Linkuri accesibilitate

Руслан Кодряну, «Сила народа»: «Мы должны оставить будущим поколениям воздух, воду и леса»


Руслан Кодряну

Под 17-м номером в бюллетене для голосования будет партия «Сила народа». Лидер этого политформирования Руслан Кодряну рассказывает о планах и о значении досрочных выборов 11 июля.

Ruslan Codreanu: Suntem alergători de cursă lungă
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:27:37 0:00

Свободная Европа: Каковы ставки досрочных выборов 11 июля?

Руслан Кодряну: Все говорят, что речь идет о попытке окончательно избавиться от коррупции. Заявленная борьба с коррупцией и очистка парламента от перебежчиков и взяточников.

Для нас ставки заключаются в том, чтобы реальные проблемы каждого человека, независимо от того, где они живет – на севере или на юге страны, были услышаны. Будем надеяться, что в один прекрасный день то, что беспокоит каждого из нас, войдет в публичную повестку дня. Буквально сегодня я читал исследование, проведенное одной украинской компанией, согласно которому Молдова лидирует в списке стран, находящихся в красной зоне засухи. Это значит, что прошлогодняя засуха может показаться нам сказкой по сравнению с тем, что нас ждет, если мы не примем мер. В Республике Молдова нет воды. И я говорю не о Сороках, где у людей, живущих на берегу Днестра, уже нет воды в колодцах, а о нас, жителях Кишинева. Вода может стать роскошью.

Свободная Европа: С какими предложениями вы выступаете перед теми, от кого ждете голосов?

Руслан Кодряну: Наше предложение – это Вода, Воздух, Земля. У нас три базовых приоритета.

23 000 детей у нас не учатся

Приоритетом, на наш взгляд, являются старики и дети. Дети, потому что мы должны оставить им что-то в наследство. И старики, потому что мы должны отблагодарить их за то, что они, в свою очередь, нам что-то оставили. 23 000 детей у нас не учатся. Не потому что у них нет доступа к образованию. Они не учатся. И мы считаем, что это трагедия для любой страны. Мы можем много говорить о левых, правых, низах и верхах, можем много бороться с коррупцией, но если в такой небольшой стране, как Молдова, где проживает 2,6 миллиона человек, 23 000 детей не учатся, а разрыв между знаниями детей из бедных и богатых семей растет из года в года, то, не знаю, какое будущее мы строим.

63% женщин старше 60 лет подвергаются физическому, вербальному и сексуальному насилию

Что касается стариков, я прочитал недавнее исследование по поводу защиты прав женщин. 63% женщин старше 60 лет подвергаются физическому, вербальному и сексуальному насилию. 63%! Об этом молчат. А мы хотим об этом говорить.

Да, мы хотим изменить куррикулум. Конечно, мы говорим о свободном выборе профессии, но мы хотим говорить и о реальных проблемах, о реальных цифрах. Потому что сегодня никто не говорит о том, что 50% детей подвергаются вербальному насилию, в основном в сельской местности. 80% стариков чувствуют себя изолированными от мира. Растет число самоубийств. Об этом никто не говорит.

Свободная Европа: А из общения с избирателями вы убедились в том, что они читают предвыборные программы?

Руслан Кодряну: Никто не читает предвыборные программы, и мы это понимаем. Простите за откровенность (надеюсь, коллеги на меня не обидятся), но даже не все члены партии читают предвыборные программы. Поэтому наша предвыборная программа очень короткая. В ее основе три компонента, а во главе находится человек, реальные проблемы людей. Программа охватывает социальную сферу, образование и здравоохранение, устойчивое развитие, малый бизнес и устойчивое сельское хозяйство. Ведь каждый год субвенции в сельское хозяйство составляют миллиарды леев, а урожаев у нас нет.

Программа охватывает социальную сферу, образование и здравоохранение, устойчивое развитие, малый бизнес и устойчивое сельское хозяйство.

А когда случается засуха или выпадает град, когда насекомые уничтожают урожай, мы плачем, что у нас нет сельского хозяйства. Но на что уходят миллиарды? Я могу ответить. Десятки лет их получают одни и те же фирмы. А мы говорим о средних и малых предприятиях. Мы хотим средний класс в сельском хозяйстве.

И третий компонент: уже два года я беседую с моими коллегами о защите окружающей среды. Мы должны оставить будущим поколениям чистый воздух, воду, леса.

Свободная Европа: Вы работали в местной публичной администрации. Почему в вашей программе не говорится, например, о территориально-административной реформе?

Руслан Кодряну: Наша триада базируется на человеке, а в центре находится децентрализация и цифровизация.

Ситуация проста: деньги должны идти не в районный совет, а напрямую мэру.

Цифровизация необходима для того, чтобы все услуги предоставлялись онлайн. Опять же, возвращаясь к детям, если в 2021 году, несмотря на сотни миллионов леев, которые мы вложили в реформу образования, у нас еще есть дети, которые не охвачены образовательной системой, то это трагедия. Цифровизация обеспечила бы доступ к образованию всем детям и пожилым людям. За последние полтора года я побывал в более чем 300 селах страны. Я видел села, где мэр выполняет функции кадастрового инженера, налогового инспектора, секретаря местного совета и библиотекаря. Мэр! Есть села, в которых не хватает денег, чтобы платить зарплату работникам мэрии. А мы говорим сегодня о развитии сел. Мы пришли к ситуации, когда можем потерять около 1000 сел. Я был в селе Одая, где проживает один человек. Село Одая никогда не было густонаселенным. Но там было 60 домов. Сегодня там живет один человек. Я был в селе в Шолданештском районе, где живет 7 человек. Ситуация проста: деньги должны идти не в районный совет – хорошо, что сейчас я могу говорить об упразднении районных советов, – а напрямую мэру.

Свободная Европа: А что произойдет со звеном, которое называется районным советом и вообще с районом?

Руслан Кодряну: Было проведено хорошее исследование с помощью правительства Германии, в рамках которого были предложены три модели территориально-административной реформы Республики Молдова. Наименее болезненная модель – это постепенная реформа. Никто не сможет реализовать ее за один год. У нас пытались за 5 лет сократить число мэрий, но не сумели. Пытались сделать так, чтобы мэрии преодолели нехватку средств и стали центрами развития населенных пунктов.

Свободная Европа: Сегодня в стране 898 мэрий.

Руслан Кодряну: 898.

Свободная Европа: Сколько из них должно остаться?

Руслан Кодряну: В исследовании, предложенном правительством Германии совместно с местными экспертами, если не ошибаюсь, речь шла о 258 мэриях. Были учтены такие показатели, как количество населения, а также расстояние в километрах до центра предоставления услуг, которое не должно превышать нынешнюю дистанцию.

Например, в селе Донич нет медпункта. Для этого жители села должны ехать в Пересечено или Оргеев. Это для неотложной помощи, а если им нужна более сложная медицинская помощь, то им нужно ехать в Кишинев. Сегодня некоторые политические лидеры пугают людей территориально-административной реформой, говоря, что «у вас не будет доступа к услугам». А сегодня у людей есть к ним доступ? Сегодня в некоторых селах нет обычного семейного врача или библиотекаря. Мэр, как я вам уже говорил, зачастую выполняет все функции.

Он не может подать документы на участие в проекте, например, в AIPA, в Фонде национального развития, так как никто не может помочь ему написать проект.

Свободная Европа: Вы сказали, что есть три модели.

Руслан Кодряну: Да.

Свободная Европа: Первую вы назвали. Какая следующая?

Руслан Кодряну: Наиболее умеренная модель предполагает максимальную дистанцию в 12 км, которую человек может преодолеть, например, до центра обслуживания.

Менее умеренная или даже самая жесткая – это максимальная дистанция в 20 или 25 км. Хочу, чтобы меня правильно поняли. Для меня реформа по децентрализации заключается не в том, чтобы сэкономить денег. Для меня реформа – это путь сделать публичные услуги доступнее людям. Чтобы люди не ездили в Кишинев, в Кагул или в Бельцы, чтобы они были ближе.

Реформа, которую предложили эксперты, исходила из того, чтобы создать систему услуг, которые находились бы ближе к сельским жителям, чем сейчас.

Свободная Европа: Отсутствие этих структур, в том числе отсутствие хорошей инфраструктуры на местах, привело к тому, что почти миллион граждан Республики Молдова отправились на поиски лучшей жизни за рубеж. Что вы думаете о голосах диаспоры и голосовании жителей приднестровского региона?

Единственный выход – это электронное голосование

Руслан Кодряну: Я сам из Тирасполя. Моя мама уже 15 лет живет во Франкфурте, а сестра 6 лет живет в Люксембурге. Мне это знакомо и в том, и в другом смысле. Чисто по-человечески, могу сказать, что граждане Республики Молдова – те же люди, будь то в Тирасполе, во Франкфурте или в Люксембурге. И мы еще много лет будем говорить том, хватит ли нам 193 избирательных участка или достаточно 150, так как электронное голосование – единственное решение...

Свободная Европа: Уже ясно, что будут 150 участков.

Руслан Кодряну: Мы еще много будем говорить, будет ли этого достаточно или нет. Единственный выход – это электронное голосование. Это единственное решение. В этом году вместе с коллегами мы направили в парламент предложение, проект по изменению законодательства, просьбу сделать техническое изменение, позволить гражданам из диаспоры голосовать два дня. Но и это не было сделано. Об электронном голосовании у нас говорят еще с тех пор, когда я работал в Государственной канцелярии. Думаю, с тех пор прошло уже почти 10 лет.

Однако, опять же, печально, что приходят политики и пугают людей тем, что электронные голоса невозможно контролировать. Напротив, сложнее контролировать голоса, которые сегодня можно купить за гречку, макароны и картошку. Это сделать легче, чем с электронным голосом. До тех пор как мы будем пугать людей электронным голосованием, мы будем терпеть неудачу. В 2005 Эстония перешла к электронному голосованию, которым сначала воспользовались 1,9% населения. С тех пор прошло 15 лет. Сегодня там к электронному голосованию прибегают 47% граждан. Никто не говорит, что это нужно сделать срочно, поскольку для этого следует укрепить доверие к государственным институтам. Но на муниципальных выборах 2023 года в Кишиневе его можно испытать в одном из секторов Кишинева. Скажем, жители сектора Чокана, кто пожелает, смогли бы выразить свой голос онлайн. Точка. И этот голос нельзя будет купить, подделать, шантажировать, как это сегодня происходит с традиционным голосом.

«Параллельные электораты» Молдовы
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:37:30 0:00

Свободная Европа: Вы сказали, что вы с левого берега Днестра?

Руслан Кодряну: Первые 14 лет своей жизни я прожил в селе Суклея Слободзейского района.

Свободная Европа: Вы часто туда ездите?

Руслан Кодряну: Последний раз я был там 10 лет назад.

Свободная Европа: А почему вы туда не возвращаетесь?

Руслан Кодряну: После войны, после конфликта на Днестре родители постепенно переехали в Кишинев. Бабушку, Царствие ей небесное, мы похоронили примерно 10 лет назад. Тогда я и был там последний раз.

Свободная Европа: Какое долгосрочное решение, на ваш взгляд, может быть предложено по этому вопросу?

Людей с левого берега невозможно мотивировать, сменились поколения людей, которые не считают себя частью Республики Молдова.

Руслан Кодряну: Я еще работал в министерстве экономики, когда говорили о приднестровском конфликте, и о том, что нужно сделать, чтобы объединить оба берега. Уже тогда говорилось, что правый берег Днестра нужно сделать привлекательным, чтобы люди с левого берега видели, что здесь живут хорошо. Но ничего сделано не было. Людей с левого берега невозможно мотивировать. Тем более, что сменились уже поколения людей, которые не признают, что они являются частью Республики Молдова.

Свободная Европа: Это отчуждение может все-таки закончиться, и смогут ли граждане с обоих берегов Днестра начать жить в одном государстве Республика Молдова?

Руслан Кодряну: Мы слишком малы, чтобы что-то решать. Думаю, мы все прекрасно понимаем, что здесь пересекаются интересы Российской Федерации, США, Брюсселя. Молдове остается лишь быть проактивной. Все, что я видел до сих пор, это то, что мы шли на уступки. Чтобы попасть на левый берег, мне нужно получить разрешение. Но они, напротив, могут свободно приезжать на правый берег и пользоваться нашим аэропортом.

Свободная Европа: Они – это кто? Те, кто представляют тираспольского режима?

Руслан Кодряну: Им это должно быть запрещено в первую очередь. То есть я, как простой гражданин, не могу поехать туда, так как мне чинят препятствия; я должен объяснять, на сколько часов я въезжаю на территорию, куда еду; должен оставить адрес. А тот, кто приезжает сюда и едет за покупками в торговый центр, никого не интересует.

Свободная Европа: Насколько сознательно подходят граждане с левого берега Днестра к голосованию?

Руслан Кодряну: Там есть люди, которым известны наши реалии. Есть родители, дети которых учатся в университетах. Есть дедушки и бабушки, у которых здесь уже взрослые дети. Простите, но и на территории Молдовы есть люди, которые относятся к голосованию менее осознанно, чем там.

Свободная Европа: Насколько информированы жители левобережья, как определяют, за кого проголосовать?

Руслан Кодряну: Они менее информированы. Так же, как менее информированы, опять же, простите за сравнение, и некоторые граждане с правого берега, из Республики Молдова.

Свободная Европа: А источники информации там более разнообразные? Что вы этом знаете?

Руслан Кодряну: Думаю, доступ к интернету есть везде. Кто хочет быть информированным, тот информируется. Тем более, что довольно высок процент людей, у которых здесь родственники, семья, дети или родители. Поэтому доступ к информации есть.

Свободная Европа: Имеет ли право на жизнь идея, согласно которой голоса диаспоры могу оказаться решающими для следующего руководства страны?

Руслан Кодряну: А наши голоса, тех, кто живет здесь, не могут быть решающими?

Свободная Европа: Я спрашиваю вас, отталкиваясь от мнения экспертов, знающих политическую ситуацию.

Руслан Кодряну: Для нас все являются гражданами Республики Молдова: и те, кто проживает здесь; и те, кто много лет назад уехал из страны, как моя мама; и те, кто проживают в Приднестровье не по своей воле, но потому, что так сложилась их судьба. Все являются гражданами Республики Молдова, а эти страшилки о том, что Москва голосует за левых, а Запад – за правые партии, на мой взгляд, ложны и навязаны нашему обществу. А те, кто заявляет, что наше общество должно объединиться вокруг единой идеи, на самом деле, раскалывают его: по критерию языка или голосов диаспоры.

Но если бы у нас ввели онлайн голосование, всего этого бы не было. Людям внушили страх, что если будет введено онлайн голосование, то вся диаспора массово будет голосовать. Это не так, так как это не делает выбор легче. Это лишь повышает уровень участия населения в голосовании. На последних пяти выборах уровень участия составлял 50%. То есть, половина граждан не голосует. Разве это не должно заставить политиков задуматься?

Свободная Европа: Когда вы решили принять участие в досрочных парламентских выборах, вы учли опросы общественного мнения, согласно которым вы не пройдете избирательный порог? Вы учли мнения граждан, которые, скорее всего, как вы сами сказали, проголосуют либо за левых, либо за правых?

Руслан Кодряну: Во-первых, мы не считаем, что в Республике Молдова есть правые или левые партии, так как нет у нас и идеологических партий.

Правые партии в Республике Молдова придерживаются левой доктрины и левых действий, а левые партии говорят о действиях правого толка. Это, опять же, было внушено некоторыми политиками, чтобы расколоть общество. У нас нет левых и правых партий.

Правые партии в Молдове придерживаются левой доктрины, а левые партии говорят о действиях правого толка. У нас нет левых и правых партий.

Во-вторых, наша партия была создана не для досрочных выборов. И мы четко об этом заявили. Мы нацелены на длинную дистанцию. И до тех пор, пока я, Руслан Кодряну, и мои коллеги будем жить в этой стране, мы не будем ограничиваться только комментариями в Facebook или письмами в прокуратуру.

Мы целый год обращались в прокуратуру, встречались с министром, были в парламенте. Я пытался сказать, что довольно! Хватит! Это реальная проблема, которую нужно решить. Но нас никто не слышит. Да, мы все можем решить, что «ничего не выйдет», что все потеряно, и нужно все бросить. Я посетил более 40 стран. С 2003 года я начинал свою карьеру в Министерстве экономики, потом в правительстве. Мне повезло стать муниципальным советником и вице-мэром по социальным вопросам в муниципии Кишинэу.

Есть проблемы, которые можно решить, если повестка сконцентрирована конкретно на том, чего хотят люди.

В Яловенах есть, например, молодой предприниматель. Он приходит ко мне и говорит: «Что мне делать, если я каждый год плачу 500 тысяч леев налогов, хотя у меня маленький бизнес? А другие экспортируют цветы из Польши и не платят ничего? Это конкуренция или нет? Я инвестирую, беру кредит, выплачиваю налог в 500 тысяч. А он не платит и на эти деньги строит себе павильоны. Конечно, так он будет развиваться». Или я общался с одним фермером из Сорок. Крупные лидеры из Сорок, при согласии бывшего руководства (не стану называть имен), пробурили скважину в 72 метра и истощили запас грунтовых вод. Сегодня по документам в Республике Молдова 3200 рек. Однако постоянный поток воды сохраняется только в четырех реках Молдовы.

Ситуация с водой у нас катастрофическая

О чем мы говорим? О том, что Агентство по защите окружающей среды не работает. Много хитрых ребят обустроили себе частные озера, и вода идет уже не в реки, а в их частные озера. Мы говорим о том, что озера были переданы на баланс мэрий, которые не смогли ничего сделать, в результате чего пересохли родники. Ситуация с водой у нас катастрофическая. И об этом следует говорить.

Свободная Европа: Если вы станете народным избранником, какие законодательные инициативы вы разработали и намерены продвигать, чтобы они стали законами? Какими будут ваши приоритеты?

Руслан Кодряну: Не «если», а «когда».

Свободная Европа: И «если», и «когда».

Руслан Кодряну: Когда мы пройдем в парламент. Сейчас я не могу это перечислить. Я начну с образования. Деньги должны следовать за детьми. Сегодня из государственного бюджета на каждого ребенка выделяются финансовые средства в зависимости от образовательной ступени.

Деньги не доходят до детей. Сегодня на образовательную систему выделено 12 миллиардов леев, то есть 5,7% ВВП. Деньги не доходят до детей. Мы не можем утверждать, что у нас качественное образование. Необходимо вмешательство под лозунгом «Деньги следуют за ребенком». Когда во время пандемии мы говорили, что нужно помочь хотя бы родителям, которые вынуждены оставаться дома и должны получать продовольственные пакеты, так как деньги все равно были переведены, нас никто не услышал.

Второе. Я бы очень хотел, чтобы нам удалось обеспечить достойную жизнь и достойную старость старикам. Я очень хочу поддержки для социальных работников на местном уровне, чтобы они могли ухаживать за стариками. Почему мы в Кишиневе за один год сумели создать творческие кружки при библиотеках, наладить контакты между библиотеками и пожилыми людьми, которые дважды в день изучали русский язык, общение через Skype, совершали туристические туры по Кишиневу? Все было бесплатно. Однако на уровне сел у нас сегодня ничего не происходит. Ничего.

Если говорить о спорте, то я хотел бы, чтобы на местах у нас были спортивные структуры. Я очень этого хочу. Не только футбольные поля для мальчиков, но и для девочек. Речь не только о футболе или о кружках для мальчиков. Вот какие инициативы я хотел бы реализовать. Реальные инициативы, которые важны для людей. Кто-то сегодня может ездить из села Сударка Дондюшанского района в Сороки, чтобы заниматься английским. И это хорошо. А если кто-то не может? Разве у детей нет права ходить на уроки? Неужели в 21-м веке мы не можем позволить себе в школах кружки английского языка? Кружки по ораторскому искусству? Кружки чего угодно, но только инвестировать в наших детей.

Свободная Европа: Вы работали и в местной публичной администрации, и в рамках центральной публичной администрации. Почему говорят, что Республика Молдова лишилась людей, что ее обокрали, что она нищая, а во время предвыборной кампании все обещают благополучие?

Руслан Кодряну: Говорят, потому что так и есть. Это видно из международных исследований. Самая малая площадь лесных насаждений – в Молдове. Самый высокий уровень засухи – в Молдове. Все это статистика.

Свободная Европа: У Республики Молдова есть деньги?

У нас проверки ради проверок – такой парадокс.

Руслан Кодряну: Я уже говорил это и буду говорить. В Республике Молдова достаточно денег. Если мы будем давать субвенции в размере миллиарда леев сельхозпроизводителям, которым мы платим уже десятки лет, и не будем помогать малому бизнесу, то у нас не будет ни сельского хозяйства, ни малого и среднего бизнеса. У нас есть 12 миллионов на сферу образования, которые не доходят до педагогов и детей. У нас есть деньги для предпринимателей. Тогда мы напрасно им помогаем, потому что у них проверки ради проверок – такой у нас парадокс. Знаете, сколько у нас дают на воду? Миллион леев. А субвенции в сельское хозяйство – более миллиарда. Но, может, нужно немного изменить приоритеты? Может, два года подряд будем давать по миллиарду на воду, чтобы восстановить ситуацию, очистить источники, реки, очистные станции.

Я был в Сороках, когда Днестр был белым из-за очистной станции. Я гулял с Илинкой по городу, и в какой-то момент на расстоянии в 300 метров невозможно было дышать, так как все выливалось в Днестр! И вы знаете, сколько денег до сих пор было потрачено на очистную станцию в Сороках? С 2000-го года туда направлялись 200-500 тысяч леев, миллион, потом опять 500 тысяч.

Деньги выделялись, но проблема решена не была! Деньгами плохо управляют, г-жа Урсу! Некоторым из нас выгодно быть подключенными к этим аппаратам: Всемирный банк, Швейцарское или Шведское агентство, Брюссель. Мы к ним подключены, потому что, как только что-то происходит, первое, что делает правительство – просит денег. А почему не встряхнуть государственные предприятия, где некоторые получают зарплату по 300 тысяч леев?

Свободная Европа: Но не все сотрудники.

Руслан Кодряну: Не все, лишь один управляющий. То есть, как это предприятие может быть банкротом, а управляющий предприятия получать при этом зарплату в 300 тысяч леев? О чем мы тогда говорим? И минимальная пенсия в 1188 леев. Один судья получает пенсию в 250 тысяч, а женщина, ухаживающая за пятью детьми с ограниченными возможностями – 800 леев? Где справедливость? О чем мы говорим? И я не хочу ничего обещать. Я пытаюсь донести, что мы не собираемся ничего обещать. Да, мы много говорим о проблемах, мы знаем реальность. Во время пандемии мы общались с детьми, с директорами лицеев. Там есть проблемы. А решения?

За один электоральный цикл мы не сможем решить все проблемы, так как их накопилось так много, что нам это не удастся. Но мы можем хотя бы начать с плана для страны на следующие десять лет.

Конечно, чтобы инвестировать в региональные больницы, в пункты семейных врачей, нужны бюджетные деньги. Но откуда их взять? Начинаешь трясти государственные предприятия, вводить показатели эффективности. Ты в минусе? Тогда открываем дело, если это было злым умыслом! А если нет, то ты глупец! До свидания! Следующий! Но ведь так нельзя! Когда я работал в мэрии, мы подняли из минуса «Exdrupo» и «Salubritate». Много лет эти предприятия были в минусе. Сегодня они опять в минусе. Почему мы за один год смогли устранить проблему и купить для «Autosalubritate» 12 машин на деньги предприятия? Сегодня Чебан берет деньги в долг, чтобы купить машины. Почему?

Свободная Европа: Чтобы решить хотя бы часть этих проблем, кто заслуживает пройти в парламент, кто может сформировать там большинство, чтобы назначить следующий кабинет министров?

Руслан Кодряну: Я бы очень хотел, чтобы в парламент прошли люди, которые следующие 20 лет будут жить и работать здесь, в Республике Молдова. И не только для них, но и для детей. Я вижу свое будущее здесь, и будущее Илинки я тоже вижу здесь. Это должны быть люди, которые не только умеют хорошо говорить, но и что-то сделали, что-то построили. Потому что легко сеять ненависть. Но кто посеет ненависть – ненависть и пожнет. Да, это должны быть люди, которые либо что-то построили, подняли уровень жизнь в каком-то населенном пункте или возглавляли какую-нибудь команду.

Свободная Европа: А вы слышали, чтобы кто-нибудь из политиков говорил, что не хочет того же?

Руслан Кодряну: Что не хочет оставаться в стране? У нас есть примеры. Есть политики, которые стремятся попасть в парламент, но их дети не живут и не учатся в стране!

Свободная Европа: Все называют себя патриотами. Все говорят, что им не безразлична эта страна.

Руслан Кодряну: Поэтому я и говорю, что все научились красиво говорить. Может, и я говорю красиво, но у меня есть результаты, которыми я горжусь. И у каждого из моих коллег есть такие результаты! Да, сегодня мы, возможно, не так сильны и нас не так слышно. Мы начали как аполитическая команда на следующие несколько лет, а не на досрочные выборы. Пока мы были, есть и будем – мы будем работать! Мы не можем бороться с ветряными мельницами. Мы подавали заявки в прокуратуру по различным вопросам.

Свободная Европа: Вы ничего не сказали о юстиции. Ситуация в этом секторе вас не беспокоит?

Руслан Кодряну: Чем больше у нас говорили о коррупции и юстиции, тем больше у нас воровали! Мы говорим о системной коррупции в сфере здравоохранения, в экономике и образования. Единственное решение, которое мы видим, это цифровизация, как мы это сделали в Кишиневе, когда 33 тысячи детей записались онлайн в первый класс. Победили ли мы коррупцию? Победили.

Если говорить о субвенциях, советую вам ознакомиться со списком заявок от каждого сельхозпроизводителя за последние десять лет: кто получал субвенции, в каком размере, и кто получит следующим. Я об этом говорю. С коррупцией нужно бороться системно.

Я был единственным, кто вызвал наряд пожарников во двор одного из многоэтажных домов на Чеканах и доказал архитекторам, что там нельзя было выдавать авторизацию на строительство, так как пожарная машина не может въехать во двор. Дело по этому вопросу уже два года находится в суде. Вот как нужно бороться с коррупцией, а не кричать: «долой».

На реформу юстиции Евросоюз выделил в 2013 году 16 миллионов евро. Сколько сегодня в стране руководителей, которые были в 2013 году, после этого и сегодня? Кто-то громко кричит, что у нас нет юстиции, хотя на реформу юстиции было выделено 60 миллионов евро. Однако необходимость в ней была создана искусственно.

Свободная Европа: Кто из политических сил достоин создать коалицию и сформировать следующее правительство?

Те, кто уже 20 или 30 лет только обещают, не должны быть в парламенте.

Руслан Кодряну: Несомненно, это те, кому больше всего можно доверять после всего, что было сделано за последний год. От лица моего формирования могу сказать, что мы не верим и не поддерживаем идею наличия одного лидера и одной партии. Есть много коллег, в том числе в PAS, в составе Платформы DA, которые активно включались в решение некоторых вопросов. И я говорю не о целом формировании, а об отдельных людях, которые заслуживают пройти в парламент, так как я видел, что они много работают. И когда были проблемы на местном уровне, мы сотрудничали, помогали материалами. Эти люди достойны!

Те, кто уже 20 или 30 лет только обещают, не должны быть в парламенте. Не хочу обижать чей-то возраст, но если ты был депутатом 20 лет и обещал, что после 20 лет уйдешь, и говоришь, что в Молдове тяжело жить, значит, за 20 лет ты ничего не сделал в этой стране.

Vezi comentarii

XS
SM
MD
LG