Linkuri accesibilitate

Дорин Киртоакэ: «Имущество арестовано, семьи и детей у меня нет, терять нечего» (ВИДЕО)


Вторая часть интервью лидера Либеральной партии, бывшего мэра Кишинева Дорина Киртоакэ. Первую часть читайте здесь.

Свободная Европа: Как вы думаете, найдутся ли на Западе желающие возглавить Генпрокуратуру Республики Молдова?

Дорин Киртоакэ: Думаю, что отыщутся. Ведь Европа выделяет миллионы евро на развитие Молдовы, но зачастую эти деньги уходят в песок. За десять лет мы накопили долгов на сумму около десяти миллиардов евро: тут – и украденный миллиард, и два миллиарда евро за газ, и семь миллиардов внешних долгов… Это деньги – или, как минимум, 8 млрд из десяти – средства европейских налогоплательщиков, и потому европейские структуры просто не могут вдруг взять так – и закрыть глаза на то, что восемь миллиардов евро граждан ЕС как-то «затерялись» в Молдове.

Как это не воровал?! А семь миллионов евро? Вместе с Цопами в Air Moldova, в 2000 году?

Иными словами, это будет выглядеть более чем логичным, если европейский прокурор займется в Молдове поиском пропавших денег и привлечением к ответственности виновных и причастных лиц.

Свободная Европа: Но и в самой Молдове – свыше 600 прокуроров, так неужели не найдется ни одного подходящего на пост генпрокурора?

Дорин Киртоакэ: Найти-то найдутся, но я не думаю, что кто-то рискнет взять на себя эту задачу...

Свободная Европа: Почему?

Дорин Киртоакэ: Потому что прокурор – простой смертный, у него семья и дети, а тут придется вести войну с ветряными мельницами. Вот как веду войну я – мне же, в конечном счете, терять нечего, имущество арестовано, семьи и детей нет. Мне терять нечего, и я воюю потому, что мне так подсказывает совесть. Это у нас в семье заложено на генетическом уровне, борцами были и Михай Гимпу, и Георге Гимпу, и мои деды и прадеды…

Свободная Европа: Что касается вашей борьбы, то вам отлично известно, как нынешний министр внутренних дел Андрей Нэстасе говорил, что карьере Дорина Киртоакэ в публичном пространстве пришел конец. Ну, и представители Демпартии тоже считали, что вы строите из себя жертву, и что вам это выгодно…

Дорин Киртоакэ: Да я их понимаю – потому что если они воровали, то других аргументов у них попросту нет.

Свободная Европа: Андрей Нэстасе не...

Дорин Киртоакэ: Как это не воровал?! А семь миллионов евро? Вместе с Цопами в Air Moldova, в 2000 году? Он непосредственно причастен к приватизации Air Moldova. Рейдерская атака, проведенная в 2005 году вместе с Плахотнюком в Victoriabank – он ведь должен нести уголовную ответственность за то, что они сделали с г-жой Пройдисвет из Victoriabank. Вот потому они и используют «аргументы», и Демпартия – тоже...

Dorin Chirtoacă: „Blocul ACUM îi cântă în strună lui Igor Dodon”
Așteptați

Nici o sursă media

0:00 0:45:11 0:00

Как все было на самом деле? В 2007 году никто не предполагал, что я стану мэром Кишинева, и поднимется такая волна протеста против коммунистов. Поколение постарше меня – Филат, Тэнасе, Годя недоумевали: «Неужели этот, в рваных штанах (так они обо мне говорили!..) будем нами руководить?! А ну-ка, давайте по-быстрому скинем Воронина, скинем Дьякова – и создадим свою Либерально-демократическую партию».

В некотором роде, они меня опередили, ведь мне тогда было 27 лет, а им – по сорок, они тоже получали образование в Румынии, и их было больше. Ну, а мы оказались там, где оказались – с кражей миллиарда, приватизацией Banca de Economii и аэропорта. И сейчас они снова объединились, уже и с социалистами, и с ДПМ, и с остальными, чтобы целиком меня оттеснить. И поскольку аргументов против меня у них нет, они играют на дешевых стереотипах. Пусть подают на меня в суд!

Все остальные говорили: «Надо вступать в коалицию, в противном случае нам споют „Катюшу“»

Свободная Европа: Вы обвиняете их. И они обвиняют вас – обвиняют в том, что семь лет подряд вы действовали заодно с Плахотнюком.

Дорин Киртоакэ: Секунду, но в составе Альянса были мы все! С 2009 года мы все входили в альянсы, потому что у Либеральной партии было 10 мандатов, а остальные 40-50 кресел в том большинстве из 60-ти депутатов, принадлежали ЛДПМ и ДПМ. Они, по сути, объединились против нас, потому что они приватизировали столичный аэропорт, Banca de Economii... И то, что говорят они в прессе, – это совсем о другом.

Свободная Европа: ЛП помогла режиму Плахотнюк?

Дорин Киртоакэ: Сейчас поясню. Альянс продолжался с 2009-го по 2017 год, и все это время в союз с Демпартией входили все – за исключением Либеральной партии, которая была там лишь год и три месяца. Остальные шесть лет – это был союз между ЛДПМ и ДПМ, и вся дележка проходила именно между ними, и все недоразумения возникали тоже между ними.

Свободная Европа: Но, г-н Киртоакэ, и за этот год и три месяца…

Дорин Киртоакэ: Что значит – «ЛП помогла»?! Лично я был против того, чтобы Плахотнюка назначили премьер-министром, и я об этом сказал в партии.

Свободная Европа: А Михай Гимпу не был против.

Дорин Киртоакэ: А я был против! И Лилиан Карп, и Александру Пряшкэ тоже – нас в том совете было трое – из ста.

Свободная Европа: Именно так.

Дорин Киртоакэ: Все остальные поднимались на трибуну – и Валериу Мунтяну, и Анатол Шалару, и другие – и говорили: «Надо вступать в коалицию, в противном случае нам не избежать досрочных выборов, а там нам споют «Катюшу», и все остальное»… Я уж и не помню, что они говорили на том совете.

Во всяком случае, акцент был на том, что если пройдут досрочные выборы, победят Додон с Усатым. Да, с точки зрения политического расчета, именно так и было: в случае досрочных выборов победа досталась бы Додону, то есть, социалистам.

Поэтому г-н Гимпу здесь как бы поставил на кон все – и свою 30-летнюю деятельность, и партию, и все остальное – ради того, чтобы к власти не пришла пророссийская партия (как пришел в 2001 году Воронин!), чтобы предотвратить тогда, в 2016-м, то, что мы видим сегодня, когда [министр обороны Павел] Войку едет в Москву и говорит: «Россия – наш надежный союзник!», чтобы не видеть всего того, что сегодня творит Додон, и так далее...

В 2012 году, когда Николае Тимофти стал президентом, Плахотнюк дал три миллиона евро Додону, Гречаной и Абрамчук

Но проблема же в том, что Плахотнюк вел даже не двойную, а тройную игру. Додон у него в руках был еще с тех пор, правда, об этом мало кто знал, это не бросалось в глаза.

Додон тогда протестовал рядом с Майей Санду и Андреем Нэстасе, и никто не знал, что он заодно с Плахотнюком. Об этом стало известно позже, осенью, на президентских выборах.

Свободная Европа: Вы остаетесь при своем мнении – Додон и Плахотнюк были в сговоре?

Дорин Киртоакэ: Да, они были в сговоре еще с 2006-го, с 2007 года, когда приватизировали гостиницу Codru. В 2009 году, в марте, Зинаида Гречаная лично для Плахотнюка перевела аэропорт из ведения Агентства по транспорту в подчинение минэкономики, потому что после выборов минэкономики должно было достаться Демпартии и Плахотнюк – через Лупу. Он уже тогда положил глаз на это министерство.

Приватизацию гостиницы Codru для Плахотнюка проводили Додон и Гречаная, и они же тогда передали Плахотнюку острова и ресторан в парке La izvor. Далее, Додон передал Плахотнюк земельный участок в 10 гектаров по улице Тудора Владимиреску, а еще – гостиницу Național. Плахотнюк уже тогда купил Додона, что называется, с потрохами. Он шантажировал его различными видео, и т.д.

В 2012 году, когда Николае Тимофти стал президентом, Плахотнюк дал три миллиона евро Додону, Гречаной и [Веронике] Абрамчук. Почему они не подают на меня в суд?! Почему никто – ни сам Нэстасе, ни социалисты – не подают на меня в суд за клевету? Да потому, что если мы дойдем до суда со всеми документами, которые доказывают аферы Нэстасе в Air Moldova, мошенничества Гречаной и Додона с гостиницей Codru вместе с Ворониным, кражу миллиарда и т.д. – все эти документы свидетельствуют против них.

И что тогда нам делать с заявлениями в прессе о том, что, мол, «время Киртоакэ прошло», что «он себя исчерпал»?! Даже Майя Санду говорит, что в ЛП нужны новые лица, новые люди. То есть, я, который стал председателем партии после того, как она возглавила свою партию, – я, получается, «старое лицо», а она – «новое лицо»? Люди добрые, демократия предполагает конкуренцию, демократия предполагает наличие характера и аргументов. А не вот это вот все – «Свет мой, зеркальце, скажи, кто в Молдове всей милее, всех румяней и белей»!..

Свободная Европа: К слову, Влад Плахотнюк сложил депутатский мандат, что, вероятно, означает, что и в Ниспоренском округе осенью состоятся повторные выборы депутата парламента. Но я сейчас о другом. Он сказал, что отказывается от мандата, так как не нуждается в иммунитете государства, которое контролирует Российская Федерация. Как вы можете это прокомментировать?

Дорин Киртоакэ: Риторика Плахотнюк не стоит и гроша. У него, как и у Воронина, была возможность доказать, что он желает Молдове добра.

О чем они думали? Что мы воруем не у Молдовы, а у России, то есть, воруют другие, но делятся и с нами?..

Когда он первый раз предал Воронина, устроил ему «7 апреля»… Ведь это дело рук конкретно Плахотнюка...

Свободная Европа: Мы еще поговорим о 7 апреля.

Дорин Киртоакэ: Соответственно, он пришел вместе с Лупу в Альянс за европейскую интеграцию. С какой целью? Чтобы прибрать к рукам Национальный центр по борьбе с коррупцией, прокуратуру, все силовые структуры, а затем получить контроль над всем политическим классом

Свободная Европа: Но все-таки, сейчас Москва, похоже, взялась за него серьезно.

Дорин Киртоакэ: А не надо было вмешиваться в ландромат. Русские воюют и со мной, и с Михаем Гимпу, русские кинули Георге Гимпу в тюрьму… Но если Плахотнюк воровал и с Платоном, и с русскими, и со всем ландроматом, то пусть отвечает.

Эту операцию, должен вам сказать, придумали [экс-депутат парламента Валериу] Гума из Демпартии, правительство Филата с [Александру] Тэнасе и, соответственно, с Кетрару и Платоном – все они вместе с Плахотнюком засучили рукава и занялись отмыванием тех 20 млрд евро из России.

Свободная Европа: Фамилию президента Нацбанка вы не называете... [Бывший глава НБМ Дорин Дрэгуцану был выдвинут на пост Либеральной партией – ПРИМ. РЕД.]

Дорин Киртоакэ: Был ли он непосредственно причастен к воровству – не знаю, доказательств у меня нет. Но вот то, что он закрывал глаза на все происходящее – это точно, и никаких сомнений не вызывает. Дрэгуцану предпочел не замечать ничего, и еще он о многом умолчал. Он говорит, что сообщал о том, что происходит. Но мой вопрос – в том, почему же он не вышел публично и не выразил своего несогласия?

Насколько я понял, он пытается оправдаться тем, что не хотел создавать панику. Но если Отилия Дрэгуцану фигурировала в качестве кандидата в списках Демпартии, значит, и он оказался в Нацбанке через Альянс за европейскую интеграцию, усилиями того же Плахотнюка, как, впрочем, и Ион Лупу, которого пристроили в Ниспоренский филиал, который давно знаком с Плахотнюком – они вместе учились. Значит, Плахотнюк внедрил своих людей везде – и в ЛДПМ, и к коммунистам, и к нам, либералам…

Свободная Европа: Вы несколько раз называли имя Александру Тэнасе. Почему?

Дорин Киртоакэ: Александру Тэнасе… Если его сравнить с Филатом, Платоном и другими, то они из разного теста. Он не из мира гангстеров, но я не знаю, каким образом он тоже попал под контроль Плахотнюка. Я об этом очень сожалею. Он вышел из ЛДПМ под предлогом того, что Филат, якобы, прослушивал его телефон – так, насколько мне помнится, было высказано его первое недовольство – и перешел в Конституционный суд, откуда вскоре посыпались благоприятные для Плахотнюка решения.

Да и вообще, тогда для Плахотнюка вроде бы наступил благодатный период, все его идеи получали зеленый свет. Потом мы увидели, что газета Timpul перепечатывает почти все, что публиковалось на сайте General Media Grup – холдинга Плахотнюка, а еще чуть позже Тэнасе возглавил министерство юстиции в правительстве Плахотнюка. Так что я не знаю, я не могу это объяснить. Но лично я сожалею о том, что г-н Тэнасе оказался в такой ситуации.

Ну, а насчет проекта закона о ландромате могу сказать, что подписал его Кетрару – я представил соответствующие документы, пояснительную записку, а постановление правительства подписали Филат и Тэнасе в марте 2011 года, после чего 7 апреля того же года документ был принят парламентом.

Свободная Европа: И вы считаете, что кто-то извлек из этого выгоду?

Дорин Киртоакэ: Разумеется! Я думаю, все, кто участвовал в операции… Что из тюрьмы заявил Платон? «Плахотнюк мудак. Он испортил жизнь и себе, и всем остальным».

Все медиа находятся в руках политических кланов, и они, естественно, говорят людям то, что выгодно владельцам

Косвенно он хотел этим сказать: «Да, у нас были какие-то не совсем законные общие делишки, но потом Плахотнюк решил сыграть против нас». Ландромат – одно из незаконных предприятий Плахотнюка. Видимо, он все комиссионные забирал себе, он кинул и Платона, и всех остальных. Ну, а на этих комиссионных грели руки все, кто помог провести законопроект через парламент. Другого объяснения я не вижу.

20 миллиардов были незаконным образом вывезены из России через молдавские банки. О чем они думали? Что мы воруем не у Молдовы, а у России, то есть, воруют другие, но делятся и с нами?.. Это контрабанда денежных средств – деньги выходят из России, переходят через Молдову и уходят за рубеж. Это все более чем серьезно.

Лично я всегда держался в стороне, и ЛП старалась держаться подальше и каждый раз била тревогу. Например, в отношении Banca de Economii – в 2010-м, 2011-м, 2012-м мы не поддержали ни одного законопроекта, ни одного правительственного постановления, которые могли иметь отношение к приватизации банка. К сожалению, все остальные голосовали, и потом раскаивались. Даже Майя Санду, будучи в правительстве, голосовала за приватизацию Banca de Economii.

Решение о приватизации отняло семь минут, а через две недели уже было принято и соответствующее постановление. Приватизацию продвигал [бывший министр экономики Валериу] Лазэр. А Майя Санду ранее работала с ним в минэкономики, и она прекрасно понимала, что это значит. Тем более, что потом она работала во Всемирном банке, и что такое отмывание денег и прочие уловок знала. Но никто почему-то об этом не говорит, и пресса об этом тоже помалкивает.

Свободная Европа: Вы хотите сказать, что Майя Санду не так уж и безгрешна?

Дорин Киртоакэ: Пусть ответит на вопрос: почему она скрыла факт приватизации! Мы хотим знать правду о краже миллиарда, и она знает, что голосовала…

Свободная Европа: Мой вопрос – о моральном облике Майя Санду…

Дорин Киртоакэ: Да, с этим есть проблема, ведь если она не признает и даже скрывает в течение шести лет тот факт, что голосовала за приватизацию Banca de Economii… Более того, замминистра просвещения Игорь Гросу тоже поддержал эмиссию в Banca de Economii, а через два месяца этот пакет акций приобрел Шор, несмотря на то, что постановление парламента от 21 июня 2013 года запрещает приватизацию банка, а, напротив, предписывает укреплять ВЕМ и перевести туда счета госпредприятий.

Они нарушили постановления парламента. Сейчас вот Александру Слусарь обратился в прокуратуру, указав в своем ходатайстве, что «вопреки постановлению парламента от 21 июня 2013 года правительство проголосовало за приватизацию Banca de Economii». Он потребовал привлечения к ответственности Юрие Лянкэ и всех остальных лиц, занимавших ответственные посты.

Свободная Европа: Выходит, Владимир Плахотнюк совершил столько беззаконий на ваших глазах, но вы своей вины не чувствуете?

Дорин Киртоакэ: Мы входили в Альянс, как и они, но мы не участвовали в этих неблаговидных делах, мы их разоблачали, мы публично выражали свой протест. Почему-то сегодня все предпочитают не верить – или вообще забыть о том, как в 2013-м и 2015-м году я обвинял их в беззакониях. Правда, средств массовой информации у нас не было, ни телеканалов, ни радиостанций. Да, сейчас есть Свободная Европа и несколько других источников, но в целом у нас же телеканалы принадлежат партиям.

У Додона свой холдинг – НТВ, Accent, а сейчас у них и Первый канал. У блока ACUM есть Jurnal TV и TV8. Есть GMG, и там 4-5 каналов принадлежат Плахотнюку…

Одного не пойму: как мог Филат, после того, как Плахотнюк лишил его поста премьера, решиться на приватизацию аэропорта и BEМ вместе с Плахотнюком?!

Все медиа находятся в руках политических кланов, и они, естественно, говорят людям то, что выгодно владельцам. И тогда, в 2013-2015 гг. люди нас не слышали, все проснулись позже – и принялись обвинять нас во всех бедах. А мы протестовали, мы разоблачали те грязные махинации, мы за все это не голосовали. Это же они поддержали и решение по аэропорту, и по Banca de Economii. Факты говорят сами за себя, и речь не только о Майе Санду.

Участвовали в этом и Андриан Канду, и Павел Филип, и [бывший министр внутренних дел Дорин] Речан, и [экс-министр финансов Вячеслав] Негруцэ, и все правительство Лянкэ. Кое-кто даже – верх цинизма! – удостоился наград! После того, как 19 июня Лазэр предложил приватизировать Banca de Economii, и правительство единогласно приняло это решение за четыре минуты, президент Николае Тимофти наградил Лазэра орденом Gloria Muncii. А через полгода награждается Филат, а еще через полгода все правительство награждается орденами Ordinul Republicii, Ordinul de Onoare и Gloria Muncii – и это когда банковская кража была в самом разгаре!

Мы представляли всю информацию, которой располагали, но только после того, как мы сопоставили все данные и последние выводы Kroll, когда мы увидели схемы, по которым переводились деньги – только тогда перед глазами предстала полная картина, и паззл сошелся целиком.

Стало ясно, что Шора заставили взять иностранный кредит – 80 млн евро, чтобы на те деньги выкупить проблемные кредиты, которые накопились в Banca de Economii по состоянию на 2013 год, а затем нанести удар на миллиард евро – вместе с Филатом и Плахотнюком, потому что они вместе замышляли приватизацию Banca de Economii и аэропорта – вместе!..

Я лишь одного не пойму: ну, как мог Филат, после того, как Плахотнюк лишил его должности премьера с помощью Мунтяну и Тэнасе в КС, решиться на приватизацию аэропорта и Banca de Economii вместе с Плахотнюком?! Не могу понять!..

Свободная Европа: Сегодня Республику Молдова контролирует Москва?

Дорин Киртоакэ: Да!

Свободная Европа: Значит, Плахотнюк прав?

Дорин Киртоакэ: Я в этом убеждаюсь все больше и больше. Москва всегда контролировала Молдову, но это выглядело не так явно. Комрат контролировался Москвой и во времена Плахотнюка. Приднестровье контролировалось Москвой и во времена Плахотнюка. Бельцы контролировались Москвой и во времена Плахотнюка – через Усатого. Додон тоже был под контролем и во времена Плахотнюка... Да что говорить! Еще со времен Воронина Москва контролировала Молдову через Плахотнюка, потому что тот держал там все свои активы вплоть до 2016 года. А в 2016-м Плахотнюк начал выводить активы из России и переводить на Запад. Его акции в Victoriabank были в Москве на имя некоего Лобанова и еще какого-то российского гражданина; Кишиневский аэропорт «приземлился» в Москве и стал собственностью российского гражданина Модриса Карниша, а в 2016 году перешел к новому собственнику – болгарину Михо Пеневу.

В том же году Плахотнюк начал выводить свои активы из России на Запад. Он испортил отношения с Россией и перешел на сторону американцев, но это случилось после того, как они столько наворовали вместе с Россией, вместе с Платоном и остальными. Они украли сотни миллионов, миллиарды! Вот в чем проблема. В криминальном мире России он перешел некие красные линии, разругался с бывшими партнерами... Он был в Москве на дне рождения Усатого в 2011 году. Что искал Плахотнюк в Москве на дне рождения Усатого?!

Свободная Европа: Как вы считаете, молдавское правосудие сможет вернуть его домой, в Молдову?

Дорин Киртоакэ: Кто привез Нарышкина в Молдову в2010 году? Его привезли Лупу и Плахотнюк, разместили в гостинице Nobil. Нарышкин тогда был главой президентской администрации.

Свободная Европа: Да, тогда как раз обсуждалось создание новой коалиции.

Дорин Киртоакэ: Следовательно, Плахотнюк в Москве бывал так же часто, как и Воронин, как и Додон… Вы спрашиваете, кто доставит Плахотнюка в Республику Молдова?

Плахотнюк дал Урекяну один или два миллиона евро – говорят именно о такой сумме

Свободная Европа: Да.

Дорин Киртоакэ: Только США это могут, возможно, еще Швейцария или Евросоюз, но учитывая, что отчет Kroll подготовлен детективами американской компании, учитывая, что определяющую роль в смене власти в Кишиневе сыграли ЕС и Соединенные Штаты, а Россия была привлечена ради сохранения мира и предотвращения возможного конфликта в обществе… Вообще, надо сказать, что это очень странно: после Гитлера и 1945 года это – единственная ситуация, когда все мировые державы пришли к согласию относительно свержения Плахотнюка.

Свободная Европа: Это были три центра – Америка, Россия и Европейский союз... Но давайте немного поговорим и о протестах 2009 года. Что тогда, по вашему мнению, произошло?

Дорин Киртоакэ: Налицо тотальное замалчивание фактов со стороны прокуратуры и министерства внутренних дел, которыми управляли Филат и Плахотнюк. Это они продвигали по служебной лестнице всех виновных в пытках, которые отличились 7 апреля, все эти годы они продвигали полицейских, доказавших преданность режиму! Посмотрите, Зубик – во главе службы охраны Плахотнюка в «Аргусе», Кочорва с подачи Филата стал комиссаром Кишинева, Жиздан стал министром внутренних дел по протекции Плахотнюка, а ведь все они прославились 7 апреля!

Ответить за 7 апреля должны Воронин – ответить за смерть двух молодых людей. А Плахотнюк должен нести ответственность за разгром зданий парламента и аппарата президента, а также за доставку провокаторов, которые уничтожили все, за исключением кабинета Воронина, чтобы выразить Воронину уважение…

Свободная Европа: Это Плахотнюк приказал не трогать кабинет Воронина?..

Дорин Киртоакэ: Слушайте, если Плахотнюк отправил тех провокаторов, которые разгромили все, кроме кабинета Воронина, – тогда кто еще мог бы им приказывать? Кого бы они, эти провокаторы, послушались?

Свободная Европа: А г-н Воронин об этом знал?

Дорин Киртоакэ: Знал ли он тогда – понятия не имею, но, вероятно, узнал попозже, ведь Плахотнюк наверняка ему сказал: «Мы сделали это специально, чтобы не дать демократам прийти к власти». Потому что это же было настоящее потрясение для всей Молдовы, и в том хаосе Лупу выступил в роли троянского коня. Лупу с Демпартией сформировал большинство с ними – и именно с того момента, по сути, началась узурпация власти в Республике Молдова. Помните, Демпартия заартачилась и заявила: «НЦБК наш, дайте нам и то, дайте нам и это, а минэкономики вообще нам по наследству полагается!»

В министерстве экономики у них все было разложено по полкам еще со времен коммунистов, а тут они вообще получили свободу действий и приступили к исполнению всех приватизационных планов, задуманных еще при Воронине.

Свободная Европа: Почему вы тогда согласились с распределением ключевых должностей? И почему с такой легкостью уступили Демпартии кресло генерального прокурора?

Дорин Киртоакэ: Позвольте, почему это «мы» уступили? Должность генпрокурора тогда досталась Альянсу «Наша Молдова» во главе с Серафимом Урекяном.

Свободная Европа: Я не говорю, что именно Либеральная партия уступила – вы все вместе уступили. Почему?

Дорин Киртоакэ: Потому что тогда, в 2009-2010 гг., этот вариант распределения функций представлялся единственно возможным.

Они спрятали головы в песок – и управляют страной той частью туловища, что осталась снаружи

Свободная Европа: Кто давал деньги – и кто их брал за эту должность?

Дорин Киртоакэ: Плахотнюк дал Урекяну один или два миллиона евро – говорят именно о такой сумме.

Свободная Европа: Г-н Урекян категорически отрицает подобные обвинения.

Дорин Киртоакэ: Г-н Урекяну, как мы все видим, живет припеваючи после того, как при нем были розданы все земли Кишинева! И Воронину выделили, и Плахотнюка не обидели, и других… Каким же образом [Валериу] Зубко – шурин Сажина – стал генпрокурором, если Урекян тут ни при чем? И как Георге Михай, человек из ближнего окружения Урекяна, был назначен тогда главой Службы информации и безопасности?

Тогда не было закона о проведении конкурсов, но посмотрите сейчас – проводятся конкурсы, да, но кто на них побеждает? Это хуже, чем если бы руководитель открыто назначался под чью-то ответственность, потому что Робу, например, назначен исполняющим обязанности генпрокурора не потому, что прошел конкурс, а просто за него поручились ACUM и ПСРМ – посчитав, что это лучшая в Молдове кандидатура на должность врио генпрокурора. И Флоча выиграл конкурс, и судьи Ешану и Гросу тоже как бы стали «победителями» – вот вам и «конкурсы»…

Все должно быть совсем не так! Судьи Конституционного суда назначаются не по итогам конкурса. Это политический класс должен показать свою зрелость и способность к тому, чтобы взять на себя ответственность за продвижение в состав КС известных людей с безупречной репутацией, которые пользуются авторитетом и всеобщим уважением.

Как назначать судей в КС по итогам отборочного конкурса? Это же не рядовые чиновники… В общем, это политика страусов, которые прячут голову в песок, только бы не брать на себя ответственность. И вот они спрятали головы в песок – и управляют страной той частью туловища, что осталась снаружи, причем пребывают в полной уверенности, что никто этого не замечает!..

Свободная Европа: Какие у вас планы на местных выборах, которые состоятся осенью?

Дорин Киртоакэ: Я буду баллотироваться всюду – и на местных выборах в Кишиневе, и в округах, в парламент. Посмотрим, где именно и как. Сделаем предложение диаспоре – мы еще обсудим этот вопрос на заседании бюро, но я считаю, что диаспоре надо выдвинуть своего кандидата, который не обязательно должен быть…

Унионисты либо промолчали, либо спрятались в кусты, либо вообще поддержали Плахотнюка

Свободная Европа: На пост мэра Кишинева вы будете претендовать?

Дорин Киртоакэ: Мне хотелось бы в мэрию – хотя бы еще один мандат, чтобы перезагрузить все европейские проекты, которые были заблокированы – водоснабжение, дороги, транспорт…

Свободная Европа: Думаете, шансы у вас есть?

Дорин Киртоакэ: Это зависит от граждан. Если они сочтут, что по отношению ко мне в 2017 году была допущена несправедливость, когда меня арестовали и затаскали по инстанциям, оскорбляя и унижая, то автоматически повторится ситуация 2015-го, 2011-го и 2007 года. Посмотрим, что скажут избиратели. Для меня это не самоцель, я просто хочу, чтобы все вернулось на круги своя, и чтобы мы вновь запустили европейские проекты, чтобы убедиться, что дела идут в правильном направлении. Сегодня все эти проекты застопорились. Теплоизоляция зданий – проект на 500 млн евро! – уже два года без движения, Apă Canal – и там все не слишком успешно, проект по троллейбусам продвигается, но с большим скрипом, с серьезными изъянами… А дороги – проект заблокирован, а переработка отходов – и там то же самое! Кстати, вы знаете, что зарплата директора Autosalubritate, бывшего полицейского, составляет около 50-70 тыс. леев в месяц?!

Свободная Европа: Где-то я об этом читала...

Дорин Киртоакэ: И это он в принудительном порядке вывел людей на митинги Демпартии 8 и 9 июня, да еще засчитал им день как рабочий, и тут нарушив закон.

Что касается меня, то я просто хочу довести начатое до конца. Уже ясно, что в Молдове все прогнило как раз на уровне большой политики, и порядок нужно наводить в первую очередь именно там. В парламенте, в президентуре – везде!..

Свободная Европа: Но выборы 24 февраля показали, что поддержки со стороны граждан у вас нет.

Дорин Киртоакэ: Понимаю... Иногда ты наверху, потом оказываешься внизу, но есть шанс снова подняться. Я – за справедливость, за правду, а лично мне ничего не надо, уж поверьте! Если бы мои настроения вырвались бы наружу, то тут все бы сгорело дотла! Вот до чего мы дошли, по меньшей мере четыре поколения моей семьи все так и теряли, с сорокового года… Но и сегодня нами манипулируют так же, как и в советские времена, а люди не хотят этого замечать.

Мы продолжим борьбу, мы будем называть вещи своим именами, и я надеюсь, что кто-то нас услышит – и мы вместе уничтожим всю эту накопившуюся мерзость!

Свободная Европа: Сколько унионистских партий сегодня в Молдове?

Дорин Киртоакэ: Точно не могу сказать – пять, семь, десять… Точное не знаю.

Свободная Европа: Их много. Как вы думаете, не компрометирует ли это всю унионисткую идею?

Дорин Киртоакэ: Нет, это обычная ситуация на правом фланге – амбиции, недоразумения, у каждого гонор, и каждый считает себя самым-самым… Граждане дадут всем оценку, которую они заслуживают. Я очень сожалею, что во время кризиса, когда была попытка госпереворота со стороны Плахотнюк, все унионисты либо промолчали, либо спрятались в кусты, срочно найдя себе какие-то заботы и дела... Либо – вообще поддержали Плахотнюка!

Додон организует концерт и «освобождает» нас от «немецких и румынских фашистов»! И Румыния снова молчит...

Свободная Европа: Многие говорили, что если Владимир Плахотнюк осуществит Унирю, то войдет в историю…

Дорин Киртоакэ: Простите за параллели, но мы что, герои баллады Meșterul Manole?

Свободная Европа: Я цитирую лидеров некоторых унионистских партий.

Дорин Киртоакэ: Значит, они не отдают себе отчета, на каком свете находятся, или у них совершенно нет мозгов, и они не способны рассуждать здраво и логично.

Давайте, значит, совершим какое-то преступление, и на крови въедем в Евросоюз, объединимся с Румынией? Так, что ли?! Это абсурд, это то же самое, что сказать: «Девочке в Каракале нужно было умереть ради того, чтобы Румыния продолжила свой путь в НАТО и ЕС!» Я говорю о том преступлении, которое недавно случилось…

Свободная Европа: А как вы оцениваете сегодняшнее молдавско-румынское сотрудничество?

Дорин Киртоакэ: Состояние жалкое... Потому что в основном все сводится к заявлениям, а конкретные проекты продвигаются туго, тот же газопровод, и многие другие...

Румыния отказывается играть ту роль, что взяла на себя Западная Германия по отношению к Восточной. И Румыния вообще ничего не сделала для ликвидации режима Плахотнюка, напротив, она его даже защищала. По этому поводу у меня просто душа болела, и болит по сей день. Это говорит о том, что США, Евросоюз и Россия – без Румынии – договорились о судьбе Республики Молдова. Так же, как договорились в 1812-м, в 1939-1940 гг.

В 2019-м история повторилась, с той лишь разницей, что нет железного занавеса, а есть свобода передвижения. Да, Румыния пытается показывать хорошую мину при плохой игре, там приняли декларацию о поддержке, оказывается финансовая поддержка. Но все это не тот уровень!

Уровень отношений между Румынией и Республикой Молдова должен быть несравненно более высоким, более качественным, более углубленным, чем даже отношения с Евросоюзом и США. Пользу от этих отношений должно ощущать каждое село, каждое учреждение, все общество! У Румынии возможности есть, ее ВВП превышает 200 млрд евро, бюджет – 50 млрд евро. Если бы Румыния ежегодно выделяла по 100 млн евро для Республики Молдова, то она бы и не почувствовала расходов, это же 0,02% бюджета. А в Республике Молдова ситуация изменилась бы радикально – и в пользу Румынии.

Тут – румынская территория, которая подверглась оккупации. Ну, а Додон 24 августа организует концерт и «освобождает» нас от «немецких и румынских фашистов»! И Румыния снова молчит...

В 2020 году Молдове необходимо избавиться от Додона точно так же, как в 2019-м страна избавилась от Плахотнюка

Свободная Европа: Отношения с Россией будут улучшаться?

Дорин Киртоакэ: Отношения с Россией будут ухудшаться. Вы разве не видели – Косачев приехал, как к себе домой, в Комрат, где выступали и Додон, и Майя Санду, и [башкан Гагаузии Ирина] Влах? А в Приднестровье они уже давно как у себя дома, с начала 90-х. И здесь 24 августа они будут чувствовать себя, как дома. И Первый канал переходит к Додону…

Свободная Европа: Каких событий ждать по линии Кишинев-Москва?

Дорин Киртоакэ: Я думаю, что Евросоюз с Соединенными Штатами и Россией договорились – как минимум, в отношении Молдовы и Украины (насчет Грузии – не знаю), договорились, чтобы все осталось, как есть, то есть на уровне соседей ЕС, ассоциированных государств, буферной зоны между Востоком и Западом. Эти страны не интегрируются в Европейский союз, но как-то там развивают демократию… Я надеюсь, что США и ЕС получили обещания и гарантии со стороны России – не вмешиваться в дела Украины и Республики Молдова. Но, увы, Россия никогда не выполняла своих обязательств перед Западом. Более того, уже сейчас видно, что Россия нарушает договоренности с ЕС и США.

Свободная Европа: Кстати, как вы считаете, если Игорь Додон будет баллотироваться, у него есть шанс на второй президентский мандат?

Дорин Киртоакэ: Если ничего не изменится, если Майя Санду с Андреем Нэстасе, как и весь блок ACUM будут продолжать плясать под дудку Додона, продвигать его прокуроров и исполнять все его прихоти… НКЦБ – его, судьи Конституционного суда – его, и СИБ, и Служба государственной охраны, и министерство обороны, и Первый канал!..

Если все так и будет продолжаться, то он победит автоматически, тем более, что Майя Санду говорила, что не намерена выдвигать свою кандидатуру.

Не будет баллотироваться Майя Санду – тогда я выдвину себя! И даже если Майя Санду будет баллотироваться, я все равно это сделаю.

Додон не должен вновь занять пост президента в 2020-м. В 2020 году Молдове необходимо избавиться от Додона точно так же, как в 2019-м страна избавилась от Плахотнюка. А иначе мы пропали – или на четыре года, или даже на следующие десять лет.

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG