где, как я надеюсь, состоится ряд двусторонних встреч с руководством США. Разумеется, я планирую визит и в Москву – для обсуждения вопроса поставок природного газа. Думаю, соответствующим образом поступать и главе кабмина.

Свободная Европа: Майя Санду говорила, что в начале сентября у нее должен состояться визит в Российскую Федерацию.

Игорь Додон: И очень хорошо! Чтобы свести к минимуму пятую группу рисков – геополитических – мы должны стать более открытыми и для Востока, и для Запада, притом – все вместе, и президент, и правительство. Раньше такого не было.

Свободная Европа: Самое важное при этом, мне кажется, – чтобы суть ваших месседжей для Москвы и для Запада совпадала.

Игорь Додон: Мы уже обсуждали с вами этот вопрос… Я, например, всегда выступаю с одним и тем же месседжем – и когда встречаюсь с г-ном [послом США Дереком] Хоганом, и когда беседую с г-ном [послом России Олегом] Васнецовым. Мои позиции не меняются, когда я посещаю Москву, Брюссель – или сейчас, когда собираюсь в США.

Свободная Европа: Относительно местных выборов – мы не договорили…

Игорь Додон: Да-да, шестая группа рисков связана с внутренней политикой. Здесь два непростых момента: местные выборы и соблюдение всеми частями коалиции обещания не сотрудничать с Демпартией, не иметь дел с фракциями ДПМ и партией «Шор», не привлекать депутатов этих фракций для увеличения численности своих фракций, как поступала прежняя власть.

Нужно с самого начала установить правила, чтобы предвыборная борьба не повлияла на коалицию. Это вполне реально

Свободная Европа: То есть, решительное «нет – перебежчикам!», так?

Игорь Додон: Да, и потому справиться с этим шестым по счету риском нам вполне по силам. Мы свое мнение на этот счет уже высказывали, и, как я понимаю, наши коллеги по коалиции с таким подходом согласны – перебежчиков не принимать! Кроме того, мы не собираемся создавать в этом парламенте коалиций с другими фракциями, помимо тех, с которыми мы уже договорились.

Свободная Европа: Я часто бываю в селах, встречаюсь и разговариваю и с рядовыми гражданами, и с представителями местных органов власти. И я нередко слышу о том, что если представители партий справа настроены решительно – и не считают возможным сотрудничать с теми, кто был связан с прежней властью, то социалисты, напротив, готовы принимать их с распростертыми объятиями.

Игорь Додон: Нет, у нас разная информация... Мы исходим из того, что, независимо от политической принадлежности, если люди стоящие, если они не замешаны в каких-то неблаговидных действиях, если они не нарушали закон, то почему же их не выдвигать? Я могу привести десятки примеров, когда наши партнеры по коалиции соглашались выдвигать их, скажем, на пост мэра – как, впрочем, и социалисты. И я считаю, что это правильно.

В моей команде есть советники, которые работали в прежнем правительстве, в том числе – работали министрами, начальниками управлений, были на постах замминистров. Если они профессионалы, то почему нет? Я неоднократно говорил: мы не должны считать, что все, кто состоял при прежней власти, – воры. Да, тот, кто нарушил закон, должен ответить, и таких людей нельзя продвигать на те или иные должности в новом правительстве. Но многие, в том числе, на местном уровне, были вынуждены работать в таких условиях – под угрозой получить уголовное дело, остаться без работы… Если это хорошие люди – почему нет?

Свободная Европа: А вопрос о договоренностях насчет кандидата на пост мэра Кишинева еще актуален?

Игорь Додон: Как это возможно, Валентина, – договориться, кто должен победить?

Свободная Европа: Я не знаю, это вы должны нам сказать...

Игорь Додон: Секунду, тогда вы неправильно сформулировали вопрос: какой может быть договоренность по кандидату, который должен победить на выборах? Не может быть такой договоренности, это граждане решат, жители столицы. Важно, чтобы с самого начала была договоренность между двумя кандидатами – от социалистов и от блока ACUM насчет того, чтобы…

Свободная Европа: Скорее всего, это будут те же кандидаты, которые уже встречались в кампании в прошлый раз?

Игорь Додон: Вероятность очень высока.

Свободная Европа: Итак, Ион Чебан и Андрей Нэстасе.

Игорь Додон: Ион Чебан – и, наверное, Андрей Нэстасе. Решение должны принять они...

Свободная Европа: Значит, вероятность того, что дуэль состоится именно между ними, высока?

Игорь Додон: Нужно с самого начала установить правила, чтобы предвыборная борьба не повлияла на правящую коалицию. Это вполне реально.

Свободная Европа: Это возможно?

Игорь Додон: Думаю, да, я не вижу тут особых проблем. Они должны встретиться в самом начале кампании, пожать друг другу руку и сказать: «Геополитику – в сторону, отказывается от любых голословных обвинений, сосредотачиваемся на проблемах кишиневцев. Ну, что волнует сегодня жителей столицы?»

Один, два, три, четыре пункта… Профессионально! Один говорит: я вижу такое решение проблемы дорог, а другой – нет, надо действовать иначе. Один предлагает провести водопровод, другой излагает свою точку зрения по утилизации мусора. Борьба идей – именно к этому мы должны, наконец, прийти, и давайте начнем с Кишинева!

Международный аэропорт Кишинева останется, но нам нужно еще 2-3 международных аэропорта

Свободная Европа: Переходим к экономическим вопросам, которых накопилось предостаточно. Что у нас с международным аэропортом Кишинева? Вы знали, что смену собственника можно провести настолько быстро?

Игорь Додон: Этим вопросом занимается правительство.

Свободная Европа: Но я не думаю, что вас это совсем не интересует!

Игорь Додон: Разумеется, интересует, и этот вопрос будет включен в повестку очередного заседания Высшего совета безопасности, где мы и попытаемся внести ясность.

Свободная Европа: Это предложил сделать министр экономики.

Игорь Додон: Мы косвенно обсудили эту тему. Они сказали, что должны изучить вопрос, создана специальная парламентская комиссия по расследованию обстоятельств концессии аэропорта. Но давайте расставим точки над «i» и выясним, что случилось с аэропортом сейчас. Первое: речь не идет о продаже аэропорта. Аэропорт – собственность государства, собственность Республики Молдова.

Свободная Европа: Но сдан в концессию на 49 лет...

Игорь Додон: Граждане должны понять – аэропорт принадлежит государству, он передан в концессию, проще говоря, сдан в аренду, при условии, что концессионер осуществляет определенные инвестиции в течение 40 с чем-то лет. Заключение подобных контрактов – общепризнанная международная практика. По истечении срока концессии или при обнаружении нарушений в период действия соглашений контракт может быть расторгнут – с возвращением аэропорта государству.

По информации, которой мы располагаем, выходит, что на момент подписания соглашения о передаче в концессию были допущены нарушения законодательства и процедурных норм. Более того, есть предположения, что часть денег, потраченных на ремонт в аэропорту, это средства из украденного миллиарда, из Banca de Economii. Все эти моменты необходимо оформить документально и положить на стол, что станет достаточным основанием для того, чтобы расторгнуть договор о концессии.

Что касается смены владельца компании-концессионера международного аэропорта Кишинева, с которым было подписано соглашение. Это ничего не меняет, они могут продать компанию другим концессионерам, но если есть нарушения – а нарушения есть! – государство должно сделать все возможное, чтобы как можно быстрее вернуть аэропорт в свое управление, не дожидаясь истечения срока концессии, которая оформлена на 49 лет. Это первая часть вопроса.

Вторая часть, если говорить об аэропорте вообще. Я считаю, что нужно либерализовать этот вопрос, если мы говорим о снятии монополий. Раньше были инвесторы, которые хотели открыть международные аэропорты в Мэркулешть, в Кагуле, в Чадыр-Лунге, в Бельцах. Мы должны это им позволить. Если, например, аэропорт в Мэркулешть получит статус международного, тогда, я уверен, услуги станут дешевле, и мы больше не будем вынуждены платить те девять или сколько там долларов…

Свободная Европа: Девять евро.

Игорь Додон: Девять евро, которые взимаются с каждого пассажира.

Свободная Европа: Которые складываются в ощутимую сумму...

Игорь Додон: Очень круглую сумму!.. Так вот, как минимум, этих расходов не будет. И еще не будет и некоторых других услуг, навязанных монополией. Да, международный аэропорт Кишинева останется, но нам нужно еще 2-3 международных аэропорта! Я думаю, что минэкономики должно сделать для этого все необходимое.

Свободная Европа: А человек, который не в ладах с законом, может проводить подобные сделки?

Игорь Додон: Какие сделки?

Свободная Европа: Я говорю об Илане Шоре, который нашел инвестора и продал ему концессионные права на аэропорт Кишинева.

Игорь Додон: Мне неизвестны подробности этой транзакции, вопросом занимается правительство, но если не было никаких ограничений в отношении компании, с которой был заключен контракт, то, разумеется, они могли провести такую сделку.

Для наложения ограничений необходимо инициировать специальную процедуру, через суд, и так далее… Но еще раз скажу: оценки могут дать юристы, да и правительство тоже выскажется. А если кто-то думает, что с помощью подобной сделки можно минимизировать риск расторжения контракта и возврата аэропорта в управление государства, то они горько ошибаются.

Свободная Европа: А что у нас в энергетическом секторе? Я вот только что узнала – возможно, вы уже давно в курсе – узнала, что некий богатый чех стал владельцем Gas Fenosa…

Игорь Додон: Речь идет о сделке, заключенной еще до нашего прихода к власти, до смены власти в Кишиневе; нас о ней не информировали, как и Высший совет безопасности.

Свободная Европа: Вы об этом не знали?

Игорь Додон: Нет. Мы не были в курсе этой сделки, и президенту раньше о таких сделках не докладывали. Как только мы пришли к власти вместе с партиями справа, на первом же заседании Высшего совета безопасности я потребовал все материалы по этому делу, хотел разобраться, что там происходит, потому что были подозрения насчет того, что Union Fenosa приобрел кто-то из наших.

На тот момент Высший совет безопасности рекомендовал всем госинститутам заблокировать эту сделку, чтобы дать нам возможность выяснить, откуда деньги, чистые это средства или грязные, кто инвестор, что он собирается делать. На предпоследнем заседании ВСБ было представлено четыре доклада – Службы информации и безопасности, Нацбанка, минэкономики и Генпрокуратуры. Возникли и другие вопросы по поводу инвестора, и министерству экономики было поручено обсудить с ним ситуацию для принятия окончательного решения, чтобы предотвратить продажу этого актива кому-либо еще, и разблокировать сделку. Вот и все, что нам известно.

Свободная Европа: Недавно вы комментировали решение Национального агентства по регулированию в энергетике и рост тарифов на электроэнергию… Ваше вмешательство может как-то на это влиять?

Игорь Додон: Я понимаю, когда активно обсуждается вопрос о независимости НАРЭ, но то, как принимались решения по тарифам в последние год-полтора – это что угодно, но только не независимость! Когда тарифы в прошлом году, накануне выборов, были снижены – с какой целью ясно и ребенку! – НАРЭ просто не могло принимать подобного решения! По нашим данным, никаких оснований для этого не было. Когда в марте-апреле с.г. поступила заявка на повышение тарифов, НАРЭ не обратило внимания на эти требования. – потому что Демпартия сказала: «Не повышать! Возможны досрочные выборы, и это отразится в наших результатах».

А сейчас НАРЭ принимает решение, несмотря на то, что резервы есть, и мы о них знаем… Мы не хотим вмешиваться, потому что есть независимый регулятор, но мы обсудили вопрос на заседании ВСБ с представителями Union Fenosa, и мы предложили им проанализировать свою деятельность – а вдруг обнаружатся какие-то резервы?.. Но тут в срочном порядке принимается решение о тарифах…

Представьте, что они останутся без газа! Для правобережной Молдовы мы выход найдем, то как быть с левым берегом?

Если учитывать и другие политические решения последнего времени, не только НАРЭ, но и других учреждений, то невольно ловишь себя на мысли – что это, если не заранее спланированные действия прежней власти?! Такие предположения есть, и они не беспочвенны, особенно, если учитывать, как назначалось руководство НАРЭ на последней стометровке перед выборами!

Свободная Европа: Вы обещали съездить в Москву и обсудить с «Газпромом» новый договор с Молдовой на поставки природного газа…

Игорь Додон: Необходимо обсудить два блока вопросов. Первый: как быть с ценами на газ сейчас? Второй связан с ценой и условиями поставок газа после 1 января 2020 года. Но давайте рассмотрим все по порядку.

Что касается цены на газ сейчас, то в конце июля мы направили официальное письмо г-ну Путину с просьбой о предоставлении скидки на газ для Молдовы – на последние четыре месяца года, чтобы мы могли выяснить, что нам оставили предыдущие власти, разобраться со схемами в MoldovaGaz и т. д. Недавно нам сообщили, что в первую неделю сентября, скорее всего, у меня будет по этому вопросу рабочая встреча с г-ном Путиным, потому что [снижение цены на газ], в конечном счете, это политическое решение, а не экономическое.

Экономических оснований нет, и это должно быть именно политическое решение – если они готовы нам помочь. Если мы получим скидку, то можно будет не повышать тарифы на газ для конечных потребителей, а это особенно важно перед новым отопительным сезоном.

Второй важный момент – каковы наши действия после 1 января 2020 года. У нас нет ясной картины; а кроме того, речь идет не только о двусторонних отношениях между Молдовой и Россией, но в большей степени – о рисках в связи с транзитом через Украину. Если нет соглашения между Россией и Украиной, тогда очень высока вероятность, что не будет поставок газа и для Республики Молдова.

Мы обсуждали эту проблему с членами правительства, с премьер-министром. В сентябре, после того, как я встречусь с представителями российской стороны, у нас будут дискуссии, и я пойму, каковы шансы на то, что транзит через Украину продолжится. И тогда мы решим, что делать после.

Нам нужно посмотреть, каковы альтернативы, чтобы с 1 января 2020 года Молдова не осталась без газа.

Свободная Европа: Вот прямо перед нашей встречей я прочитала информацию о том, что украинцы возводят на украинско-молдавской границе какой-то объект для обеспечения импорта газа – из Румынии через Республику Молдова.

Игорь Додон: Но они не могут импортировать газ из Румынии через Республику Молдова, потому что у нас нет соответствующего газопровода! Может, это проект на будущее, после сдачи в эксплуатацию газопровода Яссы-Кишинев? Там нужны дополнительные инвестиции – и время на завершение проекта.

Свободная Европа: Скорее всего, это планы на будущее.

Игорь Додон: Думаю, эти разработки ведутся с прицелом на последующие годы, но это нас не спасет 1 января. А с 1 января, если транзита не будет, Приднестровье попадет цейтнот, потому что в регион перестанет поступать газ, а мы, правобережная часть Молдовы, даже если и найдем выход из ситуации, не сможем бесплатно снабжать их газом, как снабжала их прежде Россия. Мы платить за них мы не будем, и поэтому назревает драматическая, просто катастрофическая ситуация для Тирасполя – и очень сложная для нас.

Почему я говорю «сложная», а не «драматическая»? Потому что мы уже сталкивались с подобными вариантами в 2009 году, я тогда был первым заместителем премьер-министра Зинаиды Гречаной. И нам удалось найти решение вместе с украинцами, которые находились в состоянии «газовой войны» с Россией – и через север Молдовы обеспечили половину республики природным газом.

Свободная Европа: Да, но сегодня ситуация отличается от той, что была в 2009-м.

Игорь Додон: Коренным образом! Поэтому правительству вместе с министерством экономики нужно создать антикризисный штаб, и мы окажем всю необходимую поддержку, чтобы Молдова не замерзла после 1 января 2020 года.

Свободная Европа: А чем все это грозит восточным районам Республики Молдова?

Игорь Додон: Представьте, что они останутся без газа! Их бюджет в значительной степени привязан к тому бесплатному газу, который они получают из России. В частности, серьезная часть средств поступает от продажи электроэнергии жителям правобережной Молдовы – эта электроэнергия вырабатывается на бесплатном российском газе. То есть, за газ не платят, а деньги за электричество идут в бюджет региона.

Все предприятия (а там внушительный производственный потенциал!) в той или иной степени работают на газе. Поэтому вопрос очень серьезный: если для правобережной Молдовы мы выход найдем, то как быть с левым берегом? Вопросов много, очень много...

Свободная Европа: Может, тогда и появится «политическая воля» со стороны Тирасполя, и в Приднестровье поймут, что единственный выход – это объединение двух берегов Днестра?

Игорь Додон: Все возможно…

Свободная Европа: Вы о чем-то знаете, но не хотите нам рассказывать?

Игорь Додон: Все, что можно будет сделать в интересах Молдовы, мы сделаем!

Свободная Европа: Вы встречались с американским послом…

Игорь Додон: Час тому назад.

Свободная Европа: Уверена, вы обговорили все детали вашего участия в заседании Генеральной ассамблеи ООН. С каким месседжем вы туда едете?

Игорь Додон: Мы обсудили двусторонние отношения. В ближайшее время мы ждем в Кишинев высокопоставленного представителя США – не буду сейчас называть никаких имен. А на 22-23 сентября запланирован мой визит в Нью-Йорк, на заседание Генассамблеи ООН. Мой месседж будет предельно четким: расскажу, что происходит в Республике Молдова, какие у нас цели, в чем важность сохранения отношений, договоренностей с Западом, в том числе, с Евросоюзом, что означает восстановление отношений с Российской Федерацией. Думаю, подобный месседж отлично вписывается в то, что происходит в Кишиневе.

Свободная Европа: Насколько мне помнится, в ООН президенты Молдовы не выступали уже лет пятнадцать.

Игорь Додон: С 2005 года.

Свободная Европа: И все это время не прекращались требования о выводе российской группы войск с территории левобережья Днестра. Этот вопрос по-прежнему актуален?

Игорь Додон: Наша позиция вам известна. Мы считаем, что Республика Молдова – нейтральное государство, на территории которого не должны находиться иностранные войска. Чьи бы они ни были – русских, американцев или других государств.

Мы действительно выступает за вывод этих войск, но понимаем, что решение возможно одновременно с политическим урегулированием конфликта. Кстати, эта тема обсуждалась и на встрече в Москве министра обороны Молдовы г-на [Павла] Войку с г-ном [министром обороны России Сергеем] Шойгу. Определенная открытость есть и со стороны России. Если честно, я в этом плане настроен довольно оптимистично.

Свободная Европа: Процесс вывода российской группы войск может возобновиться?

Игорь Додон: Все возможно!.. Но все зависит от нашего подхода к этому вопросу – и дома, в Молдове, и в отношениях с внешними партнерами.

Свободная Европа: Кстати, есть один нюанс, который меня заинтересовал. В ходе встречи с главой молдавской дипломатии американский посол рассказал, почему свернута программа «Вызовы тысячелетия»…

Игорь Додон: Она завершена – первый этап этой программы был успешно завершен.

Сначала сажали в тюрьму, и после начинали искать, за что. «Дайте человека, а дело найдется», – в точности, как в советские времена!

Свободная Европа: Да, но предполагалось, что будет и продолжение, но в Молдове вновь расцвела коррупция, и потому программу решили приостановить. В Республике Молдова удалось сделать много хорошего и нужного благодаря финансированию в рамках программы «Вызовы тысячелетия».

Игорь Додон: Она, кстати, согласовывалась с правительством Зинаиды Гречаной, которая лично включилась в реализацию проекта.

Свободная Европа: Да, и еще г-жа [исполнительный директор программы «Вызовы тысячелетия» в Молдове Валентина] Бадражан активно помогала...

Игорь Додон: Верно, и г-жа Бадражан, которая, насколько мне известно, все еще занимается проектом. Я считаю, что это прекрасная идея, мы должны продолжить работу, и месседж, который был и со стороны Зинаиды Гречаной, и от меня лично – в обращении к руководству USAID, представитель которого недавно побывал в Кишиневе, сводится к следующему: нужно приступать ко второму этапу программы! В этом смысле определены уже и конкретные направления сотрудничества, конкретные цели – и в системе здравоохранения, и по части дорожного строительства.

Свободная Европа: Министр обороны недавно говорил о хищениях в Национальной армии. Этот вопрос обсуждался и на Высшем совете безопасности. О чем вообще речь?

Игорь Додон: Мы потребовали провести подробную инвентаризацию, если не ошибаюсь, за 2014-2016 гг., включая последние два года...

Свободная Европа: Вы видели, как на это отреагировали бывшие министры – и [Виталие] Маринуцэ, и [Анатол] Шалару?

Игорь Додон: Видел. Но еще есть и документы, которыми занимается Высший совет безопасности, мы их изучаем, а после направляем в соответствующие инстанции, согласно следственным процедурам. Нарушения есть, они зафиксированы, в том числе, и на заседании ВСБ.

При президенте Тимофти в 2015-2016 гг. продавалось имущество армии – через одно из госпредприятий: поскольку министерство не имело право участвовать в сделке непосредственно. Это имущество было включено в уставный капитал ГП – или переведено на баланс госпредприятия Мэркулешть, а после оттуда начали продавать оружие и боеприпасы, включая снаряды и зенитно-ракетные комплексы.

Высший совет безопасности зафиксировал эти нарушения, был возбужден ряд уголовных дел, но впоследствии, по политическим соображениям, все дела были закрыты. Мы хотим разобраться в этом вопросе и принять меры, чтобы не допустить повторения подобных нарушений.

Свободная Европа: Вам известно, где находятся Плахотнюк и Шор?

Игорь Додон: Лично мне это не известно. Но нам всем очень хотелось бы это выяснить! И очень хотелось бы – я не собираюсь вмешиваться в ход расследования, в дела прокуратуры, но, тем не менее… Очень хотелось бы, чтобы мы двигались быстрее.

Свободная Европа: Каковы шансы на то, что некоторые депутаты парламента лишатся иммунитета?

Игорь Додон: Не мы это решаем, но таких шансов очень много.

Свободная Европа: А представители оппозиции жалуются на то, что новая власть их терроризирует, шантажирует, давит, что отношения между властью и оппозицией очень деструктивны...

Игорь Додон: А раньше что у нас было? Дружеские отношения? Или мне напомнить, как они за два года, с 2014-го по 2016-й, свои 17% превратили в 60 депутатов?! И все это – в рамках «конструктивных» отношений с оппозицией?

Нет, ни о какой вендетте и речи быть не может. Но если бы с ними поступали по их собственным понятиям, то многим депутатом пришлось бы распрощаться с иммунитетом. Они ж сначала сажали в тюрьму, а потом уже начинали искать повод!

Разница в том, что сегодня готовится доказательная база, процедура и порядок не нарушаются – и это важно! Да, я понимаю, что люди хотят, чтобы расследование шло максимально оперативно. Но у нас другой подход, мы уважаем закон и соблюдаем установленные законодательные рамки.

То, что было ранее, мы все прекрасно помним, это касается и бизнесменов, и политиков: сначала сажали в тюрьму, и после этого начинали искать, за что. «Дайте человека, а дело найдется», – в точности, как в советские времена!

Вы задаете вопрос, который не может способствовать укреплению общества и коалиционного правительства

Свободная Европа: Некоторые лидеры внепарламентской оппозиции заявили, что обратятся в прокуратуру с требованием открыть уголовное дело – поводом такой реакции стали ваши «дискуссии» с Владимиром Плахотнюком.

Игорь Додон: Были и другие желающие обратиться в прокуратуру. Это право каждого гражданина – направлять запросы. Ну, флаг им в руки! Есть компетентные органы, пускай разбираются.

Свободная Европа: И вы уверены, что правоохранительные органы будут делать свою работу так, как положено?

Игорь Додон: Именно ради этого мы и проводим реформу системы правосудия, – чтобы не было больше таких случаев, когда политика вмешивается в работу следственных органов, в деятельность прокуратуры. Мы не хотим, чтобы возникали новые аналогичные системы, что были при прежней власти. Нам нужны работоспособные госорганы, это очень важно.

Свободная Европа: Я правильно вас поняла – вы готовы побороться еще за один мандат президента?

Игорь Додон: Когда решение будет принято, мы обязательно доведем это до сведения общественности. Но сейчас у нас другие задачи. Нужно обеспечить преемственность новой власти, поддержать правительство, нужно справляться с шестью группами риска, о которых мы уже говорили. Это очень важные задачи.

Свободная Европа: Можно ли избежать досрочных выборов, как вы считаете?

Игорь Додон: Я сказал, что хочу, чтобы это правительство проработало четыре года. Если это окажется невозможным, то лучше досрочные выборы, чем попытки заигрывания с демократами или партией «Шор». Это моя позиция.

Свободная Европа: Скоро исполнится 28 лет независимости Республики Молдова. У вас есть возможность поздравить с этим праздником наших граждан…

Игорь Додон: Хочу заверить граждан, что нынешняя власть справится со всеми трудностями и проблемами – должна справиться!.. Впервые за 28 лет нам выпал уникальный шанс, реальная возможность консолидировать общество.

Я хочу поздравить народ Республики Молдова с тем, что мы проявили политическую мудрость и пришли к национальному консенсусу. Это было трудно, болезненно, и тем прискорбнее будет, если из-за какого-то там председателя Конституционного суда или другого назначения мы разрушим все надежды.

Люди ждут от нас конкретных результатов, люди ждут зарплат, хороших дорог, рабочих мест; люди ждут инвесторов и надеются, что тарифы не будут повышаться. Давайте сосредоточимся – это призыв к партнерам – именно на этих вопросах. А с назначениями и различными конкурсами ради конкурсов надо быть предельно острожными.

Граждан я хочу заверить, что все будет хорошо! Успехов всем, мои поздравления! Я уверен, что у Республики Молдова хорошее будущее!

Свободная Европа: С праздником, Республика Молдова! Да, кстати! А вас еще волнует название государственного языка?

Игорь Додон: Вы задаете вопрос, который не может способствовать укреплению общества и коалиционного правительства. Моя позиция известна – всегда и во всем я придерживаюсь Конституции Республики Молдова.

Свободная Европа: Большое спасибо за беседу.

Игорь Додон: С праздником!

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG