Linkuri accesibilitate

Ernest Vardanean

Повторные выборы на должность мэра Стамбула прошли. По данным ЦИК, кандидат от оппозиционной Республиканской Народной партии Экрем Имамоглу почти на 10% обошел своего соперника от правящей Партии справедливости и развития, бывшего премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма: соответственно, 54,2% и 45%. Явка составила 84,5%.

Главный вдохновитель повторного голосования, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган уже признал поражение своего ставленника и поздравил жителей города на Босфоре с «проявлением народной воли». «Я желаю, чтобы результаты выборов мэра Стамбула принесли благо. Народная воля еще раз проявилась сегодня. Поздравляю Экрема Имамоглу, который, по предварительным данным, выиграл выборы», - написал в Twitter президент Турции еще до оглашения официальных итогов, сообщает «Регнум».

Сам Имамоглу, когда его победа стала очевидной, сказал: «Это новая страница истории, новое начало для Стамбула. Вся Турция одержала победу и вскоре, поверьте мне, все это почувствуют», - цитирует политика Radio France Internationale. Секрет успеха оппозиционного политика немного раскрывает газета «Коммерсант» в обзорном материале с места событий. В частности, избиратели отмечают «универсальность» нового мэра.

А еще важную роль, как и предсказывали эксперты, сыграл курдский фактор. Представителей этого народа очень много в Стамбуле, однако Йылдырым решил, что путь в мэрию города лежит через Диярбакыр (Тигранакерт) и отправился туда, на юго-восток Турции, и даже произнес слово «Курдистан», что для власти абсолютное табу. Но и это не помогло. Стамбульские курды, опрошенные корреспондентом «Ъ», признались в том, что ненавидят Эрдогана и всё его окружение. Зато Экремоглу, по их мнению, сплачивает народ.

«Я думаю, что Эрдоган устроил перевыборы только для того, чтобы успеть скрыть коррупционные схемы», - сказал «Коммерсанту» наблюдатель от прокурдской Демократической партии народов Хайджан Динк, племянник редактора армянской газеты «Агос» Гранта Динка, убитого в Стамбуле в 2007 году. Он отметил, что Партия Эрдогана годами управляла мегаполисом, и никто их не контролировал, а Имамоглу в первые же дни своего правления поднял эту тему.

В свою очередь, турецкий политолог Мурат Еткин считает, что победа Имамоглу говорит если не о «приближающемся конце эпохи Эрдогана», то об «остановке роста его политического влияния». «Думаю, Эрдоган примет очень жесткие меры внутри партии, несколько голов полетят. В любом случае, он будет считать это не своей ошибкой, а ошибкой кого-то другого», - сказал эксперт «Ъ».

Западная пресса так и назвала голосование 23 июня «самым значительным провалом ПСР на выборах» с момента ее прихода к власти в ноябре 2002 года. Напомню, что на очередных всеобщих местных выборах 31 марта партия Эрдогана потеряла контроль над всеми крупнейшими городами страны, кроме Бурсы. Нынешняя потеря еще более неприятна для Эрдогана тем, что отрыв между кандидатами увеличился с символических 13 тыс. голосов до 800 тыс. То есть жители Стамбула показали, что волюнтаристская отмена итогов голосования под давлением власти – это то, с чем они, мягко говоря, не могут согласиться.

Избирателей явно не устраивает разделяющая риторика Эрдогана. Как сказал его бывший спичрайтер Айдын Унал, выражения типа «он лжет, он оскорбляет, шарлатан», которые Партия справедливости и развития применяла в адрес кандидата-соперника, пошли на пользу оппозиции во время предвыборной кампании. Унал отмечает, что «существует потребность в скромном, искреннем, эмоциональном, вселяющем надежду языке, который бы обратился к сердцам обиженных и оскорбленных людей». И еще нельзя злиться, пишет «Регнум».

И вновь обратимся к российскому блогеру Анатолию Несмияну, который всегда внимательно отслеживает ситуацию на Ближнем Востоке и в Турции в том числе. Он полагает, что эти выборы показали предел возможностей Эрдогана. Подмечена также интересная деталь: стамбульский район Фатих, который с 1989 году голосовал только за исламистов, сейчас отдал предпочтение кандидату от светской кемалистской Республиканской Народной партии. «По сути, налицо классическое протестное голосование, когда люди в ответ на грубое давление мобилизовались против него», - констатирует Эль-Мюрид.

Ну, и чтобы читателям стало предельно ясно, почему избиратели в Стамбуле, экономической столице Турции, недовольны Эрдоганом, приведу одну новость. Не далее как 17 июня международное рейтинговое агентство Moody's понизило кредитный рейтинг Турции с «Baa3» до «мусорного» уровня «B1». Прогноз по рейтингу остался «негативным», сообщает издание The Insider Russia. Проще говоря, турецкая экономика «болеет», и население это чувствует на своей шкуре. А тут еще намечается газовое противостояние с Европейским Союзом и «традиционная» проблема вокруг российских ракетных комплексов С-400. Но об этом в следующий раз.

Часть 1

Часть 2

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

23 июня исполнилось три года со дня проведения референдума о выходе Великобритании из Европейского Союза. Почти 52% населения сказали «Да», и, казалось бы, за это время Великобритания успела бы выйти из Евросоюза и даже, мало ли что, зайти обратно. Но не судьба. На смену консервативному кабинету Дэвида Кэмерона, который затеял референдум, но сам и ушел в отставку при виде результатов, пришел консервативный кабинет Терезы Мэй, которая тоже ничего не сумела добиться. И вот в июле в Консервативной партии появится новый лидер, а в стране – премьер-министр, но проблема «Брексита» никуда не денется.

В конце мая вторая в истории Британии женщина-премьер заявила, что покинет свои посты, поскольку так и не смогла добиться поддержки соглашения по «Брекситу» в парламенте, даже в родной Консервативной партии. Согласно последней договоренности с ЕС, Великобритания должна выйти из состава Союза (как иронично звучит!) не позже 31 октября. Однако за оставшиеся 4 месяца парламент должен одобрить один из вариантов «сделки», что является непростым и «взрывоопасным» с точки зрения карьеры политиков делом.

Британский истеблишмент несколько раздражен тем, что в Брюсселе никак не отреагировали на предстоящий уход Терезы Мэй с поста премьер-министра – в смысле, европейцев не интересует, кто поселится на Даунинг-стрит, 10, поскольку сделка должна быть завершена и Британия должна покинуть ЕС в установленные сроки. Если, конечно, не случится коренной перелом и островитяне не решат провести новый плебисцит, что тоже обсуждается сейчас.

Между тем, один из вероятных преемников Терезы Мэй, бывший министр иностранных дел и сторонник жесткого сценария Борис Джонсон заявил, что Британия должна выйти из ЕС до 31 октября – с соглашением или без. Как считает российский политолог Александр Тэвдой-Бурмули, будущее «Брексита» зависит от того, кто возглавит следующее правительство.

Старший преподаватель Ланкастерского университета Марк Гарнетт полагает, что чиновники в Брюсселе испытывают смешанные чувства, поскольку, с одной стороны, Тереза Мэй не смогла выполнить свою миссию, а с другой стороны, не факт, что с этим справится ее преемник. По мнению эксперта, отсрочка выхода возможна только в том случае, если правительство возглавят сторонники более мягкого сценария «Брексита», пишет РБК.

Российский политолог Александр Ивахник анализирует деятельность Терезы Мэй и приходит к выводу о том, что на нее нельзя вешать всех собак за неудачные переговоры по выходу Британии, да и за сам выход как результат референдума, ведь организовала его не она. Тем не менее, она совершила много ошибок.

«Она поставила на ключевые внешнеполитические посты жестких брекситеров, опрометчиво пошла в июне 2017 года на досрочные всеобщие выборы, долго тянула с началом переговоров с Брюсселем и с оглашением своей линии, избегала диалога с оппозицией. Только в июле прошлого года, уступив давлению бизнеса и европеистов в своем кабинете, Мэй высказалась в пользу компромисса с Брюсселем, который материализовался в подписанном в ноябре соглашении о выходе из ЕС», - перечисляет эксперт в Телеграмм-канале Bunin&Co.

По мнению Ивахника, преемнику Мэй придется несладко, т.к. в очень сжатые сроки (новый премьер появится во второй половине июля, потом традиционный «мертвый» август, и до крайнего срока останется всего два месяца) ему предстоит провести неимоверно сложную работу. «Всё это означает, что через пять месяцев Великобритания будет выходить из ЕС без сделки, неупорядоченно, с мало предсказуемыми, но определенно тяжелыми социально-экономическими последствиями», - предполагает автор.

Московский центр Карнеги описывает различные препятствия, которые возникают и еще могут возникнуть на пути «Брексита». Например, выход без сделки возможен, но большинство депутатов «против». Если жесткий выход станет неизбежным, парламентарии могут вынести правительству вотум недоверия, спровоцировав досрочные парламентские выборы или как минимум смену правительства. При этом половина населения против выхода без сделки.

«В итоге возникнет ситуация, когда лидер тори неминуемо окажется перед выбором: получить мандат на свой вариант брекзита или через новый референдум, или получив большинство на внеочередных выборах», - полагает издание. А новые выборы – это отнюдь не гарантия победы консерваторов, т.к. им припомнят и «бессмысленный» жесткий брексит, и провал попыток его же и организовать! Еще одна остающаяся опция – новый референдум, но не о выходе или не выходе из ЕС, а об условиях выхода.

«Депутаты устали от брексита, но считают отмену результатов первого референдума слишком опасным прецедентом для демократии, – и компромиссный «уточняющий» референдум может стать для них спасительной веревкой. Поддержка британцами второго референдума в соцопросах также заметно возрастает, если в числе опций не упоминается членство в ЕС», - поясняет Центр Карнеги.

Ну, если уже и депутаты устали, что говорить обо всей 60-миллионной Великобритании. И это притом, что голосование за выход из Евросоюза не было какой-то сиюминутной блажью британцев. Они всегда были в массе своей евроскептиками, а в последнее время увидели рост националистических консервативных настроений (а некоторые наблюдатели утверждают обратное: «Брексит» подстегнул эти настроения на континенте) и поняли, что им «пора». Британцы сильнее других европейцев устали от диктата элитарных сил Брюсселя, которые, к слову, не были избраны народом, а назначены «сверху». Британцы захотели прямой демократии и решили, что ее лучше искать за пределами ЕС.

Продолжение следует

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Încarcă mai mult

XS
SM
MD
LG