Linkuri accesibilitate

«Это — последний шанс, через восемь лет страны просто может не быть» (ВИДЕО)


Программа Punct și de la capăt в студии Свободной Европы

Штефан Глигор и Станислав Вартанян — в программе Punct și de la capăt с Натальей Морарь

Свободная Европа: Я вас приветствую на Радио Europa Liberă, с вами программа Punct și de la capăt и я, Наталья Морарь. Итак, 30 ноября истек мандат нынешнего парламента, и уже официально можно говорить о начале предвыборной гонки. Что нас ожидает – всех: страну, партии и общество – поговорим сегодня в нашей программе. Я приветствую Станислава Вартаняна, члена Республиканского совета Партии социалистов Республики Молдова…

Станислав Вартанян: Добрый день.

Свободная Европа: …и Штефана Глигора, гражданского активиста и эксперта по публичным политикам. Добрый день, добро пожаловать на Радио Europa Liberă.

Штефан Глигор: Добрый день.

Свободная Европа: Хочу для начала вас спросить про состояние духа перед началом избирательной кампании.

Наталья Морарь
Наталья Морарь

Штефан Глигор: Духа? Чьего? Нашего личного или политических партий?

Свободная Европа: Давайте – общества. Насколько вообще для общества эти выборы 24 февраля важны, и они вообще про что, и что вы ощущаете. Чем пахнет в воздухе, г-н Глигор?

Штефан Глигор: Пахнет в воздухе несвободными выборами. Первыми, наверное, выборами, которые настолько несвободные, настолько сомнительные, по крайней мере, с моей точки зрения. В обществе пахнет страхом и безнадежностью. Люди в большинстве своем настроены очень пессимистично. Бизнесмены уезжают или сокращают свою деятельность, или дублируют свою деятельность. Люди среднего класса…

Штефан Глигор
Штефан Глигор

Свободная Европа: Дублируют – в смысле переводят часть бизнеса в Румынию?

Штефан Глигор: В смысле переводят часть бизнеса или в Румынию, или в Евросоюз, или в другие страны. Средний класс, просто граждане, люди, которые еще как-то связывали свою жизнь с Молдовой, потеряли по-своему какую-то надежду на разрешение этой ситуации, и выборы 24 февраля 2019 года выглядят очень сомнительными со всех точек зрения. Мы можем только пытаться понять, почему в обществе царит такое настроение, и почему эти выборы дают такое впечатление несвободных и сманипулированных, разыгранных, но это, наверное, уже следующий вопрос, следующая тема.

Свободная Европа: Г-н Вартанян, ваши ощущения?

Станислав Вартанян: Ну, я скажу так: отчасти есть какая-то доля правды в том, что сказал г-н Глигор, доля правды с моей точки зрения, но я смотрю на это по-другому. Я вижу то, что я, когда встречаюсь с людьми и в территориях... Я скажу наоборот, что для многих людей эти выборы являются краеугольным камнем, причем вне зависимости от того, поддерживают ли они Партию социалистов, левую оппозицию либо правую оппозицию Майи Санду и Андрея Нэстасе. Много людей считает, что эти выборы – единственная надежда на то, чтобы что-то изменилось. Я согласен, что состояние в обществе подавленное из-за того, что эти 10 лет все-таки привели к тому, что мы сейчас имеем, начиная от неработающих институтов власти и заканчивая захваченность одним человеком, мы все знаем его имя – Влад Плахотнюк, практически всех институтов власти.

Надежда – это то слово, которое я бы охарактеризовал, потому что все-таки, и я уверен, что мы должны, все политические партии, которые считают, что эта власть должна уйти, должны продвигать это слово, потому что это последний шанс.

Свободная Европа: Это слово – чтобы они ушли?

Станислав Вартанян: Надежда.

Свободная Европа: А, надежда...

Станислав Вартанян: Ушли – надежда, что они уйдут, и что именно через голосование 24 числа, массовый выход тех людей, которые против этой власти, вне зависимости от того, кого они поддерживают, левых или правых, они должны выйти и сказать, не боясь ничего и никого.

Станислав Вартанян
Станислав Вартанян

Свободная Европа: Г-н Вартанян, а вы понимаете, почему часть населения, я не говорю сейчас про ваш электорат, я говорю о тех, кто не определился, либо поддерживают правую оппозицию, часть населения считает, что на самом деле вы, хотя и говорите открыто, что вы выступаете против нынешней власти, вы им поможете в будущем парламенте сохранить всю власть?

Мы призываем изменить систему, выбрав другую власть. А президент Игорь Додон – часть системы, но не часть власти. Это принципиальные вещи

Станислав Вартанян: Каким образом?

Свободная Европа: Ну, я не буду сейчас гадать на кофейной гуще, будет ли это коалиция между социалистами и так называемыми независимыми депутатами, которые на самом деле будут подконтрольны Демпартии, или как-то иначе – не знаю. Но я вас не про это спросила. Вы понимаете, почему часть людей считает, что на самом деле вы помогаете ДПМ сохранить власть на ближайшие четыре года?

Станислав Вартанян: Я не вижу эту часть людей, я знаю, что многие люди, с которыми мы видимся и говорим, не только наши сторонники, они говорят, в том числе, чтобы эта власть в любой другой форме осталась, в том числе и в форме Альянса за евроинтеграцию, которую могут слепить после выборов, в том числе с…

Свободная Европа: С кем?

Станислав Вартанян: …с так называемым ACUM и PAS cu DA.

Свободная Европа: Знаете, об этом, мне кажется, даже нет смысла говорить…

Станислав Вартанян: Это понятно.

Свободная Европа: Они уже миллион раз повторили, разве что татуировку не сделали на лбу, что мы не сделаем коалицию с Демпартией.

Станислав Вартанян: Послушайте, политический процесс… Согласен. Политический процесс – это такое дело, что, к сожалению, правые партии не зависят от себя полностью. Мы это прекрасно понимаем, что они очень сильно зависят от внешних партнеров.

Свободная Европа: Вы себя считаете абсолютно антисистемной оппозицией на данный момент?

Станислав Вартанян: Ну, что значит антисистемная, если…

Свободная Европа: Есть нынешняя система. Вы боретесь с нынешней системой? Вы говорите: захват государства одним человеком.

Станислав Вартанян: Мы боремся с этой системой посредством того, что мы призываем людей изменить эту систему, выбрав другую власть. А частично президент Игорь Додон – часть системы, но он не часть власти. Это принципиальные вещи.

Свободная Европа: Ну, это понятно... Г-н Глигор, вы понимаете, почему часть людей воспринимает, что Партия социалистов на самом деле помогает системе либо поможет системе сохранить власть?

Штефан Глигор: Конечно, понимаю и отслеживаю это сотрудничество – Партия социалистов и Демократическая партия, Влад Плахотнюк. Мы говорим о двух людях, мы говорим об Игоре Додоне и Владе Плахотнюке. Мы отслеживаем долгую историю партнерства и взаимодействия между ними.

Принятие смешанной системы по лекалу Демократической партии тринадцатого года, назначение Василия Ботнаря начальником совета Moldovagaz, которое без поддержки «Газпрома» и г-на Додона было абсолютно невозможным, назначение дипломатов совместное, и так далее, и тому подобное – это говорит о том, что между этими двумя политиками существует очень четкий формат сотрудничества и совместного принятия решений.

Также можем вспомнить в этом контексте выборы 2016 года, когда медиахолдинг Плахотнюка на все 199 процентов поддержал Игоря Додона, выливая тонны грязи на оппонента Майю Санду, а также указания генерального секретаря, которые были зарегистрированы в формате аудио... О том, что актив Демократической партии должен помогать Партии социалистов на президентских выборах, и что их реальным врагом является Майя Санду – и никак не Игорь Додон. То есть, этот список, в принципе, можно продолжать, можно находить какие-то точки соприкосновения и общих интересов, поэтому я думаю, что ПСРМ не удастся убедить никого в том, что…

Свободная Европа: Я здесь хочу уточнить, вопрос поставить. Может, это происходит потому, что в политике невозможно воевать против всех? Может, ты воюешь против главного врага, а врага поменьше оставляешь в покое, до… Первого съедаешь на завтрак, второго – на обед...

Станислав Вартанян: Наталья, я специально не перебивал…

Свободная Европа: Да-да, конечно.

Станислав Вартанян: Вы понимаете, что я мог бы перебить по каждому из этих пунктов…

Свободная Европа: Конечно.

Станислав Вартанян: Значит, самое главное. Значит, смотрите, сколько бы вы не говорили про бином, то есть, практически на каждой передаче вы говорите про бином, вы везде…

Свободная Европа: Не я – гости.

Станислав Вартанян: Нет, ну, слушайте, мы все прекрасно понимаем, что вы оба являетесь приверженцами партии Майи Санду и Андрея Нэстасе. Мы понимаем…

Свободная Европа: А с чего вы это взяли?

Штефан Глигор: Нет, так можно далеко зайти…

Свободная Европа: Это сейчас манипуляция.

Станислав Вартанян: Хорошо, манипуляция…

Штефан Глигор: Тот факт, что мы не критикуем, что я лично, как бы, не критикую как бы, это не столь важно…

Свободная Европа: Это сейчас не факт, это манипуляция.

Станислав Вартанян: Смешанная система ни по каким лекалам не принималась. Смешанная система – это проект Партии социалистов. Потому что, согласно инициативе Партии социалистов, смешанная система привлечет: а) диаспору, б) Приднестровье.

Штефан Глигор: Как привлечет диаспору?

Станислав Вартанян: Голосами, мандатами…

Штефан Глигор: Важность голосов диаспоры была ровным счетом в два раза уничтожена, то есть, она была уничтожена в натуре на 50 процентов.

Станислав Вартанян: Это вопрос комиссии, которая…

Штефан Глигор: Да не было никакой комиссии, ну что вы…

Станислав Вартанян: Послушайте, смешанная система, в первую очередь, направлена на то, чтобы исправить те недостатки, которые были у пропорциональной системы. При пропорциональной системе, за которую вы выступали так долго и нудно…

Штефан Глигор: Послушайте, что вы мешаете яйца…

Свободная Европа: Я попрошу вас по очереди говорить.

Станислав Вартанян: При пропорциональной системе... Я хочу сказать, этот позорный парламент, треть депутатов были перекуплены при пропорциональной системе, за которую так рьяно выступали Нэстасе и Санду, и от которой в конце концов отказались, потому что поняли, что их выступления никому не интересны.

Штефан Глигор: Послушайте, вы не улучшили пропорциональную систему вообще никак!

Станислав Вартанян: Улучшили абсолютно!

Штефан Глигор: Вы оставили пропорциональную составляющую системы такой же дефектной, какой она была. Вы взяли самую плохую версию одномандатных округов…

Станислав Вартанян: С чего это вы взяли?

Вы поняли, что диаспора может поставить крест на пропорциональной системе. Вы взяли и отрезали влияние диаспоры ровно на 50%

Штефан Глигор: …и оставили эту плохую, которую вы же раскритиковали, версию, очень плохую версию пропорциональной системы.

Станислав Вартанян: С чего она плохая?

Штефан Глигор: Почему? Потому что вы оставили ее нетронутой. Вот по этой пропорциональной составляющей, которая 50 мандатов…

Станислав Вартанян: Да?

Штефан Глигор: …это списки партийные. Вы критиковали эти списки партийные, что на них влияют, на их формирование влияет лидер партии, внутренняя коррупция, деньги, что покупают места…

Станислав Вартанян: Мы предложили, да…

Штефан Глигор: Подождите! Вы взяли и оставили эту пропорциональную систему точно такой же, какой она была, проигнорировав рекомендации Конституционного суда и Венецианской комиссии. Вообще никак ее не тронули! И я могу конкретно по каждому положению сказать – они остались такими же плохими, какими были.

Два: вы взяли и создали одномандатные округа в количестве 51 штуки…

Станислав Вартанян: Не мы создавали, а власть создавала.

Штефан Глигор: Власть – по вашей инициативе, вы за это голосовали, и вы были в этой комиссии, и вы не протестовали»

Станислав Вартанян: Да...

Штефан Глигор: Вы создали 50… Вы создали эту смешанную систему для чего? Потому что вы поняли на президентских выборах, когда люди мобилизовались в количестве 136 тыс. – беспрецедентно!..

Свободная Европа: Диаспора...

Штефан Глигор: Вы поняли, что фактически диаспора может поставить крест на пропорциональной системе в 2018-2019 гг. на выборах. Вы взяли и отрезали влияние диаспоры ровно на 50 процентов. Сейчас диаспора не голосует за 101 мандат, диаспора голосует за 51 мандат. Вот три округа и диаспора, человек из диаспоры, когда он придет голосовать, он будет голосовать за список из 50 человек и за один мандат.

Станислав Вартанян: Каждый будет за своих кандидатов голосовать.

Штефан Глигор: Это все ерунда!

Станислав Вартанян: Это не ерунда.

Штефан Глигор: Это диспропорционная…

Станислав Вартанян: Слушайте, ерунда – это для тех, кто не может…

Штефан Глигор: Это математически и фактологически ерунда! Вы не имеете ни одного аргумента…

Станислав Вартанян: Смотрите, любая система может быть хорошей – или плохой, если не работать и не строить партию. Тот факт, что Майя Санду и Андрей Нэстасе за четыре или три года не смогли построить нормальную, функциональную партию, – это их проблема.

Штефан Глигор: Причем тут партия и характеристики вашей смешанной системы?

Станислав Вартанян: Какой характеристики нашей смешанной системы?

Штефан Глигор: Вот вашей смешанной системы!

Станислав Вартанян: В чем проблема?

Штефан Глигор: Это самая непропорциональная система.

Станислав Вартанян: Послушайте, если у Майи Санду и Андрея Нэстасе, правой оппозиции, которую вы поддерживаете, нет кандидатов по всем округам, это не проблемы системы.

Штефан Глигор: Послушайте…

Свободная Европа: А можно вопрос задать один? Я прошу прощения...

Штефан Глигор: Речь не о Майе Санду, речь о вас и о вашем сотрудничестве с Демократической партией.

Свободная Европа: Г-н Вартанян, один вопрос, г-н Глигор, один вопрос важный, уточняющий, для моего понимания... Я внимательно слежу за дискурсом Партии социалистов. Вот даже сейчас вы один раз вначале сказали, вот, все контролируется в стране, в государстве захваченном, одним человеком, его имя – Влад Плахотнюк.

Станислав Вартанян: Да.

Свободная Европа: А после этого, когда речь идет об атаке на оппонентов, вы атакуете исключительно Майю Санду и Андрея Нэстасе. Вы не трогаете Демпартию, вы говорите исключительно о том, как плохо работает Майя Санду и…

Станислав Вартанян: Да потому что их вся…

Свободная Европа: Так вы боретесь против них или против системы?

Станислав Вартанян: Мы не боремся. Послушайте, мы боремся за то, чтобы вся власть, которая состояла из Альянса за евроинтеграцию, из бинома Плахотнюка и Филата, который Филат сейчас называется «PAS cu DA», в народе «ПАСКУДА», или ACUM, как вы любите их называть…

Штефан Глигор: Стал биномом Додон-Плахотнюк.

Станислав Вартанян: Да не стал биномом…

Штефан Глигор: Он уже есть.

Свободная Европа: Вы серьезно?

Станислав Вартанян: Я вам серьезно говорю: то, что вы…

Штефан Глигор: Просто интересно послушать! Мне даже интересно…

Станислав Вартанян: …то, что вы придумали бином несуществующий Плахотнюк-Додон – в реальности я могу сказать, что бином Филат-Плахотнюк существовал все эти 10 лет, просто он последние пару лет... Он преобразовался…

Штефан Глигор: Он в тюрьме, да.

Станислав Вартанян: Один в тюрьме, а все филатовцы перешли к Нэстасе и Санду.

Вы готовы уйти все из политики, просто уйти навсегда, если вы будете создавать альянс с Демократической партией?

Штефан Глигор: И теперь вместо Филата Додон сотрудничает с Плахотнюком.

Станислав Вартанян: Да нет, сегодня правая оппозиция борется за то, чтобы вернуться к власти Альянсу за евроинтеграцию, и в том числе – и Плахотнюк, и Демпартия им в этом поможет.

Штефан Глигор: Хорошо…

Станислав Вартанян: Это все очевидно.

Штефан Глигор: Хорошо, давайте по-другому. Вы, как представитель ПСРМ, член Республиканского совета – у вас на уровне партии... Вы приняли для себя партийное принципиальное решение на уровне ваших органов – конгресса, Национального совета, хотя бы политического бюро…

Станислав Вартанян: О несотрудничестве с демократами?

Штефан Глигор: …что вы не будете сотрудничать с Демократической партией?

Станислав Вартанян: Об этом говорила и Зинаида Гречаная, председатель партии, и президент Додон.

Штефан Глигор: Вы готовы уйти все из политики, просто уйти навсегда, если вы будете создавать альянс с Демократической партией в парламенте Республики Молдова?

Свободная Европа: Ну, Игорь Додон в моей программе сказал, что не будет никакой коалиции с демократами. Это надо подтвердить.

Станислав Вартанян: Вот! Вот и все, понимаете, мы…

Штефан Глигор: Вы все можете публично обещать этому народу, уставшему от лжи и манипуляции, что вы все, пакетом, уйдете из молдавской политики, если вы предадите свое обещание?

Станислав Вартанян: Мы не предали наши обещания с 14-го года.

Штефан Глигор: Подождите…

Станислав Вартанян: …и мы не собираемся предавать их дальше.

Штефан Глигор: Я вас спрашиваю насчет февраля 19-го года. Вот вы попадете в парламент, у вас будет 30 мандатов, 40 мандатов…

Станислав Вартанян: 50, 60, о’кей…

Штефан Глигор: Да, допустим. Я знаю, что у вас не будет, но это неважно.

Станислав Вартанян: Ну, много чего не будет…

Штефан Глигор: Да, вы тоже знаете.

Станислав Вартанян: Я – не знаю.

Штефан Глигор: Вам запускают Шора, и вам запускают…

Станислав Вартанян: Все зависит… Вам запустили Цэрану с министрами.

Штефан Глигор: Да, это запустили [для] ACUM. Вам запустят тоже достаточно, вы не беспокойтесь... И я думаю, достаточное количество одномандатных округов, и когда-то будут обработаны…

Станислав Вартанян: Послушайте, люди из Италии, люди, которые устали от итальянцев, они придут 24 февраля и проголосуют…

Свободная Европа: Давайте говорить по очереди.

Станислав Вартанян: Они не будут слушать вас, которые говорят «сидите дома» русскоязычным. Вы говорите русскоязычным: «сидите дома», потому что это плохо, потому что я хочу, чтобы вы…

Штефан Глигор: Я не говорю ничего русскоязычным.

Станислав Вартанян: Вы начали с этого, вы начали с этого! Вы работаете сейчас на аудиторию, которая… Вы ведь начали с этого – все плохо!..

Штефан Глигор: Нет, не надо искажать слова. Послушайте, не надо искажать слова! Я дал оценку этой ситуации.

Станислав Вартанян: Конечно, потому что вы хотите, чтобы русскоязычные сидели дома.

Штефан Глигор: Я сказал, что у людей апатичное состояние, вызванное, в том числе, цирком, в котором участвует ПСРМ.

Станислав Вартанян: ПСРМ не участвует в цирке.

Штефан Глигор: Как нет – вы приняли вместе смешанную систему!

Станислав Вартанян: Демократы спрятались за нашу спину…

Свободная Европа: Я вас очень прошу, не забывайте, что нас слушают радиослушатели. Невозможно понимать что-либо, когда вы одновременно говорите.

Штефан Глигор: Послушайте, давайте, чтобы мы поставили точки над «i» в нашей дискуссии...

Станислав Вартанян: Давайте!

Штефан Глигор: Нет никакой «вашей» инициативы! Существует ваше партнерство. Почему? Мы проанализировали каждую…

Станислав Вартанян: Не существует никакое партнерство…

Штефан Глигор: Подождите, не перебивайте меня. Я лично проанализировал каждую запятую проекта 2013 года Демократической партии, отосланного в Венецианскую комиссию. Я уделил год анализу! И я проанализировал ваш проект. Вы даже ошибки грамматические…

Станислав Вартанян: В одиннадцатом году... Да глупости все это!..

Штефан Глигор: …вы даже грамматические ошибки сохранили! Вы даже запятые…

Свободная Европа: Позвольте ответить.

Штефан Глигор: …вы даже запятые сохранили! Не существует никакого «вашего» проекта, вы не может больше ничего сказать.

Станислав Вартанян: В одиннадцатом году мы говорили о том, что мы будем идти к смешанной системе, потому что эта система правдива…

Штефан Глигор: Это не объясняет, почему вы скопировали с запятыми проект Демократической партии!

Станислав Вартанян: Да не копировал! Никто не копировал, вы глупости говорите.

Свободная Европа: Я предлагаю посмотреть чуть в будущее. Давайте поговорим о том, что будет после выборов 2019 года 24 февраля. Мы можем сейчас…

Штефан Глигор: Я так и не получил ответа на свой вопрос.

Станислав Вартанян: Наталья, ничего не будет. Либо социалисты возьмут большинство, либо будут досрочные выборы. Об этом говорит уже все. Никто из трех сил не будет друг друга… Возможно демократы с «ПАСКУДОЙ» они объединятся.

Свободная Европа: Давайте, ну, все-таки! Мне кажется…

Станислав Вартанян: «PAS cu DA», ACUM. Так в народе их называют

Свободная Европа: Мне кажется, это не очень правильно.

Штефан Глигор: В народе вас тоже по-разному называют, я же не буду все это воспроизводить.

Свободная Европа: Абсолютно, да... Это неправильно и некорректно.

Станислав Вартанян: Хорошо, ACUM. Вы правы, извините, пожалуйста.

Штефан Глигор: Этот список больше даже как народа…

Свободная Европа: Это первое. Второе: давайте обсудим вариант, в котором появится, к примеру, в парламенте группа так называемых независимых депутатов. Я говорю «так называемых», потому что для всех очевидно, что партия власти не спит, партия власти прекрасно понимает, что бренд Демпартии не пользуется самой большой популярностью, и понимает, что они не смогут протащить в парламент от Демпартии очень много депутатов. Этого будет недостаточно, поэтому надо будет протаскивать другими способами, будь то через списки других партий, будь то в качестве независимых.

