Linkuri accesibilitate

Большой узел противоречий


Так уж вышло, что за последние месяцы турецкая тема разделилась на несколько разных направлений, которые, однако, на самом деле являются компонентами одного большого комплекса неразделимых проблем. Это и потеря влияния правящей Партией справедливости и развития после поражения кандидата от власти на повторных выборах выбора Стамбула. Это и ухудшение экономического положения Турции с одновременным регрессом в области прав человека как следствие неудачного переворота 2016 года. Это и новый виток напряженности вокруг острова Кипр из-за начала геологоразведки вопреки буквально всем. Наконец, это обострившаяся до предела ситуация с уже осуществленной поставкой российских зенитно-ракетных систем С-400, из-за чего против Турции уже введены первые санкции.

Весь этот комплекс вопросов можно назвать по-разному – суть не изменится. Внутренние процессы влияют на внешнюю политику Турции, а внешние проявления неизбежно сказываются на внутренней политике и экономике страны. Тему газового конфликта вокруг Кипра и ракетного кризиса из-за С-400 я осветил достаточно подробно, что, конечно, не мешает мне при необходимости вернуться к ним. Но сейчас нужно рассмотреть внутренний клубок проблем, которые, похоже, только нарастают.

Начну с «афтершоков» после поражения партии Эрдогана в Стамбуле 23 июня. Свежий опрос общественного мнения, проведенный компанией Metropoll, показал, что доля недовольных политикой турецкого президента составляет 45,9% (+2,7%), в то время как доля сторонников равняется 43,7%, то есть негатив уже «перекрывает» позитив. Как пишет российский политолог Александр Ивахник, доселе малоизвестный оппозиционный политик Экрем Имамоглу всего за пару месяцев стал деятелем общенационального масштаба и потенциальным соперником Эрдогана на ближайших президентских выборах (формально – 2023 год).

«Повторные выборы мэры Стамбула воспринимались в Турции как референдум о доверии правящей ПСР и лично Эрдогану. Поэтому после того как власть проиграла, все стали активно обсуждать перспективу досрочных парламентских и президентских выборов – уже в следующем, 2020 году», - пишет Московский центр Карнеги. Поскольку в партии назревает недовольство Эрдоганом, у него появляется повод избавиться от несогласных, чтобы добиться внутренней консолидации, - так было уже не раз.

«Турецкая экономика в рецессии, инфляция растет, безработных становится все больше, традиционный для Турции аграрный сектор находится в тяжелом кризисе. Без заметных улучшений в этих областях Эрдогану вряд ли удастся остановить падение своей популярности», - пишет Центр Карнеги, предполагая, что в этих условиях власти могут снова решиться на досрочные парламентские и президентские выборы. Однако никто не гарантирует им даже такого шаткого успеха, как на досрочном голосовании в 2018 году. К тому же введение суперпрезидентской формы правления (по сути, султаната) не решило ни одной внутренней и внешней проблемы Турции.

Кстати, на днях турецкая общественность была удивлена новостью, которую распространила газета Millî gazete на тему конституционной реформы. Высокопоставленный чиновник на условиях анонимности рассказал о том, что президентская система разрабатывалась не партийным руководством, а американской консалтинговой компанией McKinsey. Однако газета отмечает, что турецкие власти продолжают сотрудничать с этой компанией. «Сотрудничество с McKinsey вызывает озабоченность в рядах правящей Партии справедливости и развития. В настоящее время консалтинговая компания ведет работу по обновлению системы. McKinsey разрабатывает для Турции новую форму правления – полупрезидентскую республику», - пишет агентство «Регнум» со ссылкой на турецкую газету.

Между тем, в начале июля Эрдоган уволил не того, кого ждала общественность, - председателя Центрального банка Турции Мурата Четинкая, который занимал этот пост более трех лет. Ранее президент потребовал от главы ЦБ добровольно уйти в отставку, и в этом требовании его поддержал министр финансов и зять президента Берат Албайрак, однако Четинкая отказался. «Внезапно уволив Четинкая, Эрдоган напомнил всем, кто в действительности руководит монетарной политикой в Турции», - цитирует издание «Финансы» стратега Rabobank по развивающимся рынкам Петра Матыса. Напомню, что Эрдоган считает высокую процентную ставку ЦБ (8%) главной причиной 20%-ного падения курса лиры.

Есть и другие тревожные сигналы: Минфин и казначейство Турции сообщают о том, что в 2019 году внешний долг превысил отметку в 60% объема ВВП. Совокупный внешний долг достиг 453 млрд. долларов, пишет «Регнум». В свою очередь, компания Ashmore Group Plc полагает, что намерения Эрдогана установить контроль над капиталом, провести национализацию и осуществить другие меры командного характера в условиях ухудшения макроэкономической ситуации могут только усугубить положение.

Наконец, «МК-Турция» со ссылкой на агентство Reuters пишет, что экономические проблемы Турции и растущая безработица ухудшили отношение граждан страны к 3,6 млн. сирийских беженцев, которые фактически являются дешёвой рабочей силой. Сообщается, что арабские беженцы особенно облюбовали Стамбул, где открыли магазины и мелкие предприятия. В результате крупнейший город страны оказался наполненным вывесками на арабском языке, что вызвало отторжение нового губернатора (мэра) Экрема Имамоглу. На выборах он говорил о равноправии, но теперь говорит о необходимости возвращения беженцев на родину.

От себя замечу, что для политика от кемалистской партии арабская вывеска – это своего рода насмешка над памятью Ататюрка, который бескомпромиссно боролся за европеизацию Турции и перевел турецкий язык с арабского на латинский алфавит. Имамоглу даже предсказывает уличные столкновения, а опрос, проведенный еще в 2017 году, показал, что 79% турок отрицательно относятся к присутствию беженцев из Сирии. Подозреваю, что сейчас этот показатель еще выше.

А еще я подозреваю, что весь клубок упомянутых в начале этой публикации проблем «затвердеет» и превратится в один огромный валун, который однажды может сорваться со склона горы и покатиться вниз, круша всё на своем пути. Впрочем, драматизировать тоже не будем: Эрдоган не раз выходил из сложных ситуаций, так что он еще даст бой и внутренним, и внешним оппонентам.

Читайте также:

Ракетный пасьянс Турции. Часть 1 Часть 2 Часть 3

Легковоспламеняющаяся геополитика. Часть 1 Часть 2

Эрдоган проиграл битву за Стамбул

Новая битва за Стамбул. Часть 1 Часть 2

Местные выборы в Турции: неприятности для Эрдогана. Часть 1 Часть 2

Турция погружается в рецессию. Часть 1 Часть 2 Часть 3

Турция в сирийской игре. Часть 1 Часть 2

Турция – США: проблемы всё серьезнее. Часть 1 / Часть 2 / Часть 3

Большой ракетный торг Эрдогана

Уж в кресло невтерпёж, или Куй железо, не отходя от кассы

Дать газу. Турция теряет позиции в Восточном Средиземноморье

Эхо Лозанны или предвестник Севра? О новом греко-турецком конфликте

Такой далекий Ближний Восток. Турция ссорится со всеми

Бесплатный Африн в сирийской мышеловке. Часть 1 / Часть 2

Итоги 2017 года. Черные тучи над Белым дворцом. Часть 1 / Часть 2

Мишени, визы, лиры. Турция и США продолжают ссориться. Часть 1 / Часть 2

Россия и Турция объединяют усилия против Атлантики? Часть 1 / Часть 2

«Новая Турция»: закат демократии и сильной экономики

Новый турецкий курс – дрейф или блеф?

Пиррова победа падишаха, или Вторая смерть Кемаля. Часть 1 / Часть 2

На пути к султанату. Часть 1 / Часть 2 / Часть 3

В жерновах контрреволюции, или Особенности репрессивной демократии. Часть 1 / Часть 2

Верю – не верю. Послесловие к «перевороту» в Турции

Последний триумф султана

* Мнения автора, высказанные в блоге, не обязательно совпадают с позицией редакции Radio Europa Liberă

Opinia dvs.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG