Linkuri accesibilitate

Григорий Воловой: «Сейчас Россия делает ставку на Кишинев, а не Тирасполь»


Магазин в Тирасполе

Политический аналитик из Бендер — о сказочной статистике, унире и реинтеграции, итогах 2018-го и прогнозах на 2019-й

Свободная Европа: ОБСЕ и другие посредники говорят, что 2018 год был очень продуктивным в молдавско-приднестровских отношениях, достигнуто много хороших результатов... С другой стороны, есть и критики, особенно со стороны молдавских экспертов, которые говорят, что Кишинев слишком много позиций «передал» Тирасполю. Какие, на ваш взгляд, самые главные события 2018-го?

Григорий Воловой: Ну, я бы этим критикам посоветовал вспомнить народную мудрость, что нельзя, ничего не отдавая, получить взамен. В любом случае переговорный процесс подразумевает собой компромисс.

Если говорить о взаимоотношениях Молдовы и Приднестровья – да, сейчас наблюдается достаточно сильное втягивание Приднестровья в правовое поле Молдовы. И это не секрет, это началось не в 2018 году, а гораздо раньше, когда у нас появились на территории Приднестровья и молдавские таможенники, а сейчас это усилилось.

Григорий Воловой
Григорий Воловой

Последняя выдача нейтральных номеров вместе с молдавскими водительскими удостоверениями и техническим паспортом с техосмотром лишний раз подтверждает эту тенденцию. Уже более 3000 автомобилей ездят с нейтральными номерами, и я так понимаю, что очередь расписана уже и на будущий год – до конца года.

Я вижу очень много позитивного в этих отношениях. Единственное, что надо помнить и причины, которые побуждают приднестровскую сторону к таким действиям. А причина, как мне кажется, главная – это, в первую очередь, экономическая составляющая.

Дело в том, что фирма, о которой сегодня никто не стесняется говорить, что она фактически управляет в Приднестровье, – фирма «Шериф», монополист – она заинтересована в расширении своей торговой деятельности и ее легитимизации. Вот такие ситуации, которые касаются получения лицензии на вещание на территории Молдовы «Интерднестркома», я думаю, лишнее тому подтверждение.

Мне представляется, что 2019 год будет годом усиления этих отношений, хотя есть и тревожные симптомы. И они не могут не беспокоить приднестровское общество, которое нацелено немного на другие векторы развития.

Свободная Европа: Что вы имеете в виду, говоря о «тревожных симптомах»?

Григорий Воловой: Видите ли, сейчас больше у нас получает развитие так называемый прозападный вектор. Ну, это можно понять: там, где деньги хранятся у бизнесменов, там и главная цель. Там и будут заказывать музыку.

Свободная Европа: Вы говорите о Приднестровье? Это немного удивительно, потому что все время у Приднестровья была пророссийская ориентация…

Григорий Воловой: Ну, Приднестровье – это двойная оболочка. Знаете, как зерна кофе? Сверху кофеин, а внутри немного другое. Одно заставляет тебя бодриться, другое заставляет засыпать. То же самое – Приднестровье.

Есть эксперты, которые говорят, что Кишинев много теряет. А я говорю: а что взамен получило Приднестровье?

Приднестровье – одна оболочка, это, в первую очередь, пророссийский вектор, и об этом будут говорить все, начиная с лидера Приднестровья Вадима Красносельского, о том, что у нас есть главная цель – независимость, и так далее. Это одна оболочка.

А главные действующие силы – это, все-таки, прозападный вектор, потому что экономика фактически завязана на Европу, на Запад, многие вещи сейчас прозападные, у нас сейчас больше контактов возникло с западными дипломатами. Да и последние даже заявления Молдовы, заявления Кристины Лесник, что реинтеграционные процессы в Молдове будут проходить теперь уже и по политическим составляющим, что в одном пакете будут предлагаться сразу, в том числе, и политические моменты урегулирования... И такой документ уже разрабатывается, насколько я понимаю.

Кстати, эти «пакеты урегулирования», насколько я понимаю, будут рассматриваться, не ставя интересы России в какую-то первоначальную плоскость, как я понимаю. То есть, в принципе, уже появилось какое-то отторжение восточного вектора даже в переговорном процессе.

Свободная Европа: Г-н Воловой, но ведь маловероятно, что Россия как-то согласится на то, чтобы она осталась, скажем так, в стороне от процесса или не у дел. Тем более, что в России такой сильный игрок, как Дмитрий Козак, занимается Республикой Молдова и приднестровским вопросом…

Григорий Воловой: А давайте подумаем, что может Россия сделать, если Тирасполь начнет играть по своим правилам? Ну, что? Газовую трубу перекроет? Вряд ли! Какие-то другие рычаги воздействия есть? Да фактически нет...

То есть, в принципе, сейчас Россия, насколько я понимаю, делает ставку на Кишинев, а не на Тирасполь. Сегодня Россия смотрит, чем закончатся выборы молдавского парламента, которые назначены на февраль. От этого зависит, как будут строиться российско-молдавские отношения на перспективу, и от этого будет зависеть решение и приднестровской проблемы.

В принципе, Тирасполь сейчас, скажем, не слишком пророссийскую политику ведет. Возьмите даже последний пакет документов, который принимался, – об этом не стесняется говорить и Влад Плахотнюк, лидер Демократической партии Молдовы, о том, что россиян даже не ставили в известность, для них это было открытием. То же самое – открытие моста, и так далее, и тому подобное.

Да, есть эксперты, которые говорят, что Кишинев много теряет. А я говорю: а что взамен получило Приднестровье? Ведь если решили вопрос по автомобильным номерам, то это надводная часть айсберга. Но самый главный вопрос Приднестровья, который изначально стоял на всех переговорных процессах – по поводу получения так называемых TIR’ов, чтобы приднестровские перевозчики имели возможность перевозить грузы международные – этот вопрос не был решен. Он и не будет решаться, потому что уже пошло втекание автомобильного транспорта в правовое поле Молдовы, поэтому нет смысла... Сейчас будут практически молдавские номера? и вопрос тихо-тихо сам по себе умрет.

Получается, что Приднестровье идет на очень серьезные уступки, понимая, что с одной стороны – Украина, которая ставит очень жесткие условия, с другой стороны – Молдова. И Россия, кстати, постоянно говорит о том, что Молдова должна быть единой в рамках границ на момент распада СССР. Других вариантов я еще до сих пор не слышал от России. Приднестровье они видят в составе Молдовы!

Можно посчитать так, что все будут в шоколаде, а на самом деле все будут ходить без штанов

Свободная Европа: Вы упомянули Украину. Украина ввела чрезвычайное положение на границе с Приднестровьем. Как вы считаете, были соображения, которые оправдывают это решение? И почему в Тирасполе так тихо на это отреагировали?

Григорий Воловой: Потому что у Тирасполя нет никаких оснований реагировать более серьезно. Во-первых, Украина ввела военное положение – но она ввела военное положение в тех областях, которые считает наиболее опасными для себя. Считать Приднестровье потенциально опасным для Украины – это смешно. Я полагаю, что здесь больше политических соображений для президента Украины Петра Порошенко. Кстати, он учился в Бендерах, жил в Бендерах, и наверняка прекрасно знает, какую «силу» в кавычках представляет собой здесь российская группировка.

Ведь в Приднестровье у российской армии нет самолетов, нет вертолетов, нет никакого серьезного вооружения, чтобы можно было вести какие-либо наступательные – подчеркиваю! – действия. То есть, опасаться со стороны Приднестровья, со стороны российской группировки войск наступления на территорию Украины – это глупость однозначная!

Свободная Европа: Вы назвали еще одно интересное имя – Владимир Плахотнюк. Немало говорилось в течение этого года о его роли и роли Виктора Гушана, о договоренностях этих двух олигархов в достижении соглашений между Кишиневом и Тирасполем. Вы считаете, что тут есть реальная подоплека?

Григорий Воловой: Да, я считаю, есть реальная подоплека. Вообще, считается большое антигосударственное действие, когда власть захватывают олигархи... Ну, не мои слова, что Молдова – захваченное государство. Это слова европейцев высокого ранга. Не мои слова о том, что Приднестровье фактически захватил Виктор Гушан как руководитель фирмы «Шериф». Напомню, что в Приднестровье президентская республика, в Молдове – парламентская; то есть, президент здесь ключевая фигура. Но у нас Вадим Красносельский фактически ключевые вопросы не решает. Создается впечатление, что ему дают какую-то команду выполнять – он и выполняет.

Работа журналистов становится все сложнее и сложнее, и доступа к информации нет

Вот наглядный пример: он заявлял о том, что нет смысла встречаться с президентом Республики Молдова Игорем Додоном, потому что не проработана повестка дня, и не о чем договариваться, потому что нет рычагов конкретных для исполнения решения. И тут буквально недавно, не прошло и две недели, как мы читаем официальное заявление, что состоится встреча в Бендерах, где уже утверждена повестка дня, и так далее, и так далее.

Вопрос: ведь кто-то говорит «а», а потом говорит «б», кто-то говорит «черное», а потом говорит «белое», – но такого же не бывает, то есть, какая-то сумятица происходит, здесь как бы двойное управление!.. Такого быть не может в государстве, которое является жесткой вертикалью.

Поэтому роль олигархов в решении проблем для меня была всегда сомнительна, я выступал против этого по одной причине: олигархи решают бизнес-проекты, они не решают государственные дела. А государственными делами прикрывают свои бизнес-проекты.

Свободная Европа: Тирасполь говорит о довольно высоком экономическом росте в этом году – 19%, экспорт вырос на 30%, причем интересно, что в Россию экспорт сократился на 2%. Откуда это улучшение экономической ситуации в Приднестровье, и насколько все это чувствуют рядовые жители региона?

Григорий Воловой: Для начала – о том, что статистика – дело тонкое и хитрое. Можно посчитать так, что все будут в шоколаде, а на самом деле все будут ходить без штанов. Так вот, мне кажется, что приднестровская статистика переживает как раз именно этот момент!..

Ну, начнем, к примеру, с создания рабочих мест. Это, если помните, программа была такая у Вадима Красносельского на выборах, когда он шел на президенты, что будет создано 15 тыс. рабочих мест. И сейчас нам стараются показать, что эти места создаются, притом очень быстрыми темпами. На самом деле статистика, если копнуть поглубже, показывает, что было создано минус, по-моему, тысячи с чем-то рабочих мест! Это все манипуляции.

То, что вы говорите по поводу экспорта/импорта, по поводу подъема промышленности, я тоже могу сказать, что – да, цифры показывают, что рост в рублях действительно существует. Но на самом деле, если это все показать в сопоставимых ценах, – то есть, к примеру, в 2017 году курс был 11 с чем-то рублей за доллар, в 2018 году, в котором мы говорим о росте, курс 16,30. Как минимум, на 30% поднялся объем промышленности – если в рублях подсчитать. А у нас насколько он поднялся? Примерно на эту сумму! То есть, я не верю нашей статистике, потому что эта статистика вызывает очень много, много вопросов. А открытых данных у нас, к сожалению, которые можно было бы изучить, сравнить – такие данные, к сожалению, получить очень сложно.

В Приднестровье сейчас очень сложная ситуация. И сейчас закручиваются гайки насколько это возможно, потому что народ не ощущает того радостного ликования, которое должно быть от хорошей жизни. Я знаю, что очень упал уровень жизни, особенно после изменения курса доллара, сейчас у нас повышают тарифы на коммунальные услуги, отменены многие льготы, то есть, идет еще дальнейшее ухудшение, плюс – подняли цены на топливо, хотя фирма-монополист, которая главная поставщик нефтепродуктов, не платит акцизы, в отличие от молдавских поставщиков... То есть, тут, по сути, топливо должно быть дешевле, чем в Молдове на значительную сумму. А подъем стоимости нефтепродуктов, то есть бензина и солярки, сразу вызовет удорожание и, в конечном счете, рост себестоимости и товаров, и услуг. То есть, 2019 год для приднестровцев будет годом повышения стоимости уровня жизни.

Свободная Европа: Вы упомянули роль журналистов. В этом плане 2018 год был далеко не лучшим, в Приднестровье закрыли «Приднестровские вести», у «Днестр-ТВ» были довольно серьезные проблемы... Как там со свободой слова в Приднестровье?

Григорий Воловой: Со свободой слова у нас все в порядке – у нас есть слово. А вот свободы к слову нет... Понимаете, подается правда о событиях, но правда дается только частично. А частичной правды не бывает.

Интеграционные процессы приобретают определенные обороты, и от них уже не уйти

К примеру, можно говорить о конкретном мероприятии, можно говорить о конкретных успехах власти, но вы нигде в официальных СМИ не почитаете о проблемах, которые власть испытывает. Только, может, в социальных сетях, это как отдушина – там можно почитать о проблемах, можно почитать о вопросах, которые вызывают те или иные действия правительства. Все остальное невозможно!

У нас осталась, в принципе, газета «Добрый день», независимая, в принципе, «Днестр-ТВ», который недавно оштрафовали примерно на 3 тыс. долларов в эквиваленте – за то, что опубликовали статью по поводу Приднестровского республиканского банка, недавно закончился суд… Они стремятся закрыть независимые СМИ, закрыть рты!..

Мало того, сейчас, понимая, что народное недовольство растет, а выборы не за горами, все-таки уже полсрока пройдено, сейчас в Приднестровье принимают ряд законов, которые существенно ограничат свободу слова. Принимается закон о клевете, он касается клеветы на президента, там уголовные статьи вплоть до лишения свободы, очень большие штрафы за клевету на чиновников – вы же понимаете, что любой чиновник может подать в суд под предлогом того, что его оскорбили, унизили и т. п.

Есть очень много других тревожных симптомов, к примеру, о деятельности некоммерческих организаций, которые финансируются из-за рубежа. У нас сейчас есть случаи по НКО «Априори», которую прокуратура проверила и посчитала, что они должны быть как иностранные агенты, потому что, видите ли, предоставляли свою площадку для обсуждения вопросов, которые имеют общественно-политический резонанс!.. У нас идет сейчас наступление на демократические нормы, и оно видно невооруженным глазом. А работа журналистов становится все сложнее и сложнее, и доступа к информации нет.

Свободная Европа: Ну, а 2019 год – каким вы видите его в плане политических переговоров, в плане отношений между Кишиневом и Тирасполем? И еще очень интересна судьба двух депутатских мандатов, которые предусмотрены для Приднестровья в парламенте Молдовы.

Григорий Воловой: Понятно, что реинтеграционные процессы будут продолжаться, как бы там ни говорили в Тирасполе о независимости в тех или иных делах. Все-таки видно, что интеграционные процессы приобретают определенные обороты, и от них уже не уйти. Тем более, и Игорь Додон, и нынешнее руководство Республики Молдова в парламенте – они прекрасно понимают, что Приднестровье в сферу влияния Молдовы входит все сильнее и сильнее. Тут у них – полное понимание!

Два человека – это, конечно, недостаточно, чтобы представлять интересы Приднестровья

Ну, а что ожидать в 2019 году? Конечно, усиление переговорного процесса. Но мне бы хотелось, чтобы оно проходило с участием всех сторон в формате «5+2», чтобы находило понимание не только на уровне политиков, но и на уровне простого населения. Потому что население оторвано от переговорного процесса, оно не знает, к чему там все идет, как оно идет... То, что я сказал в смысле реинтеграции, здесь, в Приднестровье эти мысли воспринимаются достаточно сложно, у народа уже есть определенные стереотипы. Помните, я говорил о том, что Вадим Красносельский всегда говорил и повторяет, что мы – независимое государство, что мы добиваемся независимости, что мы стремимся в Россию, и так далее, и тому подобное. С другой стороны, нижняя часть айсберга говорит совсем о другом.

Год будет сложным, будет годом испытаний, мне бы хотелось, чтобы Кишинев достойно вышел после выборов, чтобы парламент был промолдавский, думал о молдавской государственности – это в первую очередь важно! Потому что Приднестровье до сих пор опасается так называемой унири, и я думаю, что есть определенные основания, но в целом это год будущих надежд.

Свободная Европа: А что насчет тех двух мандатов, уже что-то известно?

Григорий Воловой: Наверняка есть кандидаты, которые уже подумывают о себе, что они будут на эти два мандата выдвигаться. Со стороны приднестровцев я о таких кандидатах особо не слышал, ну, так, разговоры ходят, но конкретно покажет только начало избирательной кампании…

В принципе, два человека для Приднестровья в парламент нынешний – это, конечно, незначительное число, это недостаточно для того, чтобы представлять интересы Приднестровья. Ну, и молдавский парламент, как мне представляется, нуждается в полной реформе. То есть, нужна реформа с полноценным и пропорциональным представительством со стороны Приднестровья, может быть, и со стороны Гагаузии, чтобы это был реально многонациональный парламент, который учитывает интересы всех, и вот тогда возможен компромисс – во благо развития государственности Республики Молдова.

XS
SM
MD
LG