Linkuri accesibilitate

Еуджен Карпов: «Без политической воли Российской Федерации невозможно добиться вывода войск»


Военный парад в Тирасполе

Бывший вице-премьер по реинтеграции — о резолюциях по выводу российских войск из Молдовы

НАТО призывает Россию вывести свои войска с восточных территорий Республики Молдова. В конце июня Генассамблея ООН приняла аналогичную резолюцию с требованием к Москве завершить этот процесс в максимально короткие сроки. И Парламентская ассамблея по безопасности и сотрудничеству в Европе (ПА ОБСЕ) подтвердила необходимость полного вывода иностранных войск с территории Молдовы и преобразования миротворческой операции на Днестре в гражданскую под международным мандатом. Может ли Запад вынудить Россию пойти на уступки? Корреспондент Свободной Европы Валентина Урсу беседует об этом с бывшим переговорщиком от Кишинева, депутатом Еудженом Карповым.

Свободная Европа: Появляются резолюция за резолюцией по поводу вывода российских войск, впервые такой призыв прозвучал со стороны Североатлантического альянса. Россия продолжает очень болезненно реагировать на подобного рода требования. Чем увенчаются усилия Молдовы, которая не теряет надежды добиться вывода российских войск?

Еуджен Карпов: Да, налицо согласованные усилия, прежде всего, со стороны международного сообщества. Разумеется, не без стараний со стороны Республики Молдова, которая не дает забыть эту тему на международных платформах. Это естественно, это нормально. По моему мнению, это один из немногих вопросов, на которые не влияют политические события в самой Республике Молдова, да и реакции наших международных партнеров при обсуждении вывода российских войск или приднестровского урегулирования не зависят от тех или иных внутренних эпизодов, происходящих в Молдове.

Со стороны, возможно, это простое совпадение по времени, что именно сейчас состоялись форумы престижных международных организаций, на платформах которых были приняты известные резолюции. Кроме того, что касается США, то здесь заслуга, скорее, принадлежит Республике Молдова, МИД которой и другие структуры приложили активные усилия для продвижения резолюции.

Первая инициатива в этом плане была отозвана. Да, от первой попытки добиться включения вопроса о выводе войск в повестку ООН Республика Молдова отказалась, и это, как выяснилось, был правильный шаг, так как на тот момент реально не набиралось достаточного числа государств, готовых поддержать инициативу. Впоследствии Молдова вернулась к вопросу и добилась успеха.

Свободная Европа: К чему могут привести эти усилия на фоне практического отсутствия диалога между Кишиневом и Москвой по данной проблематике?

Еуджен Карпов: Разумеется, количество деклараций важно, но для возобновления процесса вывода российских войск необходимы, прежде всего, решение и политическая воля со стороны соответствующего государства – Российской Федерации. С этой точки зрения ситуация пока не самая благоприятная, учитывая растущую напряженность между европейскими государствами, сильными государствами, включая США, и Россией.

По сути, эти решения, которые принимаются на различных международных встречах, должны показать Российской Федерации, что она допускает ошибки по ряду внешнеполитических сегментов, в том числе, в отношении Республики Молдова, сохраняя на ее территории свое военное присутствие. Насколько сильно это повлияет на Россию, и побудит ли ее положительно и конструктивно реагировать на призывы международных форумов, – трудно сказать. Лично я не настолько наивен, чтобы поверить в то, что Россия отреагирует незамедлительно. Аналогичные резолюции принимались и ранее, и тоже – на различных престижных платформах.

Республика Молдова по Конституции – нейтральное государство. Принцип нейтралитета универсален

Свободная Европа: Россию призывают, от нее могут потребовать, но заставить не может никто – и Россия на этом играет?

Еуджен Карпов: На международном уровне помимо резолюций и решений различных форумов есть и правовые обязательства. Мы должны рассматривать обязательство России в контексте всех политико-правовых инструментов, существующих в вопросе вывода российских войск. И ответ здесь может быть один и только один: Россия обязана – не политически, а юридически обязана – вывести как можно скорее свои войска с территории Республики Молдова. Есть документы, в соответствии с которыми Россия обещала выполнить это обязательство. Иными словами, в определенный период Кремль выразил готовность свернуть свое военное присутствие, и этот процесс даже начался…

Свободная Европа: Но, говорят, это обязательство, которое взяла на себя Москва в 1999 году на стамбульском саммите ОБСЕ, утратило легитимность?

Еуджен Карпов: В свете растущей конфронтации между Российской Федерацией и остальными цивилизованными государствами Россия, конечно же, готова придумывать различные предлоги и аргументы в пользу того, что те или иные обязательства уже перестали быть актуальными, что они лишены юридической силы и являются сугубо политическими и т.д. – но факт остается фактом.

Республика Молдова по Конституции – нейтральное государство. Принцип нейтралитета универсален: ни одно государство не вправе размещать свои войска на территории другого государства без согласия последнего. Республика Молдова своего согласия на пребывание российских войск не давала, более того, она провозгласила себя нейтральной именно для ускорения процесса вывода войск со своей территории. С этой точки зрения нет ни одного аргумента в пользу Российской Федерации.

Свободная Европа: Среди немногочисленных реакций, прозвучавших со стороны Российской Федерации, есть оценка представителя МИД России, который сказал, что «безответственно требовать вывода российских военных из Приднестровья, так как это существенно осложнит ситуацию в регионе и окажет негативное воздействие на ход переговоров по урегулированию конфликта».

Еуджен Карпов: Это старая песня Москвы, в очередной раз Россия пытается исказить действительность и скрыть правду. В Республике Молдова дислоцировано два вида российских войск – это бывшая 14-я армия со складом боеприпасов в Кобасне, и так называемый миротворческий контингент, на присутствие которого имеется формальное согласие Республики Молдова в соответствии с соглашением, подписанном президентом Мирчей Снегуром в 1992 году. Этот миротворческий контингент существует до настоящего момента в своем изначальном формате, его мандат не был пересмотрен.

Никаких перемещений войск из мест дислокации не допускается без разрешения ОБСЕ и Объединенной контрольной комиссии

Все, что связано с регулярными войсками Российской Федерации, с ее 14-й армией, преобразованной со временем в ОГРВ (Оперативная группа российских войск), которую называют и Ограниченной группой российских войск, подлежит выводу, и нет ни одного соглашения с Республикой Молдова, на основании которого эти войска можно было бы сохранять. Более того, склад боеприпасов в Кобасне представляет угрозу безопасности, в том числе для жителей, с радиусом действия в десятки и даже сотни километров, включая часть территории Украины, на границе с которой расположено село Кобасна – и если рванет, не дай Бог, то пострадает много людей. Это реальная опасность, но еще хуже – то, что Российская Федерация никому не позволяет инспектировать этот склад, чтобы проверить, как хранятся боеприпасы, в каких условиях.

Согласно международным правилам, ОБСЕ уполномочена и обязана инспектировать военные части Российской Федерации. Наряду с ОБСЕ, и Республика Молдова вправе проводить такие проверки, чтобы быть в курсе положения дел на подобных объектах.

Свободная Европа: Но доступа туда у Кишинева нет.

Еуджен Карпов: Да, конституционным органам доступа туда нет, а ОБСЕ в последнее время подрастеряла свой былой пыл, пытается быть более снисходительной к российским властям. Возможно, потому, что Россия является главным плательщиком взносов в бюджет ОБСЕ, или потому, что ее влияние достаточно велико для влияния на решения ОБСЕ, – как бы то ни было, но факт остается фактом.

Свободная Европа: Спикер Канду недавно выразил обеспокоенность в связи с несанкционированным передвижением в Зоне безопасности колонны в составе около 40 грузовиков, которые перевозили боеприпасы и вооружение из Кобасны неизвестно в каком направлении…

Еуджен Карпов: Да, это так. Эта информация сопровождалась снимками, доказательствами, рассказами очевидцев о том, что такое происходит, притом довольно часто, но сейчас это была демонстрация, наверняка преднамеренная. Перемещение войск нужно для того, чтобы произвести впечатление на Республику Молдова или дать определенные сигналы международному сообществу. Это очень тревожный факт.

Знаю, что на этот счет были соответствующие обращения в Объединенную контрольную комиссию, что об инциденте проинформированы международные партнеры, в частности, ОБСЕ, и не только ее кишиневские структуры, но и центральные органы ОБСЕ в Вене, ответственные за ситуацию в регионе. Ясно одно: власти должны держать руку на пульсе по поводу всего, что связано с безопасностью в приднестровском регионе и, прежде всего, в Зоне безопасности. Никаких перемещений войск из мест дислокации не допускается без разрешения ОБСЕ и Объединенной контрольной комиссии.

Свободная Европа: Тирасполь выступает категорически против вывода российских войск с территории левобережья Днестра и призывает Кишинев сосредоточиться на переговорах как таковых…

Еуджен Карпов: Да, это своеобразный пинг-понг, хорошо отлаженная игра между Тирасполем и Москвой. То Москва вроде бы готова выводить свои войска и вывозить боеприпасы, но не может этого сделать, так как Тирасполь против. А то Тирасполь, с другой стороны, призывает обсудить вопрос за столом переговоров, и т.д., и т.п. Это замкнутый круг, который Москва и Тирасполь специально создали для того, чтобы избежать обсуждения этого вопроса.

Украина и Румыния – наши стратегические партнеры

Свободная Европа: Предположим, в интересах Кишинева, чтобы Запад оказывал давление на Россию с целью вынудить ее вывести свою группу войск из Приднестровья. Но без диалога между Кишиневом и Москвой это возможно, г-н Карпов?

Еуджен Карпов: Если честно, то без политической воли Российской Федерации практически невозможно добиться вывода войск. Этот процесс можно начать только по приказу министра обороны Российской Федерации.

Свободная Европа: А стороны обсуждают этот вопрос, или же Кишинев боится открыто заявить России о своих претензиях?

Еуджен Карпов: Насколько мне известно, этот вопрос сейчас получил более конкретный характер и, я бы сказал, более смело и более прямо поднимается в диалоге с Российской Федерацией, а также с международными партнерами в надежде отыскать возможность повлиять на Россию – и позитивными методами, и методами принуждения к тому, чтобы начать процесс вывода войск.

Позитивные методы – это диалог международных партнеров: НАТО, ОБСЕ, Евросоюз, США, ООН, – да всех, кто причастен к этому процессу. Методы принуждения означают, что эти же структуры принимают резолюции, заявления или решения в поддержку Республики Молдова с требованием вывода войск, многие их них вводят определенные санкции против Российской Федерации за ее бездействие по определенным направлениям или за действия, противоречащие международным стандартам, каковыми являются, например, аннексия Крыма или поддержка сепаратистских проявлений на востоке Украины, военные действия и т.д.

Президент пытается покрывать действия России, находить им объяснения и поддерживать их

Свободная Европа: Из высшего руководства Республики Молдова, похоже, только Игорь Додон ведет постоянный диалог с Владимиром Путиным. А вот по линии правительства включен режим ожидания.

Еуджен Карпов: Мы уже привыкли к тому, что президент Додон придерживается одного вектора развития, несмотря на все его заявления о необходимости ладить со всем миром. В результате предпринимаемых им действий наши партнеры, по всем показателям, избегают встреч с ним. Все его попытки поехать в Бухарест, Киев или другие столицы пока безуспешны, двери перед ним закрыты. Думаю, самое время ему призадуматься, почему так происходит, и попытаться исправить ситуацию.

Свободная Европа: Его упреки сводятся к тому, что власть бессильна и не может наладить диалог с Россией.

Еуджен Карпов: Речь не идет о диалоге с Россией. Я думаю, президент должен поддерживать связь и вести диалог со всеми государствами региона, наши отношения с Бухарестом не должны проходить через Россию, и президент не должен их рассматривать как нечто зависящее от качества наших отношений с Россией.

Так же и Киев... Эти государства, Украина и Румыния, – наши стратегические партнеры, мы соседи, и именно через них мы может осуществлять международную деятельность: экономическую, культурную, транспортную и т.д.

С другой стороны, президент пытается как-то покрывать действия России, находить им объяснения и в значительной степени поддерживать их, несмотря на то, что в их результате нарушается Конституция, принцип нейтралитета, обязательство выводить группу войск и придерживаться нейтральной позиции в приднестровском урегулировании, исходя из статуса страны-гаранта. По моему мнению, независимо от того, как мы желали бы строить свою внешнюю политику, необходим – я имею в виду со стороны аппарата президента – критический взгляд во всем, что касается интересов национальной безопасности, национальной обороны, всего того, что напрямую связано с завтрашним днем нашего государства.

Свободная Европа: Власть утверждает, что ей удается сблизить жителей обоих берегов Днестра. Как вы считаете, есть прогресс в приднестровском досье, за исключением политической составляющей?

Я был уверен, что сразу же после открытия моста Тирасполь установит там вагончики с так называемыми пограничниками

Еуджен Карпов: Как раз об этом я хотел сказать. Думаю, не надо возвращаться к протокольным решениям, подписанным в прошлом году, о которых сказано уже достаточно. Это были – я по-прежнему так считаю – благоприятные шаги, лед немного тронулся, появилось больше доверия, чтобы двигаться вперед. Но в последнее время, я имею в виду первую половину 2018 года, прогресс, который, казалось, начал выкристаллизовываться, потускнел, и никакого движения нет.

Приднестровцы настаивают на каких-то элементах, совершенно неприемлемых для Кишинева, которые затрагивают суверенитет Республики Молдова и способствуют укреплению элементов приднестровской государственности. Думаю, и международный климат, и нестабильность в регионе – все это отражается на отношениях между Кишиневом и Тирасполем.

Свободная Европа: Сдан в эксплуатацию мост в Гура-Быкулуй – Бычок, но там Тирасполь установил таможенный пост, и многие задаются вопросом: чем увенчались усилия? Тем, что у приднестровской администрации появился еще один контрольный пункт?

Еуджен Карпов: Было бы наивно полагать Кишиневу, что, если принято решение восстановить движение по мосту, то тираспольская администрация не установит там КПП, как это сделала на всех остальных пунктах, потому что это стало бы прецедентом, стало бы открытой дверью для того, чтобы в дальнейшем ликвидировать все контрольные пункты – ведь ясно, что они не нужны, что они бесполезны.

Свободная Европа: Значит, сейчас о ликвидации этих пунктов уже не может быть и речи? А их четырнадцать…

Еуджен Карпов: Я был уверен, что сразу же после открытия моста Тирасполь незамедлительно установит там вагончики с так называемыми пограничниками, с представителями милиции и прочих всевозможных структур…

Свободная Европа: С таможенниками

Еуджен Карпов: Да. Мы с этим уже сталкивались. Разумеется, это вопиющее нарушение, потому что все соглашения…

Свободная Европа: И это все происходит на фоне «прорыва»?

Еуджен Карпов: Вот именно. Значит, у каждой медали есть две стороны, и если мы, Кишинев, пытаемся видеть и руководствоваться положительной стороной, то Тирасполь, находясь на другом берегу реки, пытается видеть другую сторону и эксплуатировать ее.

Тирасполь вынашивает параллельную повестку. Он каждый раз пытается диктовать какие-то свои условия

Более того, если все пункты, контролируемые приднестровцами, незаконны – а их количество было определено заранее, сейчас они прибавили к ним еще один, то есть, пошли еще дальше, – вместо того, чтобы сокращать существующие, они пополнили список еще одним пропускным пунктом. Это серьезно, и это свидетельствует о том, что все далеко не так просто, как хотелось бы многим верить в прошлом году.

Свободная Европа: Так обоснованы или нет заявления, которые звучат со стороны гражданского общества, – о том, что на самом деле речь не идет о реинтеграции, что были нарушены некие красные линии, и что реинтеграция как была далеко, так и осталась, а Кишинев идет на односторонние уступки?

Еуджен Карпов: Я считаю вполне обоснованными усилия, предпринятые в прошлом году соответствующими структурами, в частности, Бюро по реинтеграции, которые привели к подписанию известных протокольных решений. В подписанных договоренностях я не вижу нарушений каких-либо красных линий, это, думаю, был некий тест, – мы попытались решить ряд проблем, которые отличались глубоким социальным, гуманитарным характером, они касались дипломов об образовании приднестровских выпускников, мобильной связи, земельных участков дубоссарских фермеров…

Свободная Европа: Регистрации автомобилей…

Еуджен Карпов: ...и всего остального. Как пакет – это был нужный пакет для Кишинева. Не воспользовавшись возможностью, мы не смогли бы двигаться дальше.

Одновременно это был и тест, урок, и мы поняли, что даже там, где, казалось бы, все предельно ясно и просто, где можно договориться и решить какие-то проблемы на благо населения обоих берегов Днестра, – даже там Тирасполь вынашивает какую-то параллельную повестку. Он каждый раз пытается впоследствии диктовать какие-то свои условия, выходит с какими-то предложениями, которые выставляют его в другом свете. Поэтому надо быть очень внимательным в отношении этой игры между Кишиневом и Тирасполем, Тирасполем с Москвой – в отношении Кишинева, и совершенствовать свою переговорную тактику.

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG