Linkuri accesibilitate

Ион Ляху: «Миссия ОБСЕ работает, но иногда следовало бы ей давать немного по рукам»


Тирасполь

Генассамблея ООН призвала Россию вывести войска из Молдовы. Что дальше?

22 июня Генеральная ассамблея ООН приняла предложенную Республикой Молдова резолюцию, в которой Россию призывают вывести Ограниченную группу войск с территории левобережья Днестра. Что последует дальше? Корреспондент Свободной Европы Валентина Урсу побеседовала об этом с Ионом Ляху, бывшим членом Объединенной контрольной комиссии, которая наблюдает за ситуацией в Зоне безопасности на Днестре.

Ион Ляху: Самое главное, что, в конечном счете, удалось доказать наличие желания и воли – и сделать то, о чем мы давно мечтаем: добиться рассмотрения вопроса на самом высоком уровне. После принятия этой резолюции должны последовать определенные действия. Если Молдова обратилась в ООН, значит, она должна доказать, что намерения ее были самыми благородными, что она готова последовательно идти до конца.

Свободная Европа: Однако политической воли Кишинева недостаточно, необходима такая же воля со стороны Российской Федерации.

Ион Ляху: Это уже вторая часть вопроса. Нужно отдавать себе отчет, что вряд ли удастся убедить Россию добровольно выполнить решение ООН.

Свободная Европа: А каким образом можно повлиять на Россию?

Ион Ляху: Давление оказывается, и оно будет оказываться впредь. Если бы такая резолюция была принята лет десять назад, и если бы у нас было еще и решение международного суда, в который обратились бы не частные лица, как, например, в «деле Илашку», а государство, то, возможно, Россия оказалась бы сегодня в гораздо более жестких санкционных тисках.

Правда, нужно отдавать себе отчет в том, что невозможны какие-либо жесткие санкции без перспективы их отмены. Посмотрите на [Северную] Корею – когда ее прижали к стенке со всех сторон, удалось пойти навстречу друг другу…

Российская Федерация опутала нас, как шелкопряд, различными санкциями и ограничениями

Свободная Европа: Но после принятия резолюции о выводе российских войск нашего посла в Москве Андрея Негуцэ вызвали в МИД РФ. И в очередной раз указали на якобы «деструктивный характер» резолюции, которая, как отмечается в сообщении для прессы, может подорвать «хрупкий прогресс», который наметился в в урегулировании приднестровского конфликта.

Ион Ляху: Ничего нового в этом нет. Россия, в отличие от Молдовы, несравненно более последовательна в своих действиях. Сразу же после того, как Молдова внесла проект резолюции, а ООН включила его в повестку дня, Россия предприняла ряд действий, в том числе, известный уже всему миру военный демарш с участием транспортных средств и бронетехники, что абсолютно недопустимо в рамках миротворческой миссии. Но россияне пошли на это...

Стоит ли удивляться, что они вызвали посла и в очередной раз навесили международному сообществу лапшу на уши о «хрупком прогрессе» в приднестровском урегулировании, который только наметился и сразу же оказался под угрозой! Какой прогресс?! С 2016 года, когда был принят берлинский протокол, и до римского раунда в 2018 году мы только и делаем, что идем навстречу Приднестровью, идем на огромные уступки.

Если до сих пор государственность укреплялась усилиями российской стороны, то сейчас и мы этому способствуем, помогаем Приднестровью стать сильным государством. Практически регион уже получил возможность осуществлять экспорт на собственном транспорте, приднестровцы смогут продолжать учебу и устраиваться на работу легально, по своим документам, признанным Кишиневом, который даже не осознает, до какой степени он способствует укреплению приднестровской государственности.

Свободная Европа: Я приведу слова замминистра иностранных дел Российской Федерации Карасина, который заявил послу Негуцэ, что «предпринятый вопреки отсутствию внутриполитического консенсуса в Кишиневе недружественный шаг правительства Молдавии омрачит атмосферу российско-молдавских отношений». Вероятно, он имел в виду и заявление Игоря Додона, который назвал резолюцию ООН враждебным, антироссийским действием.

Ион Ляху: Я не понимаю, почему нас это до сих пор удивляет. От России можно ждать любых заявлений. В частности, нынешний формат, нынешний состав команды на Смоленской площади Москвы, то есть министерства иностранных дел, и не кто-то иной, а сам министр Сергей Лавров, находясь в Кишиневе, заявил, что миротворцы стоят между Приднестровьем и Молдовой на границе, обеспечивая мир.

Украина дважды выражала готовность обеспечить «зеленый коридор» для вывоза военных грузов. Значит, необходимо разработать конкретный план

Чтобы выступать с подобными заявлениями – тут одно из двух: либо ты полностью некомпетентен, либо очень и очень жестко настроен против Молдовы. Так что удивляться нечему. Как может испортить молдавско-российские отношения подобное решение, если Российская Федерация и так нас опутала, как шелкопряд, различными санкциями и ограничениями? Российская Федерация не выполнила ни одного из своих обязательств – что в рамках миротворческой операции, что на двустороннем уровне.

Свободная Европа: Мне, напротив, запомнились оценки ряда экспертов, которые говорили, что Россия игнорирует ею же созданный миротворческий механизм, чтобы заблокировать переговорный процесс, – и что Кишинев должен использовать этот аргумент.

Ион Ляху: Проблема не в Российской Федерации. Позиция России общеизвестна, и Кишиневу она известна больше, чем кому бы то ни было, но для нас это крайне болезненный момент. Не знаю, насколько я вправе говорить, но не думаю, что мы сейчас может выйти из соглашения 1992 года. Несмотря на то, что в документе предельно ясно оговорено: его действие прекращается по согласию сторон – или в случае выхода из него одной из договаривающихся сторон, что влечет за собой прекращение деятельности контрольной комиссии и воинских контингентов.

Если бы Кишинев не шел так охотно навстречу Тирасполю, может, и Россия была бы более покладистой

Иными словами, миротворческая миссия автоматически отменяется, и стороны должны отвести свои контингенты. Хорошо, Кишинев отводит свои части, а Приднестровью куда их отвести? Ясно же, что отвода не будет. А, может быть, Россия отведет свой контингент? Да как бы не так! Следовательно, мы только проиграем в результате такого шага. Это единственное «но», которое, в принципе, и заставляет нас оставаться в рамках этой проклятой миротворческой миссии.

Свободная Европа: И все-таки, какие конкретно есть шансы на то, что армия будет выведена?

Ион Ляху: Шансов очень мало, но я надеюсь, что власть не только ради резолюции проделала этот путь в Нью-Йорк и обратно. Вся основная работа еще впереди, предстоят более конкретные действия: при каждом нарушении международных норм и процедур миротворческих операций, прав человека доводить каждый факт до сведения международного сообщества И каждый раз отсылать к данной резолюции, в которой содержится требование к России о выводе войск.

Более того, Украина дважды в официальном порядке выражала готовность обеспечить «зеленый коридор» для вывоза вооружения, боеприпасов и других военных грузов. Значит, эту готовность необходимо подтвердить, разработать конкретный план и ходатайствовать перед ОБСЕ о финансовом обеспечении процесса.

Свободная Европа: Но ведь был создан и специальный фонд для уничтожения боеприпасов с просроченным сроком?

Ион Ляху: Да, это так. Есть фонд, есть специальная камера для утилизации просроченных боеприпасов. Но большинство из них все-таки можно транспортировать, проблемы особой в этом нет, другое дело – это история не одного дня. Потребуется достаточно много времени. А самое главное – Кишиневу пора положить конец практике односторонних уступок. Если бы Кишинев не шел так охотно – и я не знаю, почему он это делает – навстречу Тирасполю, может, и Россия была бы более покладистой в том, что касается выполнения резолюций ООН.

Мы являемся территорий, к которой стремится Россия, чтобы обрести былую мощь Советского Союза

Свободная Европа: Лично вам сегодня ясно, что планируют Москва и Тирасполь?

Ион Ляху: Да, в принципе, ясно. Они хотят…

Свободная Европа: Я имею в виду и военные учения, и другие моменты, которые ясно говорят о том, что что-то готовится.

Ион Ляху: Они давно ко всему готовы, характер военных учений за последнее пять лет не оставляет сомнений в том, что они готовы к определенным действиям, но эти действия тесно связаны с ситуацией в Украине. До тех пор, пока в Украине у власти демократические силы во главе с Петром Порошенко, Россия, скорее всего, будет воздерживаться от каких-либо действий. Но если вдруг через год к власти придут пророссийские силы – с того самого момента начнется реализация сценария, к которому готовы военные подразделения в Приднестровье.

Свободная Европа: Обеспокоен по этому поводу и Бухарест, г-н [министр обороны Михай] Фифор обращал внимание на то, что Россия наблюдает за нами круглосуточно.

Ион Ляху: Люди правильно понимают ситуацию и мыслят в верном направлении. С 2007 года, когда Владимир Путин озвучил в Мюнхене внешнеполитическую доктрину России, мы все находимся под прицелом этого государства, мы являемся территорий, к которой стремится Россия, чтобы обрести былую мощь Советского Союза, всемогущество которого простиралось до Прута и далее, к устью Дуная.

Свободная Европа: И сегодня практически все перед российским фактором бессильны?

Ион Ляху: В принципе, да. Весь трагизм ситуации состоит в том, что очень многие государства по различным причинам считают себя обязанными давать отпор интеграционному процессу. Не особо жалуют интеграцию ни в Европе, ни вообще в мире. Китай обладает, скажем так, мощной силой, но и его поведение вызывает много вопросов. Нескольких факторов недостаточно для того, чтобы сложилась сильная коалиция, которая могла бы прямо, без обиняков сказать России: стоп, довольно, дальше некуда, вот красная линия, переступать за которую нельзя.

Свободная Европа: Значит, какие-то сдвиги в приднестровском вопросе возможны?

Ион Ляху: Да, конечно же, да.

Свободная Европа: В положительном или отрицательном плане?

Ион Ляху: Положительным сдвигам взяться неоткуда, даже если что-то и появится, то автоматически…

Свободная Европа: А для кого именно положительным?

Ион Ляху: Для Приднестровья положительные – и они автоматически становятся отрицательными для нас. Не сегодня – завтра будет заключено соглашение по телефонии, по телефонной связи. Мы ничего не выигрываем, тем не менее, я не исключаю, что Кишинев подпишет соглашения, что позволит приднестровскому оператору выйти на наш рынок и так его взбаламутить, что мы потеряем возможность нормально общаться по мобильной связи.

Сегодня, увы, ОБСЕ по сути становится рупором Российской Федерации

Свободная Европа: Иными словами, после этой победы, которую власть усматривает в принятой ООН резолюции, должны последовать какие-то конкретные шаги?

Ион Ляху: Разумеется, надо мобилизоваться всем тем, кто причисляет себя к друзьям Молдовы, кто готов что-то сделать, и, в первую очередь…

Свободная Европа: ...Европейскому союзу и США?

Ион Ляху: Евросоюз и США – да, но надо добиться, чтобы они изменили свой статус наблюдателей на активных участников, посредников, и тогда, возможно, в рамках формата что-то и сдвинется с места, или, как минимум, не будут приниматься такие решения… Потому что сегодня США и ЕС, в принципе, хранят пассивный нейтралитет: «Хотите так – пожалуйста, нет – воля ваша». Миссия ОБСЕ работает, но иногда следовало бы ей давать немного по рукам, чтобы не навязывала нам решений…

Свободная Европа: Кстати, в двух словах: как бы вы оценили надежды, которые Молдова возлагает на ОБСЕ?

Ион Ляху: Ставки невысокие, отношения с ОБСЕ такие, какие они есть. Но это неправильно, бывали периоды, и довольно продолжительные, когда миссия ОБСЕ в Республике Молдова проявляла несравненно более конструктивный подход с точки зрения международных норм. Сегодня, увы, ОБСЕ по сути становится рупором Российской Федерации.

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG