Linkuri accesibilitate

Дорин Киртоакэ: «Чем дольше будем тянуть с унирей, тем больше мы потеряем»


Дорин Киртоакэ

Либеральная партия — №15 в бюллетене для голосования

Радио Свободная Европа предоставляет возможность всем конкурентам на выборах по общенациональному округу изложить суть своих программ. На предстоящих парламентских выборах Либеральная партия занимает пятнадцатую строчку в бюллетене для голосования. Предвыборную платформу партии представляет ее председатель Дорин Киртоакэ.

Дорин Киртоакэ: С сегодняшнего дня Униря – единственный для Республики Молдова вариант, способный обеспечить нам хорошую жизнь. И его активным продвижением будем заниматься мы – Либеральная партия, организация ODIP вместе с Владом Билецки, Sfatul Țării – 2 и все люди доброй воли. Потому что за 30 лет в Республике Молдова исчерпались все остальные возможности обеспечить народу достойную жизнь.

Стерильными оказались и центристские, и нейтральные, и проевропейские проекты, которые к тому же не были подкреплены согласием Евросоюза принять нас в европейскую семью, что обрекает нас лишь на статус соседа. Но статус соседа Европейского союза не устраивает население нынешней Молдовы, которое уже двести лет – с 1812 года – живет в условиях оккупации.

Нам понадобится лет 40-50, чтобы догнать Румынию и остальные страны Евросоюза. А это значит – два поколения, принесенные в жертву

Свободная Европа: Это единственное обещание, которое вы даете избирателям?

Дорин Киртоакэ: Объединение автоматически предполагает более высокие зарплаты и пенсии, справедливое и надежное правосудие, правовое государство, инфраструктуру, развитие, рабочие места – все то, что входит в понятие «достойная жизнь».

Свободная Европа: Но за четыре года всего этого не случится?

Дорин Киртоакэ: Все это произойдет еще быстрее, если нам удастся объединиться, скажем, в 2019 году. Чем дольше мы будем тянуть с объединением, тем больше мы потеряем.

Дело в том, что все проекты на будущее, которые предлагают остальные проевропейские партии – я уж не говорю о пророссийских! – по ту сторону Прута давно стали реальностью. Блок ACUM обещает зарплату в размере 11 тыс. леев, да? Так эта зарплата, и повыше, давно уже есть в Румынии! И если бы произошло наше объединение, не пришлось бы ждать четыре года, чтобы обеспечить такую зарплату – на второй же день ситуация изменилась бы к лучшему.

Хорошо, допустим, понадобился бы примерно год на то, чтобы бюджет Румынии принял, скажем так, на баланс бюджет Республики Молдова, год нужен на синхронизацию налоговых систем и на все остальное – но это совсем другое дело, это примерно то же самое, что одновременно запустить четыре-пять двигателей. При годовом экономическом росте в 3,5-4% нам понадобится лет 40-50, чтобы догнать Румынию и остальные страны Евросоюза. А это значит – два поколения, принесенные в жертву... Но ведь никто такого не хочет.

Свободная Европа: Для реализации ваших идеалов необходимо парламентское большинство, прежде всего...

Дорин Киртоакэ: Разумеется, да! Правоцентристы, проевропейцы говорят, что в случае референдума проголосовали бы за объединение, но они не продвигают эту идею. А мы ее популяризируем, рассказываем о ней людям – и будем это делать до победного конца!

Кстати, это один из наших слоганов – «Униря до победного конца!» («Unirea până în pânzele albe»), потому что отныне, что бы ни произошло, мы будем выступать за объединение с Румынией – это единственный реальный и жизнеспособный шанс для Республики Молдова.

Свободная Европа: Вы прекрасно знаете позицию главы государства; Игорь Додон говорил, что если социалисты получат в парламенте большинство, они объявят унионизм вне закона.

Унионистский блок, который мы пытались создать, стал невозможен после предательства со стороны ACUM

Дорин Киртоакэ: Так и в Советском Союзе пытались запретить унионистские движения, – и где он? Да, Александру Усатюк-Булгэр заплатил свободой за румынский язык и триколор, Георге Гимпу из-за латинской графики оказался за решеткой в 1970-е гг., но и тогда, в то трудное время мы одолели коммунистический режим. Так неужели сегодня не справимся с Додоном?!

Додон вообще опустился ниже всякого мыслимого уровня, когда озвучил знаменитую свою глупость – что Эминеску родился молдаванином и умер румыном. Все над ним смеются, Европа смеется над его недомыслием.

Да, есть ностальгирующий электорат, советский, с пророссийскими взглядами, – но он есть во всей Восточной Европе. И в Германии есть люди, тоскующие по ГДР, и в Польше, и в Чехии определенная категория граждан оплакивает времена коммунизма. Наш долг – мобилизовать и мотивировать тех граждан, которые разделяют проевропейские и проунионистские взгляды, чтобы они постепенно получили везде большинство – и в парламенте, и в районных советах, и в местных советах, и в мэриях. Это долгая и трудная борьба, но – такова отныне наша цель!

Свободная Европа: А почему унионисты Молдовы не постарались как-то объединиться, создать единой блок?

Дорин Киртоакэ: Унионистский блок, который мы пытались создать, стал невозможен после предательства со стороны ACUM, невозможен просто по срокам, мы просто физически не успевали его зарегистрировать. Но унионистских организаций всегда было много. И в советские времена были Arcașii lui Ștefan («Стрелки Штефана»), Партия свободы, Majadahonda, Национально-патриотический фронт. Это в 1950-60-70 годы!

И в девяностые годы было достаточно много организаций, и политических, и гражданских, и после девяностых тоже. Жизнь показывает, что нас много, разных по названию, но близких по содержанию, разделяющих единую унионистскую философию. Поэтому, конечно, надо найти платформу для сотрудничества всех, кто разделяет наши взгляды, потому что есть и медиаструктуры, которые поддерживают объединение, и организации гражданского общества, и партии.

Вот 25 марта состоялось прекрасное мероприятие, которое сплотило нас вокруг этих идеалов. В общем, надо найти основу для дальнейшего сотрудничества. Например, на этих выборах мы готовы поддержать в округах кандидатов унионистских партий. Со списками посмотрим, как там быть, это труднее, но открытость и конструктивный подход с нашей стороны будет всегда.

Более того, мы, либералы, обратились ко всем партиям перед тем, как вступить в кампанию. Но Блок ACUM захлопнул перед нами двери, выставил, не пожелав даже выслушать, придумали предлог с опозданием, и т.д. Тем хуже для них! Это они раскололи оппозицию, тогда как мы считали необходимым…

Что у нас есть? Банковские кражи, массовый отток населения, люди дерутся из-за банки консервов на площади Великого Национального собрания

Свободная Европа: Так ведь некоторые из ваших коллег-либералов как раз и примкнули к Блоку ACUM...

Дорин Киртоакэ: Ну, за последние десять лет Либеральная партия способствовала пополнению политического класса известными личностями!.. Если нам это удалось – уже неплохо, даже если они и предпочли другие пути. Но дело не в том, что некоторые из наших коллег сейчас там – дело в том, что это Блок не захотел сотрудничать с Либеральной партией и придумал мнимое опоздание. Ведь никаких пределов по срокам не было, напротив, существовала договоренность, что мы вносим документы до 21-го числа. И 21-го мы это сделали, а после они исчезли и начали рассказывать небылицы про опоздание и т.п. – при том, что до этого приветствовали и ждали присоединения к Блоку и других персон, и других партий, и т.д. Почему они так поступили?!

Свободная Европа: Многие избиратели недовольны тем, что борьба ведется на уровне личностей, а не идей…

Дорин Киртоакэ: Ну, нам особо и нападать-то уже не на кого, потому что все ясно. Гибридный режим Плахотнюк-Додон-Шор необходимо устранить с политической сцены Республики Молдова, потому что это уже – полная деградация и позор для Молдовы XXI века, такие персонажи и политические силы...

Что касается проевропейцев, то мы им желаем успеха, но пусть говорят правду, правду до конца, не ограничиваясь полумерами. И пусть не заманивают людей сказками о том, что Евросоюз примет нас в свою семью. Это неправда! Единственное, что сделает Евросоюз, –предоставит нам статус соседа. И в таких условиях единственный для нас шанс на достойную жизнь – объединение с Румынией, через которую присоединимся и к Евросоюзу. То есть, единственная возможность – последовать примеру Восточной Германии, которая воссоединилась с Западной Германией. Кстати, такой вариант развития событий США приветствовали еще тогда, в 1991 году: в известной резолюции Сената выражалась поддержка молдавскому правительству в случае, если возникнет желание объединиться с Румынией. Тогда мы этот шаг не сделали, и сегодня, 30 лет спустя, оказались у разбитого корыта.

Что у нас есть? Банковские кражи, массовый отток населения, деградация внутренней ситуации до такой степени, что люди дерутся из-за банки консервов на площади Великого Национального собрания?! И что дальше? Тридцать лет уже прошло, мы перепробовали все, но чем дальше, тем только хуже. Так что единственный путь к достойной жизни – Объединение, другого варианта нет!

Свободная Европа: Есть шансы на то, что следующий парламент проявит больше политической воли для решения проблем, о которых говорят граждане, – борьба с коррупцией, повышение уровня жизни?

Дорин Киртоакэ: Несомненно лишь одно: настроения, которые присутствуют в обществе, должны найти отражение в парламенте. Поэтому пока в парламенте не образуется унионистское большинство – а в обществе это движение уже является мажоритарным, эти взгляды, по последним оценкам, разделяют около 30% населения, что больше, в сравнении со всеми остальными опциями – проевропейской, нейтральной, пророссийской и т.д. – так вот, эти настроения должны получить отражение в парламенте, с соответствующим числом мандатов. В данном случае речь идет о тридцати...

Наш месседж неизменен. Мы всегда выступали за объединение

Свободная Европа: Но учитывая и эти реалии, и тот факт, что избирательная система была пересмотрена, а выборы проводятся по смешанной формуле – как вы считаете, проявит ли новый парламент больше политической воли?

Дорин Киртоакэ: Разумеется, эти выборы – не выборы, это лотерея, это издевательство над демократией! Все ждут чего-то большего, но есть угроза, что все будет с точностью до наоборот, потому что Плахотнюк только готовит свое оружие, собираясь вывести из гонки своих конкурентов, как было в 2014 году с Усатым. Все еще будет: и отстранение кандидатов в округах, и отмена выборов в округах, и попытки любым способом набрать для него каких-то 10-15%, которые позволят ему вести игру в центре и иметь возможность громить и проевропейцев справа, и проссийских слева, обвиняя их в нежелании стабильности в Молдове, в готовности ввергнуть страну в досрочные выборы... Возможна и такая дикость.

А мы можем только одно: строить, камень за камнем, это здание, пока не получим в парламенте мажоритарное унионистское движение, которое позволит осуществить объединение. Разумеется, мы будем поддерживать все проевропейские инициативы по реформированию государства, потому что нам необходимо и правовое государство, и независимые СМИ, и свободная экономика, все, как и должно быть в европейском и проевропейском государстве. Но быстрее все это можно достичь только через Объединение, а все остальные варианты означают замедление развития Республики Молдова.

Свободная Европа: Учитывая поляризацию общества, что хотели бы вы передать тем, кто не разделяет ваши взгляды? И таких в Молдова тоже много…

Моя большая просьба к диаспоре – приезжать домой, по возможности, и голосовать здесь

Дорин Киртоакэ: Наш месседж неизменен. Мы всегда выступали за объединение, призывали к объединению, разве что немного завуалировано, что ли, не так определенно... По уровню развития Румыния не выглядела достаточно убедительным аргументом, скажем, еще лет десять назад, в начале нулевых, ну, а после 1989-го, в 1990-е годы она вообще уступала Республике Молдова – отсюда вывозили телевизоры, холодильники и все остальное.

Но со временем Румыния вступила в НАТО, стала членом Евросоюза, сейчас активно развивается, добилась такого экономического роста, которому могут позавидовать и другие страны ЕС, зарплаты там растут, и пенсии растут, и инвестиций полно – есть все необходимое для того, чтобы людям жилось хорошо. Тенденции налицо, а прежде они были не столь заметны.

И с этой точки зрения (помимо исторических аргументов – Михай Витязул, Александру Иоанн Куза, король Фердинанд, королева Мария, Великая Румыния) сегодня появились и другие аргументы, относящиеся к сегодняшнему дню. С таким раскладом легче убеждать, потому что если человек говорит: «Я хочу лучшей жизни, хочу, чтобы мои дети жили лучше, получили хорошее образование, я хочу хороших школ и больниц, хороших дорог и всего, что делает жизнь человека достойной!» – мы может ему доказать с конкретными примерами на руках, что всего этого легче и быстрее можно достичь, объединившись с Румынией. А то, что мы можем рассчитывать оттуда на полную поддержку, – такая мотивация в сто раз эффективнее и надежней!

В одиночку мы всегда будем бежать вслед за уходящим поездом. Сегодня в Республике Молдова ВВП на душу населения составляет 2 тыс. долларов, в Румынии – 10 тыс. долларов, соотношение – 1:5. Нам понадобится, как минимум, 50 лет, чтобы достичь тех 10 тыс. на душу населения, но ведь и Румыния тоже стоять на месте не будет, так что нам всегда придется ее догонять. Не говоря уж о Германии и остальных странах!..

Проблема с голосованием в Приднестровье состоит в том, что там все уже предрешено, все организовано в пользу Додона

Следовательно: надо убеждать, убеждать каждого гражданина в том, что, если он хочет жить лучше, объединение с Румынией – это оптимальный путь. А вот если не хочет жить лучше, то пусть признает, что ему по душе нынешняя ситуация, что ему нравится идея государственности и все прочие полумеры.

Свободная Европа: Какие ожидания вы связываете с диаспорой, которая будет голосовать в трех избирательных округах, а также с приднестровскими избирателями, для которых зарезервировано два мандата в будущем парламенте?

Дорин Киртоакэ: Да, здесь налицо издевательское отношение к диаспоре. Во-первых, ни один представитель диаспоры не баллотируется от партий – ни по спискам, ни в округах. Получается, что все хотят воспользоваться голосом диаспоры, но поддерживать ее никто не собирается.

У нас на данный момент два представителя диаспоры, возможно, будет еще несколько кандидатов от диаспоры, европейской, прежде всего, но, возможно, и от наших сограждан в США, которые там живут, работают и не один год борются за права диаспоры. Выдвижение кандидата от них стало бы важным фактором поддержки, ведь именно так и следует выстраивать отношения с диаспорой. В рамках этого мандата, с 2014-го по 2018 гг., у нас был представитель диаспоры из Италии, поэтому мы можем сказать, что диаспору мы поддерживаем уже давно.

Что касается возможности голосовать, то она с самого начала была сведена к минимуму с этой новой смешанной системой выборов, которая затрагивает и северную зону страны, и южную, и диаспору, и Приднестровье – всех нас. Диаспора может проголосовать на ограниченном количестве избирательных участков, при наличии действительных паспортов: они не имеют право голосовать по просроченному паспорту или по удостоверению личности, как это должно быть – и как было, кстати, в 2005 году.

В этом случае самый надежный способ – голосовать дома. Если бы они могли приехать 24 февраля домой и проголосовать здесь, результаты выборов выглядели бы по-другому. Поэтому моя большая просьба к диаспоре – приезжать домой, по возможности, и голосовать здесь. Особенно это касается центра и тех округов, где у правоцентристских, проевропейских партий и унионистов – наибольшие шансы.

Это абсурдная идея – вести агитацию на оккупированной территории, контролируемой Россией

На севере и юге трудно предсказывать благоприятный результат для проевропейцев и унионистов, учитывая, что там за пророссийские партии всегда голосовали 70-80% избирателей. Но в центре Республики Молдова, в Кишиневе, повторяю еще раз, нужно внимательно посмотреть по каждому округу в отдельности, и там, где у проевропейцев больше шансов, вклад диаспоры может оказаться определяющим – если наши соотечественники найдут возможность приехать домой и проголосовать.

И, конечно же, их вклад может выразиться в том, что они постараются убедить родственников, друзей и знакомых отдать свой голос за унионистов и проевропейцев. Как видите, мы не ограничиваемся унионистами, мы пытаемся вести честную игру со всеми, в том числе, конечно, с диаспорой, голос которой может быть очень существенным, но, увы, он с самого начала – и преднамеренно – сведен к минимуму.

Свободная Европа: Как вы намерены вести агитацию в двух округах, предусмотренных для жителей Приднестровья?

Дорин Киртоакэ: Лично у меня есть определенный опыт работы в Приднестровье. И вместе с вами, и с другими представителями гражданского общества лет 10-15 назад мы поехали в Приднестровье на машине, на которой латиницей было написано: «Российская армия, вон из Республики Молдова!». Были там и другие надписи. Планировали провести ряд мероприятий. Естественно, нас задержали, арестовали, выдворили, запретили… Но главное – нужна воля!

Проблема с голосованием в Приднестровье состоит в том, что там все уже предрешено, все организовано в пользу Додона. Так было в 2016 году – и, скорее всего, так будет и на этот раз. Приднестровье предполагает другой подход, обычная агитация в двух округах не подойдет. Там нужно вести работу на уровне рядовых людей, гражданского общества, и нужно найти способ противостоять режиму.

Да, в его руках все государство, все госструктуры, СМИ, но ему опять необходим парламент

А вообще, это абсурдная идея – вести агитацию на оккупированной территории, контролируемой Россией, где по сути работают российские законы, где никто самостоятельно и пальцем не смеет шевельнуть. Там диктатура похлеще, чем в свое время было в СССР. Так что сама идея с округами для Приднестровья абсурдна – и это тоже часть плана Плахотнюка, Додона и Шора по пресечению любых здоровых намерений для Республики Молдова.

Свободная Европа: Какие сюрпризы возможны до 24 февраля? И возможны ли?

Дорин Киртоакэ: Да, разумеется! Если Плахотнюк почувствует, что земля уходит у него из-под ног, а результаты голосования могут сыграть с ним злую шутку, – что избиратели его не поддержат, за незначительными исключениями, разве что в Ниспоренах, куда в последнее время никто не смеет ступить ногой, – с его стороны возможны какие-то резкие движения. Он может отстранить от гонки и обезвредить наиболее опасных соперников. Лишь бы обеспечить себе резонный минимум голосов – чтобы и у Додона не было 50%, и у проевропейцев не набралось половины. Тогда он сможет играть и на той, и на другой половине. Думаю, он каждый день прикидывает, как и против кого направить свои пушки.

Да, в его руках все государство, все госструктуры, СМИ и все остальные атрибуты, но ему опять необходим парламент, ведь он оказался для него крайне полезным: купленный в 2014 году парламент оправдал себя полностью. Поэтому ему не обойтись без парламента, который обеспечит ему комфорт в условиях диктатуры, им же установленной. А если возникнет угроза проиграть выборы, и неважно кому, проевропейцам или унионистам, то есть Блоку ACUM, с одной стороны, или пророссийским силам в лице Партии социалистов, с другой, он ударит и по тем, и по другим, стремясь обеспечить себе комфортное место в центре.

Думаю, он может дойти и до того, что попытается аннулировать результаты по округам. Как я уже сказал, он способен на все, и он доказывал это уже не раз. Наверняка начнет придумывать разные бредовые штуки типа лайки или лайвы в интернете или что-то еще подобное. Возможно, будет и что-то другое, но из того же разряда абсурдных идей, как это было в случае с г-жой Бердило и теми бредовыми галлюцинациями, озвученными летом 2018 года.

XS
SM
MD
LG