Linkuri accesibilitate

Вячеслав Негруцэ: «С июля 2018-го Молдова не получила порядка 120-140 млн евро»


Вячеслав Негруцэ

С 25 по 29 марта в Кишиневе работает ознакомительная миссия Международного валютного фонда. Ждать ли возобновления программы кредитования, или же власти Молдовы и МВФ намерены подписать новое соглашение? И когда госбюджет ощутит влияние так называемых предвыборных подарков? На эти и другие вопросы отвечает экс-министр финансов, эксперт Transparency International Вячеслав Негруцэ.

Вячеслав Негруцэ: Эта программа была заброшена молдавскими властями еще в июле 2018 года, и власти, кстати, говорили, что ожидают приезда экспертов МВФ после выборов. Таким образом, кабмин сознательно прекратил выполнение обязательств, вытекающих из программы [сотрудничества], и, по сути, отказался от траншей, — по меньшей мере, двух. Один должен был поступить в Молдову в конце 2018 года, другой — в январе-феврале 2019-го.

Сегодня мы оказались в ситуации, когда действие соглашения [с МВФ] подошло к финальной стометровке, и за оставшиеся полгода будет очень трудно вернуться на прежние позиции, в период до замораживания программы. За прошедшее время много всего произошло, были серьезные перекосы, и о них говорили, в том числе, сами эксперты МВФ, отмечавшие, что многие решения противоречат программе сотрудничества.

С моей точки зрения, учитывая предстоящее утверждение нового кабинета министров, самым логичным и наилучшим вариантом для Республики Молдова станет начало переговоров или обсуждение условий по новой программе сотрудничества с МВФ. И вот почему: предыдущее соглашение, подписанное в 2016 году, действие которого должно быть завершено в 2019-м, на 75-80% касалось необходимости решения проблем в банковской сфере, это подчеркивали и эксперты фонда.

Между тем, после того, как власти отказались в 2018-м от выполнения программы, и в особенности — с июля — состояние публичных финансов серьезно ухудшилось. А бюджетные показатели в обязательном порядке должны быть учтены в новой программе.

Кроме того, существует необходимость в налоговой балансировке, в последовательности действий вокруг бюджетного процесса. И на уровне центрального бюджета, и в сфере взаимоотношений бюджетов разного уровня, где в последнее время отмечался некоторый хаос. Соответственно, к обсуждению новой программы может приступить лишь полноценное правительство, и это означает, что осенью, возможно, в сентябре-октябре, мы увидим решение, принятое в Вашингтоне, о выделении первого транша.

Свободная Европа: Когда вы говорите о ситуации в сфере публичных финансов, о том, что она ухудшилась – что вы имеете в виду?

Вячеслав Негруцэ: Я говорю о тех отклонениях, которые были отмечены, в том числе, рабочей миссией фонда, приезжавшей в сентябре 2018-го; тогда МВФ говорил о том, что перспективы проведения амнистии капитала неясны, — амнистия появилась в молдавском законодательстве после принятия парламентом соответствующего решения 26 июля. Кроме того, так называемая налоговая реформа, предложенная властями и вступившая в действие 1 октября 2018 года, так же вызвала множество вопросов по поводу эффективности и последствий на среднесрочный период, с влиянием и на 2019-й.

Или другой вопрос, ответа на который тоже все еще нет, — речь идет о пакете законов по поводу введения новой системы оплаты труда в бюджетной сфере — и о финансовом эффекте этой реформы. Да, работа там проделана серьезная, но принимали пакет в спешке, и его окончательный вариант породил массу вопросов, далеко не все из которых решены.

И, в-третьих...

Свободная Европа: А что насчет предвыборных подарков — одни называют их «подарками», другие — «мерами социального характера», — они влияют на бюджет, или же цена вопроса там невелика?

Вячеслав Негруцэ: Конечно, да! Я как раз и говорил о третьем аспекте — и это именно они, те проекты, которые были выдвинуты либо до, либо во время предвыборной кампании, эти проекты предусматривают увеличение бюджетных расходов, а достаточного финансового покрытия у них нет.

Это касается и зарплат — я еще раз обращаю внимание: мало того, что была принята новая формула начисления заработной платы, так еще и расходы не были окончательно подсчитаны — и не вошли целиком в бюджет. Теперь у значительной части бюджетных учреждений, в особенности у вузов, уже отмечаются серьезные финансовые проблемы, поскольку у них нет покрытия на все 12 месяцев 2019 года.

Думаю, МВФ будет очень жестко настаивать на корректировке

А еще были запущены грандиозные проекты, финансировать которые приходилось за счет денег из других расходных статей — я имею в виду знаменитые «хорошие дороги», в их первом или втором варианте. Все это создает определенный дискомфорт и провоцирует проблемы с исполнением бюджета.

Есть и другие проекты, которые тоже стоят дорого, — это прибавки, дополнительные отчисления и тому подобные выплаты, связанные с определенными праздниками. Но они, по сути, искажают саму систему начисления зарплат в бюджетном секторе. А есть еще и компенсации, и социальная помощь. Их нужно утверждать органическими законами, а вовсе не с помощью принятия на себя ответственности правительством, уходящим в отставку!..

Свободная Европа: А что, по-вашему, сказал бы МВФ? Что «начинать ремонт нельзя, слишком велика цена, слишком много дополнительных расходов», или все же ремонт возможен, но расходы должны быть отражены в новой программе, если, конечно, фонд будет готов ее подписывать?

