Linkuri accesibilitate

Сорин Ионицэ: «Доверия к демократам — ноль»


Сорин Ионицэ

Глава румынского центра Expert-Forum — о молдавских выборах парламента

Парламентская комиссия по расследованию предполагаемых связей Фонда «Открытый диалог» и его учредителя Людмилы Козловской с кражей миллиарда пришла к выводу, что фонд вел диверсионную деятельность против Молдовы, финансировал проевропейские оппозиционные партии «Действие и солидарность» и Платформу «Достоинство и правда», а также представляет угрозу национальной безопасности. Члены комиссии рекомендовали Генпрокуратуре рассмотреть отчет, часть которого обсуждалась в закрытом режиме. Директор румынского центра Expert-Forum Сорин Ионицэ считает, что все эти события связаны с попытками властей исключить главные оппозиционные партии из предвыборной гонки.

Сорин Ионицэ: Если бы прокуратура в Молдове была бы хоть наполовину такой, как в нормальной стране, то она бы с ходу отмела подобные рекомендации!.. Потому что там просто нечего расследовать, все – абсурдно и нелепо. Мы видели аргументы – и что здесь незаконного? Абсолютно ничего, полный бред!

Румыния тоже знакома с подобным «опытом» парламентских комиссий. Когда власть хочет придать чему-то несуразному законный вид, то проводит идею через парламент. Да, парламент – суверенный орган народа, но ответственность там – понятие абстрактное, неконкретное. И если очень уж хочется сделать что-то не вполне законное, то надежнее всего провернуть это именно через парламент. Скажем, министр лично отвечает за определенную сферу деятельности, а в парламенте как найти виновного?.. Голосовали все, и никто не виноват.

Точно так же и здесь – ничего абсолютно не нашли! Поэтому вполне обоснованы опасения тех, кто считает, что власть таким образом готовит почву для того, чтобы запретить участие оппозиции в предстоящих парламентских выборах. Тем более, что определенный опыт уже наработан: вспомним местные выборы в Кишиневе, когда все прошло корректно, но результаты голосования были признаны недействительными. Ну и что, если все шито белыми нитками – главное же, что трюк удался!.. Молдавская власть этот урок прекрасно усвоила, готова использовать его и в вопросе о, якобы, незаконном финансировании оппозиции.

Как далеко все зайдет – неизвестно, пока же эта «утка» стала предвыборным инструментом, с помощью которого обливают грязью оппонентов. Но одно дело, если в это поверят лишь те, кто и так уже решил поддержать действующую власть на предстоящих выборах. И совсем другое, если в умах остальных зародятся сомнения... Тогда это может стать бомбой замедленного действия – с возможным запретом на участие оппозиции в выборах, которая – о, боже! – «предала страну и народ»!

Найти суд, который вынесет нужное решение, в Молдове не проблема, тем более, что есть и прецедент с Усатым, который тоже не совсем понятно за что был исключен из предвыборной гонки. Почему бы не повторить этот фокус еще раз?

Граждане по-прежнему стремятся в Евросоюз – правда, многие решили, что быстрее это сделают в одиночку, и сами рванули за рубеж

То, что они постараются обезвредить оппозицию – понятно и первокласснику. Даже если действующая власть, так называемый бином и победит на выборах, а после сформирует большинство, все равно оппозиция станет сильной головной болью – если пройдет в парламент и получит 20-30 или сколько-то мандатов. Иными словами, если вопреки манипуляциям с избирательной системой лидеры – Майя Санду и Андрей Нэстасе, а точнее, их платформы создадут весомую фракцию в парламенте, то на спокойную жизнь власть может и не расчитывать. Поэтому власть, по всем признакам, будет стараться и близко не подпускать оппозицию к парламенту.

Оппозиция может заблокировать какие-то действия, она, скорее всего, не станет закрывать глаза на те или иные «инициативы». И, что еще опаснее, – она не будет молчать. Но если дело дошло до того, что власть недовольна даже самим присутствием оппозиции в парламенте, это значит, что все гораздо серьезнее. Это значит, что уже нельзя говорить о несовершенной или коррупционной демократии – речь идет о переходе к авторитаризму!..

Свободная Европа: В нынешних условиях, когда власть уже не прислушиваются к тому, что говорит Евросоюз, кто может оказать влияние?

Сорин Ионицэ: Затрудняюсь ответить. Что говорить о Республике Молдова – вы посмотрите, что творится в ряде стран Евросоюза, в той же Румынии, гражданином которой я являюсь, в Венгрии или в Польше!.. Думаю, именно это и придало уверенности молдавским лидерам, позволило им зайти настолько далеко.

И в самом деле: если члены Евросоюза могут позволить себе огрызаться на Брюссель, и им это сходит с рук, то молдавской-то власти чего вдруг играть по правилам Брюсселя, если у нее совершенно другие интересы?!

Свободная Европа: И что, ничего уже сделать нельзя?

Сорин Ионицэ: Нет, так ставить вопрос неправильно, и руки опускать нельзя. Но мы ведь играем по правилам демократии, и выход у нас один – принять участие в выборах, информироваться, а гражданскому обществу – мобилизоваться и оказывать сопротивление всему, что нечестно, непорядочно и гнусно, опираться на оставшуюся еще поддержку Запада.

Дело не в том, что Европа потеряла интерес к Молдове, Соглашение об ассоциации по-прежнему в силе, по ряду направлений, в частности, технических достигнут явный прогресс. Так что отношения далеко не свернуты, но если мы у себя дома начнем шарахаться то в одну, то в другую сторону, то абсурдно ждать, что кто-то со стороны придет и наведет порядок! В условиях демократии это просто нереально, и особенно в наши дни, когда политическая температура в Брюсселе и крупнейших европейских столицах и без того зашкаливает.

Если бы представители диаспоры находились дома, то проевропейская оппозиция победила бы в легкую!

Все мы видим, с какими проблемами сталкивается сегодня Европа, какие выборы грядут в Германии, поэтому Евросоюз вряд ли заинтересован брать на себя ответственность за такую страну, как Молдова, тем более, что перед нею в условном списке числится Украина, где проблем еще больше. Европейский союз не знает, как быть с Украиной, не знает, как быть на данный момент с нами, с Румынией и Болгарией, с Западными Балканами, где уже идут переговоры о вступлении…

Надо отдавать себе отчет в том, где сегодня находится Молдова в европейском пейзаже. Молдавская власть, видимо, посчитала, что Европа дала слабину, что внешние партнеры ослабили давление, и потому решила, что ей все позволено. Правда, и она и прежде нет-нет – да и позволяла себе какие-то выходки, но, видимо, ее удерживал то ли страх дубинки, то ли лишение каких-то денег, то ли остатки совести перед народом.

А народ Молдовы, ее граждане по-прежнему стремятся в Евросоюз – правда, многие из них решили, что быстрее это сделают в одиночку, нежели вместе со всей страной, и сами рванули за рубеж. И это породило очередную проблему: значительная часть электората, наиболее продвинутая, наиболее современная, с наиболее выраженным демократическим сознанием голосует за рубежом, и голосует в значительно меньших масштабах, потому что там существуют конкретные препятствия. Иными словами, если бы представители диаспоры находились дома, в Молдове, то не было бы вообще никаких проблем, и проевропейская оппозиция победила бы на выборах в легкую!

Именно в этом – один из ответов на ваш вопрос о том, что можно сделать. Надо обеспечить диаспоре больше возможностей для участия в выборах, надо способствовать высокой явке на избирательных участки и надо, естественно, неустанно объяснять, почему голос диаспоры настолько важен. Потому что та проблема, которая обнаружилась на президентских выборах в отношении диаспоры, все еще актуальна.

Боюсь, что серьезного влияния – тем более, положительного – со стороны Румынии ждать не стоит

Свободная Европа: В сложившихся условиях Румыния могла бы как-то повлиять на положение дел в Республике Молдова?

Сорин Ионицэ: Так ведь и в Бухаресте сейчас происходят очень неприглядные вещи, здесь тоже вовсю идет политическая война. С 1 января к Румынии переходит председательство в Евросоюзе, – а тут у нас такой цирк!.. Кто-то очень грустно пошутил, что сейчас председательство Румынии в ЕС – это то же самое, что управлять зоопарком из обезьяньей клетки.

В каждой шутке, как известно, доля правды, и уровень нашего политического класса действительно ниже всякой критики. Правда, в отличие от Молдовы у нас есть плюрализм, и власть не сосредоточена в одних руках.

Я не знаю, собирается ли Румыния что-то сделать в Молдове. Официальная позиция не изменилась, Бухарест по-прежнему поддерживает проевропейский курс Республики Молдова, в чем-то выступает в качестве адвоката в Брюсселе. Но мы мало что можем сделать, потому что Румынии бы со своими проблемами разобраться...

В последнее время складывается ощущение, что не Молдова учится у Румынии, а Румыния – у Молдовы. Взять хотя бы избирательные кампании, когда они проходят здесь или там, они обязательно пересекаются. Представьте себе, в Румынии – выборы. А в Республике Молдова очень много румынских граждан, которые должны в выборах участвовать, и как братской партии не помочь с организацией голосования, с доставкой избирателей на участки?..

Или наоборот, когда выборы проходят в Республике Молдова, то надо же как-то мобилизовать молдавских граждан, которые находятся в Румынии, доставить их на участки для голосования, надо оказать им всяческое содействие… В общем, контакты по партийной линии налажены очень хорошо. Но, увы, не только в положительном смысле, потому что порою они переходят в деловые отношения. А те строятся по принципу «ты – мне, я – тебе».

Режим цепляется за власть. Очевидно, что свободные и честные выборы правящей в Молдове партии не выиграть

И если не так давно было принято считать, что мы делимся с Республикой Молдова всем, что есть у нас хорошего, в надежде, что она последует нашему примеру, то сейчас, боюсь, румынские политики стали учиться у своих молдавских коллег, благо Молдова, как более многоязычная страна, быстро переводит самые последние «достижения» с русского на румынский, а Бухаресту только и остается, что брать эти рецепты и наработки на вооружение и применять у себя – вплоть до законов против НПО, законов по ограничению свободы прессы, прочие несуразицы... Слов нет, тесные отношения – это прекрасно, но тут ситуация смахивает, скорее, на сговор и серые схемы.

Боюсь, что серьезного влияния – тем более, положительного – со стороны Румынии ждать не стоит. Конечно, теоретически, на дипломатическом языке поддержка есть, но на практике… Поэтому, к моему большому сожалению, я вынужден критиковать правительство Румынии и посольство Румынии в Молдове. Я действительно считаю поступающие отсюда сигналы настолько противоречивыми, настолько фальшивыми и двойственными, что трудно даже разобраться, на чьей же они стороне в этой игре, происходящей в Молдове.

Свободная Европа: Вернемся к теме нашей беседы. В чем, по вашему мнению, главная интрига предстоящих выборов в Молдове?

Сорин Ионицэ: Очевидно, что правящий режим цепляется за власть. Очевидно, что свободные и честные выборы по партийным спискам – в классической форме – правящей в Молдове партии не выиграть, и открытой конкуренции ей не выдержать, ее популярность на нуле. И вот тогда было решено ввести эту замысловатую избирательную систему, которая серьезно подвержена манипуляциям.

Понимаю, сейчас закачиваются огромные ресурсы в эту предвыборную кампанию, в электоральный таргетинг. И на это не жалеют никаких бюджетных денег. Сколько их вложили, скажем, в программу «Хорошие дороги для Молдовы» – и единственно лишь ради того, чтобы снискать расположение граждан по округам, чтобы склонить чашу весов в свою пользу.

Свободная Европа: А заодно обвинить двух популярных у избирателей оппозиционеров в государственной измене?

Сорин Ионицэ: Представьте себе! В государственной измене – ни много ни мало!

Это и есть подготовка почвы, шаг с дальним прицелом, ведь если не будет уверенности в том, что 50 с лишним мандатов у них как бы в кармане, то придется использовать план «Б». И он у них точно есть, этот запасной вариант. А если все усилия окажутся тщетными – по «приручению» местных администраций, по мобилизации избирателей из Приднестровья, которые оказали огромную услугу на выборах президента Республики Молдова, – тогда и настанет пора привести в действие план «Б».

Надо было не пускаться в авантюру, а оставить пропорциональную систему выборов

Чем все завершится – не знаю, но ясно, что у власти именно такие цели. На честных и открытых выборах им вовек не видать большинства! У них крайне низкая популярность, у них нет лидеров с харизмой. Я сейчас имею в виду Демпартию, прежде всего. Конечно, Додон может выдержать экзамен на популярность, и хотя он не слишком харизматичен, он привлекает электорат по другим причинам. Не в пример демократам, к которым доверия – ноль.

Так вот, выборы по округам они не выиграют. И потому приходится придумывать разные ходы-выходы. Сейчас вот началась эта возня с составом парламента, неизвестно пока, сколько будет депутатов – 101, 70, 60, и когда именно сокращать состав депутатского корпуса – к этим выборам или уже к следующим... Я вообще не удивлюсь, если здесь повторится ситуация, которая случилась в Америке: по результатам голосования партия получит 35%, но в парламенте ей достанется 65 мест, в пересчете на мандаты. Именно это произошло сейчас с Республиканской партией, которая набрала меньше процентов, но завоевала большинство в Сенате.

Системы англосаксонского типа хороши при эффективной власти – и в государстве с твердыми и веками проверенными устоями, но в наших восточноевропейских странах это самое худшее, что только возможно. Нам еще не один десяток лет, а может и столетие надо придерживаться принципов репрезентативности, плюрализма, сбалансированности парламентов, где все решается в ходе дискуссий, а не ударом кулака по столу. Сильного правительства без демократической зрелости не бывает.

Знаете, британское правительство очень сильно с точки зрения конституционности, как и американское, плюс там еще существует и правовое государство, есть система сдержек и противовесов – checks and balances, работает свободная пресса и, что особенно важно, существуют gentleman’s agreement, джентльменские соглашения, неписаные правила, согласно которым, я, как политик, не стану переходить за определенные границы. И эти соглашения соблюдаются, серьезные центристские партии ни за что не станут их нарушать. У нас такого, увы, нет.

Если депутаты с самого начала начнут игнорировать волю избирателей, то дальше будет только хуже

У нас нет традиции, что определенные вещи делать вообще нельзя! И это необязательно вносить в Конституцию или принимать конкретный закон – просто нельзя, и точка! Но только не у нас...

У нас партии, называющие себя центристскими, – то есть, право- или левоцентристские, в Румынии это СДП, здесь у вас тоже есть аналогичные структуры – пользуются нацистской риторикой, ксенофобской, способны на персональные атаки... О каких правилах, традициях или джентльменских соглашениях можно говорить?..

Поэтому надо было не пускаться в авантюру ради экспериментов, а оставить пропорциональную систему выборов с достойным представительством и рациональным избирательным порогом в три, пять или сколько-то там процентов, с парламентом, где найдется место и этому, и тому, и третьему – и где спокойно и взвешенно обсуждаются все проблемы. Пусть у одной партии 10 мандатов, у другой – 40, но коллегиальность же никто не отменял.

А иначе будет дисбаланс – между тем, как выглядит парламент, и впечатлениями, которые сложились о нем у избирателей. Общественное мнение по этому вопросу разделено, одни симпатизируют одной партии, другие поддерживают другую, но общественное мнение не получит адекватного представительства в парламенте, в котором сформировалось не объективное большинство, а искусственное, рукотворное, так сказать... И это большинство целых четыре года будет диктовать свою волю незаконно. Да, люди это будут чувствовать, но что толку? Ведь если нерадивое правительство можно отправить в отставку, то парламент в наших странах распустить очень сложно. Его не может распустить президент, как во Франции, его нельзя распустить, как в Великобритании, решением правительства, после чего происходят досрочные выборы.

Наш парламент распустить крайне сложно, это может сделать по сути лишь он сам, собственным решением. Но кто пойдет на такой шаг после того, как потратил столько денег на то, чтобы попасть в тот парламент? Поэтому наши депутаты просидят там положенные четыре года, оправдывая, так сказать, расходы…

Это большая, очень большая угроза. Парламенты очень стабильны, и в Румынии, и в Республике Молдова, в течение мандата их никто не трогает, а если депутаты с самого начала начнут игнорировать волю избирателей, то дальше будет становится только хуже.

XS
SM
MD
LG