Linkuri accesibilitate

«Надо научиться включать мозги. Ситуация сложная, но я верю в граждан»


Штефан Глигор — о Европе, демократах и социалистах

Бывший лидер социалистов, президент Игорь Додон утверждает, что если социалисты и не получат большинство на предстоящих в феврале парламентских выборах, то на коалицию с демократами они не пойдут – и, вероятно, попробуют добиться досрочных выборов. Додон заявил также, что возможен вариант непризнания итогов голосования. Насколько реальны угрозы отмены результатов выборов, и готова ли Молдова к досрочным выборам после 24 февраля? Своим мнением со Свободной Европой поделился адвокат, программный директор Центра политик и реформ Штефан Глигор.

Свободная Европа: На днях появилось заявление главы государства, бывшего лидера ПСРМ, о том, что если социалисты не получат большинство на февральских выборах, они будут добиваться досрочных выборов. Зачем г-ну Додону парламентское большинство?

Штефан Глигор: Цель любой политической партии – получить большинство, это дает возможность претворять в жизнь ту политику, которую партия считает наиболее подходящей.

Свободная Европа: Он говорит, что партия власти вставляла ему палки в колеса, и поэтому он не смог выполнить свои обещания, данные гражданам.

Если демократы не получат большинства, то социалисты не пойдут на коалицию и предпочтут досрочные выборы

Штефан Глигор: Г-н Додон стал президентом Республики Молдова исключительно благодаря поддержке Демпартии на выборах в 2016 году – и благодаря особой заинтересованности ДПМ в облегчении политических процессов, связанных с позиционированием ПСРМ на политической сцене.

Свободная Европа: Но он решительно отклонил вариант коалиции с ДПМ и Партией «Шор» после парламентских выборов.

Штефан Глигор: Игорь Додон не раз проявлял непоследовательность и отсутствие прозрачности в своих действиях. Неоднократно он говорил одно, а делал совсем другое. И вообще, не надо принимать слова политиков за чистую монету, за истину в последней инстанции.

Сегодня он говорит о невозможности коалиции с демократами после выборов, потому что понимает: если он признает возможность будущего альянса, сотрудничества с ДПМ, тем самым он подтвердит свою зависимость от Демпартии, подтвердит, что ПСРМ является сателлитом ДПМ. Если он станет называть вещи своими именами, он будет рубить сук, на котором сидит, а потому, конечно же, он будет отрицать любое партнерство с демократами в будущем, и предельно твердо клясться, что такого союза не будет.

Но мы все видели – и помним, каким образом г-н Додон стал президентом по результатам самой, пожалуй, грязной, лживой и безнравственной за всю историю страны предвыборной кампании. Мы знаем, что говорил генсек ДПМ в аудиозаписи, о том, что дано распоряжение поддерживать Додона – и его поддержали, так как реальными врагами стали Майя Санду и оппозиционные партии, а вовсе не ПСРМ, которая является сателлитом и вполне удобным партнером для демократов. Соответственно, надо называть вещи своими именами и не верить тому, что говорит Игорь Додон.

Свободная Европа: Почему же он говорит о внеочередных выборах?

Штефан Глигор: В случае, если ни одна партия не получит большинства… Большинство – это 51 мандат – позволяет назначить премьер-министра, а если парламент не сможет сформировать правительство, законодательный орган следует распустить. В этом контексте г-н Додон хочет сказать, что если социалисты не смогут самостоятельно назначить премьер-министра и сформировать правительство, то вместо альянса с Демпартией и ее сателлитами они пойдут на досрочные выборы.

«Четвертый путь» Молдовы – этот старый как мир курс, которым после 2000 года пользовались все, кому только не лень

Но на самом деле месседж г-на Додона немного глубже. Он дает понять, что если демократы не получат достаточно хорошего результата, и если все, что они сделали до сих пор, – смешанная избирательная система, монополия в СМИ, админресурс, 800 мэров из 900 – если все это окажется недостаточным, и демократы не получат большинства, то социалисты не пойдут на коалицию и предпочтут досрочные выборы, в которых сами попытаются получить это большинство.

Свободная Европа: Г-н Додон допускает и вариант непризнания итогов выборов.

Штефан Глигор: Думаю, и ДПМ уже допускает подобную угрозу после всего, что они натворили. Этот риск существует, учитывая, насколько энергичной была реакция ЕС на события в Молдове, учитывая, что в резолюциях Европарламента содержатся ссылки на госинституты, контролируемые олигархами, на селективное правосудие, подверженное политическому влиянию, и т.д.

ЕС в курсе сложившейся в Молдове ситуации и называет вещи своими именами, не желая больше идти на поводу у нашей власти. Вспомните, недавно группа влиятельных депутатов в ПАСЕ заявила, что если сейчас, до выборов, не будет изменена избирательная система – с учетом рекомендаций Венецианской комиссии, если не будут устранены все нарушения и злоупотребления, то появятся все предпосылки для непризнания выборов.

Более того, два месяца назад лидер фракции ЕНП Доль заявил, что уже сейчас есть основания говорить о возможном непризнании выборов. Иными словами, в риторике ЕС и Совета Европы все чаще звучит тезис о непризнании выборов на фоне деградации правового государства, демократических процессов и других основоположных принципов, закрепленных, в том числе, в нашей Конституции.

Свободная Европа: Два месяца осталось до официального старта предвыборной кампании. Как вы считаете, парламент еще может перенести дату выборов, утвердить какие-то изменения в законодательстве о выборах? Складывается впечатление, что уже поставлена точка, и никаких изменений произойти не может.

Штефан Глигор: Эту линию взяла Демпартия, она пошла на изоляцию от ЕС и США. Демократы провозгласили курс «про-Молдова», потому что другого выхода у них просто нет. У них нет достаточных оснований для того, чтобы участвовать в предстоящих выборах с европейской риторикой.

ЦИК – это филиал Демпартии. Из девяти членов Центризбиркома шесть служат ДПМ

ЕС подверг острой критике методы управления, которыми пользовалась Демпартия после 2015 года. Демократам пришлось провозгласить «четвертый путь» Молдовы – этот старый как мир курс, которым после 2000 года пользовались все, кому только не лень!.. На самом деле, это ни что иное, как признание собственного поражения.

Демократам не удалось построить биполярную систему геополитических координат – Российская Федерация против ЕС, а Молдова как поле битвы между этими двумя векторами. Демократам не удалось монополизировать европейский вектор. И так же они не сумели убедить граждан в том, что ПСРМ представляет собой реальную угрозу. Более того, все воспринимают эту партию как сателлита ДПМ. Очевидно, что Партия социалистов боится Демпартии и готова выполнять любые ее политические прихоти.

Свободная Европа: В последние время многие говорят, что не стоит бросать камни в огород правящей Демпартии, коль скоро и в США политики идут на выборы с аналогичными слоганами. Почему бы не исходить из того, что «про-Молдова» на самом деле означает курс на государственность, благополучие, развитие и демократию?

Штефан Глигор: Потому что важны не только слова, не только форма. Прежде всего, важно содержание! Например, бывший посол США в Молдове Джеймс Петтит в лозунге «про-Молдова» понимал правовое государство, функциональную демократию, права человека, чиновников на службе общества, независимое правосудие и т.д. Именно так понимал Джеймс Петтит принципы «про-Молдова». И демократы поймали его на этом, потому что г-н посол неоднократно призывал отказаться от всего, что вносит раскол в общество, позабыть на время о векторах развития и подумать над тем, что из-за коррупции наши институты нефункциональны, что наши граждане нищенствуют по милости коррумпированных структур, судей, прокуроров, адвокатов – всей сложившейся системы, порочной и прогнившей. Так говорил г-н посол...

ДПМ поняла этот месседж по-своему – и пошла, по моему мнению, на изоляционизм. Демократы не смогли выстроить сколько-нибудь эффективные отношения с ЕС, им не удалось убедить США в угрозе, которая исходит со стороны России. Сейчас им остается только признать, что ЕС лишил их финансовой поддержки, и сейчас у них нет денег на выполнение всех обещаний, кстати, довольно щедрых. Демократам приходится признать, что они вынуждены пребывать в изоляции, но они при этом пытаются нарядить эту международную изоляцию Республики Молдова в «платье» «про-Молдова».

Если какой-то чиновник будет убеждать, что система правосудия работает, не надо верить только потому, что он в костюме и при галстуке!..

Свободная Европа: В реплике ДПМ говорит, что оппоненты могут ее критиковать, сколько душе угодно, поскольку ими движет зависть. И что на выборах граждане дадут всем заслуженную оценку.

Штефан Глигор: Согласен, дадут, но только мы вряд ли будем знать, какую в действительности оценку дали избиратели. ЦИК – это филиал Демпартии. Из девяти членов Центризбиркома шесть служат ДПМ!.. Эти люди могут самым непосредственным образом способствовать фальсификации выборов.

Свободная Европа: Но как сфальсифицировать выборы, если у всех конкурентов будут свои наблюдатели?

Штефан Глигор: Наблюдатели, в том числе международные, следят за ходом голосования в день выборов. Но, как известно, и до, и после голосования существует целый ряд важнейших процедур. Принципы, по которым скроена смешанная система, в значительной степени определяют, будут или нет сфальсифицированы результаты. Система, которую они предпочли, допускает самые разные манипуляции.

Свободная Европа: Почему гражданское общество, оппозиционные партии, у которых особый интерес, не пытаются проводить параллельный подсчет голосов?

Штефан Глигор: Лично мне такая задача представляется технически невозможной при той крайне странной ситуации, которая сложилась в Республике Молдова. У нас в списках избирателей фигурируют 3,2 млн граждан, тогда как официально в стране проживают, по данным переписи населения, 2,8 млн, включая несовершеннолетних.

Свободная Европа: Это серьезная и принципиальная проблема. Как можно навести порядок в списках избирателей?

Штефан Глигор: Это искусственная проблема! Порядок могут навести местные органы власти вместе с центральными. Наведением порядка должна заниматься вся страна. Это не может сделать Майя Санду, Андрей Нэстасе или гражданское общество. Мы, гражданское общество, можем попытаться указать на системные проблемы, обратить внимание на ключевые реформы, которые необходимо провести, подсказать направление развития, выявить ошибки, в этом и состоит наша роль. А если власть обижается на нас из-за того, что мы ведем учет ее ошибкам, – что ж, это ее право. Но это говорит о том, что наша власть просто неадекватна!..

По данным последних рейтингов международных организаций, мы – в конце списков по уровням коррупции и преступности. А независимости юстиции – мы занимаем 132-е место из 137-ми! Вся Африка, за исключением одного государства, опережает по этому показателю Республику Молдова – страну, которую связывает с Евросоюзом Соглашение об ассоциации! Эти цифры приводит Global Economic Forum в отчете за 2017-2018 гг.

Молдова не является эффективным государством с точки зрения ведения государственных дел. Это объясняется захваченными госинститутами, раболепной и селективной юстицией, которая подчинятся политическим интересам. Все у нас основано на личных отношениях, на полном послушании и подчинении вышестоящему начальству. Все базируется на полностью прогнивших принципах.

Эта система выборов нечестная по своей сути, она противоречит всем демократическим нормам!..

Свободная Европа: А демократия в Молдове бы выиграла при наличии искреннего и конструктивного диалога между властью и оппозицией?

Штефан Глигор: Искренность – это не про тех, кто сегодня у власти! Они надели на себя маски высокомерия, спесивости и превосходства.

Свободная Европа: Именно так и они говорят о своих оппонентах...

Штефан Глигор: А что еще говорить партии, которая прошла в парламент с 19 депутатами, а сегодня у нее – 57 мандатов и парламентское большинство, сформированное не в результате выборов?! Это партия, которая контролирует 800 мэров из 900?! Неужели кто-то может считать, что все эти люди примкнули к партии власти по доброй воле, из большой любви к синему цвету и этим розам?..

Свободная Европа: А какие решения предложили бы вы?

Штефан Глигор: Я могу предложить одно – открыть глаза и думать, анализировать, сопоставлять, не принимать все за чистую монету, не верить словам лишь потому, что они исходят от власти. А если какой-то чиновник будет убеждать нас в том, что система правосудия работает, что госинституты функционируют нормально, – не надо ему верить только потому, что он в костюме и при галстуке!..

Надо научиться включать собственные мозги. Да, ситуация очень сложная. Но я верю в наших граждан, таких, какие они есть – бедных, уставших, отчаявшихся, разочаровавшихся… Они продемонстрировали редкую политическую интуицию.

Сегодня предпринимаются попытки явной манипуляции и деградации демократии в нашей стране – уничтожение концепции суверенитета. Действующая власть хочет лишить нас права решать судьбу страны на выборах. Они свели на нет все инициативы по проведению конституционных или законодательных референдумов. Они отняли у жителей столицы право выбора, упразднив результаты голосования в судебном порядке, в рамках политически зависимого правосудия.

Они пытаются загнать нас в так называемые парламентские выборы, которые на самом деле представляют собой ни что иное, как хорошо продуманный сценарий в интересах Демпартии. Эта система выборов нечестная по своей сути, она противоречит всем демократическим нормам!.. Такова наша сегодняшняя реальность. И изменить что-то можно только при условии качественного, многостороннего и объективного информирования.

Vezi comentarii (1)

Acest forum a fost închis
XS
SM
MD
LG