Linkuri accesibilitate

«Доверие граждан к полиции выросло до 60%. В полицейском государстве это возможно?» (ВИДЕО)


Георге Кавкалюк

Замглавы Генерального инспектората полиции Георге Кавкалюк — об охране Илана Шора и влиянии политики на полицейских

Граждане нуждаются в поддержке полиции, когда становятся жертвами агрессии. А главная задача во время уличных манифестациях – обеспечить права протестующих на свободу выражения мнений и идей. Заместитель главы Генерального инспектората полиции Георге Кавкалюк рассказывает о реформе ведомства в интервью Радио Свободная Европа.

Свободная Европа: В последние дни уходящего года Национальная полиция отмечает свой профессиональный праздник, поэтому более чем уместен вопрос: в состоянии ли полиция сегодня ответить оперативно и в полном объеме на все вызовы общественного порядка?

Георге Кавкалюк: Да, однозначно. Как один из руководителей полиции могу сказать со всей уверенностью и ответственностью, что сегодня национальная полиция в состоянии обеспечить безопасность граждан и общественный порядок. В любое время дня и ночи мы на посту – и это не просто красивые слова. Мы гордимся тем, что наши коллеги обеспечивают безопасность граждан, которые могут спокойно заниматься своими делами, трудиться на благо своих семей и Республики Молдова в целом.

Свободная Европа: Многие считают, что до восстановления доверия к полиции еще очень далеко…

Георге Кавкалюк: Как показывает Барометр общественного мнения, в 2014-2015 гг. полиции доверяли более 25% граждан. Сегодня этот показатель превышает 60%. Общество нас поддерживает и ценит наши усилия.

Разумеется, в наш адрес раздается и немало конструктивной критики, но в целом прогресс в работе полиции налицо, и люди положительно оценивают наш труд, профессиональный риск, на который идут наши сотрудники в рамках исполнения своего долга по защите жизни, прав и свобод граждан.

Свободная Европа: Г-н Кавкалюк, но говорят и то, что полицейские позволяют себе вольности в разговорах с прохожими, водителями, протестующими и даже журналистами. Как вы расцениваете подобное поведение людей в форме?

Георге Кавкалюк: Не надо забывать, что полицейские тоже люди. Иногда они могут и ошибиться, не совладать с эмоциями; бывает, скрывать не будем, что и уровень их профессиональной подготовки страдает. Но так же не исключены случаи, когда граждане специально провоцируют полицейских.

Если говорить о протестах, о которых вы упомянули, то мы неоднократно доказывали с аргументами на руках, что отдельные политики пытались извлечь политический капитал за счет полиции, которую норовили выставить не в самом выгодном свете, зачастую приписывая ей те или иные неблаговидные действия, не нашедшие подтверждения. Да, бывают ошибки, но подавляющее большинство моих коллег-полицейских должным образом подготовлены, мы много работаем над повышением личных качеств и профессионального уровня наших полицейских.

Мы – за корректный диалог и соблюдение действующего законодательства

Что касается массовых манифестаций, таких как протесты, футбольные матчи, концерты и другие художественно-культурные мероприятия в столице и на всей территории страны, то в этом году можно говорить о похвальном начинании – по инициативе национального руководства в полиции заработала новая служба «Диалог».

Специально подготовленные полицейские, одетые в отличительной куртке с надписью «Полиция. Диалог» оказывают содействие гражданам, которые попали в сложную ситуацию или просто нуждаются в совете, рекомендации, помощи. Вместе с главой инспектората полиции г-ном Пынзару мы поставили перед собой эту задачу и настойчиво работаем над повышением уровня подготовки полицейских.

Свободная Европа: А почему многие граждане говорят, что Молдова стала полицейским государством?

Георге Кавкалюк: Это опять же обвинение, выдвинутое теми, кто желает извлечь политический капитал за счет полиции. За последние три года доверие граждан к полиции выросло с 20% до 60%. В полицейском государстве это возможно? Нет!

Свободная Европа: В принципе, что вообще это значит – полицейское государство?

Георге Кавкалюк: В Республике Молдова полицейские пользуются авторитетом, они честно исполняют свой долг, и государство Республика Молдова никоим образом не ассоциируется с полицейским государством. Могу привести аргументы, конкретные факты, которые говорят об обратном…

Свободная Европа: Но что означает «полицейское государство»?

Георге Кавкалюк: Я не хочу давать определений, потому что за тот период, что я нахожусь на руководящем посту в полиции, я никогда не наблюдал никаких признаков полицейского государства.

Свободная Европа: Нередко власти на своих оппонентов заводят разного рода дела, а полиция используется для борьбы с инакомыслием...

Георге Кавкалюк: Речь идет об элементарном оговоре. Неоднократно политические лидеры выступали с беспочвенными обвинениями, что полиция, например, остановила автобусы с гражданами, которые направлялись в столицу для участия в каких-то мероприятиях!.. Но когда мы конкретно на месте происшествия – потому что и я лично, и г-н Пынзарь всегда при массовых мероприятиях находимся в гуще событий – когда мы пытались выйти на диалог с представителями оппозиции, в том числе с ее лидерами, просили указать конкретно район, номера автобусов и имя полицейских, остановивших их, то всегда следовали уклончивые ответы – «точно не знаю», «сейчас выясню», и т.д.

Так что это голословные обвинения, и не более того. Это примитивные попытки организаторов протестов показать, что в действительности желающих участвовать в акции гораздо больше, но им, якобы, помешала полиция. Иными словами, есть желание переложить неудачу на полицию, но это некорректно, согласитесь!..

У нас свои аргументы, и при каждом подобном случае мы ставим вопрос конкретно: сообщите всю информацию, мы все выясним, рассмотрим, ответим... Как правило, они пытаются уклониться от любой конкретики, предпочитая оговорки общего характера: «я слышал», «мне сказали», «сейчас посмотрю», «выясню»…

Мы в политику не лезем, полицейские занимаются своим делом, и я вновь подтверждаю: при массовых манифестациях сотрудники службы Dialog находятся непосредственно среди участников, их задача – обеспечить беспристрастный, цивилизованный и корректный диалог. Но для диалога, как вы сами понимаете, необходимы две стороны, поэтому – обсуждайте, спрашивайте, а не обвиняйте голословно!..

Бывало, в жару полицейские делились водой с протестующими... Кроме того, полицейские службы Dialog раздавали участникам акций листовки с четкими рекомендациями, как вести себя для того, чтобы не оказаться вовлеченными в какие-то грязные игры, как не стать жертвами корыстных интересов. Мы делаем все для того, чтобы наладить честный, корректный и равноудаленный диалог – и чтобы протесты были мирными: если граждане хотят протестовать, пусть делают это мирно и без насилия.

Свободная Европа: Но вы ничего не сказали про возбужденные дела на оппонентов власти…

Георге Кавкалюк: Лично мне такие факты неизвестны. Я готов обсуждать каждый случай в отдельности – если он входит в мою компетенцию как руководителя полиции, если не затрагивает сферу уголовного преследования прокуратуры. Я готов обсудить каждый конкретный случай! Но когда отдельные политики пытаются извлечь капитал за счет госинститутов, то чаще всего они выбирают своей мишенью силовые структуры, обвиняя их во всех смертных грехах.

Такое наблюдается не только в Молдове, это характерно и для других стран. Но я со своей ответственностью заявляю, что полиция в подобные игры не играет. Тому свидетельство – меры по усилению прозрачности в работе, принятые нами в последнее время, которые убедительно свидетельствуют о том, что мы – за корректный диалог и соблюдение действующего законодательства.

Свободная Европа: Г-н Кавкалюк, скажите, а действительно имеет место особый, дифференцированный подход, когда речь идет о политиках – как их защитить, как утаить некоторые их дела?

Георге Кавкалюк: Такой дифференцированный подход имеет место, но только в отношении политиков, которые в силу своего статуса находятся под государственной охраной и защитой. Подобный подход предусмотрен законом, и он касается первых лиц в государстве: председателя парламента, премьер-министра и, разумеется, президента.

Дай Бог, чтобы полиция всегда была рядом с ними и могла обеспечить безопасность

Эти люди пользуются особым режимом защиты и охраны, в их отношении применяются особый порядок расследования в целях предотвращения определенных событий, потому что это – первые лица в государстве, которые наделены правом принимать решения первостепенной важности, и в любом цивилизованном государстве к этим людям применяется особый режим защиты. А вот другие примеры мне неизвестны, я ни при каких обстоятельствах не рискну распространять этот режим на других чиновниках – сам не буду, и коллегам не позволю.

Свободная Европа: Я вот вспоминаю случай с г-ном Шором.

Георге Кавкалюк: О чем вы?

Свободная Европа: Когда он вывел своих сторонников на площадь Великого национального собрания и организовал акции протеста одновременно с другими политформированиями. Тогда все говорили, что полиция переусердствовала с охраной сторонников Шора…

No comment
Așteptați
Embed

Nici o sursă media

0:00 0:02:26 0:00

Георге Кавкалюк: Да ничего подобного. Полиция выполнила свой долг, и если в одном и том же месте собираются сторонники двух противоборствующих лагерей, двух партий с противоположными взглядами, то полиция обязана: разделить эти два лагеря в целях недопущения столкновений, и в равной степени обеспечить безопасность и одних, и других, не дав разгореться возможному скандалу.

Что касается подобных интерпретаций, они всегда были, если вы помните, были спекуляции насчет того, что полиция охраняет ту, а не иную партии, то, а не иное учреждение, и т.д. Но в конечном счете мы каждый раз доказывали, что полиция всегда обеспечивала безопасность обеих сторон, как оппозиции, так и ее противников. Для нас между ними нет никакой разницы!..

Свободная Европа: Была реакция Майи Санду, и известен ответ министерства внутренних дел на вопрос о пресдедовании со стороны неких людей в форме. На вопрос – зачем понадобилась слежка – Санду ответили, что полиция исполняет свой долг.

Георге Кавкалюк: Я не могу давать оценку этому факту по той простой причине, что это ответ министерства, иерархически вышестоящего органа. Лично я полностью уверен, что мои коллеги из министерства внутренних дел, которые занимались этим делом и дали соответствующие публичные пояснения, сделали это предельно корректно, объективно и беспристрастно.

Свободная Европа: А про автомобили TOMA для разгона демонстрантов что вы можете сказать?

Георге Кавкалюк: Применение этих спецсредства, предназначенных для сохранения, обеспечения и восстановления общественного порядка, входит в сферу компетенций департамента карабинеров МВД. Одно могу сказать: все страны мира, чему подтверждение – последние примеры из Франции, Румынии, Германии – располагают подобными бронированными спецавтомобилями, которые применяются в строгом соответствии с законом в случае беспорядков и т.д.

Почему мы не можем иметь такие спецмашины? Ведь располагаем же мы конной полицией, специальными транспортными средствами для патрулирования улиц для пресечения возможных правонарушений и насилия. Почему специальных бронированных автомобилей не должно быть? Не вижу никакой проблемы.

Вопрос в другом – в их законном применении, соразмерно возникшим рискам и угрозам. Дай Бог, чтобы в стране был мир! Дай Бог, чтобы политики оказались достаточно здравомыслящими, воздержались от провокаций, ограничиваясь мирными протестами. И дай Бог, чтобы полиция всегда была рядом с ними и могла обеспечить безопасность.

Свободная Европа: Вы сказали, что в обществе выросло доверие к полицейским. Но совсем недавно появилась информация, что полицейские все еще фигурируют в списке структур, подверженных коррупции. Г-н Зумбряну из Национального центра по борьбе с коррупцией составил список наиболее коррумпированных лиц, там – учителя, мэры, врачи, бизнесмены и полицейские. Как вы искореняете коррупцию?

Георге Кавкалюк: Сколько случаев было зарегистрировано?

Свободная Европа: Двадцать. Речь идет о 20 полицейских инспекторах.

Георге Кавкалюк: Допустим. Но всего полицейских в Молдове 9 тысяч. Если соотнести 20 полицейских к 9 тысячам, то какой процент выйдет?.. То-то!..

Конечно, это плохо – 20 продажных полицейских! Коррупция в принципе – это очень плохо, это расшатывает доверие граждан ко всей системе, но ведь в семье не без урода. В рамках МВД в полицию входят спецструктуры по предотвращению и борьбе с коррупцией – SPIA (Служба внутренней безопасности и антикоррупции), управление по инспектированию личного состава... Министр Александр Жиздан, глава ГИП Александру Пынзарь, я – как замглавы полиции, да и все остальные руководители объявили нулевую толерантность любым проявлениям коррупции. Мы боремся с этим пороком и подверженными ему сотрудниками.

Сожалею, что у нас укоренилась такая практика: когда мы о чем-то говорим, например, сколько полицейских пойманы на взятках, то это явление не рассматривается на фоне общего состояния дел, мы не исходим из принципа пропорциональности. Например, если сравнить с министерством X, где штатный персонал составляет 1000 человек, и у них выявлены, предположим, тоже 20 случаев коррупции, то здесь у нас 9000 сотрудников, и среди них 20 человек, не устоявших перед соблазном. Картина немного отличается, не так ли? И еще одно: вам же известно, сколько полицейских в официальном порядке заявили в этом году о попытках граждан дать взятку и откупиться? Сколько?

Свободная Европа: Думаю, примерно столько же.

Георге Кавкалюк: Нет. У нас зафиксировано 56 случаев, когда граждане предлагали полицейскому взятки, и были открыты дела по обвинению в попытке подкупа. Так что если исходить из принципа пропорциональности, у нас больше честных полицейских – с устойчивым иммунитетом перед коррупцией.

Вместе с тем, тут есть и еще одна важная составляющая: к коррупциции всегда причастны обе стороны – и тот, кто берет взятку, и тот, кто дает. Нередко граждане провоцируют полицейского, предлагают, просят...

Георге Кавкалюк
Георге Кавкалюк

Свободная Европа: Патрульные полицейские чаще других оказываются перед соблазном?

Георге Кавкалюк: Они наиболее тесно контактируют с гражданами, потому что у нас в стране очень много транспортных средств. Увы, при высоком уровне невежества и безответственности со стороны водителей. В результате – тревожная статистика нарушения правил дорожно-транспортного движения. И очень часто наши граждане стараются откупиться, чтобы уйти от ответственности. Такая вот культура! А потом жалуемся: коррупция, взяточничество…

Люди должны понять: 1) если мы хотим, чтобы полицейские не брали взятки, ее не надо предлагать. И второе: надо заявлять о каждом случае вымогательства взятки со стороны полицейского. Пока же, надо признать, проблема существует, хотя мы и боремся. Мы готовим наших коллег, проводим инструктажи, показываем, какие могут быть последствия…

Он не видел никакой видеокамеры, никакой полицейской машины, но его засекли, и придется расплатиться за лихачество…

Свободная Европа: Идея состояла в том, что для повышения иммунитета полицейского к взяткам ему необходимо повысить зарплату…

Георге Кавкалюк: Да, естественно, мы, как и все, ждем новый закон о заработной плате, где для многих категорий полицейских предусматривается увеличение зарплаты. И это станет хорошим стимулом для наших сотрудников. В этом году принято правительственное постановление, о том, что полицейским, которые снимают жилье, выплачивается один должностной оклад для оплаты жилья. Я возглавляю эту комиссии в рамках полиции, и могу сказать, что льготами пользуются уже более 200 полицейских. А это ощутимая помощь: те 2-3 тыс. леев, которые он прежде отдавал за квартиру, сейчас может потратить на другие нужды.

Более того, известны программы «Первый дом», «Первый дом-2», «Первый дом-3»… У нас 12 семей полицейских приобрели жилье в рамках этих проектов, благодаря поддержке правительства. И у этих людей есть определенная уверенность в завтрашнем дне, в том, что и они, и их семьи обеспечены жильем, что для этого нужно лишь честно и хорошо работать и беречь месть мундира.

Свободная Европа: Многие граждане задаются вопросом: почему полицейские машины-ловушки нередко можно заметить в местах, где это не предусмотрено законом?

Георге Кавкалюк: Если говорить о машинах-ловушках, которые работают непосредственно в потоке транспортных средств и выявляют лихачей, нарушителей скоростного режима и других ПДД, то должен сказать, что такие экипажи мы направляем туда, где, как правило, чаще всего происходят ДТП. К сожалению, граждане Республики Молдова не проявляют должной ответственности за рулем, а это оборачивается реальной угрозой не только для них, но и для окружающих.

Приведу конкретный пример. Подавляющее большинство водителей знают, где установлены радары, и они стараются в зоне видимости правил не нарушать. Но на наиболее опасные участки мы нередко направляем специальные полицейские машины-ловушки, которые ничем не отличаются от гражданских автомобилей, если не считать ведомственные госномера... Однако, они оснащены средствами для фиксации нарушений. И эти экипажи работают на трассе, в гуще транспортного потока, они фиксируют нарушения, а потом человек получает письмо с уведомлением, что такого-то числа в таком-то месте он нарушил правила дорожно-транспортного движения, за что он должен заплатить такой-то штраф. Нарушитель в недоумении: он не видел никакой видеокамеры, никакой полицейской машины, но его засекли, и придется расплатиться за лихачество… Поверьте, в следующий раз он подумает, прежде чем нажать на гашетку газа!..

Свободная Европа: По каким принципам выбирается место для засады?

Георге Кавкалюк: Нет, палки они не перегибают... Мы говорим о двух вещах. «Машина-ловушка» – это те автомобили, которые оснащены средствами для установления нарушений, опознавательных знаков полиции они не имеют. Такие авто работают на участках с повышенной опасностью. Полицейским это не всегда удобно, так как люди у нас часто…

Сегодня абсолютно во всех патрульных машинах есть плюшевая игрушка

Да, есть ответственные граждане, которые понимают ситуацию и мыслят примерно следующим образом: «Это нужно, но я не нарушаю закон, поэтому мне бояться нечего». Но есть и такие, которые хотят жить как в Германии – чтобы был порядок, и уважали закон, но когда это касается непосредственно их, когда они сами допустили какое-то нарушение, то они лихорадочно начинают искать связи, кумовские или еще какие, лишь бы уйти от ответственности. Я рекомендую всем гражданам Республики Молдова: уважайте закон, соблюдайте закон – и бояться вам нечего!

Свободная Европа: Камеры видеонаблюдения работают сейчас на всей территории страны?

Георге Кавкалюк: Подавляющее большинство камер видеонаблюдения в Республике Молдова функционируют. Есть видеокамеры, которыми управляет Единый центр мониторинга Национальной патрульной инспекции, и есть видеокамеры, которые находятся в нашем ведении – они все работают.

Кроме того, есть видеокамеры, которые используются в публично-частном партнерстве с местными органами власти в ряде районов, периодически они должны проходить определенные метрологические экспертизы, необходимые для обеспечения надлежащей доказательной базы, так как все моменты, зафиксированные камерами, должны иметь юридическую силу в суде. А вот сказать, что 90% камер работают, а 10% нет, или что 99% работают, и одна камера нет, – я не могу.

Свободная Европа: Кто-то говорил, что камеры работают только в периметре Кишинева.

Георге Кавкалюк: Нет, просто в Кишиневе они работают на все сто процентов, вероятно, есть и ряд других районов, где все камеры видеонаблюдения функционируют – точной цифры не могу назвать, это не моя сфера, это компетенция службы информационных технологий МВД, разумеется, совместно с соответствующими местными администрациями.

Что касается Национальной патрульной инспекции, Единого центра мониторинга – мы уже об этом говорили. Пользуясь случаем, хочу еще раз подчеркнуть: не надо бояться камер видеонаблюдения, надо бояться за свою жизнь и за жизни окружающих. Именно на это следует делать акцент, потому что достаточно отвлечься на секунду – и может произойти непоправимое.

Свободная Европа: Одно из самых востребованных, если можно так выразиться, направлений, где правоохранительным органам часто приходится вмешиваться, – это домашнее насилие. Удается ли полиции держать вопрос под контролем?

Георге Кавкалюк: До 2016 года полиция была ограничена в своих действиях, не могла применять все необходимые меры принуждения, но мы всегда боролись с таким уродливым явлением, как домашнее насилие, держали подобные случаи на контроле и старались их предотвращать. После введения в 2016 году охранных ордеров для чрезвычайных ситуаций полиция стала более активно вмешиваться в подобные случаи, использует этот механизм и, разумеется, есть конкретные достижения, этот факт признают и правозащитные организации, и сама полиция. В большинстве случаев окончательные решения принимаются в судебных инстанциях, поэтому я не могу приводить какую-либо статистику или давать оценки, но положительная тенденция налицо.

Хотелось бы отметить еще пару моментов: в каждом местном инспекторате полиции предусмотрена ставка профессионального психолога-полицейского, это наши люди, которые в случае домашнего насилия оказывают пострадавшим экстренную помощь до того, как подключатся другие специалисты.

Свободная Европа: Но люди рассказывают, особенно в селах, что участковый нередко на короткой ноге с домашним насильником, и что очень трудно решать проблемы в семье, где агрессор дружит с полицейским.

Георге Кавкалюк: Помимо того, что мы в своей работе строго руководствуемся положениями закона, которые применяются уже с 2016 года, в каждом случае подключается и наш психолог, который оказывает помощь и пострадавшему, и несовершеннолетним детям, если таковые имеются. Месяц назад под эгидой главы национальной полиции г-на Пынзаря мы поддержали кампанию UN WOMEN в партнерстве с полицией Швеции, направленную на предотвращение и искоренение домашнего насилия.

В начале года мы провели беспрецедентную для Республики Молдова операцию

Наверняка вы в курсе и известного мероприятия, которое мы провели в одном из торговых центров Кишинева, в общественном месте, с участием неправительственных организаций, посольств, граждан – всех, кому не безразлична ситуация. Желая привлечь максимальное внимание, мы сочли своим долгом лишний раз проинструктировать граждан, как бороться, и какие действия следует предпринимать в случае домашнего насилия.

В кампанию по предотвращению домашнего насилия и оказанию помощи несовершеннолетним, попавшим в зону риска, вписывается и акция под названием «O jucărie pentru zâmbetul copiilor». С этим опытом я столкнулся в Германии, когда в полицейском автомобиле увидел плюшевую игрушку. Я спросил полицейского, зачем нужна игрушка, разве недостаточно резиновой дубинки, наручников и медико-криминалистического чемодана?

И тут я узнал, что немецкие и европейские психологи провели специальное исследование, по итогам которого пришли к выводу, что несовершеннолетние дети, ставшие непосредственными или косвенными участниками правонарушения, конфликта, транспортного происшествия или какого-либо другого инцидента, подвергаются сильному эмоциональному стрессу, снять который часто помогает игрушка.

Если свидетелем домашнего насилия стал ребенок в возрасте до 12 лет, который, естественно, пережил сильное эмоциональное потрясение, полиция помимо своих основных обязанностей – расследование всех обстоятельств, изолирование насильника и пр. – пытается снять стресс с ребенка, вызвать его улыбку, чему может помочь игрушка. Немецкие и европейские психологи установили, что в 80% случаев игрушка снимает напряжение. Благодаря, казалось бы, простой игрушке проблема не загоняется внутрь, а снимается или значительно смягчается и не дает перенесенному страху перерасти в заикание, энурез, ночные кошмары, требующие медикаментозного лечения.

Мы внедрили этот опыт в Молдове, и сегодня абсолютно во всех патрульных машинах, выезжающих на расследование ДТП или других инцидентов, есть плюшевая игрушка, которую полицейский вручит ребенку, ставшему свидетелем сцен домашнего насилия.

Могу сказать, что в последнее время повились случаи, когда жертвами бытового насилия становятся мужчины. Буквально три дня назад был такой случай, когда от агрессии жены пострадал муж…

Свободная Европа: Другой вопрос, который мне хотелось бы с вами обсудить, – торговля наркотиками. Почему это явление оказалось столь распространенным на территории Республики Молдова?

Георге Кавкалюк: Полиция активизирует свои действия, направленные на искоренение этого явления, выявляет различные элементы преступной сети, доводит информацию до сведения общественности. Если бы полиция не раскрыла две недели назад сеть по торговле наркотиками в одном из ночных клубов, вы бы знали об этом?

Свободная Европа: Нам это известно если не от полиции, то от молодых людей, которые идут в подобные заведения, где приобретают и потребляют наркотики…

Георге Кавкалюк: Это лишь слова, а мы привели конкретные факты, связанные с раскрытием преступной сети!.. Если бы мы на прошлой неделе не провели соответствующих мероприятий, подтвердивших имеющуюся информацию о том, что там торговали наркотиками, и был полный разврат, а общество ничего не знало об этом... Мы более активно боремся с этим явлением, более уверенно и предметно. В начале года мы провели беспрецедентную для Республики Молдова операцию: перед начальником каждого отделения полиции страны поставили задачу установить, есть ли торговцы наркотиками на вверенной ему территории, и через офицера под прикрытием сделать контрольные закупки – и не одну, а несколько для более солидной доказательной базы, а также установить места хранения наркотиков. По завершению работы представить в Центр всю информацию. Эта работа была проделана непосредственно под руководством национальной полиции и управления по борьбе с наркотиками.

Соответствующая операция охватила 33 района, где было выявлено 30 мест продажи наркотиков. В течение одного дня нашими сотрудниками были проведены 120 обысков в 33 районах с задержанием 48 наркодилеров различного калибра, которые занимались сбытом конопли, синтетических наркотических средств и других наркотиков. Это, как известно, чрезвычайно доходный бизнес, рискованный, но очень выгодный, и люди, к сожалению, ослепленные жаждой наживы, зачастую даже не понимают, чем рискуют, когда дают себя вовлечь в торговлю наркотиками.

В этом году полиция Республики Молдова участвовала и в раскрытии международных сетей торговли наркотиками. В частности, по инициативе молдавских полицейских совместно с коллегами из Испании, Чехии и других стран была проведена операция по выявлению криминальных группировок, действующих за рубежом, членами которых являются и граждане Республики Молдова. В результате операции удалось установить местонахождения этих граждан и задержать их. Так что мы боремся более решительно с этим пороком, мы делаем все возможное для того, чтобы избавиться от него, но надо понимать, что это наша общая беда, и что в мире сегодня нет такой страны, которую это проклятие обошло бы стороной.

Не говорю, что все обстоит идеально, что вся система работает как швейцарские часы, – но прогресс налицо

Свободная Европа: А у вас есть рейтинг преступлений? Какие из них чаще всего совершаются, какие наиболее серьезны?//

Георге Кавкалюк: Наиболее часто совершаются преступления, которые не входят в разряд тяжких, я говорю о мелких кражах и хулиганстве. Граждане нередко безответственно относятся к своей собственности, не принимают элементарных мер – например, не закрывают дома, вводя в искушение любителей легкой наживы. Не говоря уже о таких банальных случаях, когда воры снимают зеркала с автомобилей, крадут мобильные телефоны... Такого рода преступления совершаются наиболее часто в общественном транспорте. Мы активно боремся, у нас даже есть специальная служба...

Свободная Европа: В селах говорят, что на участкового возложена слишком большая нагрузка.

Георге Кавкалюк: Участковый полицейский назначается на определенное количество жителей. Как правило, участковые курируют одно село, иногда – два. В особых случаях, когда криминогенная обстановка более сложная, мы можем себе позволить – естественно, после надлежащего анализа ситуации – привлечь людей дополнительно...

Свободная Европа: Главы местных администраций тоже жалуются, что участковым трудно добираться до места происшествия.

Георге Кавкалюк: Я бы так не говорил. В соответствии со Стратегией развития полиции, благодаря более щедрому финансированию, и в этом, и в прошлом году мы смогли приобрести больше автомобилей для участковых инспекторов. Разумеется, мы провели реорганизацию полицейских участков, которые сегодня работают по новой формуле. Если раньше только участковый инспектор должен был выезжать на место происшествия, то сейчас при каждом полицейском участке закреплен один или два патрульных автомобиля, которые обследуют участок и оперативно реагируют на обращения граждан. Я не говорю, что все обстоит идеально, что вся система работает как швейцарские часы, – но конкретные шаги предпринимаются, и прогресс налицо.

Последнее приобретение полиции касается современной системы глобального позиционирования GPS, которая дает возможность установить местонахождения любой транспортной единицы. Это открывает перед нами целый ряд возможностей. Например, если кому-то потребовалась помощь в секторе Буюкань, то дорожная карта за считанные секунды позволит установить, какой экипаж ближе всех находится к терпящему бедствие гражданину, чтобы отправить на помощь ближайший патруль.

Таким образом будет обеспечено взаимодействие между полицейскими бригадами, что позволит, в конечном итоге, оперативно реагировать на сигналы. В то же время, с помощью системы GPS мы будем контролировать, чтобы каждая машина использовалась по назначению, включая недопущение злоупотреблений со стороны полицейских. Другая проблема заключается в эффективном расходе ресурсов, которым может располагать полиция, потому что у нас нет бесконечных ресурсов, но мы должны рачительно управлять ими, чтобы вовремя решать проблемы, с которыми сталкиваются граждане.

Свободная Европа: Реформа полиции близится к завершению?

Георге Кавкалюк: Мир находится в постоянном движении, ничто не стоит на месте, вчера наработанный опыт сегодня уже себя исчерпал, а системы, о которых мы столько мечтали и которые только-только начали применять, надо уже пересматривать и менять… Человечество развивается с головокружительной быстротой, и криминальный мир старается не отставать. Они применяют все более изощренные формы и методы преступной деятельности.

И в зависимости от того, какие задачи стоят перед полицией, мы обязаны перестаиваться на ходу, создавать новые службы, которые позволят оперативно отвечать на все вызовы и обеспечивать защиту граждан.

Что касается реформы, то да, я считаю, что таргетирование, то есть установление конечных целей, необходимо, как необходимо и поэтапное планирование стратегических мер на самом высоком уровне. Но по ходу дела, в зависимости от изменения оперативной обстановки, в зависимости от появления каких-то новых форм преступности, новых вызовов мы обязаны ориентироваться и организовывать работу таким образом, чтобы обеспечить эффективность и оперативность в новых условиях.

Приведу пример. В 80-е годы о торговле людьми и речи быть не могло, поэтому в Уголовном кодексе подобной статьи не было. В 1990-х гг. это явление начало давать о себе знать, что и обусловило внесение соответствующих поправок в закон. В 2010 году, когда я начал расследование по факту контрабанды урана в Республике Молдова, в Уголовном кодексе даже такого понятия не было, и мои коллеги говорили: «Да нет, в Молдове такого быть не может…». Я говорил, что располагаю оперативной информацией, что в этом направлении работает офицер под прикрытием, - но никто не верил! И только после того, как задержали первых преступников, только после того, как пришлось квалифицировать их действия по существующим на тот момент статьям УК, стало ясно, что эта проблема существует, а закон надо дорабатывать. Что и было сделано! Вот так в нашем законе и нашла конкретное отражение проблема борьбы с контрабандой радиоактивных веществ.

Более того, прежде у нас не было и специальных детекторов, и когда мы впервые столкнулись с таким случаем, пришлось обратиться к нашим партнерам, в посольство США, чтобы попросить помочь спецтехникой для обнаружения радиоактивных веществ. А потом уже и Евросоюз, и США помогли нам с оснащением. Сейчас Национальная полиция располагает необходимой техникой.

Мы должны быть в постоянном движении, постоянном развитии, постоянном поиске

Сейчас у нас подготовлены специальные кадры, сотни офицеров полиции в состоянии обнаружить радиоактивное вещество, знают, какие спецприемы нужно использовать в том или ином случае, как изолировать места, чтобы избежать облучения персонала и прилегающей зоны, какие меры надо принять до прихода сотрудников специализированных лабораторий и т.д. До 2010 года для Молдовы все это было из области фантастики, и именно то первое преступление, которое раскрыл я и мои коллеги, послужило толчком к прогрессу.

Или вот всем известный сегодня электронный кошелек! Чем больше граждан Республики Молдова предпочитают расплачиваться банковской картой, а не наличными, тем лихорадочнее мошенники ищут способ взломать и обчистить их электронные кошельки. Это очередной вызов, на который надо ответить. И если до прошлого года у нас в штатном расписании Центра по борьбе с киберпреступностью числилось только десять человек, то сегодня назрела необходимость увеличить штаты до 15 человек, к этому упорно нас подталкивает кривая преступности. Так что… Только безответственный руководитель может сказать: «Все, мы реформу провели, мы лучше всех, нам равных нет!»

Нет! Мы должны быть в постоянном движении, постоянном развитии, постоянном поиске – в зависимости от тенденций и вызовов, которые стоят перед нами.

Pe aceeași temă

XS
SM
MD
LG