Станислав Вартанян: Я думаю, что независимых будет очень мало.

Никаких коалиций ни с кем. Я так думаю... Я не могу сейчас говорить за партию

Свободная Европа: Так вот, Партия социалистов пойдет на коалицию с независимыми депутатами – при всем при том, что будет много оснований полагать, что они имеют отношение непосредственное к Демпартии?

Станислав Вартанян: Значит, могут быть основания, что независимые депутаты имеют отношение и к правой оппозиции.

Свободная Европа: Почему? Ну, правая оппозиция, кстати, заявила, что все, кто будут идти как независимые, они все будут от Плахотнюка. Они это заявление уже сделали.

Станислав Вартанян: Зинаида Петровна Гречаная при каждом объявлении кандидатов в кандидаты, людей, которые были представлены общественности, говорила, что ни один кандидат Партии социалистов независимый не идет без звезды. То есть мы четко говорим, что все наши списки по одномандатным округам – это люди Партии социалистов.

Свободная Европа: А те, которые… я сейчас говорю не про ваших…

Станислав Вартанян: То же самое сказал Андрей Нэстасе.

Свободная Европа: Я говорю сейчас про партии…

Станислав Вартанян: Он сказал, что те, которые не независимые, – тоже им не верьте.

Свободная Европа: Да, они сказали, что те, которые независимые, будут от Демпартии.

Станислав Вартанян: Да.

Свободная Европа: Вы готовы будете в будущем парламенте сделать коалицию с независимыми кандидатами? Я сейчас не говорю про PAS, DA, ACUM или, не знаю, унионистов. Или Шор...

Станислав Вартанян: Я думаю, я не могу сейчас говорить за партию, потому что у меня нет ни полномочий, и я не знаю, какое будет принято решение, но я с большей долей вероятности думаю, что нет, потому что об этом говорило наше все руководство. То есть, никаких коалиций ни с кем, а особенно – с людьми, которые есть подозрения, что это люди Демпартии, не будет. Я так думаю... Я не могу сейчас четко говорить за партию, чтобы потом не говорили – вот, Партия социалистов заявила!.. Я прямо это говорю.

Свободная Европа: Но это звучит…

Штефан Глигор: Г-н Додон говорил, что никакой смешанной системы не будет, и все это пугалово.

Свободная Европа: Нет, но посмотрите...

Станислав Вартанян: Не врите, не манипулируйте! Мажоритарная, одномандатная, надо отдать должное…

Свободная Европа: Послушайте, здесь надо отдать должное. Я здесь… меня вряд ли можно заподозрить в поддержке Партии социалистов, но надо отдать должное. Я три раза задала тот же самый вопрос президенту Игорю Додону в интервью недавнем, и он три раза сказал, что никакой коалиции с демократами не будет. Мне кажется…

Станислав Вартанян: Наталья, можно дать маленький совет…

Свободная Европа: Мне кажется, это не comme il faut будет, это понятно, что не будут они делать коалицию.

Станислав Вартанян: Абсолютно. Можно я маленький совет дам?

Свободная Европа: Не надо советов. Мы здесь, все-таки…

Станислав Вартанян: Не вам, а правым, можно?

Свободная Европа: Хотите бесплатным консультантом их поработать?

Станислав Вартанян: Да, бесплатным консультантом.

Свободная Европа: Давайте!

Станислав Вартанян: Если они думают, что ежедневное упоминание о биноме повысит их рейтинг, они очень сильно ошибаются. Ну, просто очень сильно ошибаются.

Штефан Глигор: А это не на повышение их рейтинга, это на понижение вашего. Это совсем разные вещи.

Станислав Вартанян: Да не работает это, потому что люди им не верят.

Штефан Глигор: Почему не работает?

Станислав Вартанян: Ну, просто люди в это не верят.

Штефан Глигор: Почему не верят? Конечно, верят.

Штефан Глигор: Есть талибаны – в любой фракции, в любом сегменте электоральном есть талибаны. Это люди, которые, неважно, что ты говоришь, они будут поддерживать свою партию.

Станислав Вартанян: Мой совет: сейчас самая большая проблема у правых – это явка.

Штефан Глигор: Есть люди анализирующие, которые понимают…

Станислав Вартанян: …повысить явку...

Свободная Европа: Не говорим одновременно!

Станислав Вартанян: …в том числе у левых. Люди должны прийти на выборы и проголосовать.

Свободная Европа: А низкая явка выгодна кому?

Штефан Глигор: Смешанной системе, одномандатным округам.

Станислав Вартанян: Низкая явка выгодна…

Свободная Европа: Данная ситуация кому выгодна, низкая явка?

Станислав Вартанян: Я не думаю, что низкая явка будет. Я думаю, явка будет достаточно хорошей. Потому что уровень недоверия к власти и желание поменять вещи к лучшему очень высокий, просто чрезвычайно высокий. Очень много людей, они понимают, что это – последний шанс. Потому что если сейчас, еще через четыре-восемь лет – это страны просто может не быть, ее просто раздербанят…

Штефан Глигор: Да, просто людей мало осталось.

Станислав Вартанян: Людей мало осталось, да, к сожалению, так... Бизнес, и так далее…

Свободная Европа: Но это правда, я знаю очень много людей… У меня есть знакомые, которые говорят, что если результаты выборов будут такими, как все говорят…

Станислав Вартанян: Итог этих двух лет…

Свободная Европа: …они просто уедут из страны.

Станислав Вартанян: Наталья, Наталья... Итог этих двух лет правления демократов и в целом девяти лет правления Альянса за евроинтеграцию, в том числе…

Свободная Европа: Даже трех лет – 2016-2018 гг.

Станислав Вартанян: Ну, в общем, десяти лет, – это международная изоляция. Давайте называть вещи своими именами.

Свободная Европа: Но изоляция произошла, все-таки, в последние три года, в последние даже полтора, я бы сказала.

Станислав Вартанян: Согласен. Но, тем не менее, итог-то, итог…

Я видел на Publika новость, что Плахотнюк набрал 5%, и мне просто смешно стало

Свободная Европа: Потому что до этого…

Станислав Вартанян: …итог всего политического процесса. Для людей, понимаете, проблема правой оппозиции – это попытка отстроиться от демократов. И они пытаются это решить за счет социалистов. Значит, бином–шрином…

Свободная Европа: Смотрите, сейчас говорим не про партии. Для людей, вообще, для людей за эти 10 лет и за предыдущие годы самое страшное сейчас – знаете, в чем заключается? В том, что мы, несмотря на то, что нам каждый день говорят, что «deja e mai bine», мы – нищие.

Станислав Вартанян: Да.

Свободная Европа: Мы нищие!.. Кто ездит по стране – вот вы сейчас ездите по стране, вы видите, насколько нище живет народ.

Станислав Вартанян: Да.

Свободная Европа: Люди не имеют перспективы. Люди надеются при первой же возможности получить будь то румынский, будь то болгарский, будь то российский паспорт – и уехать с семьями, или отправить своих детей хотя бы. Люди не чувствуют справедливости. Просто – нет справедливости! Знаете, когда ты живешь в стране, где тотальная несправедливость каждый день – каждый день! – хотя тебя по телевизору пытаются убедить в другом, это вообще ситуация очень сложная. Так вот, сейчас вопрос, безотносительно к партиям: вы считаете, что после 24 февраля есть шансы, что в стране будет больше справедливости? Я сейчас не говорю благодаря какой коалиции между кем и кем. Вообще, есть шансы, что после 24 февраля станет больше справедливости?

Станислав Вартанян: Все зависит от результатов выборов. Конечно, есть! Опускать руки нельзя... Опускать руки нельзя! Тот факт, что многие люди разочаровываются в некоторых политиках, и в том числе – и в правых тоже… Наталья, я не хочу говорить про партии, но я вам скажу – я хочу… Ведь люди видят, что партии должны, и политики – политики должны работать, вы же…

Свободная Европа: Но последний рейтинг IRI показывает, что падают все, кроме Демпартии. Демпартия, кстати, выросла.

Станислав Вартанян: Послушайте, я видел на Publika новость про то, что Плахотнюк набрал 5 процентов, и мне просто смешно стало. Я, думаю, ну, как бы, это реально смешно, не знаю, как Олег Кристал допустил такую новость, и они… у них у Додона минус четыре или пять процентов – 44-45, а у Демпартии – аж вот поднялся!.. Но это неважно, вопрос в другом.

У правой оппозиции нет денег на политтехнологов, это стезя Демократической партии

Свободная Европа: Когда с двух до пяти поднимается? Но правда ведь поднялся.

Станислав Вартанян: Ну, это понятно. Я просто помню, когда у социалистов было 1,1 – и 1,2, и тоже радовались…

Свободная Европа: На 150 процентов!..

Станислав Вартанян: Да, но, опять таки… Вопрос в другом. Вы поймите, я не хочу никого… и у Андрея Нэстасе, к примеру... Я вам приведу пример: у Андрея Нэстасе много сторонников, но когда ты, тебя не слышно, не видно, ты вдруг случайно выигрываешь кишиневские выборы, а потом опять уходишь в небытие, понимаешь, люди разочаровываются в таких политиках. А он пришел, случайно выиграл, не отстоял победу – и опять пропал. И сейчас за месяц до выборов ни Санду, ни Нэстасе не видно, и многие люди на правом сегменте разочаровались.

У левых такой проблемы нет. У левых нет, потому что они видели, что Партия социалистов работала даже находясь вне парламента до 2014 года. Я помню, что наши газеты, наши информации, когда у нас не было ни НТВ, ну, приближенных каналов, когда ни один канал нас не освещал…

Свободная Европа: Видите, признали.

Станислав Вартанян: Приближенных каналов, да... Ну, это официальные документы! Мы раз в месяц по всей стране распространяли газеты. Мы по всей стране устраивали единые политические дни. Работать надо! Просто надо работать...

И это мой совет, обычный политтехнологический совет для правых партий. Потому что уже сейчас их будут дробить еще как, по-сумасшедшему, всякие цэрану, павличенко, костюки и все остальные унионисты сейчас повылезают как из ведра!.. Гимпу, Киртоакэ…

Свободная Европа: То есть, по-вашему, вот этот проект объединенных унионистов – это все под то, чтобы оторвать голоса у ACUM.

Станислав Вартанян: Ну, вчера вы с ними разговаривали… Цэрану прямо говорил, что если что, они хоть с Костей Цуцу пойдут. Но это неважно. Вопрос в том, что нужно работать!.. И вся эта вся биномизация – это просто глупый совет какого-то политтехнолога западного, давайте все – в свете Плахотнюка с Додоном, чтобы мы подняли рейтинг. Не получится! Надо ра-бо-тать! И люди поверят вам.

Свободная Европа: Г-н Глигор, это глупость политтехнологов?

Штефан Глигор: У правой – центристской и правой – оппозиции нет денег на политтехнологов, это стезя Демократической партии. Но мне кажется…

Станислав Вартанян: Но есть большое количество экспертов, которые их поддерживают.

Штефан Глигор: …связка есть, абсолютно очевидная, по мне – фактологическая связка между Додоном и Плахотнюком.

Станислав Вартанян: Ну, опять…

Штефан Глигор: Она является фактологической, и что бы вы ни говорили...

Станислав Вартанян: Майя Санду была готова…

Штефан Глигор: Я вас очень внимательно слушал, я не допускаю, чтобы вы меня прерывали.

Свободная Европа: Г-н Глигор вас слушал.

Станислав Вартанян: Майя Санду была готова стать премьер-министром.

Свободная Европа: Г-н Вартанян, послушайте…

Штефан Глигор: …Нет никакого стопа?..

Станислав Вартанян: ...в правительстве, которое контролировал Плахотнюк. Это бином или нет? Майя Санду cu PAS.

Штефан Глигор: Майя Санду выдвинула ряд условий, которые никогда не были бы приняты.

Свободная Европа: Подождите, вообще-то Майя Санду даже не встретилась с…

Станислав Вартанян: Встретилась, вы даже не знаете…

Штефан Глигор: Наталья, мы не можем превращать все это в монолог…

Вы все в разработке, вы все под наблюдением. Все ваши грехи учтены

Свободная Европа: Г-н Вартанян, он вас слушал внимательно, давайте позволим г-ну Глигору…

Штефан Глигор: Да, я пытаюсь восстановить какой-то паритет, я уже там одна треть на две трети, то есть, надо как-то соблюдать эти вещи. Нет никакого фактологического подспорья в том, что вы говорите. Это просто неправда.

Станислав Вартанян: Майя Санду и Канду…

Свободная Европа: Послушаем внимательно, а потом вы даете реплику!

Штефан Глигор: Майя Санду обосновала…

Станислав Вартанян: Чем?

Штефан Глигор: …рядом условий свой приход в должность премьер-министра – и сделала очень правильную расстановку акцентов.

Станислав Вартанян: Это вы сейчас так говорите. А тогда она ничего не обосновывала.

Штефан Глигор: Конечно, она обосновала!

Станислав Вартанян: Тогда она просто проиграла борьбу, внутрипартийную борьбу Стрельцу, вот и все.

Штефан Глигор: Не было никакой внутрипартийной борьбы.

Станислав Вартанян: Слушайте, в 2014-ом году, когда узнали про кражу миллиарда, она вышла сказать…

Штефан Глигор: Наташа, я не могу так общаться!..

Свободная Европа: Г-н Вартанян, у меня такое ощущение, что вы очень хорошо разбираетесь в том, что происходит внутри Платформы DA, внутри PAS, внутри ЛДПМ, и как-то мало разбираетесь в том, что происходит в Демократической партии. Давайте позволим договорить.

Штефан Глигор: Я прекрасно знаю, что происходило внутри ЛДПМ, и я прекрасно знаю, что и у вас происходит... Поэтому давайте не будем прерывать друг друга – и уважать друг друга.

Майя Санду потребовала генпрокурора, так как Майя Санду, в отличие от вас, социалистов, понимает, что будущее коалиции, которое не от вас даже зависит как от личности, оно не от вас зависит, оно от ваших грехов зависит. Вы все в обработке. То есть, вы все в разработке, вы все под наблюдением. Все ваши грехи учтены. И ваши люди не являются независимыми. Вы думаете, вы хотите об этом так думать... Это не так.

И когда будут эти выборы, я не зря вас спросил, готовы ли вы уйти из политики? Потому что только такого рода публичное обещание хоть как-то вас призовет к ответу. Вы будете сотрудничать с Демократической партией. Потому что Демократическая партия контролирует…

Свободная Европа: Сейчас ответите.

Штефан Глигор: …Генпрокуратуру, Центр по борьбе с коррупцией так называемый, который ведет учет коррупции, в том числе и вашей, который занимается вплотную вашей обработкой. Кроме того, они контролируют Службу информации и безопасности, которая ведет очень многих, и министерство внутренних дел. Этого достаточно, поверьте мне, не зря Высший совет прокуроров назначил нового так называемого генпрокурора по новому закону на семилетний срок. Это дополнительная гарантия вашего сотрудничества. Поверьте мне – вам эту карту бить нечем. Поэтому когда вы говорите – Майя Санду! – я понимаю все эти нападки, но это не фактологически.

