Linkuri accesibilitate

Ион Дьяков: «Сейчас само слово „прокурор“ стало чуть ли не бранным»


Ион Дьяков

Интервью экс-прокурора Кишинева

По словам главы Делегации ЕС Петера Михалко, Евросоюз обеспокоен деградацией стандартов демократии в Республике Молдова за последний год. Но как вообще создается правовое государство? Корреспондент Свободной Европы Валентина Урсу побеседовала об этом с бывшим прокурором Кишинева Ионом Дьяковым.

Свободная Европа: Куда сегодня идет Республика Молдова? Можно ли говорить, что здесь формируется правовое государство?

Ион Дьяков: Нет! К большому сожалению – нет.

Свободная Европа: А почему?

Ион Дьяков: Потому что еще не созрели необходимые условия.

Свободная Европа: Двадцати семи лет было недостаточно?

Ион Дьяков: Двадцать семь лет мы двигались куда угодно, только не в направлении построения правового государства. И вот сегодня, спустя почти тридцать лет после провозглашения независимости, надо признать, что всё куда-то исчезло, мы всё потеряли, ничего взамен не приобрели, кроме вражды, бедности, злобы и ожесточения – всего самого плохого. И ничего положительного! У нас постоянные каламбуры, все пытаются ловить рыбу в мутной воде, никто не старается прояснить ситуацию, нет такого желания ни у власти, ни, что еще хуже, у оппозиции. У нас все идут в политику единственно лишь ради того, чтобы улучшить свое материальное положение.

Свободная Европа: Как вы можете объяснить тот факт, что в Республике Молдова правовое государство создают только на словах?

Ион Дьяков: Сейчас само слово «прокурор» стало чуть ли не бранным. Я иду по улице и опускаю глаза, хотя виноватым себя не ощущаю.

Свободная Европа: Так почему прокуратура настолько себя скомпрометировала?

Ион Дьяков: Почему?.. В этом процессе было несколько этапов, и самый главный, определяющий пришелся на период Воронина. Вот все хвалят Воронина, каким он хорошим руководителем был!.. А я считаю, что именно этот человек загнал Республику Молдова в болото коррупции, в щупальца мафии.

Помните, он говорил, находясь в оппозиции, – «прихватизация», «прихватизация»... Это же его слова! И в период кабинета Стурзы где-то что-то приватизировали, но всю Молдову прикарманили при ком? При Воронине! Воронин, согласно Конституции и его полномочиям главы государства, не имел права вызывать прокуроров на ковер, но он постоянно «приглашал» к себе прокуроров, и их карьера полностью зависела от него…

Свободная Европа: Воронин лишился власти в 2009-м. Неужели нельзя было демонтировать все то плохое, что сделали коммунисты?

Ион Дьяков: Воронин заложил фундамент – и заложил прочно, капитально, надолго. Сегодня, как вы сами видите, он превратился в политического клоуна, который не отдает себе отчета в том, что происходит вокруг и продолжает издеваться над всем и вся. Его никто никогда не спрашивал, что он сделал и для чего он это делал. Никто не удосужился спросить его, я уж не говорю – в рамках какого-то расследования, а просто так спросить: «Дедушка, что ты несешь?! Очнись уже!» Шутник он знатный, конечно, и все никак не перестанет издеваться над нами и над Молдовой. А все молчат, и всем его шуточки вроде как даже и нравятся.

Свободная Европа: Но за эти десять лет, после 2009 года, неужели нельзя было позволить правосудию стать независимым? Судей, прокуроров, служителей Фемиды нельзя было заставить работать так, как требует буква и дух закона?

Ион Дьяков: Так опять все упирается в политику! Буквально с первых же лет независимости возле власти – чтобы не говорить о кормушке – развелось много политиков, которые поняли, насколько важен прокурор. Для того, чтобы «расставить акценты»…

Свободная Европа: Или свести счеты?

Ион Дьяков: Разумеется! Ведь политическая борьба в парламенте ведется так, что без крови не обойтись. Надо бы цивилизованно, но у нас же все хитрые... С другой стороны, и прокуроры тоже не лыком шиты, они тоже родились здесь, вовремя сориентировались и поняли, что быть с властью заодно – это хорошо. Посмотрите, какие у них сейчас зарплаты и какие условия работы, недавно вот новоселье справили!.. А заслуги их в чем? Что изменилось? Нет, это просто очередной рычаг давления: «Тебе вот дали зарплату, так что…»

Когда принимаются такие решения – вот одно из последних, с Решетниковым в Конституционном суде! – я бы сказал: «Не позорьтесь, люди добрые!»

Да и они сами тоже поняли: зарплаты надо отрабатывать. Вот и отрабатывают. И обслуживают!

Свободная Европа: Скажите, а что, по вашему мнению, подразумевает подлинная реформа юстиции? И что означает независимое правосудие в такой стране, как Республика Молдова?

Ион Дьяков: В двух словах, не мудрствуя лукаво: надо собрать всех и сказать: «Отныне вы подчиняетесь только Конституции и Уголовно-процессуальному кодексу. Точка!»

И поручить генпрокурору раз в полгода отчитываться в парламенте, потому что эти игры с президентом никуда не годятся. Только в парламенте, перед народными избранниками. И на основании этого отчета парламент – а парламент есть общество! – дает оценку проделанной работы. И парламент же ставит перед прокурорами задачи на следующий период.

Там немного украли, сегодня тысячу, завтра – две, а послезавтра и аппетиты разыгрались

Свободная Европа: И вы считаете, что работники юстиции, которые худо-бедно создали себе некий комфорт, в состоянии что-то поменять?

Ион Дьяков: Было бы наивно надеяться, что они что-то захотят менять. Они же прекрасно себя чувствуют. Вот такая у нас сегодня жизнь – те, кто обязаны отправлять правосудие, ощущают себя комфортно, они защищены, они практически неприкосновенны. Ну, в худшем случае журналисты напишут о них что-то там нелестное, сфотографируют их дом и автомобиль… Ну и что, изменилось от этого что-либо?

Свободная Европа: Говорят, сегодня и власти выгодно иметь карманное правосудие, но и прокурорам удобно обслуживать власть.

Ион Дьяков: Так и есть.

Свободная Европа: А рядовой гражданин перестает верить в правосудие.

Ион Дьяков: Рядовой гражданин глядит – и не понимает: прокуроры вроде бы наши, вроде же мы их кормим и поим, но все как-то проходит мимо… Систему надо менять – не человека.

Свободная Европа: Как именно? Как менять систему?

Ион Дьяков: Разумеется, для этого необходима политическая воля. Сейчас, накануне выборов самое время проявиться этой политической воле, самое время заявить: «Люди добрые, раз в четыре года народ может свободно сделать свой выбор. И уж коли столько разговоров вокруг Шора, вокруг того или этого, давайте с завтрашнего дня приостановим все судебные дела, которые отличаются политическим характером. Не закроем, не выбросим их на помойку, а просто приостановим, отложим до конца февраля».

Потому что, честно говоря, даже если этот самый Усатый завтра-послезавтра приедет в Кишинев, ну, и что он сделает? Горы перевернет? Да не успеет. Зато, я думаю, наши европейские партнеры скажут: «Подождите немного, не такие уж и плохие эти молдаване, как о них говорят. Посмотрите, один шаг – и все свободны». И вот так, понемногу и СМИ начнут чувствовать себя свободно. Надо позволить им говорить то, что они чувствуют, а не что диктует кто-то сверху.

Свободная Европа: Г-н Дьяков, вы говорите, что для независимости юстиции необходима политическая воля. Но, с другой стороны, если власть отстанет от правосудия, то останется без рычагов, а как тогда разбираться с политическими оппонентами, как удерживать монополию на отдельные сферы? Власть окажется беспомощной…

Ион Дьяков: На первый взгляд это так, но лично я смотрю на проблему иначе. По моему мнению – я об этом очень сожалею! – те, кто сегодня принимают решения, слишком уж прислушиваются к своим консультантам, а это нередко люди недалекие, корыстные и нечистоплотные.

Я бы пошел в консультанты – и выступил прилюдно, открыто, чтобы все услышали мое мнение. А там пусть поступают, как хотят, не стану же я навязывать свою точку зрения кому-то там наверху, что, вот, пришел Дьяков, тоже мне, пуп земли! Но еще одно мнение никогда не мешает.

Заявить: мы вышли на площадь, принесите Kroll-2, обнародуйте выводы, кто там препятствует публикации доклада?! На это кишка тонка

Когда принимаются такие несуразные решения – да даже вот одно из последних, с Решетниковым в Конституционном суде! – я бы сказал: «Не позорьтесь, люди добрые! Так нельзя, понимаете?!» Назначат они его – не назначат, это их дело, конечно же, но главное – то, что кто-то пытался открыть им глаза. И если вернуться еще дальше, вернуться назад, к этому миллиарду, как вы думаете – это все вдруг так вот бабах – и прорвало?! Да ничего подобного, все давно нарывало.

Тот же Воронин… Все говорят, что это же не в один прекрасный день приехали на пяти КамАЗах, погрузили все – и прощай, миллиард!.. Нет, хищение длилось в течение времени, там немного украли, сегодня тысячу, завтра – две, а послезавтра и аппетиты разыгрались.

Сейчас открыто говорят, я снова возвращаюсь к Воронину, может, это и не очень красиво, но он обвиняет Зинаиду Гречаную в причастности к банковскому мошенничеству – по его словам, она взяла кредит на 40 миллионов, который так и не вернула. Сама Зинаида Гречаная видит себя среди первых лиц в государстве – и даже не краснеет!.. Хоть бы раз открыто вышла к людям и сказала: «Да, действительно, взяла. Каюсь! Запуталась в расчетах. Продам дом, что-то там еще и все верну». Но ведь ни слова!

Свободная Европа: Как вы считаете, развязка по «краже века» наступит?

Ион Дьяков: Нет! Это висяк, как и дело 7 апреля. Как и тогда, Воронин устраивает из всего цирк. Он все знает, все ему известно. Взять хотя бы его последнее интервью, когда он говорит, что откуда-то из Румынии… Неужели такой бред можно воспринимать всерьез? Что были какие-то консультанты, может, из США или из России, а может и с той, и с другой стороны по одному – не знаю. Но то, что это сделали наши…

Свободная Европа: Почему никак не могут напасть на след миллиарда?

Ион Дьяков: Так потому что никто этого не хочет!

Свободная Европа: Правоохранительные органы не хотят?

Ион Дьяков: Представители прокуратуры говорят, что разработана программа... Опять же, это просто смешно. Они якобы разработали программу, или как она там называется, возмещения миллиарда!..

Я вовсе не за то, чтобы начинать сейчас аресты, начинать расстреливать. Но надо сказать правду!

Свободная Европа: И сказали, что обнаружено более 90% от суммы украденного миллиарда.

Ион Дьяков: Ну, Кетрару и Гурин не говорили на пленарном заседании… Люди добрые, если и с такой трибуны – это все равно, что в церкви вести себя непристойно. Так и в парламенте: парламент – святое место для того, кто считает себя гражданином.

Свободная Европа: Почему же миллиард не найдут?

Ион Дьяков: Потому что те, кто в той или иной форме причастны, находятся у власти или около власти, и никому не выгодно, чтобы этот клубок начали распутывать – потому что воровал-то не один. Вот Илан Шор – очень активный и конкретный участник, но ведь не только он. А люди ведь все видят и понимают. Мы часто тормозим, но не всегда и уж не настолько!

Свободная Европа: Значит, вы считаете, что о миллиарде будут только говорить, но искать его никто всерьез не собирается?

Ион Дьяков: Да! Я считаю, что и общество этого не желает. Просто когда у кого-то нет аргументов в борьбе с оппонентами, он вспоминает о миллиарде, когда выгодно немного помахать флагом «борца за справедливость». Но поступать так, как в других странах, как в Германии или, скажем, во Франции, выйти – и не уходить с площади, не поджигать парламент, а просто стоять и не уходить, пока миллиард не вернут... Заявить: мы вышли на площадь, принесите Kroll-2, обнародуйте выводы, кто там препятствует публикации доклада?! На это кишка тонка.

Свободная Европа: Вы про отчет Kroll-2?

Ион Дьяков: Да. У нас уже дошло до абсурда с этими секретами, с персональными данными частного характера, личным интересом, каким-то там еще… Позвольте, это прежде всего национальный интерес, а потом уже частный! Да, если речь идет чисто об интересах семьи, это дело святое, но там лишь два-три пункта, а у нас… На днях спрашиваю одного знакомого, какую пенсию он получает. Знаете, что он ответил? «Это персональные данные!» Вы представляете?.. Так что все у нас повязано на интересах.

Свободная Европа: Следовательно, национального интереса больше не существует? Или некому его защищать?

Ион Дьяков: Существует, но где-то он на задворках.

Свободная Европа: Нужен Молдове закон о люстрации?

Ион Дьяков: Еще как нужен – и уже давно! Я десятки раз писал об этом, десятки раз!..

Свободная Европа: А что может дать такой закон?

Ион Дьяков: Во-первых, сегодня те люди – или подставные лица – дергают за веревочки и не дают поставить жирную точку во всей этой черной истории, не дают перевернуть страницу. Нет, Боже упаси, я вовсе не за то, чтобы начинать сейчас аресты, начинать расстреливать или делать еще что-то подобное. Но надо сказать правду!

И если скажут, что г-н Воронин был далеко не самым лучшим президентом, да еще раскроют какие-то иные скобки, то многие призадумаются: «Пора уже остепениться, иначе на очереди окажусь и я». С этого все начнется. Здесь немного, там немного, сегодня шаг, завтра – два… А так – все нельзя, нельзя, нельзя… Да сколько можно?!

XS
SM
MD
LG