Вячеслав Негруцэ: Для того, чтобы начать диалог с представителями Международного валютного фонда, властям нужно продемонстрировать, что у них есть ресурсы для корректировки бюджета, если уж возникли дополнительные расходы. Это может быть увеличение налогового бремени, или сокращение некоторых расходных статей. После этого поправки утверждаются, и принимается сбалансированный бюджет.

Свободная Европа. Но чтобы всего этого не делать, правительство может сказать — нет, давайте продолжим исполнение прежней программы!..

Вячеслав Негруцэ: На самом деле это означает, что власти при таком раскладе должны чувствовать себя очень защищенными, что у них есть — или они могут отыскать — источники покрытия обязательств, несмотря на отсутствие финансирования со стороны МВФ или ЕС. Но мы же это и наблюдаем — власти все больше смотрят в другую сторону...

Новому правительству нужна новая программа. А попытка довести до конца нынешнее соглашение — это нонсенс

Свободная Европа. Это значит, что МВФ и не мог согласиться с продлением действия программы сотрудничества при сложившихся обстоятельствах?

Вячеслав Негруцэ: Я думаю, что МВФ, на самом деле, будет очень жестко настаивать на корректировке этих обстоятельств, на возвращении к установленной процедуре, в том числе — через внесение поправок в закон, чтобы приступить к высвобождению транша в рамках нынешней программы. Допущенные отклонения слишком велики, и программа сотрудничества в ее нынешней форме попросту не позволяет продолжить сотрудничество в заявленных ранее условиях.

Ну, а обсуждение новой программы вызовет, в свою очередь, новые вопросы к правительству, и, возможно, довольно жесткие — вопросы по поводу корректировки бюджета, где образовался огромный разрыв между имеющимися ресурсами и обязательствами.

Свободная Европа: В чем выгоды от продолжения действия нынешней программы сотрудничества, и наоборот — в чем польза от разработки новой программы, — если принимать в расчет точки зрения молдавских властей — и представителей фонда?

Вячеслав Негруцэ: МВФ тут категоричен! МВФ, возможно, и хотел бы продолжить действие программы, но это бы означало, что нет никаких серьезных отклонений... А отклонения — есть, и я не думаю, что фонд будет выказывать открытость и толерантность к подобным ситуациям.

С точки зрения властей... Очевидно, что продолжение программы означало бы некую преемственность, или, по крайней мере, так об этом можно говорить, означало бы уверенность в том, что МВФ закроет глаза на все, что они делали с июля 2018 года.

А вот с точки зрения пользы для общества я считаю, что новое правительство должно выступить с просьбой о прекращении действия предыдущего соглашения, смысла в нем уже нет, и приступить к переговорам по новой программе с МВФ. Это даст гораздо более четкие представления о перспективах, обеспечит большую уверенность и понимание на следующие три-четыре года. Новому правительству нужна новая программа. А попытка продолжить и довести до конца нынешнее соглашение, которое и без того завершается в ноябре, — для нового правительства — это нонсенс!

Свободная Европа: Можем ли мы оценить, сколько денег потеряла Молдова из-за того, что действие программы сотрудничества с МВФ в июле было приостановлено?

Вячеслав Негруцэ: Конечно. Есть как прямые, так и косвенные последствия, потому что сотрудничество или наличие действующей программы с МВФ — это еще и необходимое условие для получения финансирования из других источников.

В целом можно сказать, что за эти восемь-девять месяцев — с июля 2018-го — Молдова не получила порядка 120-140 млн евро. Это деньги от МВФ, это деньги от Евросоюза в рамках программы макрофинансовой помощи на 100 млн, это деньги Всемирного банка, плюс — зависшие инфраструктурные проекты, которые все ждут своего часа, потому что нет уверенности, что власти проводят последовательную макроэкономическую политику, согласованную с МВФ.

Возможно, уже в июне будут приняты жесткие меры как раз из-за нехватки финансовых ресурсов

Свободная Европа: Как же так... Республика Молдова — и около трех миллиардов леев!..

Вячеслав Негруцэ: Много всего случилось, и от властей нужны куда более четкие ответы, в том числе, и по поводу дополнительных поступлений в бюджет, которые сначала были включены в доходную часть, а после оказались в расходной.

Второе: мы должны обратить самое пристальное внимание на то, что происходит с внутренним долгом, который заменяет, по сути, внешние источники финансирования, когда речь идет о финансировании дефицита. Мы видим, что кабмин получал кредиты в коммерческих банках, а это дорогие ресурсы — в сравнении с деньгами от МВФ или Европейского союза...

Свободная Европа: Я правильно понимаю, что брали в одном кармане и перекладывали в другой, хотя денег от этого не прибавляется?

Вячеслав Негруцэ: Мне хотелось бы, на самом деле, сказать, что все, что принималось в последнее время, скоро будет подвергнуто урезанию. Властям придется применять положения закона о публичных финансах, который предусматривает прекращение части расходов по одной простой причине — из-за отсутствия денег и финансового обеспечения этих трат.

В законе прописаны подобные ситуации, и я не исключаю, что после окончания нынешнего избирательного цикла, еще ведь предстоят и местные выборы, — возможно, уже в июне будут приняты жесткие меры как раз из-за нехватки финансовых ресурсов. И вот тогда-то мы и увидим всю «красоту» и ощутим реальные последствия той бюджетной эквилибристики, что наблюдалась в прошлом году.

XS
SM
MD
LG