Станислав Вартанян: Назначение генпрокурора помните? Как происходило, помните, да?

Штефан Глигор: Помню. Нужно говорить о будущем.

Станислав Вартанян: Почему?

Штефан Глигор: Подождите…

Свободная Европа: Договорит – и потом вы отвечаете пунктуально на все вопросы.

Штефан Глигор: И если вы себя позиционируете как антисистемная партия, чего я фактологически не вижу, если вы себя так позиционируете, вы должны доказать это. И вы должны доказать это до выборов, чтобы у людей, которые шли за вас голосовать на левом секторе, вы хотите… Я видел Ваш пост в Facebook – зачем голосовать за Шора?..

И президент, и Гречаная говорили четко, ясно и просто: никаких коалиций с демократами и с PAS и DA не будет

Станислав Вартанян: Да-да, было. За мелкие партии. За «Нашу партию», за Ренато Усатого, и за…

Штефан Глигор: Кого вы там еще упомянули?

Станислав Вартанян: Неважно, все мелкие партии, которые не проходили.

Штефан Глигор: Зачем голосовать за непроходные политические партии, если можно голосовать…

Станислав Вартанян: Да.

Штефан Глигор: Вы сможете убедить ваш электорат, в том числе очень бедный электорат, который вы пытаетесь обработать посредством так называемых благотворительных фондов? Шор делает то же самое. И он борется за ваш электорат вместе с вами. И возможно он это делает немножко эффективнее, чем вы.

Станислав Вартанян: И?

Штефан Глигор: И в результате ваши призывы, просто вербальные, не являются политтехнологически эффективными. Вы должны взять на себя ряд обязательств, если вы хотите доказать, что вы на самом деле антисистемные. И вы этого не делаете. Слушайте, уже несколько месяцев, понимаете…

Свободная Европа: Позвольте ответить.

Станислав Вартанян: Да. Неоднократно и президент, и Зинаида Гречаная говорили четко, ясно и просто: никаких коалиций с демократами и с PAS и DA не будет. Будет либо большинство социалистов, либо досрочные выборы. Точка.

Штефан Глигор: Послушайте, на президентских выборах Додон показывал личное обязательство, самоподписанное…

Станислав Вартанян: Да, и что?

Штефан Глигор: …о том, что он не будет никоим образом сотрудничать с этой властью, с Демократической партией.

Станислав Вартанян: Да, абсолютно так и было. Так и было!

Штефан Глигор: Вы изменили в нарушение Венецианской комиссии и рекомендаций нашего Конституционного суда, вы вместе взяли, приняли…

Пример провала Сильвии Раду говорит, что демократы и их лучшие политтехнологи могут ошибаться. Точка.

Станислав Вартанян: Послушайте... Стоп, стоп! Существуют рекомендации Венецианской комиссии, было принято, зачем вы манипулируете?..

Штефан Глигор: …приняли смешанную систему.

Станислав Вартанян: Мы не принимали. Мы ее предложили – за нее проголосовали.

Штефан Глигор: Ага, вот так? А почему проект демократов? Почему комиссия контролируется в большинстве демократами?

Станислав Вартанян: Проект не демократов, проект социалистов. Почему оппозиция…

Штефан Глигор: Почему одномандатные округа были созданы на основании социологического исследования?

Свободная Европа: Хорошо. У меня к вам есть предложение.

Станислав Вартанян: Это технические вопросы.

Штефан Глигор: Это суть!

Станислав Вартанян: Суть в том, что нужно работать.

Свободная Европа: Г-н Вартанян, г-н Глигор, послушайте, у меня к вам есть предложение. Мы можем еще очень долго спорить о смешанной системе, и так далее, у меня к вам предложение. Вы многим даете совет, г-н Вартанян, политтехнологический. Давайте попробуем понять, а что сейчас вообще происходит в Демпартии. Вот для них эти выборы – они про что? И что они… на что они готовы пойти, чтобы власть сохранить? Потому что, ну, нет такой власти, которая бы не хотела сохранить власть.

Станислав Вартанян: Для них эти выборы – это борьба за выживание, это очевидно. На что они готовы пойти – я не знаю. Они, наверное, думают, что благодаря своим каким-то хорошим так называемым делам и последними инициативами они просто перетянут определенное количество электората. Я этому не верю, и пример Сильвии Раду…

Свободная Европа: А вы, к примеру, как чувствуете это на местах, куда вы ездите? Люди реагируют на эти хорошие зарплаты, хорошие пенсии, хорошие дороги?

Станислав Вартанян: Небольшая реакция есть, ну, если так, усреднять, – чуть-чуть есть. Некоторые – вот, хоть что-то, хоть какие-то drumuri. Плохое качество, но хоть что-то есть. Но не в той степени, как кажется демократам, на мой субъективный взгляд. Но пример провала Сильвии Раду на выборах в Кишиневе говорит четко, что демократы и их лучшие политтехнологи могут ошибаться. Точка. Все!

Сейчас лишь весь вопрос, кто лучше отработает – левые или правые – свои избирательные кампании, сможет мобилизовать свой электорат, убедить большее количество людей и мобилизовать.

Свободная Европа: А вам не кажется…

Станислав Вартанян: Вот и все, на мой взгляд.

Свободная Европа: Но здесь важный тоже вопрос. Вам не кажется, что если все-таки посмотреть на то, что делает власть, она в первую очередь убивает правый фланг. Вас, практически, не трогает, но запускает на ваш фланг Илана Шора.

Станислав Вартанян: Можно ответить?

Свободная Европа: Да. Почему так происходит?

Станислав Вартанян: На правый фланг тоже запустили Цэрану и его…

Свободная Европа: Ну, их вообще там убивают. У вас запустили Шора.

Станислав Вартанян: Не в убийстве дело. Объясню, почему. Потому что власть – такие же правые. Филип, который недавно признался, что думает по-румынски, и что он вместо про-Молдовы подписывает с Дэнчилэ, премьером Румынии, подписывает унирю. Он называет унирей газопроводы.

Габурич назвал, что униря происходит через дороги. То есть, про-Молдова в реальности – они, может быть, имели в виду область в Румынии Молдова?.. Власть – это такая же правая партия, как… Они пытаются себя позиционировать центристскими, но, на мой взгляд, демократы пытаются просто залезть на электорат…

Свободная Европа: А я правильно поняла, что вы видите правых только через призму унири, а не через то, что они хотят нормальное правовое государство…

Станислав Вартанян: Нет-нет!

Свободная Европа: …независимую судебную систему?..

Станислав Вартанян: Левые тоже придерживаются их взглядов.

Свободная Европа: Нет, но просто вы всегда, когда говорите о правых, вы именно в унирю как-то все клоните…

Станислав Вартанян: У нас просто так уж получилось, что все партии власти и Альянс за евроинтеграцию, за исключением, как они пытались показать в парламенте, демократы, многие годы, что у нас там есть разные течения, там, Дьяков, Лупу, один меньше унионист, другой больше... Но у нас уж так получилось, к сожалению, что правые-левые у нас такой геополитический, мы понимаем, о чем говорим, если с политической точки зрения говорить, у нас все перемешалось, потому что и социалисты выдвигали довольно-таки либеральные экономические инициативы…

Штефан Глигор: Да, ПСРМ по сути экономической модели не является социалистической партией.

Свободная Европа: С Демпартией что происходит сейчас? Для них это кампания про что?

Демократическая партия будет держаться зубами, им бежать некуда. Они будут драться до последнего

Штефан Глигор: Это бой не на жизнь, а насмерть, если можно так высказаться, и поэтому они будут применять все ресурсы, которые они, в принципе, уже мы видим, очень последовательно, системно применяют, причем они это делают с 2015 года. Они, по сути, являются единственной политической партией, с моей точки зрения, которая отработала все возможные сценарии, которая исследовала те сценарии с социологической точки зрения.

Есть информация, мы знаем, что весной 2017-го они провели социсследование на 12140 наших граждан и уточнили, насколько мне известно, эти результаты в рамках последующих опросов, в которых они опросили около семидесяти тысяч человек!.. Эти соцопросы стали основой смешанной системы, которую г-н Вартанян говорит, что они являются ее авторами!.. На самом деле, эта система была принята в результате очень детального исследования каждого села на уровне улицы – да, на уровне магалы! И Демократическая партия обладает той информацией, которой больше никто не обладает, даже вы.

Соответственно, они являются подготовленными к любым сценариям, и они знают, как их разыгрывать. Будучи системными, они идут по первому, по второму, третьему, пятому, и у каждого сценария есть свои варианты развития событий. Они системные. Они контролируют силовую составляющую, информационную составляющую, соответственно, у них есть полнота картины. Больше этой полноты картины ни у кого нет, ни у социалистов, ни у Ренато Усатого, несмотря на его источники внутренние какие-то, ни у оппозиции. ,Больше ни у кого нет! Все идут на эти выборы вслепую, поэтому я был против этого. Я всегда считал, что правильное решение – это протесты, которые заставят парламент сменить эти предвзятые правила игры на объективные и прозрачные, да, на улучшенную версию пропорциональной системы, на основе которой у нас будут свободные выборы.

Я не считаю эти выборы – выборами, и я не считаю, что эти выборы могут что-то изменить в интересах народа. Они могут изменить в интересах той или иной группировки, которые, вероятнее всего, объединятся, но не в интересах народа. Поэтому я эти выборы выборами не считаю. Демократическая партия будет держаться зубами, им бежать некуда. Они будут драться до последнего. Они будут использовать те технологии, о которых социалисты даже еще не думают. И мне кажется, что учитывая их микрозонирование, установку камер в режиме офлайн, будьте внимательны – в режиме офлайн! – на избирательных участках, полную зависимость…

Свободная Европа: Что значит установка камер в режиме офлайн?

Штефан Глигор: Правительство приняло решение, согласно которому будут на избирательных участках устанавливаться камеры видеонаблюдения в режиме офлайн, то есть, у вас, у меня, у любого другого гражданина не будет доступа к этим записям, а доступ будет у Центральной избирательной комиссии и у электоральных органов в округах.

Что это значит? Значит, что Демократическая партия фактически будет иметь инструмент контроля над реализацией схем по фальсификации этих выборов, по организованной доставке избирателей, всякие карусели и электоральная коррупция. Учитывая также тот факт, что был аннулирован запрет на политическую агитацию непосредственно в день выборов, вы даже не сможете доказать или указать на тот факт, что людей фактически шантажировали и убеждали любыми возможными методами голосовать за того или иного на этих выборах.

Станислав Вартанян: Позвольте не согласиться – и очень просто докажу, коротко и четко, два аргумента, которые несостоятельны.

Свободная Европа: Пожалуйста.

Станислав Вартанян: Первое – по камерам. Демократы сейчас могут спокойно открыть, посмотреть списки, кто пришел, кто нет – все. Это глупости по поводу камер, то, что они будут что-то контролировать. Они просто посмотрели список, кто пришел, а кто нет. Они проконтролировали все списки. Первое.

Свободная Европа: Но секундочку, а психологически это может быть давлением, прессингом на определенный электорат...

Станислав Вартанян: Не будет. Не может быть. Да глупости все это!

Штефан Глигор: В этой обстановке страха…

Свободная Европа: Секунду, секунду.

Станислав Вартанян: Вот это подтверждает то, что, вот…

Штефан Глигор: Вы хотите сказать, что вот эта мера направлена на улучшение атмосферы и проведения выборов? Серьезно?

Станислав Вартанян: Слушайте, когда есть видеозапись…

Штефан Глигор: То что?

Станислав Вартанян: Если будет обвинение в каком-то вбросе, в том числе оппозиция сможет ее затребовать, получить и посмотреть. Я не защищаю демократов, я говорю, что…

Штефан Глигор: Вы так думаете?..

Станислав Вартанян: Я просто говорю о механизме…

Если у правой оппозиции не хватает активистов, признайте, что правая оппозиция неспособна построить системную партию

Свободная Европа: Понятен первый аргумент, понятно. Второй!

Станислав Вартанян: Второй аргумент: вы говорите, что демократы все контролируют, все плохо, не выходите на выборы, и все уже сделано.

Штефан Глигор: Я это не сказал, это манипуляция и ложь. Почему вы себе позволяете?

Станислав Вартанян: Потому что вы постоянно говорите, что у них есть сценарии.

Штефан Глигор: Я не сказал – «не выходите на выборы», я сказал… Вы можете это объективно объяснить?

Станислав Вартанян: Объясняю, объясняю. Простой аргумент: если они все знают, до микротаргетинга, микродома, микроподъезда, все эти… почему они проиграли выборы в Кишиневе? Сильвия Раду провалилась полностью, полностью провалилась!

Штефан Глигор: Я вам объясню.

Свободная Европа: Но Кишинев всегда был оппозиционным.

Станислав Вартанян: Да какая разница, оппозиционным – не оппозиционным!

Свободная Европа: Но потому что Сильвия Раду воспринималась как кандидат…

Штефан Глигор: Демократы не готовили местные выборы.

Станислав Вартанян: Север и юг Молдовы всегда был красным поясом.

Свободная Европа: Сильвия Раду воспринималась кандидатом Плахотнюка.

Станислав Вартанян: Север и юг Молдовы всегда были красным поясом. Это говорит о том, что север и юг Молдовы обязательно выиграют социалисты?

Штефан Глигор: Нет.

Станислав Вартанян: Вот видите!

Штефан Глигор: Конечно, нет…

Станислав Вартанян: Хотя наверняка с большой долей вероятности могла выиграть. Центр всегда был проевропейским. Центр выиграли PAS и DA – или демократы, центральные районы?

Штефан Глигор: Послушайте…

Станислав Вартанян: Вот, видите? Много чего, много неизвестно в этих уравнениях. Но самое главное – все, что мы точно знаем, что шансы оппозиции, как левой, так правой, возрастают экспоненциально, если выйдет огромное количество народа. И никакие опросы, камеры, запугивания…

Штефан Глигор: Откуда это огромное количество возьмете? Я вас не понимаю.

Станислав Вартанян: Мобилизация, это называется мобилизация. По сути…

Штефан Глигор: Сколько людей в стране?

Станислав Вартанян: Послушайте, столько, чтобы выиграть выборы, хватит…

Штефан Глигор: Сколько? Вы отрезали миллион двести тысяч человек из процесса голосования вашей системой. Вы оставили место… Сколько людей в стране?

Станислав Вартанян: С людьми нужно работать. Чтобы с людьми работать, в партии должны быть активисты. Если у правой оппозиции не хватает активистов, тогда признайте, что правая оппозиция неспособна построить системную партию.

Свободная Европа: Можно вопрос, секундочку…

Штефан Глигор: Мы сейчас говорим вообще, мы вообще о другом говорим.

Станислав Вартанян: Мы говорим о неспособности той или иной партии…

Свободная Европа: Г-н Вартанян, г-н Вартанян! Секундочку, мне важно...

Станислав Вартанян: Работать надо! Еще раз говорю, это очень важно.

Свободная Европа: Опять же, у меня такое ощущение дежавю. Но вы правда бьете только в PAS и Платформу DA, исключительно в них! Чего ж вы так за них беретесь? Они разве на вашем электорате работают?

Станислав Вартанян: Нет.

Нэстасе и Санду говорили, что они продолжат протесты. Где протесты?!

Свободная Европа: А почему только о них? Ваш соперник – демократы и Илан Шор.

Станислав Вартанян: Я хочу, чтобы…

Свободная Европа: ...и «Наша партия». Нет, почему вы бьете – всю программу вы бьете исключительно в правых?

Станислав Вартанян: Стойте, стойте! Наш соперник, с точки зрения власти, это а) демократы – они должны уйти…

Свободная Европа: Но вы всю программу били в правых, а не в них.

Станислав Вартанян: …б) с точки зрения идеологии – это правые. Потому что мы понимаем, насколько опасно, если люди не выйдут массово, те, кто хотят изменения ситуации в стране к лучшему, в первую очередь, наш электорат, насколько опасно, если выйдут больше справа, в том числе с центра, демократы, насколько опасна возможность нового альянса. И вы можете много раз говорить, что…

Свободная Европа: И поэтому вы бьете в правых, а не в демократов!

Станислав Вартанян: Мы бьем и в демократов тоже.

Свободная Европа: Пересмотрите программу сегодняшнюю и вы услышите, как часто вы упоминали PAS и DA, и как часто Демпартию.

Станислав Вартанян: Слушайте, что за вопрос? Наталья, вы помните объединенные митинги оппозиции? Я вел один из митингов на площади. Сколько раз, сколько… Слушайте, я…

Свободная Европа: Вспоминать про прошлое... Давайте вспоминать про недавнее прошлое!

Штефан Глигор: С тех пор вы больше не протестуете.

Станислав Вартанян: Что из того, что протестуют правая оппозиция? Сколько раз Нэстасе…

Свободная Европа: Две недели или три недели назад состоялся митинг Партии социалистов.

Станислав Вартанян: Подождите. Да, 27-го. Мы сейчас поговорим о нем…

Свободная Европа: Две недели или три недели назад состоялся митинг Партии социалистов.

Станислав Вартанян: День независимости, сколько раз…

Свободная Европа: Две или три недели назад состоялся митинг Партии социалистов.

Станислав Вартанян: Нэстасе и Санду говорили, что они продолжат протесты. Где протесты?!

Штефан Глигор: Спросите у Нэстасе и Майи Санду.

Свободная Европа: Г-н Вартанян – опять же! Правая оппозиция...

Штефан Глигор: Послушайте…

Станислав Вартанян: Потому что правая оппозиция обвиняет нас в сотрудничестве, но при этом сама ничего не делает.

Штефан Глигор: Вы знаете, у меня такое впечатление, что они не понимают систему, которую приняли. Они не осознают, что делают.

Свободная Европа: Г-н Глигор, я просто хочу сказать, это важно, важно…

Станислав Вартанян: Мы все понимаем…

Штефан Глигор: Какое количество людей решат судьбу выборов в следующем году?

Без помощи Плахотнюка вы никогда бы не выиграли президентские выборы, у вас не было бы телевидения, и вас вообще на свободе не было б!

Свободная Европа: Г-н Глигор, г-н Вартанян, я вас очень прошу, осталось две минуты. Я просто напоминаю, что на митинге…

Станислав Вартанян: Один тур в Кишиневе, девять из девяти мандатов социалисты выиграют.

Свободная Европа: ...на митинге, который состоялся три недели назад, митинге Партии социалистов...

Станислав Вартанян: Да?

Свободная Европа: ...в Кишиневе, на который были привезены люди, активисты со всей страны...

Станислав Вартанян: Да.

Свободная Европа: …вы со сцены – если посмотреть видео, послушать дискурсы и так далее, для Плахотнюка практически не нашлось места.

Станислав Вартанян: Было, было, несколько раз говорили.

Свободная Европа: Один раз? Два раза? Пересмотрите, это называется контент-анализ.

Станислав Вартанян: И что?

Свободная Европа: И вы увидите, как часто вы били в правых, и как часто вы били в демократов.

Станислав Вартанян: Мы били в весь Альянс…

Свободная Европа: Но больше акцент на Филата и на правых нынешних.

Станислав Вартанян: Правые и демократы – это одно и то же, как вы не можете понять!

Это самые несвободные выборы в истории нашей страны

Штефан Глигор: Ха! Какую ерунду говорит!..

Станислав Вартанян: И социалисты в первом туре…

Штефан Глигор: Вы вместе – без помощи Плахотнюка вы никогда бы не выиграли президентские выборы. Никогда!

Станислав Вартанян: Мы в первом туре в Кишиневе взяли девять из одиннадцати мандатов.

Штефан Глигор: У вас никогда бы не было телевидения, у вас никогда бы не было послов ваших, вас вообще на свободе не было б! Послушайте, это всем очевидно!

Свободная Европа: Одна минута осталась...

Станислав Вартанян: Повторяю: социалисты в первом туре в Кишиневе взяли девять из одиннадцати мандатов.

Штефан Глигор: И что? О чем говорю я – о чем говорите вы!

Станислав Вартанян: Это значит то, что если люди по всей стране так же выйдут, как в Кишиневе…

Свободная Европа: Одна минута осталась. Переходим к выводам.

Штефан Глигор: Откуда? Вся страна в Кишиневе живет.

Станислав Вартанян: Глупости вы говорите.

Штефан Глигор: Конечно, глупости: статистика на моей стороне!

Свободная Европа: Одна минута! Выводы, выводы! Одна минута осталась. Ваш вывод.

Станислав Вартанян: Вывод в том, что нужно выходить на выборы. Второе. Не верить манипуляциям! Третье – и самое главное, –​ что эти выборы – это единственный и последний шанс отправить последние девять, десять лет позорных Альянса, в котором были все, все правые, и филатовцы, и плахотнюковские, и многие, большинство из филатовцев, которые перешли в партию Санду и Нэстасе... К сожалению, это так.

Свободная Европа: Поняла. Ваш вывод.

Штефан Глигор: Это самые несвободные, предвзятые и сманипулированные выборы в истории нашей страны. Люди должны себя правильно информировать, должны понимать, что голосуя в этой системе, особенно в одномандатных округах, они четко должны понимать, каковы границы их округа, это раз. Их даже наши политики не знают.

И два – кто является кандидатом. Для того, чтобы нормально, уверенно проголосовать – и не проголосовать за спойлера, потому что их будет очень много. Будет по пять-семь человек в каждом одномандатном округе – где-то так, чтобы рассыпать голоса. Нужно хорошо знать кандидатов в одномандатных округах. И наши граждане, и все политические партии, которые хотят получить результат, они должны работать на информирование граждан о своих одномандатных округах. Все остальное есть манипуляция.

Свободная Европа: Спасибо большое.

Станислав Вартанян: Это правильно.

Свободная Европа: Ну хоть в чем-то сошлись.

Станислав Вартанян: Информировать нужно, нужно работать…

Свободная Европа: Спасибо большое за эту живую дискуссию. Спасибо большое. Как все быстро изменится в ближайший месяц – мы узнаем в начале будущего года, потому что следующий наш эфир будет в начале 2019 года. А год, по всей видимости, будет горячим. Всего хорошего и –​ с наступающим!

XS
SM
MD
LG