Linkuri accesibilitate

Моника Маковей: «Суд лишает победы из-за поста в Facebook. Это повлияло на результаты? Не смешите людей!»


Корреспондент Свободной Европы Валентина Урсу и депутат Европарламента Моника Маковей

250 тысяч лайков Андрея Нэстасе как повод для аннулирования выборов

Десятки общественных организаций, которые наблюдали за ходом второго тура выборов в Кишиневе, считают, что признание результатов голосования недействительными «расшатывает демократию» и нарушает фундаментальные права граждан. Решение суда подверглось критике со стороны главы Делегации ЕС в Молдове Петера Михалко и посольств США и Канады. В свою очередь, лидер Демпартии Влад Плахотнюк, который, по мнению оппозиции, и задумал этот сценарий, говорит, что аннулирование результатов создает «опасный прецедент», а его партия не может повлиять на решение судей. Депутат Европарламента от Румынии Моника Маковей – о последних событиях на политической сцене Кишинева.

Свободная Европа: США и Евросоюз отреагировали на решение Высшей судебной палаты Молдовы. По мнению посольства США в Молдове, аннулирование результатов выборов укрепило уверенность граждан в том, что политическая власть влияет на судебную систему. Посол ЕС Петер Михалко заявил, что «воля народа, выраженная на этих свободных и честных выборах, демократические ценности и принципы правового государства, которым Молдова обязалась следовать, не были соблюдены». Чем чревато для Молдовы селективное или политически контролируемое правосудие, и не повлияют ли принятые в Кишиневе решения на отношения Республики Молдова с Западом?

Моника Маковей: Разумеется, повлияют! Возьмем хотя бы заявления Плахотнюка, которому лично я никогда не доверяла, и очень многие ему не доверяют – он же говорит одно, а делает другое.

В частности, он говорит: «Да, это решение не самое хорошее, вызывает много вопросов», но, в то же время, он сетует по поводу того, что «мы не можем вмешаться в судебную систему», словно в Республике Молдова юстиция полностью независима, стопроцентно профессиональна, а все представители политических эшелонов, в отношении которых были доказательства – я имею в виду именно на политическом уровне, не коррумпированность судей и не коррупцию на местном административном уровне, именно на политическом – были привлечены к ответственности и осуждены. Все не так, далеко не так! Кстати, и г-ну Додону, который сейчас находится с визитом в Европарламенте…

Поводом для признания выборов недействительными послужил пост в Facebook – ну, это же несерьезно!

Свободная Европа: Вернется к концу недели.

Моника Маковей: ...и ему придется ответить на непростые вопросы – как, например, идет расследование банковской кражи? Потому что есть миллиард, по делу осужден только один человек, хотя прекрасно известно, что к этому причастны и многие другие. А с остальными что происходит? Почему они не предстали перед судом? Неужели все такие чистые?

Почему не привлечены к ответственности коррумпированные судьи, над которыми не то что подозрения витают – там факты просто вопиют! Об их «неподкупности» свидетельствуют нажитые состояния, которые в разы превышают их доходы. Все это говорит о том, что судебная система в Республике Молдова далеко не реформирована, поэтому она не может быть неприкосновенной, ее можно и нужно критиковать. Будь юстиция полностью независимой от политики, не подверженной коррупции, – тогда да, ее решения не подлежали бы обсуждению. Но это не случай Молдовы!

Свободная Европа: Г-н Плахотнюк говорит, что решение о непризнании выборов крайне опасно и несправедливо. И еще он говорит, что на правительство, на правящую Демпартию пытались оказать давление как изнутри, так и извне, чтобы убедить их вмешаться и добиться признания выборов. Кому адресован этот месседж?

Моника Маковей: Не знаю, правду он говорит или нет. Я не верю заявлениям г-на Плахотнюка. Он дал тот ответ, который я привела чуть выше, – то есть, что он не может оказать влияние на юстицию. Но независимо ли это правосудие, которое не смеет заняться конкретно им, когда подано столько жалоб, когда вокруг него витает столько подозрений, написано столько статей? Не знаю… Его не трогают, несмотря на то, что ему посвящено не одно журналистское расследование, не говоря уж об этой истории с российским «ландроматом», в котором фигурирует и он, и многие другие представители его партии и правящей коалиции.

Сколько представителей высшего эшелона предстали перед судом за коррупцию, отмывание денег, присвоение средств государства?

Так что словам этого человека трудно верить. И напомню еще об одном: именно он инициировал проект, поддерживал его и не успокаивался, пока избирательное законодательство не было пересмотрено таким образом, что предстоящие парламентские выборы пройдут наполовину по одномандатным округам. По смешанной системе, выгодной для олигархов. Иными словами, его партия снова окажется в выигрышном положении. Он – один из олигархов, и свидетельства СМИ приводят уже не один год.

Свободная Европа: Выборы в Кишиневе наблюдатели называли демократическими, свободными и честными...

Моника Маковей: Об этом я и говорю – нельзя не критиковать инстанцию, которая закоснела в своих привычках и не собирается реформироваться. Наверняка среди судей и прокуроров есть отличные профессионалы, неподкупные и независимые, но это, скорее, единицы, а не большинство, и уж тем более – не вся система в целом.

И то, что поводом для признания выборов недействительными послужил пост в Facebook – ну, это же несерьезно! И потом, действительно, как отмечал и Пятрас Ауштрявичюс, почему именно Андрей Нэстасе, который борется с коррупцией? Значит, если бы на выборах победил кто-то другой, такого бы не произошло?

И как быть в этом случае с политическими условиями для предоставления макрофинансовой помощи? Условиями, которые касаются независимой и профессиональной юстиции, не зависимой от политики и не подверженной коррупции, а это значит, что коррумпированные судьи и прокуроры должны предстать перед судом, перед своими коллегами по цеху, которые обязаны вершить правосудие? Именно это и происходит сейчас в Румынии…

Свободная Европа: Так кто же на самом деле провалил экзамен – молдавская власть или юстиция?

Моника Маковей: Если там рука руку моет – значит, и власть, и юстиция не выдержали экзамена. Но сейчас речь идет о юстиции. Но хотя я и не думаю, что между юстицией и властью нет связи, спекулировать на этом я не хочу.

Свободная Европа: Спикер Канду говорит, что они не будут вмешиваться в акт правосудия.

Моника Маковей: Значит, вы считаете, что в Республике Молдова правосудие не зависит от политики? Это первый вопрос, на который следует дать ответ! Если ответ будет «да», то критику в этом случае заслуживают только судьи, система правосудия. А если ответим «нет» или «в значительной степени нет», тогда – да, критики заслуживают обе стороны, и политическая власть, и юстиция.

Во время политического кризиса никаких реформ не проводится – все торгуются, делят портфели, у реформ – тайм-аут

В любом случае, с этим слишком заигрались. Человек победил на выборах, честных и корректных, по мнению всех наблюдателей; а суд лишает его этой победы только из-за несчастного поста в Facebook, который пусть и собрал – говорят – 250 тыс. лайков. И это повлияло на результаты выборов? Не смешите людей!

Есть такие судьи – есть они и в Румынии, и в других странах Евросоюза, и в посткоммунистических странах, судьи, которые идут рука об руку с политической властью. По разным причинам – их связывает крепкая дружба, у них общие интересы, общее прошлое.

Может, в Молдове таких примеров и больше, не могу сказать, такая статистика вряд ли ведется – сколько представителей высшего эшелона власти предстали перед судом за коррупцию, отмывание денег, присвоение средств государства и т.д.? Сколько привлечено к ответственности из числа глав местных администраций, сколько на уровне парламента? И сколько денег возмещено из украденного? Эти вопросы возникли не сегодня и не вчера, они тянутся долгие годы.

Поэтому я и говорю, что правосудие не работает. Повторяю: исключения могут быть, но их не очень-то и видно. Я хочу подбодрить честных и неподкупных судей, которые боятся показать, что они такие. Понимаю, это действительно может быть страшно, но кто-то должен начинать. Кто-то должен противостоять системе!

Свободная Европа: Президент Игорь Додон обвиняет проевропейские правительства в том состоянии хаоса, в котором пребывает Республика Молдова. Говорит, что эту власть поддерживают США, Евросоюз, Румыния…

Моника Маковей: Да, и делает это уже давно, и во время президентской кампании, в том числе. Это российская пропаганда. Кстати, у нас есть специальный отдел, призванный разоблачать российскую дезинформацию о Европейском союзе – например, утверждения о том, что Договор о свободной торговле с ЕС, который является частью Соглашения об ассоциации, невыгоден Республике Молдова. В действительности же это самый выгодный договор, который какое-либо государство заключало когда-либо с Европейским союзом!

Граждане Молдовы могут экспортировать на европейский рынок любые объемы товаров – разумеется, соответствующего качества. При этом они совершенно не обязаны покупать европейскую продукцию.

Свободная Европа: Евросоюз и США – партнеры, которые оказали наиболее существенную поддержку в реформе молдавской юстиции.

Пришло вот это правительство с Демпартией и Плахотнюком, потом пришел Додон, и все пошло наперекосяк

Моника Маковей: Да, и я напомню, что несколько лет назад не было и месяца, чтобы в Молдову не приезжали европейские комиссары, премьеры или министры иностранных дел… Иными словами, Молдова была перспективным государством, она уверенно двигалась в Европу – и это было заметно. Мы тогда находились на уровне принятия законов, но потом наступил этап их внедрения.

Увы, это совпало с приходом к власти г-на Додона и социалистов, и, конечно же, Плахотнюка. Я бы сказала – коммунистов. Что толку с того, что Плахотнюк выступает с демократическими, проевропейскими заявлениями, когда реальность совсем другая? Надо смотреть на дела. И не стоит забывать, что два года назад он сместил правительство, чтобы взять в свои руки еще больше власти. Правительство, в которое тогда входила и Демпартия. И ДПМ сместила правительство, поддержав вотум недоверия!

Зачем? Затем, чтобы после этого поторговаться и захватить больше власти в новом правительстве, занять еще больше министерских кресел. И можно ли говорить о любви к родине и народу, если так легко он готов ввергнуть ее в политический кризис? Любой вынесенный вотум недоверия означает политический кризис. А во время политического кризиса никаких реформ не проводится – все торгуются, делят портфели, у реформ – тайм-аут. Именно этого должна была опасаться Молдова. И пойти на такой шаг единственно лишь ради того, чтобы взять в свои руки больше власти… Это не демократия!

Свободная Европа: Я процитирую по памяти и спикера Канду, который говорил, что в дальнейшем они сконцентрируются на реформах вместе с внешними партнерами, которые должны помочь в модернизации…

Моника Маковей: Вы видите реальные реформы в Республике Молдова? К сожалению, на этапе имплементации законодательства – самом тяжелом во всем процессе реформирования – пришло вот это правительство с Демпартией и Плахотнюком, потом пришел Додон, и все пошло наперекосяк.

Вначале реформы, потом протестировать каждого, и только после этого назначать, доверять и поручать…

Свободная Европа: Как можно преодолеть эту неопределенность, эту уязвимость, которые расшатывают государственность?

Моника Маковей: Расшатывают государственность и не позволяют проводить каких-либо реальных реформ. Что я могу сказать – мирные демонстрации! Видите, как отреагировали румыны на изменение Уголовно-процессуального кодекса? На прошлой неделе, например, вышли на площадь Виктории. Точно так же, как делали это и в 2017 году. И чем больше людей выходят на протест, тем быстрее решается вопрос. Это основной принцип демократии.

В США говорят: «Инертный народ – самая большая угроза для демократии. Демонстрации – это право народа выступить против тех или иных политических или любых других мер». Поэтому демонстрации, свободное выражение мнения, свобода объединения – необходимо использовать все эти рычаги.

Посмотрите на Америку – там ежедневно происходят демонстрации, в каком-то штате, каком-то городе. Люди выходят на улицы. Посмотрите на Европу – люди выходят, митингуют, требуют и добиваются. Народ – это большая сила!

Несколько лет назад и нам в Румынии Виктория Нуланд задавала этот вопрос: а что делает народ? Молчит и терпит? Народу есть что сказать – но говорить с экрана телевизора его никто не приглашает. Поэтому простые люди выходят на улицу. Так происходит в любой демократической стране.

Но мы, к сожалению, поставили телегу впереди лошади – вначале создали какие-то демократические институты, в том числе Конституционный суд, затем назначили туда людей, которые не являются независимыми и свободными. Аналогичным образом поступали и в политике, и в юстиции. На эти грабли наступали и в Румынии, а после этого о каких реформах можно говорить? Ведь судьи назначены пожизненно, как от них избавиться? Поэтому – вначале реформы, потом протестировать каждого, и только после этого назначать, доверять и поручать…

Независимость – состояние внутреннее, оно либо есть, либо его нет

Свободная Европа: Если бы вам, как бывшему министру юстиции в Румынии, как евродепутату представился случай побеседовать с молдавскими судьями, которые в трех инстанциях приняли решение о непризнании выборов в Кишиневе – что бы вы им посоветовали?

Моника Маковей: Посмотреть на себя в зеркало, покопаться в собственной совести, прислушаться к внутреннему голосу и спросить себя: довольны ли они своими действиями? Счастливы ли от того, что преподнесли Кишиневу и всей стране?

Независимость – состояние внутреннее, оно либо есть, либо его нет. И не стоит потирать руки от удовольствия, что все у них получилось, а лучше подумать над тем, что собой представляют свободные и честные выборы. Неужели 250 тыс. лайков – если это вообще так! – могли повлиять на результаты выборов?! Иными словами, я бы посоветовала им еще раз, и еще раз подумать, взвесить все – и делать выводы. И учиться, в том числе на собственных ошибках.

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG