Linkuri accesibilitate

Ион Дьяков: «Десятки раз говорил, что самая важная фигура в Молдове — генпрокурор»


Генпрокурор Эдуард Харунжен заявил, что не собирается уходить в отставку, несмотря на то, что и президент, и премьер-министр неоднократно призывали его добровольно покинуть пост. Бывший прокурор муниципия Кишинев Ион Дьяков считает. Что отставка генпрокурора необходимо. В интервью Свободной Европе он поделился своими соображениями о реформе системы юстиции и борьбе с коррупцией в Молдове.

Свободная Европа: В последнее время деятельность Генеральной прокуратуры постоянно критикуют. Г-н Дьяков, откуда, по-вашему, взялось настолько негативное отношение к Генпрокуратуре?

Ион Дьяков: Прокуратура – важнейший институт государства. Все годы независимости прокуратурой руководили не те люди, за исключением разве что генпрокурора Валериу Катанэ – независимого, я бы сказал, прокурора, который потому и продержался на посту лишь год, от него поспешили избавиться… Да еще г-н Юга, – а остальные руководители прокуратуры просто устраивали власть. С самого начала они преследовали какие-либо персональные интересы, и те совпадали с интересами представителей высших эшелонов власти.

Свободная Европа: Почему политики всегда стремились получить рычаги влияния на прокуратуру? И каким образом генпрокурор становился подконтрольным?

Все поправки вносились по принципу: «А что я буду с этого иметь?»

Ион Дьяков: Власть в принципе является сильнейшим наркотиком, и искушению порулить сопротивляться могут далеко не многие, это называется – «сила есть, ума не надо». После того, как происходила очередная смена власти – скажем, на волне всеобщего недовольства, или по результатам выборов, и у руля страны появлялись новые люди, очень скоро они понимали, что проблемы в сельском хозяйстве и в экономике решать крайне трудно, там нужно вкалывать, ну, а тут – позвонил прокурору, поставил перед ним задачу – и вопрос решен!..

Свободная Европа: Иными словами, руководитель Генпрокуроры соглашался исполнять распоряжения политиков?

Ион Дьяков: Да, к сожалению. Советский закон о прокуратуре был, кстати, неплохим, и нужно было пересмотреть некоторые моменты, связанные с идеологией, а так, в принципе, в том, что касалось прокурорского надзора, норм уголовного преследования, общего надзора – закон был хорош! А вот все последующие поправки вносились по принципу: «А что я буду с этого иметь?»

Например, последнее новшество, из числа наиболее важных: помню, как в 2012 году ко мне пришел адвокат Грибинча, я тогда был прокурором муниципия…

Свободная Европа: Владислав Грибинча?

Ион Дьяков: Да. И он сказал, что готовит ряд исследований. О том, что они начали готовить базу для масштабной реформы, он говорить не стал. Прошло немного времени, и Грибинча пришел с очередным сообщением, о том, что надо, мол… Я, когда увидел, сразу пошел к генпрокурору и заявил: «Проект закона о прокуроре, о том, как следует ему работать, должны разработать сами прокуроры, а после передать на рассмотрение в парламент, который и даст оценку с правовой точки зрения. А уж как именно исполнять должностные обязанности – это решать прокурору, то есть мне. А тут что получается?! Пришел адвокат, интересы которого прямо противоположны интересам прокуратуры, и они…»

Поправки в Закон о прокуратуре у нас принимались, исходя из конъюнктурных интересов

Дальше – больше! Я получил новый приказ, в соответствии с которым была создана секретная группа – никто о ней не знал. И так случилось, что новоиспеченный спикер парламента Игорь Корман посетил прокуратуру, решив познакомиться с прокурорами. Гурин, который был тогда генпрокурором, собрал элиту прокуратуры, скажем так, представил нас и сказал: «Г-н Корман, вот новый закон, мы будем его внедрять!» И в нескольких словах объяснил суть.

Г-н Корман сделал большие глаза, говорит: «Минуточку! Вы что, за месяц хотите все это сделать? Вы вообще понимаете, что значит разработать проект закона? Вы же прокуроры, у вас есть рабочая группа?» Вижу – встает Виорел Морарь, который был отстранен от должности и где-то там еще фигурировал, поднимаются еще несколько человек – не помню уже имена всех, и остальные, кто хотел заниматься разработкой качественного законопроекта.

Короче говоря, все завертелось, мы подготовили проект, месяц отвели на то, чтобы с ним ознакомились и высказали свои соображения все прокуроры. Я, например, изложил свою точку зрения на нескольких страницах!.. Весь процесс затянулся года на два, в 2015-м добрались до финиша, провели расширенное заседание в Институте юстиции, в нем участвовали представители Венецианской комиссии, посольства США…

Когда началось детальное обсуждение, Виорел Морарь заявил: «Я буду представлять каждую статью в отдельности, обсудим, а потом представим на голосование итоговый вариант».

Начались дебаты. У меня почти по каждой статье были уточнения, вопросы, предложения… А потом вдруг взял слово Попенко, не уверен, что правильно запомнил его фамилию, он исполнял обязанности начальника Управления по борьбе с коррупцией в прокуратуре, и тут он говорит: «Г-н генеральный прокурор, я хочу сделать заявление! Г-н Дьяков не только здесь, но и в обществе с недавних пор критикует прокуратуру». И после этого никто больше говорить не захотел. Я в ответ говорю: «Уважаемые коллеги и г-н Попенко! Если в этом зале действительно кто-то хочет бороться с коррупцией, то я рекомендую – вас, вас и еще четверых-пятерых в этом зале арестовать, потому что они коррумпированы до мозга костей. И еще надо семерых-восьмерых уволить, вот прямо сейчас. А остальных нужно научить работать по-новому, в соответствии с новым Законом о прокуратуре – и работать слаженно».

Я и сегодня говорю: вот пришла новая власть, но с кем она будет работать? Если, например, приду я, или кто-то другой из системы, и мы посоветуем: «Вот этот – патриот, отличный профессионал, смело назначайте его на такую-то должность!.. А этот и продаст, и купит, и глазом не моргнет…»

Но так же не бывает! Подобного фильтра не появится, а новая власть всех тонкостей не знает…

Свободная Европа: Как провести кадровую чистку в системе прокуратуры?

Ион Дьяков: Начну с того, что поправки в Закон о прокуратуре у нас принимались, исходя из конъюнктурных интересов. Помните, в 2012 году с помощью европейцев и в соответствии с Планом действий начались перемены, реформы шли по всем направлениям – но только за исключением системы правосудия. Там наблюдался полный застой! И сейчас – то же самое.

Помните слухи, что за пост генпрокурора заплатили два миллиона [долларов]?.. Если ты обманул депутатов – значит, обманул народ

Не европейцы выдвигали требования, а наши составили план – реформируем то, реформируем это… А когда дело дошло до юстиции, европейцы опять не поняли: «Вы же обещали провести реформы! И где они?»

Вот тогда наши и придумали ловкий вариант: «А давайте-ка на их деньги сделаем себе прокуратуру». Закон принимали при максимальном участии институтов демократии, создали Высший совет прокуроров…Но ВСП нужен лишь для того, чтобы пускать пыль в глаза, и еще – мешать неугодным, а потому так называемый «совет» нужно ликвидировать.

Свободная Европа: Если г-н Харунжен, предположим, все же уйдет в отставку, какова процедура избрания нового генпрокурора?

Ион Дьяков: Они придумали замысловатый путь – сначала подразделения прокуратуры выдвигают кандидатов, потом идет отбор, собеседование, организуется конкурс – и так вплоть до Высшего совета прокуроров. Примерно в 2010 году эту процедуру впервые протестировал [Валериу] Зубко. Я тогда был одним из самых известных людей в системе прокуратуры. И так вышло, что я и Николае Китороагэ – я его не знал, да и никто его не знал – претендовали на одну и ту же должность. И что? Прошел Китороагэ, а я так и остался ни с чем. Говорю не потому, что мне так уж хотелось занять тот пост, я все же был прокурором Кишинева, но все же…

А тогда как все получилось? Ну, проголосовали мы все, и г-н Зубко – уж не знаю, на какие средства – организовал на втором этаже филармонии шикарный банкет, прямо свадебный. Пришла Наталья Гордиенко, самые известные артисты организовали концерт, который длился около пяти часов, а мы, как дураки, пили-ели… В общем, вечеринка с размахом… Результаты конкурса огласили около полуночи. Голосовали минут 30, а вот на подсчет голосов понадобилось пять часов! Это был первый звонок, потом второй, третий… Этот механизм следует аннулировать, и нужно, чтобы генпрокурор избирался на конкурсной основе, а решение принимал спикер парламента под личную ответственность.

Когда Петр I учреждал пост [генерал-прокурора], помните, «око государево»? А у нас, если продолжить аналогию, «государь» – это народ, суверен – это именно народ, который делегирует полномочия парламенту. Не президенту – парламенту, потому что Молдова – парламентская республика. Так что это дело председателя парламента – отбирать кандидата, пусть проводится конкурс, пусть депутаты вместе с оппозицией рассматривают предложенную кандидатуру и выносят вотум доверия под политическую ответственность. А не так, как Михай Гимпу!.. Помните слухи о том, что за пост генпрокурора заплатили два миллиона [долларов]?.. Если ты с трибуны высшего законодательного органа ты обманул депутатов – значит, обманул народ.

Майя Санду – женщина очень симпатичная и волевая. Но до определенных пределов

Свободная Европа: Г-н Дьяков, а что должен ощущать генпрокурор, когда говорят, что за кресло главы прокуратуры было заплачено два миллиона долларов? Насколько он может быть независим в своих действиях, чтобы успешно завершить мандат?

Ион Дьяков: Да какая независимость, о чем вы. В нашем случае, если говорить о Харунжене, пошли еще дальше. Харунжен лишь номинально возглавлял систему, а управляли там Николае Китороагэ вместе со своим крестником Игорем Попа.

Свободная Европа: Почему г-н Харунжен не хочет последовать примеру других чиновников и добровольно уйти в отставку?

Ион Дьяков: Харунжен никогда независимым не был – и таковым не является. Думаю, это работа системы, ему сказали – «Сиди, никуда не уходи, мы тебя выбрали, система работает, так пусть попробуют тебя отправить в отставку. Если смогут». Вот президент Додон заявил о намерении пригласить г-на Харунжена на беседу. Не на беседу, разумеется, он его пригласит, а на переговоры, и это не секрет, потому что сам г-н Додон говорит, что на него заведены дела. И он пригласит Харунжена, а Харунжен ему в ответ: «Г-н президент, у нас демократия, прокуроры работают, я не вмешиваюсь, но лично для вас постараюсь что-то сделать». И они все обсудят и договорятся…

Свободная Европа: По крайней мере, если верить Майе Санду, она, как премьер, определенно заявила, что г-н Харунжен должен подать в отставку, а затем необходимо объявить конкурс…

Ион Дьяков: Я говорю о другом. Майя Санду – женщина очень симпатичная и волевая. Но до определенных пределов. Она много сделала...

Свободная Европа: Но, тем не менее, вы считаете, что она не сможет повлиять на решение вопроса о том, как организовать конкурс на замещение должности генпрокурора?

Ион Дьяков: Почему же? Теоретически, сможет, но г-н Додон решит, когда и как все будет, потому что на кнопку никто нажать не в состоянии. Например, Николае Китороагэ был исполнителем, и он почувствовал, что пора уходить, а г-н Харунжен говорит: «Товарищ Китороагэ, я разберусь». Ну, он может разбираться еще лет пять, они так выстроили систему, что г-н Харунжен ничего и не знает…

Свободная Европа: Ничего не знает ни о деятельности г-жи Бецишор, ни о работе других прокуроров?

Ион Дьяков: Нет! Можете его сами спроситm – у него, я думаю, на все вопросы будет один ответ: «Я создам комиссию, я проверю, соберу ВСП…». И все!

Я считаю, что новая власть пошла не с той ноги, начинать надо было с прокуратуры

Свободная Европа: А если его не станут слушать? Если ему элементарно не поверят – что тогда?

Ион Дьяков: Г-ну Додону выгодно затягивать с решением этого вопроса. Потому что, предположим, он прислушается к тому, что говорит Майя Санду и другие, и скажет: «Г-н Харунжен, завтра с утра вы уходите!». Представим себе, что на место Харунжена придет независимый прокурор, который в своей работе руководствуется только буквой закона, без оглядки на кого-либо. И как тогда быть с уголовными делами? Г-н Додон сам говорит, что на него имя открыты дела, – ну, а договариваться можно только с человеком, который поддается шантажу, только с человеком, который готов идти на переговоры.

Свободная Европа: Г-н Дьяков, но г-н Додон нашел в себе мужество пойти против г-на Плахотнюка, – и что же, он не посмеет потребовать от Харунжена уйти в отставку?

Ион Дьяков: Я пять лет уже говорю, десятки раз говорил, что самая важная фигура в Республике Молдова – это генпрокурор. Даже если он занимает должность лишь для отвода глаз, даже если это просто номинальный ставленник, но, тем не менее, он может спустить на тормозах решение проблем президента, а президенту это очень выгодно. И потому президент дальше не пойдет. С Плахотнюком, с министрами, со всеми другими – другое дело.

Свободная Европа: Вы даете понять, что не верите в добровольный уход Харунжена с должности генпрокурора?

Ион Дьяков: Он сам заявил, что уходить не собирается.

Свободная Европа: Но ведь он может и передумать?

Ион Дьяков: Нет-нет, это не те ребята, они прошли огонь, воду и медные трубы!.. Г-н Харунжен не испугается, и добровольно он не уйдет, он уйдет лишь тогда, когда «сочтет нужным» – так он сам говорил. Нет, я думаю, что это произойдет тогда, когда они договорятся.

Свободная Европа: Необходимо провести расследование массы громких дел – кража миллиарда, дело Шора, контрабанда спирта, наркотиков и драгоценных камней…

Ион Дьяков: Это вопросы с политическим оттенком. Никакого решения не будет.

Свободная Европа: То есть?

Ион Дьяков: Не надо строить иллюзий.

Свободная Европа: Вы полагаете, что новая власть заинтересована прибрать к рукам прежние «схемы»?

Ион Дьяков: Во всяком случае, схемы будут продолжать работать.

Да какой европейский прокурор?! Михая Гимпу подхватил эту глупость с «европейским прокурором» и старательно тиражирует

Свободная Европа: С согласия властей?

Ион Дьяков: Кое-где – с прямого благословения, где-то – с косвенного согласия, но конвейер не остановится. Попытаюсь обойтись без грубостей – что, мол, этот или тот завтра же начнет получать свое с помощью этих схем, но я хочу сказать, что все дела, которые вы перечислили, – кража миллиарда, дело Шора и т.д. – их будут расследовать, сформируют рабочую или следственную группу, но финала ждать в обозримом будущем не стоит, – по крайней мере, на моем веку этого не случится. Как было и с «делом 7 апреля 2009 года», тонны бумаг израсходованы, но…

Свободная Европа: И вы считаете, что политическая воля нынешнего кабинета министров не отличается от позиций предыдущих правительств?

Ион Дьяков: Почему я должен что-то там «считать», если я вижу, например, что делается с Законом о прокуратуре? Они должны были кардинально изменить ситуацию, а что они сделали, что?.. Взяли – и увеличили количество членов Высшего совета прокуроров, и вот вам все «перемены»!

Свободная Европа: А может, все дело в том, что сегодня политики не имеют ясного представления о том, что делать с реформой прокуратуры?

Ион Дьяков: Намерения у них есть, но просто они многого не знают. Я написал в messenger г-же Гречаной, но вижу, что она не прочитала послание, или не пользуется этой программой… Мне хотелось лишь проконсультировать – безо всяких условий, без каких-либо корыстных побуждений. Просто у меня болит душа, потому что я знаю, кого надо арестовать, кого – выгонять, кого – заставлять работать. И все! Я знаю многих честных и преданных людей.

Свободная Европа: Давайте в двух словах – про об уничтожение материалов дел. Есть ли доказательства того, очень много дел было открыто на политических оппонентов – и что дела с такой же легкостью уничтожались? Сегодня открыли, завтра закрыли?

Ион Дьяков: Нет-нет, уголовное дело уничтожить невозможно. Могут изъять какие-то материалы, ну, которые были сфальсифицированы, но уничтожить – нет.

Я считаю, что новая власть пошла не с той ноги, начинать надо было с прокуратуры. Ведь они все боялись прокуратуры, да и кто прокуратуры не боится? Поэтому они должны были сразу заняться именно этой структурой, выложить карты на стол – и сразу же заявить: «Стоп! Лафа закончилась!»

Вместо этого они начали с увольнений, отставки сыпались налево и направо, а «око государево» как смотрело на все это с высоты, так и сейчас смотрит, скажем так, снисходительно. Поэтому я пожелал бы новой власти еще раз вернуться к Закону о прокуратуре, пусть проведут настоящую реформу, взяв на себя политическую ответственность, моральную – и уголовную, в том числе, и г-жа Гречаная...

Как минимум пять человек сегодня с легкостью могут претендовать на занятие кресла генпрокурора

Я заявляю открыто и со всей ответственностью: я против социалистов, мне эта партия и ее доктрина не нравятся, мне не нравятся их люди, но г-жа Гречаная, которая сидит в президиуме парламента, должна взять на себя ответственность и предложить кандидатуру генпрокурора. И если что-то, не дай Бог, пойдет не так – ей отвечать! Если через полгода или год этот назначенец поохотится не там, где это разрешено – снять его с работы, отправить за решетку, а ее – исключить из партии и уволить со всех постов, а не так, как Михай Гимпу – который все твердит о том, как же нам нужен европейский прокурор, европейский прокурор!.. Да какой европейский прокурор?! Михая Гимпу подхватил эту глупость с «европейским прокурором» и старательно тиражирует. Извините, но…

Свободная Европа: Вы против назначения генпрокурором человека со стороны?

Ион Дьяков: Пусть приходит – и будет сидеть там… Был, люди добрые, был человек из Вильнюса, четыре или пять лет тому назад был у нас человек из Европы, получал большие деньги. Вы знаете, каковы его заслуги, и что он такого особенного сделал? Не знаете? И я не знаю, и никто не знает.

Свободная Европа: А в самой Молдове есть человек, который заслуживает того, чтобы возглавить Генпрокуратуру?

Ион Дьяков: Есть, да и не один. По-моему, как минимум пять человек сегодня с легкостью могут претендовать на занятие кресла генпрокурора, я даже могу их проконсультировать и предложить... Можем провести открытый конкурс. Но подходящие люди есть, хотя они почему-то не они занимают ответственных должностей. Взять хотя бы прокурора муниципия г-на Шаптефраць – ну, это же просто смешно! Он не может даже составить протокол, он – человек из бизнеса, он предприниматель, и вот он уже несколько лет возглавляет прокуратуру Кишинева! Я думал, руководить могут только такие, как я, но, оказывается, и эти тоже могут…

Vezi comentarii (1)

XS
SM
MD
LG