Linkuri accesibilitate

«Жаль правительство, опять придется раскорячиться, пытаясь угодить и тем, и другим» (ВИДЕО)


Алексей Тулбуре — про год больших надежд и больших разочарований

После распада альянса блока ACUM и Партии социалистов, после отставки правительства Майи Санду, за которое, по сути, проголосовали граждане на парламентских выборах 24 февраля, любая другая политическая конфигурация должна заручиться мандатом народа. Об этом заявил политический аналитик, бывший представитель Республики Молдова в ООН и Совете Европы Алексей Тулбуре. По его мнению, легитимность 30 депутатов ДПМ под вопросом, так как места в составе высшего законодательного органа были получены путем обмана и манипуляцией, а не в результате свободного волеизъявления граждан. А в этом смысле и легитимность действующего «миноритарного» правительства Иона Кику тоже более чем сомнительна.

Свободная Европа: Один год уходит — другой приходит. Что было плохо, а что — хорошо, г-н Тулбуре? Каким был 2019 год, с вашей точки зрения?

Алексей Тулбуре: Это был год больших надежд и больших разочарований. Надежды связаны с правительством, которое получило «добро» большинства населения Республики Молдова, когда, возможно, впервые в истории нашей страны объединились «правые» и «левые» на политической сцене. Что незамедлительно принесло определенные результаты, потому что удалось устранить режим, который казался практически незыблемым, — но объединенными силами удалось его свергнуть.

Более того, это правительство заручилось поддержкой крупнейших политических игроков, которые при иных обстоятельствах выступали в роли оппозиции.

Свободная Европа: Г-н [вице-премьер России Дмитрий] Козак уточнил, что такова была воля кишиневских политиков...

Алексей Тулбуре: Я не разделяю точку зрения, что, мол, правительство Санду стало результатом усилий международных партнеров. Это стало результатом усилий общества, результатом уличных протестов граждан и усилий независимых журналистов, которые не стали торговать своей совестью и продолжали говорить правду.

Свободная Европа: Удалось доказать, что в Молдове ситуация может развиваться иначе?

Алексей Тулбуре: Да! Поэтому 2019-й и был годом надежд — удалось доказать, что можно и иначе!

Это правительство одним своим существованием генерировало перемены, ведь энтузиазм и социальный оптимизм были настолько высоки, что скомпрометировавшие себя чиновники просто уходили из госучреждений, а любая инициатива этого правительства получало одобрение общества.

Конечно, многого не удалось, и о причинах неудач можно поспорить, но из всего этого можно сделать лишь единственный вывод: это был год надежд и разочарований, потому что кабмин действительно стал правительством национального консенсуса, правительством национального единства. Но — оно было отправлено в отставку без каких-либо веских политических аргументов.

Свободная Европа: После распада правящего большинства ПСРМ-ACUM между бывшими составляющими коалиции началась пикировка: социалисты стремятся всех собак повесить на блок ACUM, депутаты ACUM обвиняют во всех грехах социалистов. И глава государства тоже не скупится на критические заявления. Все это говорит о том, что составляющие альянса были несовместимы между собой...

Алексей Тулбуре: Не полностью несовместимы, ведь удалось же им создать правительство, которое проработало пять месяцев. То, что происходит сегодня, мы видели в течение почти всех тридцати лет после провозглашения независимости — взаимные обвинения, нападки, обиды... Все это мы проходили.

Эта неспособность сотрудничать, отбросив обиды и раздражение, неспособность действовать в интересах общества не раз играло с нами злую шутку. Вот и получилось, что независимость у нас — не праздник, а трагедия. Но это не значит, что мы должны отказаться от независимости! Независимость в общественном восприятии — это благо. Другое дело, что блага у нас не очень получилось.

Досрочные парламентские выборы очень многое могли бы прояснить

Мы стали свидетелями социальной и политической деградации за эти годы. Летом была предпринята попытка объединения разных по своей ориентации сил ради национального интереса, государственного интереса. И у нас это получилось. За весь период моей государственной, политической деятельности я выступал за единство, сплоченность этих сил, потому что я очень хорошо понимаю — Молдова такая, какая она есть. Молдова — разная, и политические силы, которые представляют эти социальные, этнические, культурные слои — они тоже разные.

Но Молдова — одна страна, у нас общие цели, у нас общее настоящее, и у нас должно быть общее будущее. А потому политики должны действовать ответственно. Как мы поступили после выборов 24 февраля, а потом в марте, а после все эти месяцы? Мы правильно интерпретировали итоги выборов. Политики не имеют права делать ничего из того, что идет вразрез с волей народа. А воля народа четко показала, что люди хотят смести режим Плахотнюка.

Свободная Европа: Но сейчас, под занавес года, очень многие говорят, что именно Демпартия стала победителем...

Алексей Тулбуре: Увы, то, что произошло 12-13 ноября, отставка правительства Санду, формирование другого правительства — это действия из разряда тех, что идут вразрез с волей народа. Поэтому я и другие мои коллеги считаем, что нужно провести досрочные выборы. По той простой причине, что ДПМ, у которой 30 мандатов в парламенте, не обладает необходимой демократической легитимностью для того, чтобы смещать правительства, устанавливать новую власть и т. д. И потому что 30 мандатов Демпартии — это не результат свободного волеизъявления граждан, а результат манипуляций и подтасовок.

Свободная Европа: Чей сейчас голос решающий: Демпартии, президента Додона или социалистов?

Алексей Тулбуре: Определенный вес имеют и голоса Демпартии в парламенте, и голоса социалистов. Наверное, правы те, кто говорит, что все произошло из-за желания Игоря Додона получить еще один мандат президента. Потому я и говорю, что политических аргументов не было — ведь политические аргументы, когда их приводишь, они должны вписываться в общественные интересы.

А вот когда ты снимаешь правительство, которое взяло реальный курс на фундаментальные структурные реформы в наиважнейших областях, когда отправляешь в отставку одно правительство, назначаешь другое и начинаешь получать более слабые результаты, а в отдельных областях вообще только повторяешь, заимствуешь то, что предпринимало прежнее правительство — я имею в виду заложенные в бюджет инициативы по соцзащите, запланированные правительством Санду — в этом случае впору говорить о том, что политических аргументов не было, и что преследовались корыстные цели.

Ну, а корыстные цели состоят в том, что Игорь Додон хочет заполучить второй мандат, и он не был уверен в том, что если Майя Санду осталась бы во главе правительства, он этот мандат стопроцентно получит.

Мы сказали, что надо идти на досрочные выборы. Досрочных выборов, естественно, Додон не хочет. Не хочет этого ни ДПМ, ни блок ACUM. Блок ACUM не хотел идти на коалицию с ПСРМ весной...

Свободная Европа: Но такую точку зрения разделяют и граждане, в основном-то мало кто хочет досрочных выборов.

Алексей Тулбуре: Проблема в другом. Цель оппозиции озвучена — по крайней мере, Майя Санду заявила о намерении на президентских выборах отвоевать страну. Здесь возникает ряд вопросов, поэтому мы настаиваем на другой формуле.

Есть только одна модель модернизации, другой пока не придумали. Эта модель — европейская

Почему много вопросов? И я говорю об этом со всей доброжелательностью, с уважением и желанием внести свой вклад в нормализации ситуации и вернуть все на круги своя в молдавской политике. Я не понимаю, как можно вернуть страну, даже если, предположим, Майя Санду и будет избрана главой государства. Но этой позиции мало для реальной власти, полномочий президента недостаточно, и я не думаю, что даже такая харизматичная, активная, энергичная личность, как Майя Санду, сможет в качестве главы государства провести реформы или осуществить необходимые для Республики Молдова перемены.

Мы видели, как отстраняли Додона от власти за последние несколько лет. Я не сравниваю этих двух людей, но, тем не менее, не считаю, что борьба за пост главы государства так уж важна в процессе восстановления Республики Молдова.

Напротив, досрочные парламентские выборы очень многое могли бы прояснить, потому что оппозиция справа — пойдет ли она вместе, PAS и Платформа DA, или решит попытать счастья врозь, знать мы этого не можем, — но вместе они в состоянии получить порядка 30 или даже 40 мандатов в парламенте. Не думаю, что они возьмут большинство, разве что в отдельных округах, но в любом случае 30% и чуть более — это лучше, чем то, что есть у них сейчас.

В будущий парламент, судя по результатам местных выборов, может пройти и Демпартия. Но если ДПМ и окажется в новом парламенте, там уже не возникнет никаких вопросов по поводу легитимности их мандатов. Им придется выдержать демократическую борьбу, потому что, надеюсь, выборы пройдут в других условиях, с новым Центризбиркомом и новым генпрокурором. Следовательно, большинство условий будет соответствовать стандартам в области избирательного права.

Пройдут в парламент и социалисты, в этом нет никаких сомнений. Но в будущем парламенте ACUM или PAS, Платформа DA и Демпартия, а также другие силы, если они получат мандаты, если будут созданы партии и политические движения, которые начнут борьбу и попадут в парламент, они получат мандат народа на формирование правительства. А сейчас правительство Кику не располагает демократической легитимностью, необходимой для работы.

Свободная Европа: Политические баталии, похоже, развернулись, в основном, из-за реформы юстиции, а яблоком раздора, как все говорили, стала кандидатура генерального прокурора. Это кресло занял г-н [Александр] Стояногло. Как вы считаете, эта реформа — болезненная, необходимая, вымученная и долгожданная — будет завершена?

Алексей Тулбуре: В нынешних условиях я не вижу динамики продвижения вперед, и я не вижу прогресса. Да, генпрокурор назначен, но преждевременно говорить о том, как оно там все будет... Надо посмотреть результаты работы этого человека. Лично я знаю его много лет — и знаю как хорошего, честного человека.

Свободная Европа: Вы действительно считаете, что генеральный прокурор может все решить?

Алексей Тулбуре: Нет, конечно, все решить он не может. Он должен создать собственную команду, и нужно, чтобы в прокуратуре образовалась критическая масса людей определенной фактуры, которые в состоянии начать генерировать положительные результаты. Пока же я воздержался бы от оценок генпрокурора, тем более, что, по моим наблюдениям, свежеиспеченная оппозиция в лице ACUM, Платформы DA и PAS, вот-вот возьмут под свою защиту Виорела Мораря, которого, по моему мнению, надо гнать с государственной службы и даже привлечь к уголовной ответственности за все то, что он натворил. Может, никакой вины на нем и нет, но общественное восприятие однозначно считает этого человека преступником. И то, что он сейчас делает — это просто попытка защитить себя, все так поступают.

Додон был избран главой государства в соответствии с неконституционной нормой

Свободная Европа: Лично вам сейчас ясно, по какому пути направится Республика Молдова?

Алексей Тулбуре: Нет! До 12 ноября мне было абсолютно ясно, у меня не было никаких сомнений насчет того, что мы движемся в правильном направлении. У меня нет ни малейшего повода петь дифирамбы тому правительству, никто со мной не связывался и никто ничего не предлагал, но я...

Свободная Европа: Почему же тогда дорога, по которой идет Республика Молдова, не ясна?

Алексей Тулбуре: Потому что нынешнее правительство не пользуется поддержкой народа, это правительство не является выражением воли народа, в отношении него нет консенсуса со стороны международных партнеров.

Я вижу, что происходит. Заявлений может быть много, заявления могут звучать любые, но то, что мы видим, — например, то, что в центральные госорганы возвращаются многие из тех, кто входил в их состав до перемен, тех, кто служил режиму... Происходят очень неприглядные вещи, потому что люди, которые были отстранены от должностей по подозрению в коррупции, в корысти и нечестности — эти люди восстанавливаются в должностях.

Свободная Европа: Переформулирую немного вопрос. Чего ожидают условные Запад и Восток от Республики Молдова?

Алексей Тулбуре: Ожидания Запада связаны с продолжающимися реформами, о которых мы говорим, прежде всего, в области юстиции, а также в том, что касается выполнения Соглашения об ассоциации. У нас есть определенные обязательства, мы приняли на «ура» это Соглашение, потому что считали, что это даст нам контрольный механизм над работой правительства, что мы в любой момент сможем обратиться к положениям этого документа. Но это не сработало. Итак, это — ожидания Запада.

А Россия, вероятно, надеется на возрождение так называемых «преференциальных дружественных отношений», на более широкое и глубокое сотрудничество между Молдовой и Российской Федерацией и, разумеется, на политическое сближение Молдовы с идеями, которые вынашиваются в Кремле, в Евразийском союзе, в Таможенном союзе и т. д. Это — ожидания Кремля.

Мне даже как-то жаль это правительство, которому опять придется раскорячиться, простите за не самое изящное выражение, пытаясь угодить и тем, и другим. Это очень трудно — и это не ведет нас в нужном направлении.

Раньше и я говорил о многовекторном геополитическом выборе Республики Молдова, — что, мол, мы маленькие, и поэтому надо дружить со всеми. Я и сейчас считаю, что мы маленькие, что мы должны жить со всеми в мире, но наша магистральная ориентация — это модернизация. А есть только одна модель модернизации, другой пока не придумали. Эта модель — европейская.

Свободная Европа: Какие сюрпризы может преподнести новый год? Это год выборов, потому что осенью будем выбирать главу государства. Какие еще значимые события вам видятся?

Алексей Тулбуре: Но какие президентские выборы у нас будут? Лично я — и не я один, но и многие другие, я в их числе — уже заявил, что решение Конституционного суда антиконституционно... Это издевательство по отношению к Конституции.

Группа Филипа повторяет мантру: «Мы очистились, мы дистанцировались, мы стали другие...». Сколько их — семь, восемь?

Свободная Европа: В 2016 году...

Алексей Тулбуре: В 2016 году, четвертого марта! Если мы говорим о принципиальности, о демократических нормах, о правовом государстве и модернизации, то нормально, чтобы все, кто разделяет эти ценности, потребовали восстановления конституционной нормы.

Додон был избран главой государства в соответствии с неконституционной нормой. Я не пойду столь далеко, чтобы называть его незаконным главой государства, но если уж быть последовательным до конца, то именно так оно и есть.

Свободная Европа: И вы считаете, что можно успеть пересмотреть Конституцию?

Алексей Тулбуре: Это решение Конституционного суда, решение об отмене собственного постановления. И этим все закончилось, там не надо...

Свободная Европа: А что изменится, если будущий президент будет избран парламентом, а не гражданами?

Алексей Тулбуре: Если Конституционный суд отменит свое решение, президент будет избираться в парламенте. И если этот парламент останется, не придется идти на досрочные выборы, а досрочных выборов, как мы видим, никто не хочет, — и президент Додон будет избран на второй срок. Конституционный суд некоторым образом контролируется Додоном, Додон располагает значительно более весомыми ресурсами, чем оппозиция — и медийными, и финансовыми, и административными, и политическими.

Свободная Европа: Вы считаете, что он хочет, чтобы следующий глава государства избирался в парламенте?

Алексей Тулбуре: А какая разница? Опросы показывают, что население хочет выбирать главу государства напрямую. Хорошо, давайте проведем такую реформу, но только конституционным путем!

Кроме того, деятельность Додона, избранного прямым голосованием, показала, что население слишком много надежд связывает с этой формулой выборов; избиратели считают, что они инвестируют в эту личность много прав и сил, поэтому он сможет что-то изменить.

Однако, президент, и неважно, избран он напрямую народом или парламентом, пользуется теми же правами. Более того, как оказалось, его даже можно отстранить от должности. Воронина никто никогда не отстранял, и Лучинского тоже, и Тимофти...

Свободная Европа: А если в парламенте произойдет реконфигурация, и демократы решат, что не хотят больше поддерживать это правительство?

Алексей Тулбуре: Демократы... Видите, какая сейчас ситуация? Мы говорим о каких-то возможных идеальных сценариях. В Демпартии нет единства. Мы знаем, что есть группа в составе семи или 22 депутатов, которые до настоящего момента контролируются Плахотнюком, а Плахотнюк будет действовать не в интересах общества, а в личных, корыстных интересах.

Все ресурсы в руках левых, так называемых «молдавских левых» во главе с Додоном

Эти депутаты, которые входят в группу Никифорчука или кто там является их шефом, они тоже преследуют какие-то личные цели. Год, два, три, пока они еще будут членами парламента, эти люди хотят получать деньги.

Есть еще группа Филипа, которая как мантру повторяет: «Мы очистились, мы дистанцировались, мы стали другие...». Сколько их — семь, восемь?..

Давайте займемся математикой: 26 мандатов в блоке ACUM, если ACUM еще существует, потому что и там есть разногласия...

Свободная Европа: Значит, вы даете понять, что другое парламентское большинство не появится, не может появиться?

Алексей Тулбуре: Еще раз сформулирую свою мысль. Даже если появится, и даже если произойдет реконфигурация, а Филип откажется голосовать солидарно — хотя он мог и не голосовать за отставку правительства, тем самым дав реальный шанс Демпартии вернуться — он этого не сделал во имя единства фракции.

Но кому нужно единство этой фракции, которая, еще раз повторяю, не имеет демократической легитимности? Поэтому я говорю, что досрочные выборы решают много проблем, в том числе проблему избрания президента, потому что если мы не пойдем на досрочные выборы, можно будет вернуться к формуле избрания президента в парламенте, и в этом случае я не вижу, каким образом Майя Санду или другие представители оппозиции могут рассчитывать на то, что их изберут в парламенте. У Додона шансов больше.

Возможно, мы войдем в тупик, как уже происходило в 2010-м, 2011-м, 2012-м годах, два года мы не могли выбрать президента, но, скорее всего, ресурсы, которыми располагает Додон, позволят ему мобилизовать достаточное количество депутатов.

В случае, если у нас все-таки состоятся выборы, их легитимность — по крайней мере, для меня — неприемлема, потому что, во-первых, будет нарушена одна из конституционных норм. И, во-вторых, — опять же, все ресурсы в руках левых, так называемых «молдавских левых» во главе с Додоном.

Свободная Европа: В 2020 году PAS и PPDA будут держаться вместе, останутся в блоке?

Алексей Тулбуре: Хорошо бы им держаться вместе! Но слишком много знаков вопроса...

XS
SM
MD
LG